Жизнь на коленях

Жизнь на коленях.

1 часть

Стоял прохладный октябрьский вечер. На улице уже давно было темно и лишь в окнах двухэтажного коттеджа горел свет. На первом этаже находились комнаты моей мамы. Рабочий кабинет, гостиная и спальня. На втором этаже располагались ещё три комнаты. Одну комнату занимала моя сестра Анжела, вторую моя сестра Альбина. Третья комната была для гостей, которые иногда появлялись в нашем доме. Место для моего проживания в этом красивом и большом доме, находилось в подвальном помещении. Небольшая комната размером три на три метра служила мне тем самым родным углом, где я проживал уже восемь лет, с тех пор как мы с мамой и сёстрами уехали от отца и стали жить в этом доме на берегу Чёрного моря в городе Адлер.

Немного расскажу о себе и о своей семье. Меня зовут Григорий мне почти 18 лет, а вообще, какая разница как меня зовут. При моей нынешней жизни имя мне просто ни к чему. Лучше я вам расскажу про мою маму и сестёр. Имя моей любимой мамочки Инесса Владиславовна. Она высокая, красивая и интеллигентная женщина. Ей 43 года, но она выглядит на много моложе, так как всегда следит за своей внешностью. Мама работает в одной очень богатой компании по продаже грузовиков, она финансовый директор. Мама часто повторяет слова классика, но со своим добавлением* в человеке всё должно быть прекрасно и лицо, и одежда, и машина* и после этих слов всегда смеётся. У мамы очень много подруг, которые работают в салонах красоты и в других разнообразных медицинских учреждениях. Поэтому мама всегда в курсе, всех модных направлений.

Отца у меня нет. Восемь лет назад мы с мамой и сёстрами уехали от него, потому что мама сказала, что он мерзавец и негодяй. Я так и не знаю, что же произошло тогда восемь лет назад. Но я верю, своей маме и поэтому всегда соглашаюсь с тем, что она говорит. Мои сёстры Анжела и Альбина они от другого отца, и меня с ними роднит только наша общая мама. Судьба отца моих сестёр мне неизвестна, да и мне это было всегда не особо интересно. Анжеле 22 года, а Альбине 24. С самого детства сёстры относились ко мне как то не особенно хорошо, и при любом удобном случае старались пошутить, поиздеваться надо мной. Мама не обращала на это внимания, а то и сама иногда наказывала меня непонятно за что, может так она выплёскивала на меня тот негатив, который должен был получать мой отец. Своих дочерей мама очень любит, часто балует их и разрешает им делать всё, что они захотят, и они этим пользуются. Когда мы заехали в этот большой дом, мне было десять лет. Мама и мои сёстры сразу определились, кто какие комнаты займёт. Альбина и Анжела заняли каждая по комнате на втором этаже. Мама расположилась на первом. Сёстры не хотели что бы я жил рядом с ними в соседней комнате, и они предложили маме чтобы я поселился в подвале, в котором они обнаружили маленькую комнату без окон, когда осматривали коттедж. Мама сказала, что ей безразлично, где я буду жить. Вот так я поселился в своей комнате, в которой кроме дивана, стола и старого шкафа больше ни чего не было. Шли годы. В школу я перестал ходить с пятого класса. Мне это показалось скучным, а маме было не до меня, так как она всю свою заботу отдавала моим сёстрам, что бы те получили очень хорошее образование. Всю работу в доме кроме приготовления пищи делаю я сам. Маме как всегда некогда, а сёстры ни за что не станут делать какую-нибудь, как они называют ерунду. Я сам делаю уборку во всех комнатах, стираю всю одежду и постельное бельё. Слежу за территорией вокруг коттеджа. Летом подметаю, а зимой убираю снег. У нас на территории небольшой сад, в котором всё тоже я делаю сам. Но больше всего мне нравиться мыть мамину машину. Моя мама терпеть не может когда её автомобиль грязный, даже если чуть-чуть в пыли. Если её машина идеально блестит, то мама всегда не забывает меня похвалить за это. Но если мама вдруг обнаружит что её автомобиль не в надлежащей чистоте, то она сразу даёт моим сёстрам команду, что бы те наказали меня, за то что я так безответственно отнёсся к своим обязанностям. Сёстры с большим энтузиазмом и удовольствием берутся за осуществление моего наказания. Они всегда придумывают, что-то новенькое и разнообразное, что бы в очередной раз унизить меня и показать, что я здесь никто, что я лишь прислуга для них и даже раб. Вот и сейчас в доме погас свет, значит все легли спать, а я вспомнил прошедший вечер. Вечером моя мама собиралась уехать по делам. Я находился в саду и собирал сломанные ветки. — Это что такое?- услышал я громкий раздражённый голос мамы. Я поспешил к ней, что бы она недолго ждала моего появления. — Что это?- спросила мама, показывая пальцем на лобовое стекло на нём была прилипшая муха. Я не знал что ответить. Несколько минут назад я протирал её автомобиль, но оправдываться было бесполезно. Мама посмотрела на меня своими красивыми, но злыми от ярости глазами и дала мне сильную пощёчину. Я упал на землю и начал целовать мамины туфли. Я начал просить прощения, но мама оттолкнула мою голову ногой и жёстко произнесла: — Быстро очистил стекло, я опаздываю. Я мгновенно вскочил на ноги и взяв тряпку протёр лобовое стекло — Я буду поздно, скажешь девочкам что бы наказали тебя: -сказала мама и сев в автомобиль выехала из двора. Я проводил взглядом уехавшую маму и закрыв за машиной ворота, пошёл в дом. Поднявшись на второй этаж, я постучал в дверь Альбины, но никто не отозвался. Тогда я постучал в комнату к Анжеле.

