Жалость к любимой женщине

Он, не узнал Татьяну. Эта неизменно ярко цветущая женщина, сейчас выглядела увядшим цветком.

— Таня! Что случилось с тобой?!

Татьяна нравилась ему и он завидовал Мишке, которому удалось взять в жены эту прелестную женщину.

Увидев его, Татьяна бросилась к нему и прижавшись к груди, горестно зарыдала.

— Он, бросил меня. Ушел, к одной молоденькой блядешке, которая, работала его секретаршей. Видимо на работе они и снюхались. Тварь!

Ему было странно слышать из уст, которые никогда не произносили бранных слов. Она, явно была не в себе.

— Ты куда сейчас идешь?

Она с недоумением осмотрелась.

— Не знаю. Бреду, без цели, просто так. В никуда.

— Так не годится. Давай, я отведу тебя домой. Ты живешь по прежнему адресу?

— Да-да, конечно. Проводи меня Алеша.

Взяв ее под руку, Алексей повел ее домой. Она шла отстраненно, словно ничего не осознавала.

— А ведь я, любила тебя. Алеша, я нужна тебе?

— Я, не переставал тебя любить. Все еще, продолжаю тебя любить, — посмотрев на нее упорно повторял он.

— Ты хочешь меня? Как женщину? Хочешь меня любить? — Глядя ему в глаза, уточнила она.

— Очень сильно хочу.

— Тогда, пойдем в спальню.

Не стыдясь его, она обнажилась, затем подойдя к нему, взяла в руку его возбужденный член.

— Тебе его подрочить? Или ты хочешь меня без подготовки? Хотя, я и так вижу, что хочешь.

— Что ты! Я и без того умираю от желания к тебе!

— Ты как любишь? Спереди или сзади?

О господи! Что случилось с его деликатной Танечкой?!

— Лучше сзади.

Она забралась на кровать и встав на четвереньки, широко расставив ноги, бесстыдно выпятила перед ним зад, между полными ягодицами которого, выставились ее половые губы.

Дрожа от желания, он глубоко ввел член, упершись головкой в дно ее влагалища. Татьяна горестно застонала.

— Сережа, боже мой! Что мы делаем?!

— Я, тебя люблю! — Р

астерявшись, ответил он.

Держа ее за раздавшиеся ягодицы, Сергей с силой вбивал член в расщелину ее волосатых губ. Сначала Таня плакала, затем ее плач прекратился и она издала слабый стон.

«Нет! Ты станешь моею любимой женщиной!» — С ожесточением вбивая в нее член, сердито и нежно думал он.

Ее расширенный зад задвигался в такт вторжению члена.

— Сереженька! Как мне с тобой хорошо! Не жалей меня. Люби сильнее.

Он натянул ее на себя и громко пукнув Татьяна смущенно вскрикнула.

— Пукай, милая! Пукай! Я хочу, чтобы ты пукала беспрестанно.

— Зачем?

— Тебе нравится мой член?

— Я в восторге от него. Но, не надо так глубоко засаживать его. Мне стыдно!

— Зато, ты уже не плачешь.

— Мне хочется не плакать, а непрерывно стонать от блаженства. Ты так страстно меня любишь!

— Так, не стесняйся, пукай, родная, стони и кричи. Только, ради бога, не плачь.

Поздно ночью, она встала и мелькая в свете люстры пышными ягодицами, пошла на кухню.

— Тебе что приготовить, милый?

— Хорошую, большую котлету. После любви с тобой я голоден, как волк.

Она засмеялась и с любо-вью глядя на него, спросила: — «Алешенька, ты поможешь мне?»

— Конечно помогу, радость моя.

Подойдя к ней, он присел и раздвинув пальцами ее взбухшие половые губы, вошел в нее.

— Не доставай его, пока я буду готовить. Мне хочется чувствовать тебя постоянно.

Держа ее за груди, он ритмично сжимал напрягшиеся соски. Медленно шевеля задом, Татьяна жарила котлеты. Вы-ключив плиту, она с трудом переставила сковороду на холодную конфорку и выпятив зад, принялась пылко подмахивать ему.

Сжимая ее напрягшиеся груди, Алексей до упора вошел в нее и они со стоном наслаждения дружно кончили.

Когда четыре месяца спустя, Михаил, как это было уже не раз, снова вернулся домой, ее дома не было. Гордо нося округляющийся живот, она хозяйничала в квартире Алексея и чувствовала себя безмерно счастливой женщиной.