Завещание отца. Часть — 1

Холеная и стройная темноволосая женщина, лет сорока пяти, вошла в библиотеку, и на секунду остановившись у входа оглядела присутствующих. Убедившись, что все нужные люди собрались, она села за большой письменный стол, вокруг и около которого и расположились пять человек.

— Приветствую всех, извините что заставила ждать, — вежливо улыбнулась она, — давайте не будем тянуть и приступим к делу незамедлительно.

К ней сразу подошел сухенький носатый старичок, и достав из дипломата большой конверт, передал в руки, по пути еще раз, коротко, представившись всем:

— Долгов Сергей Дмитриевич, нотариус. Подтверждаю, что Мария Федоровна Короткова, является душеприказчиком и свидетелем завещания.

— Благодарю Вас, — сказала женщина, и дождавшись, когда нотариус вернется на свое место, надела очки и приступила к распечатыванию.

Разрезав веревочку, крест-накрест опоясывающую его, и сломав печать, по-старинному запечатанного конверта, она аккуратно вскрыла его специальным ножом, и осторожно вынула содержимое. Продемонстрировала всем опустевший конверт, большой лист самого завещания, еще один лист с двумя строчками текста и крупной надписью «Акт» и еще один небольшой, но пухлый, конверт, черного цвета. Затем пробежав глазами строки на листе, женщина покачала головой, хмыкнула, и вздохнув сказала:

  • Завещание довольно короткое, я начинаю…, — и зачитала список из десятка человек, которым усопший пожелал оставить N-ные суммы. Закончив с явной мелочевкой, Мария Федоровна, сделала паузу, дождалась полной тишины и продолжила:

— «Моей родной сестре Марии, я завещаю сто миллионов рублей прямо, и все остальное имущество полностью – косвенно, на специальных условиях»

— Не поняла… — подала голос удивленная вдова, но женщина, подвигав пальцем, велела той молчать, и продолжила зачитывать:

«Я завещаю жене и сыну (Далее следовало перечисление недвижимости, автомобилей и счетов с указанием какой кому). Но это имущество и финансы перейдут в собственность указанных лиц только после того, как душеприказчик подпишет вложенный Акт, подтверждающий выполнение дополнительных условий, перечень которых находится в черном конверте. Озвучивание и выполнение оных будет происходить только в присутствии наследников и доверенного лица. Душеприказчиком является – моя родная сестра, Короткова Мария Федоровна. При отказе наследников выполнять дополнительные требования, все завещанное им, переходит в собственность моей сестры, без ограничений.»

В библиотеке повисла напряженная тишина. Дочитав, женщина грустно вздохнула и подозвала нотариуса:

— Сергей Дмитриевич, подтвердите пожалуйста, соответствие текста оригинала с копией, хранящейся у вас.

После подтверждения и подписания документов, нотариус откланялся, вслед за ним удалились и свидетели – чета слуг, личный водитель и домработница, которых усопший не забыл упомянуть в завещании, приятными и круглыми суммами.

Мария Федоровна, МарФа, как ее звали за глаза, посмотрела на оставшихся в комнате прямых наследников, которые также не отрываясь глядели на нее, но по-разному, парень с симпатией, а женщина косилась с явной нескрываемой неприязнью.

— Чтоб вы знали, я просила его ничего мне не оставлять, мне своих денег более чем достаточно, но Васенька сказал, что эта сотня, будет резервным фондом для вас. Которым я, помогу вам, при необходимости, если вы быстро прокутите свое наследство, — усмехнулась женщина, беря в руки маленький конверт, — но его, еще нужно, отработать…

  • И зачем все так усложнять, не понимаю, — недовольным тоном сказала Светлана, вдова, нервно перебирая пальцами кисти.

— Да, как-то странно, — пожал плечами ее сын, широко улыбаясь, — папа придумал для нас квест, поиск сокровищ, что ли?

— Не совсем… Готовы? – спросила Марфа, поигрывая конвертом, переводя взгляд с одного на другую, поверх очков.

— Да! – хором ответили сын с мамой, и переглянувшись улыбнулись своему случайному унисону.

Мама погладила парня по голове, волосы на которой были такие же светлые, как и ее длинные волнистые локоны, чему сын в тайне был очень рад, ему нравилось быть голубоглазым блондином. После чего нежно провела рукой по его щеке и шепнула:

— Все будет хорошо, Саша.

— Конечно, мам, — улыбнулся он, прижимая ее нежную ладошку к губам.

— Хм… ну-ну, — сказала Марфа, и вскрыв конверт, в котором оказалась небольшая записная книжка, вздохнув добавила, — это мы сейчас посмотрим.

Она прочистила горло и стала читать содержимое первой странички официальным тоном:

— «Мои сын и жена получат свои доли наследства только после того, как Мария подтвердит, подписав Акт, выполнение ими, нижеперечисленных пунктов:

Пункт 1. Мать должна сделать сыну тринадцать страстных и глубоких минетов…»

Марфа прочитала пункт, не глядя в блокнот, по памяти, не сводя глаз со Светланы, явно наслаждаясь реакцией.