— Да, мамочка входи : – услышал я голос одной из сестёр. Я открыл дверь и сразу увидел, что обе сёстры вместе лежат на кровати и разглядывают журнал. Увидев меня, Анжела спросила:

— Ты что-то хотел урод?

Я вошёл в комнату и рассказал им о случившемся с машиной.

— Ну ты попал дибил : — сказала Альбина и сёстры переглянувшись весело засмеялись. Я опустил голову и хотел выйти из комнаты.

— Тебя ни кто не отпускал:- услышал я за спиной голос Анжелы. Я остановился и повернулся к сёстрам, они смотрели на меня так,

как госпожи смотрят на своих рабов.

— Сестричка, как ты смотришь на то, что бы этот уродец немного помассировал нам ножки: — спросила Анжела, глядя на сестру.

— Я думаю, это будет очень полезно: — ответила Альбина улыбаясь.

После этого сёстры легли рядышком на кровати, и сняв с себя носки протянули мне свои ножки. Я расположился возле их ног и начал попеременно массировать ступни то Анжеле, то Альбине. Девушки частенько заставляют меня делать подобные процедуры но только они не догадываются, что это доставляет мне большое удовольствие. За всё совместное время проживания я сам делал всё так, что бы и мама и сёстры относились ко мне как к прислуге и я этого дождался. И вот теперь я являюсь рабом моей мамы и моих сестричек. Мне безумно доставляет удовольствие, когда меня унижают и всячески издеваются. За прошедшие годы мама уже не воспринимает меня как своего сына, а относится ко мне как к вещи. Мои сёстры вообще не считают меня за человека и поэтому они с большим удовольствием издеваются надо мной, тем самым доставляя мне тоже удовольствие.

— Так, ну хватит массажа, теперь тщательно вылижи нам ножки и не забудь обсосать каждый пальчик: — сказала Анжела.

Я с огромным удовольствием выполнил их приказ, но когда сосал пальчики ног у Альбины почувствовал что возбудился. Мой член окреп и упирался в штаны. Через несколько минут сёстры вывели меня из дома и повели в сад.

— Ой, Анжела, смотри у этого придурка хуй встал: — сказала Альбина и показала пальцем на бугор на моих штанах. Девушки расхохотались. Когда мы втроём пришли в сад, я не знал что они хотят со мной сделать, как наказать.

— Раздевайся быстро: — скомандовала Анжела и толкнула меня.

Я разделся полностью догола, так как знаю, что если они приказывают раздеться, то это всегда догола. Я стоял голым перед своими сёстрами в саду на осенних листьях. Было прохладно и по моему телу пробегала мелкая дрожь. Пока сёстры курили одну сигаретку на двоих, они смотрели на мой торчащий член, им доставляло удовольствие то, что они одеты и им тепло, а я голый стою перед ними и трясусь от холода. Сёстры курили втайне от мамы, потому что она не разрешает им курить, хотя сама мама иногда может позволить себе выкурить одну ароматную сигаретку. Сёстры о чём-то пошептались, и после этого Анжела принесла из гаража верёвку. Девушки поставили меня между двух деревьев и обмотав мои руки верёвками, привязали их к деревьям в разные стороны. После этого сёстры потеряли ко мне всякий интерес и ушли в дом. Вскоре стемнело. Через какое-то время я услышал шум автомобиля. Это вернулась моя мама. Въехав во двор мама вышла из машины и хлопнув дверцей направилась в сторону дома. Но пройдя мимо дома, она направилась в сад и подошла ко мне. Посмотрев на то, что со мной сделали её любимые девочки, она улыбнулась и сказала:

