Женские ласки во сне

В дверь ванной постучали. Я дернулась от неожиданности и едва не поцарапала себе ногтем нежное место.

— Оля, выходи уже, — послышался голос Любы. — Чайник вскипел.

— Сейчас!

Я уже давно вымылась, и последние пять минут занималась тем, что ласкала себя пальцами, опершись одной рукой о кафельную стену. Лучше было бы лечь в ванную, но этого не хотелось. Мысли о том, что я задумала сегодня сделать, заставляли сердце биться чаще, а ноги и спину зудеть от нервов, так что я не смогла бы спокойно пролежать и одной минуты. Оргазм так и не пришел, наверное, от волнения. Чувствуя себя неудовлетворенной, я еще раз ополоснулась из душа и выключила воду. Когда я одевалась, то почти машинально нащупала в кармане заветный пакетик с порошком.

— Оля, — Люба обернулась на меня, когда я входила в кухню. В руках она держала две кружки. — Тебе сколько сахару класть?

— Ты садись, я сама налью, — сказала я, натянуто улыбаясь.

— Да мне не трудно!

— Все-таки я хозяйка, должна обслужить гостью…

Едва ли не силой отняв у Любы кружки, я усадила её на стул, а сама повернулась к ней спиной и начала разливать чай.

— Мне покрепче и послаще, — сказала Люба. — Слушай, Оля, у меня к тебе просьба. Ты ведь одна живешь?

— Конечно.

— Можно тогда я у тебя сегодня ночевать останусь?

Я вздрогнула.

— А муж? Он тебя не потеряет?

— Да поссорилась я с ним, — махнула рукой Люба. — Не очень серьезно, а так… Но сегодня хорошо бы домой не идти. Пускай локти погрызет, подумает над своим поведением. Может, даже решит, что у меня любовник есть. Так я останусь, ты не против? И завтра у тебя побуду, завтра ведь выходной, на работу нам не надо.

— Да, да, конечно не против! — заторопилась я, стараясь, чтобы голос не дрожал от радостного возбуждения. — Оставайся сколько хочешь.

Я села за стол и подала ей кружку. Словно желая испытать мои нервы, Люба не сразу стала пить из неё, а поставила рядом, и принялась рассказывать мне подробности ссоры с мужем.

— … И тут он говорит мне: «Не твое дело, куда я после работы хожу и с кем встречаюсь. Захочу — сам расскажу. А ты бы лучше за домом следила, да еду готовила повкуснее». Вот нахал, а? Сам за всю жизнь рубашки не выстирал, из еды умеет делать только яичницу, а мне еще указывает… Оля, ты что так смотришь?

Я гипнотизировала взглядом кружку, которую Люба держала в руке.

— Что? Нет, ты продолжай, я просто задумалась. Ты чай-то пей, он вкусный пока горячий.

Люба наконец отхлебнула из кружки. Я боялась, что сейчас она скажет что-нибудь про странный привкус чая, и скажет, что сама нальет себе новый. Но она лишь поглядела в потолок, припоминая, на чем остановилась, и продолжила говорить.

Минут через пятнадцать речь её замедлилась. Она принялась часто зевать и хлопать глазами, по нескольку раз повторяя то, что уже говорила. Потом начала откровенно клевать носом.