В наступившей тишине гулко стукнул упавший на пол стул, буквально отлетевший от вскочившей на ноги и замершей, женщины. Она беззвучно хватала ртом воздух, держа перед собой руки с трясущимися пальцами.

— Чтоооо!? – выдохнула она через десяток секунд.

— «Пункт 1. Мать должна сделать сыну тринадцать страстных…» — ровным голосом стала перечитывать Марфа.

— Я прекрасно слышу, дорогая. Но это что, шутка такая? Не смешно, Маша! – лицо шокированной женщины покрылось красными пятнами от возмущения.

— Это не шутка, Светочка. И поверь мне, там еще много пунктов, которые тебе понравятся еще больше, чем первый. – Марфа не улыбалась, но в голосе прозвучала откровенная издевка, — кстати я даже первый пункт еще не дочитала!

— Что это за бред!? Дай я сама прочитаю!

— На! – позволила Марфа, показав первую страничку не выпуская блокнот из рук, — Ты отказываешься?

— Читай дальше! — выдохнула Светлана, отойдя и поникнув села на другой стул, подальше от сына.

— Итак: «Мать должна сделать сыну тринадцать страстных и глубоких минетов. Каждый из которых обязана довести до финиша, ртом, приняв и проглотив сперму».

— Господи… — простонала вдова, закрыв лицо руками, — Что происходит… Зачем он так…

— «Пункт 2. Сын должен сделать маме двенадцать куннилингусов» … — продолжала читать Мария.

— … А почему это куни меньше, чем минетов? – мрачно встряла блондинка, срывающимся голосом, недовольно фыркая и пытаясь улыбнуться, что получилось очень криво.

— Потому что пункт третий гласит, что первый минет из тринадцати, ты должна будешь сделать прямо сейчас, и только после этого, я зачитаю оставшиеся пункты. Ведь если ты откажешься, то чего время терять. – теперь Марфа таки выдала кривую злорадную усмешку одной стороной рта.

— Сука… — прошипела мать, прожигая свояченицу яростным взглядом, — а почему именно тринадцать?

— Вася любил это число, оно ему удачу приносило… ну он так считал, — Марфа грустно улыбнулась, получилось даже как-то по-доброму, и чуть склонив голову посмотрела на вдову поверх очков, — ты, Светочка, не ершись. По сути, у тебя два пути, остаться богатой через унижение, или стать нищей. Нищета — это свобода конечно… А вместе с богатством, ты примешь наказание за свои измены Васеньке. Все просто.

  • Ммм…- вдова горестно застонала, и закрыла лицо руками, ее плечи затряслись.

— Да-да, он все узнал. И решил тебя наказать вот так. Я не знаю почему он решил именно так, через Сашу, но уже ничего не попишешь. В общих чертах Вася изложил мне все в личном письме, но кое-что и для меня новость. Но, ты же не дура, понимаешь ведь, что третьего варианта нет и не будет. Решай прямо сейчас. Отказываешься? Или будешь сосать член своего родного сына? – вопрос был задан таким серьезным тоном что он никак не вязался со смыслом сказанного.

— Буду!!!- выпалила Светлана, и зло выдохнув повторила по слогам, – Бу-ду!

— А я и не сомневалась, шлюпочка, — усмехнувшись сказала и МарФа перевела взгляд на племянника, — слово за тобой, радость моя.

Окаменевший и онемевший парень таращился на них не в силах поверить в происходящее с того момента как тетя зачитала первый пункт.

— Санечка, разумеется, все должно быть только по обоюдному согласию. Если ты не хочешь, то и не надо. Уж своего любимого племяшку я совсем без денег не оставлю. Но вот мама твоя… тут дело принципа. – покачала головой она.

— А может ты ей…

— Нет, Саша, не обсуждается. Только через выполнение требований твоего отца. Решай, хочешь ли ты, дать своей маме, пососать свой член? — ласково спросила Марфа.

— Эээ… не… — начал было он.

  • Саша! – властный голос мамы встряхнул парня, заставив выпрямить спину, — я не планирую провести остаток дней в бедности! И если для того, чтобы получить свою часть… я должна… то будь добр, помоги мне… Как ты уже, наверное, понял, в одиночку мне условия не выполнить…

— Да, конечно, мам, я понимаю… Хорошо, я согласен, — последние слова он адресовал тете.

— Замечательно, — хлопнула та дважды в ладоши, и библиотека погрузилась в полумрак, — между прочим я почти вас не вижу из-за этой настольной лампы, если тебе от этого легче, шлюпочка.

Светлана подошла к столу, сама щелкнула выключателем, и библиотека погрузилась в полумрак.

— Смотри внимательно, чтоб не говорила потом что я не выполнила условия, — прошипела она, — и перестань называть меня шлю…

— Платье то сними, — перебив, усмехнулась Мария.

