Звёздочка

Евгения, девушка 27 лет, неторопливо возвращалась домой после рабочего дня. Она была одинока, последние её отношения закончились больше двух лет назад и в её сердце долго не заживала эта рана. Тоска постепенно отступала, но зарегистрироваться на сайте знакомств не хватало решимости.

Невысокого роста, темноволосая и худенькая, при определенных усилиях: стильной одежде, правильном макияже и хорошей причёске; она была бы вполне симпатичной. Но одевалась она в извечные джинсы и бесформенные кофты, ходила ссутулившись и обуви на каблуках не носила давно. А потухший взгляд и кислячее выражение лица делали из неё серую мышку окончательно.

Единственная близкая подруга и соседка Катюша пыталась ей как-то помочь и периодически с кем-то знакомить. Вот и сегодня в десять утра, когда она сидела в офисе и составляла очередной нудный отчёт на компьютере, раздался звонок и бодрый голос её бывшей одноклассницы стал расспрашивать о планах на завтрашний вечер. Женя вяло возражала, ссылаясь на накопившиеся дела по дому.

— Тогда сегодня. И не говори, что у тебя по расписанию обед у бабушки или мытьё семейного сервиза, а то возьму и передумаю тебя из этого болота вытаскивать — не отставала Катюша.

— А что за спешка таинственная? — рассердилась Женя.

Оказалось из Казани приехал двоюродный брат её мужа. Относительно молодой, но главное холостой бизнесмен.

—Правда, он прогорел на татарской земле, но планирует подняться в нашем городе. Родители Виктора живут в Сызрани, но он там не видит возможностей. Хочу вас познакомить пока другая счастливица не перехватила такого мужчину. Теперь поняла?— раскрыла «картишки» Катерина.

Женя вышла в туалет и разговор затянулся надолго. Катя то убеждала, то грозилась отключиться. В итоге она выдвинула ультиматум

— Мы придём к тебе в семь. Если не откроешь, ты мне больше не подруга! Даже здороваться не вздумай, не отвечу!

За пять минут до назначенного времени шумная, не в меру болтливая Катюша завела в кухню худощавого, выше её на голову, мужчину лет тридцати пяти с волевым подбородком и ёжиком густых чёрных волос.

— Знакомьтесь: это — Женя, это — Виктор, — тараторила Катюха.

«А я даже ресницы не успела накрасить, — снова расстроилась Женечка и тут же успокоилась: — Пусть видит такую, какая есть».

Виктор положил на стол коробку конфет и открыл бутылку шампанского.

Пили из хрустальных бокалов под непрекращающийся поток слов разговорчивой «сводницы».

— Кать, а тебе домой не пора? — не выдержала Женя.

— Пора-пора! У меня столько дел! — снова затараторила Катюша, засуетилась, засобиралась и минут через двадцать всё-таки ушла.

Наконец-то они остались одни. Говорил, в основном, Виктор. Девушка молчала, слушала его «бархатный» голос и улыбалась». Да, не красавец! Нескладный, глаза какие-то блекло-серые, невыразительные… Но почему он мне так нравится? — спрашивала она себя. — Тактичный. Никаких вольностей и намёков. А голос?! Голос можно слушать, как музыку, не вникая в смысл сказанного. А вникать, пожалуй, всё-таки надо».

И Женечка вникала, утопая в сладком словесном потоке, изредка выныривая, чтобы ответить на вопрос.

Уходя, Виктор поцеловал собеседницу вполне пристойно, чуть коснувшись её губ своими губами. Женя не поняла, что произошло, но в этот миг способность видеть, слышать и ощущать отключилась. Вокруг туман, неяркое свечение, неясные звуки, словно на дне водоёма. Губы разомкнулись, и девушка очнулась в реальном мире, даже хотела оглядеться, но второй поцелуй снова опрокинул её в туманный водоём. Оба погружения длились пару секунд, но потрясение от пережитого не проходило долго.

Потом Виктор ушёл, а предчувствие близкого счастья осталось.

Евгения встала — ноги подкашиваются, как ватные; пыталась прибрать со стола, но руки дрожали. А сердца вообще нет — оно разбухло, как желе, и не бьётся, а колышется.

Машинально набрала номер виновницы её бед. Катя примчалась на вызов подруги, к ней на седьмой этаж как неотложная помощь:
— Что? Что он с тобой сделал?

По мере рассказа встревоженное лицо Катерины стало возмущённым и даже укоризненным:

— Женька, ты помнишь, сколько тебе лет? Ведь не пятнадцать, а тридцатник скоро. А ты до сих пор от поцелуя сознание теряешь?!

— Кать, мне страшно! Я словно стою на краю пропасти, и меня тянет туда прыгнуть. Что делать?

— Прыгай! А чтобы от поцелуев в обморок не падать — целуйся почаще и мозги не теряй!

Эх, если бы это было так просто!

Через два дня он позвонил. И снова этот чудесный голос, разговор ни о чём почти до утра. А утром — сообщение:

— Здравствуй, Звёздочка!

Женя рассмеялась от счастья, так её никто не называл. От этого слова в голове у скромницы начиналось тихое кружение, а сердце, словно спотыкалось и падало куда-то в область живота, где тут же образовывалось легкое томление, какое бывает, когда взлетаешь на качелях вверх, а потом, зависнув на тысячную долю секунды в самой верхней точке, летишь вниз, замирая от ужаса и счастья.

Договорились встретиться в ближайшее воскресенье в центре города и погулять.