— Ты сам во всём виноват: — после этих слов мама обхватила рукой мои яйца вместе с членом и слегка оттянула их. Я застонал от нахлынувшего на меня возбуждения. Мама лишь улыбнулась и пошла в дом.

И вот я стою голым в саду с привязанными руками и даже не могу разрядить свой набухший член. Какое же это мученье. Когда я принимал наказания моей мамы или сестёр, то всегда после этого уединялся к себе, и давал расслабиться моему члену. Но сейчас мои руки были связаны, и от этого я страдал ещё больше. Постепенно возбуждение начало спадать и моё тело охватила дрожь. Вскоре я провалился в сон, хотя спать стоя, голым и на улице с раздвинутыми руками не очень-то удобно. Проснулся я от шума мотора. Это мама завела машину и собралась куда-то уезжать. Я почувствовал, а точнее не чувствовал затёкших рук но продолжал стоять, так как верёвки не давали мне упасть Мама подошла ко мне и освободила мои руки. Я тут же повалился на землю, на холодные листья. Всё моё тело затекло и ныло. Мама сапогом повернула моё лицо к себе, и увидев что я её слышу сказала строгим голосом:

— Сегодня ко мне придут гости, что бы после обеда в доме и во дворе была идеальная чистота. Ты меня хорошо понял?

Я кивнул головой в знак согласия, так как не мог пошевелиться. Мама уехала, а я пролежал в саду ещё около часа, прежде чем смог встать и одеться. Руки пришли в порядок, а вот яйца болели от перевозбуждения и невозможности выплеснуть из них всё то, что накопилось за эту терпеливую ночь. Я должен приступить к уборке комнат, подумал я и пошёл к дому. Навстречу мне вышла Альбина. Она уходила на работу и поцеловавшись в дверях со своей сестрой, посмотрела на меня брезгливым взглядом и сказала:

— Анжела, пусть этот урод постирает моё бельё.

— Хорошо сестричка, я прослежу за этим: – ответила Анжела.

Дело в том, что мама и сёстры носили очень дорогое нижнее бельё и поэтому они требовали, что бы я вручную, и очень аккуратно его стирал. Мне это самому доставляло не меньшее удовольствие. Анжела принесла из комнаты корзину с бельём сестры и передала мне. Я отправился в ванную комнату. Взяв в руки белые трусики моей старшей сестры я не сдержался и поднёс их к носу. Боже…… Какой запах. Я вдыхал их и не мог надышаться этим чудесным ароматом молодой девушки. Я даже забыл, зачем я сюда пришёл. Потом я взял другие трусики голубого цвета и тоже стал вдыхать их запах. Не удержавшись, я засунул руку себе в штаны и схватив член начал мять его. Моё наслажденье прервал голос Анжелы:

— Ты что сучёнок делаешь? – спросила сестра, заходя в ванную.

Я опешил от резкого появления сестры, и не знал, что ответить.

— Что любишь нюхать женские трусики? – спросила Анжела.

— Да ладно, не бойся. Я всё равно уже не раз видела, как ты нюхал мамины трусики и мои тоже. Я даже видела, как ты взял мамины туфли и потом у себя в комнатке тёрся об них своей членом — сказала сестра с ехидной усмешкой.

От услышанного мне стало стыдно, но и это тоже меня сильно возбуждало. Я упал на пол к ногам Анжелы и стал целовать её ноги и просить прощения. Сестра смотрела на меня сверху вниз. Ей это очень нравилось, когда её младший брат валяется у неё в ногах и унижается перед ней. Сестра ещё немного постояла, позволив мне поцеловать её ноги, а потом сказала:

— Ну, хорошо так и быть, я не скажу маме про твои поступки, но ты будешь мне должен, Ты понял меня?

После того как я выстирал всё бельё Альбины, я продолжил уборку во всём доме. К четырём часам дня я закончил наводить порядок вокруг дома. Через пару часов во двор въехали два автомобиля, Один был мамин, а на втором приехали четыре женщины. Одну из них я узнал. Это была давняя мамина подруга Елена Николаевна. Они вместе учились в школе. Трёх других женщин я не знал. Все они вошли в дом, кроме мамы, которая подошла ко мне и сказала:

— Я смотрю, ты хорошо выполнил свою работу. Я разрешаю тебе поцеловать мой сапог. — и приподняла с земли одну ногу.

Я опустился к ногам моей мамочки и дрожащими руками взял её за сапог. После этого я бережно и нежно прикоснулся своими губами к её чёрному лакированному сапогу на высоком каблуке. Я всегда очень трепетно отношусь к маминой обуви и постоянно слежу, что бы она всегда была чистой в любую погоду. Был один случай в жизни, который я часто вспоминаю. Мама должна была уехать на какую-то встречу, но когда она перед выходом надела свои сапоги на ноги то увидела, что на одном сапоге была пыль. Мама вместе с моими сёстрами вытащили меня на улицу, и не смотря на то что стоял ноябрь месяц, меня раздели догола. Я лежал на холодной, грязной и мокрой земле вылизывая сапоги на маминых ногах, а сёстры попеременно хлестали меня плетью. Всё моё тело кровоточило от ударов. Боль была невыносимая, всё это продолжалось до тех пор, пока сёстры не устали. После этого они все зашли в дом. Я, ещё какое то время лежал на земле, но потом нашёл в себе силы, и почти на четвереньках добрался к себе. Было очень больно, но я получил огромное удовольствие от этого наказания, за что очень благодарен маме и своим сёстрам.

— Ты меня слышишь, или нет? – спросила мама, и я снова вернулся в реальность из своих нахлынувших воспоминаний.

— Займись машинами, протри от пыли, а потом можешь быть свободен. – сказала мама и направилась в дом.

Я немедленно стал выполнять приказ мамы, и вскоре обе машины были чистыми. С работы вернулась Альбина и увидев меня возле машин дворе подошла ко мне.

— У тебя ведь сегодня день рождения, не так ли?- спросила она. А ведь и правда, надо же, я и забыл. Сегодня 9 октября мне уже исполнилось 18 лет. Я кивнул головой в знак согласия и Альбина посмотрев на меня с ухмылкой, пошла в дом. Наступил вечер. Мама проводила своих подруг. Я лежал у себя на диване в подвальной комнате и тут ко мне спустились мои сёстры. Я не ожидал увидеть их, так как они очень редко заходят ко мне в подвал. У меня в комнате на стене стоит звуковой сигнал и если я нужен маме или сёстрам, то они нажимают кнопку в своей комнате и я сам прихожу к ним.

— Мы вспомнили, что у тебя сегодня день рождения и хотим сделать тебе небольшой подарочек: — сказала Альбина с улыбкой.

Я даже растерялся, услышав такое. Альбина протянула мне не большую коробку и сказала:

— Мы думаем, тебе это очень понравится.

Я хотел открыть коробку, но сёстры сказали, что бы я потом это

сделал, а сейчас они зовут меня на улицу, что бы показать мне ещё один сюрприз. Сёстры привели меня в сад, где нас уже под горящим фонарём ждала мама. Я всё думал, какой же сюрприз приготовили мне мои родные.

— Почему он ещё не раздетый? – строго спросила мама у девочек.

После этих слов сёстры начали быстро снимать с меня одежду и уже через минуту я стоял совершенно голым.

— Я похвалила тебя днём, но как оказалось напрасно — сказала мама

После этого она обошла вокруг меня и остановила свой взгляд на моём члене, который медленно начал напрягаться и увеличиватьс в длину. Сёстры стояли рядом и разглядывая меня, посмеивались.

— Сегодня в своей комнате я случайно нашла вот это – сказала мама и вытащила из кармана плаща, какую-то белую тряпочку.

Когда она развернула её, я увидел, что это были её трусики. Сестры, увидев мамины трусы засмеялись, но мама посмотрев на дочерей, строго успокоила их.

— Да, это мои грязные трусы, этот негодяй не заметил их и не постирал, ни чего смешного я здесь не вижу – сказала мама и глядя на меня добавила – А вижу что кто-то не добросовестно выполняет свои обязанности и значит, будет наказан-

— Мама, у него сегодня день рождения – сказала Анжела ухмыляясь

— Ну и что из этого, это что повод прощать такое? — спросила мама.