Подруге помогала собираться Катюша. Именно по её настоянию, девушка надела не извечные брюки, а симпатичный сарафан бирюзового цвета чуть выше колена. Женя опаздывала и, вбежав в парк столкнулась с Виктором, попав в его объятья. Он тут же отстранился, а на светлом пиджаке остался след Женечкиной помады.

Целый день они бродили по парку, ели шашлыки и мороженое, сидели у фонтана и говорили, говорили, говорили…

Виктор казался таким родным, как будто они уже сто лет были знакомы, только давно не виделись.

Парочка всё больше отдалялась от главной аллеи и забрела в отдалённую диковатую часть парка. Женечка увлеченно о чём-то рассказывала, когда Виктор заметил тропинку, ведущую вбок от основной дороги.

— Предлагаю найти тенек, а то становится душно, — сказал мужчина и уверенно свернул, увлекая за собой свою спутницу.

Преодолев препятствия в виде веток густо разросшегося куста, они оказались на небольшой полянке. Посередине виднелся след от кострища, а по бокам лежали толстые стволы старых деревьев.

Виктор сел на одно из них, а Женечку усадил себе на колени. Ветки надежно скрывали их от посторонних глаз, поэтому мужчина сразу принялся страстно целовать свою спутницу. Руки Виктора крепко обнимали девушку, периодически поглаживая её бедра, спину и руки, но вскоре и этого стало мало и он переключился на грудь. Он стал целовать ложбинку между двух упругих мячиков пытаясь зарыться в них, но мешал лифчик. Поэтому он решительно скинул бретельки сарафана с плеч и потянул его немного вниз.

Женя немного запротестовала, но в данном положении у нее были буквально связаны руки, поэтому ничто не помешало возбуждённому мужчине задрать ей бюстгальтер и припасть губами к её соску. Она охнула и обмякла. Виктор поочередно целовал то одну то другую грудь, не прекращая мять её рукой. Она была небольшого размера, хорошо помещалась в ладони и была безумно приятная на ощупь.

Её дыхание участилось, соски налились и теперь дерзко торчали вверх.Соблазнитель периодически сдавливал их пальцами, вызывая довольный вздох партнерши. «А хороша цыпочка. Горячая! А поначалу совсем бледной молью казалась» — раздумывал Виктор, не переставая одаривать ласками свою новую пассию.

Наигравшись с бюстом, его правая рука продолжила исследовать девичье тело. О на легко проскользнула по талии, бедрам, щиколоткам и, вернувшись наверх, оказалась под подолом сарафана, коснувшись гладкой шелковистой ножки, после чего направилась всё выше.

— Подожди! — попросила она и немного отстранилась.

От недавней застенчивости и скромности не осталось и следа. Женя как будто находилась под гипнозом своего нового знакомого.

— Только сначала… — она встала, полностью освободилась от бретелек, сняла лифчик, и надела назад сарафан. Теперь её грудь скрывала только тонкая ткань, а торчащие соски предательски выпирали из-под нее.

— Так даже лучше, — Виктор взял бюстгальтер, и убрал его в карман пиджака.

Женечка снова уже сама уселась на колени к мужчине лицом к нему. Язык Виктора проникал в её рот и страстно ласкал её язычок в сладкой борьбе. Женя почувствовала, как её тело охватила волна возбуждения и она теряла последние крупицы здравого смысла.

Не прекращая поцелуя, девушка расстегнула его брюки. Нежная девичья ручка обхватила твердый как камень мужской орган. Виктор еле сдержался чтобы не кончить от этого прикосновения. Он сильно прижал девушку к себе. Головка члена коснулась влажного входа во влагалище. Полоска стрингов просто отодвинулись вбок. Женя тихо застонала и начала ласкать головку своим входом, все же ещё не пуская член внутрь. Очень скоро девушке стало мало таких прикосновений, и она ещё сильнее прижалась к мужчине, рукой направив его сладкий стержень в себя.

Обхватив руками шею Виктора, Женечка начала раскачиваться на нем. Твердый мужской инструмент нежно скользил в её влагалище, доставляя любовникам неописуемое удовольствие. Через несколько минут её тело выгнулось, а влагалище запульсировало, орошая член Виктора горячими женскими соками. Виктор тоже был на пике удовольствия, и сильно прижав девушку к себе, начал наполнять её спермой.

Отдышавшись и приведя себя в порядок с помощью носового платка и влажных салфеток, двое просидев немного и выбрались с укромной поляны на аллею парка. Посидев в кафе, выпив освежающего лимонада парочка покинула парк. У Виктора возникли неотложные дела и он проводил Женечку до дома.

Она пребывала в какой-то эйфори. Для неё день прошёл, как мгновенье. И до чего же прекрасным было это мгновенье! Девушка просто светилась от радости. То что она занималась сексом в парке с мужчиной которого знает всего неделю ей в голову почему-то не пришло!

Качели раскачивались все сильней, сердце спотыкалось все чаще и с пугающей ясностью в осмелевшем воображении рисовались картины будущей жизни вдвоем, где мерцающие огоньки на новогодней елке, и по всему дому пахнет мандаринами и пирогом с яблоками и корицей, и теплый плед, заботливо укрывает её ноги: ты замерзла, звёздочка? Где можно неторопливо ужинать вдвоем под уютно бормочущий телевизор, где клетчатые мужские тапочки у входа, и пряный аромат мужского одеколона, где у кресла валяются забытые носки. Как давно в её спальне никто с милой небрежностью не разбрасывал грязные носки!

— Боже мой, какое счастье! — думала Женечка. — на земле миллионы одиноких людей, и в этой уныло бредущей по жизни толпе встретить человека, которому ты интересна, который думает о тебе! Это чудо! Как мне повезло! Как мне невероятно повезло!