— Если его не наказывать, он вообще будет плохо выполнять свои обязанности по дому – сказала мама, и потом обратилась ко мне:

— А ты скатина, ну-ка быстро лёг на землю —

Я опустился и лёг на холодные, слегка влажные от дождя листья.

— Альбина доченька, принеси из гаража плётку – сказала мама.

Когда я услышал эти слова, меня всего передёрнуло. Я понял что сейчас меня будут хлестать плетью.

— Ложись на живот. Ноги вместе. Руки вытяни вперёд – отдавала команды мама. Я лежал на земле и чувствовал всем телом мокрые и холодные листья, а ещё меня трясло от предстоящей порки.

— Ну ладно, хорошо, в честь дня рождения ты получишь только восемнадцать ударов, по шесть от каждой – сказала мама и через

несколько секунд я почувствовал хлёсткий удар плетью по своим ягодицам. Боль пронзилась сквозь тело, и я вжался своими бёдрами

в мокрую листву.

— С днём рождения, получай подарочек – сказала мама и нанесла оставшиеся пять ударов. Я не смог вытерпеть такой боли и после шестого удара громко вскрикнул. Мама взяла свои грязные трусы, которые валялись на земле и засунула мне их в рот, что бы я ни кричал.

— Альбина, Анжела давайте по быстрому заканчивайте с этим и пойдёмте в дом согреемся кофе – сказала мама и передала плеть дочерям. Ещё не утихла боль от маминых ударов, как снова тело обожгло плетью. Альбина наносила удары не торопясь, и в каждый из них вкладывала всю свою силу, насколько могла молодая девушка. Боль была нестерпимая. Если бы не мамины трусы у меня во рту, я бы закричал на всю округу. Подарив мне положенные шесть ударов Альбина передала плеть сестре со словами:

— Анжелочка всыпь ему как следует, что бы знал своё место –

Всё это время мама стояла в сторонке и курила. На её лице была довольная улыбка. Ей нравилось смотреть как её любимые дочки издеваются над человеком, которого она когда-то родила, но уже давно не считала своим сыном и относилась к нему как к рабу. Между тем за поздравления взялась вторая сестра и через минуту я снова сдерживал крики от обрушившихся ударов. Анжела била тоже очень сильно и мне казалось что кожа на моей спине лопается от прикосновения кожаной плети. Закончив с поздравлением, мама и сёстры пошли в дом, а я ещё какое-то время пролежал в саду на земле без чувств. Не знаю сколько я пролежал, но когда очнулся, то сразу ощутил что спина и ягодицы ноют от боли. Перевернувшись на спину, я чуть не вскрикнул от боли, но вовремя одумался и лишь тихо простонал. Мамины трусы всё ещё были у меня во рту. Я почувствовал что начинаю испытывать невероятное возбуждение. Я прикоснулся рукой к своему члену, который окреп и торчал как кол, я даже чувствовал в нём пульсацию. Я вытащил мамины трусы изо рта и обмотав ими свой член, начал бешено разряжать его рукой. В это время начался мелкий дождь, который ещё больше усилил моё возбуждение. Я лежал голым в ночном саду на мокрой траве, сверху на меня шёл моросящий дождь, а я яростно мастурбировал обмотанный мамиными трусиками окаменевший член. О о о….это настолько восхитительно, что даже не жалко истерзанного тела. Через несколько минут я увидел, что свет от горевшего в саду фонаря стал расплывчатым, а вскоре в моих глазах что-то блеснуло и тело забилось в судорогах. Я понял что сейчас закричу, и быстро засунул в свой рот мамины трусы. После этого я взвыл и прижал рот двумя руками. Я даже не сразу сообразил что произошло. Мне показалось, что моё тело потеряло вес, и я провалился в бездну. Оргазм настигнул меня так мощно, что я, продолжая двумя руками сжимать свой рот, стонал как сумасшедший. Через несколько минут я просто лежал, раскинув руки и ноги, и мне не хотелось уходить из этого райского сада. Одной рукой я гладил свою мокрую грудь, а второй размазывал сперму, забрызгавшую мой живот и ляжки. Всё же я вернулся в реальность и поднялся на ноги. Дождь уже давно кончился. Я поднял с земли свою мокрую одежду и не одевая её поплёлся к себе. Я был очень благодарен своей маме и моим сёстрам за такой восхитительный подарок, который они подарили мне на мой день рождения.

Продолжение следует…