— Там про это сказано? – уточнила вдова, надменно изогнув бровь.

— Нет, но голову то включи, мужчину возбуждать и визуально нужно, мне тебя учить что ли? – фыркнула женщина и посмотрела на племянника, — Сашка, а ты не робей, будь мужчиной, понял?

Парень кивнул и посмотрел на мать. Светлана издала сдавленный звук, нечто среднее между злым рычанием и скулежом побитой собаки, и выдохнув как перед прыжком, резко повернувшись, пошла к сыну.

— Сынок… помоги, — прошептала она, подойдя и повернувшись к парню спиной, рукой убрала с шеи волосы, открыв доступ к застежке.

Он встал и дрожащими руками быстро расстегнув молнию, сразу сел обратно на свой стул. Придерживая падающее платье на груди руками, мать медленно повернулась к сыну, и вздрогнула, от зазвучавшей в тишине мелодии:

  • та – та – та – та – тА-тааа — Jое сосkеr — Yоu саn Lеаvе Yоur Hаt оn —

— Для настроения, — ехидно улыбнулась Мария, поигрывая телефоном в руке, — и мне почему-то кажется, что ты как-то вообще не особо-то и против происходящего.

К ее удивлению, Светлана даже не возразила, а молча отпустила платье, сразу упавшее на пол, оставив женщину стоять перед сыном в одном нижнем белье. Комплект был очень прост на вид, но очевидно дорогой. Тонкая ткань обрамляла весомые полушария, и колышки сосков очень четко обозначили свое присутствие.

— Недурна, признаю, — вставила Марфа и выключила музыку, — деньги тебе на пользу пошли, факт…

Светлане было почти сорок, но внешне, следящая за собой женщина, вкладывая и деньги, и время, причем и того и другого очень много, выглядела от силы на тридцать. Высокая, длинноногая блондинка, с полновесной, своей, тройкой, и еще не тюнингованным, но очень ухоженным лицом, ярко выраженной талией и круглой, чуть обвисшей попой – стояла перед сыном в одном черном белье, ярко контрастирующим с ее фарфоровой кожей.

— Запись не будешь вести? – тихо спросила она, покосившись на свояченицу.

— Нет необходимости, я буду судить честно, поверь, если будешь стараться, может даже немного подыграю, все-таки на кону наследство моего любимого племянника, — улыбнулась та, подмигивая Саше.

Покрасневший Сашка отвернулся и смотрел не на маму, а на тетю, и отвел от нее взгляд только когда мать встала перед ним на колени. И посмотрев уже был не в силах перестать пялится. Светлана быстро собрала волосы в хвост, завязав их куском веревочки, взятой со стола. И пока она это делала Сашка завороженно смотрел на ее большие груди.

— Саша… встань, — попросила она, и когда он поднялся, посмотрела ему прямо в глаза, но не выдержав, отведя взгляд, сказала, — не сдерживайся пожалуйста, постарайся кончить побыстрее…

Светлана и так была красной от стыда, но после этих слов она стала просто пунцовой. Что не помешало ей быстро справится с ремнем и ширинкой, и потянув за пояс трусов освободить орган сына от одежды. Штаны упали на пол и нервничающая мама, трясущимися руками стащила туда же трусы.

Член, шокированного парня, висел, грустным, но толстым червяком. Женщина попыталась пробудить его рукой, играя с ним пальцами, но он не реагировал. Вздохнув, она прильнула и быстро втянула его в рот, сразу же став активно двигать головой, губами и языком. И уже через десять секунд удивленная женщина ощутила, заполнившую рот крупную головку, полностью вставшего, и неожиданно весьма большого и очень крепкого члена, шестнадцатилетнего парня.

— Ого! – хихикнула Марфа, — Сашка то гигант, не свезло тебе Светочка, но ты уж постарайся… Хотя, скорее свезло, если подумать.

Промычав что-то непереводимое, женщина задвигала головой, насаживая открытый рот на член постанывающего от удовольствия сына. Библиотеку заполнили чавкающие и хлюпающие звуки.

— Ты что, ротик запачкать боишься? – язвительно поинтересовалась Марфа, — сожми член губами нормально и слюни подбери.

Положив руки на бедра Сашки, Светлана подвинулась ближе, и сев попой на пятки, продолжила насаживать голову на член, делая неспешные и короткие движения шеей.

— Кхе-кхе…, — прокашлялась душеприказчица, — Светлана Сергеевна, я прошу прощения, но то, что вы делаете абсолютно не похоже на…, цитирую: «страстно и глубоко». То, что вы делаете похоже на «нехотя взяла в рот».

— Да пошла ты…- прохрипела та, но тем не менее сжала член рукой, и дроча его задвигала головой куда энергичнее, громко чмокая губами, на исходе.

— Языком работай! – снова подала голос наблюдающая, — И глубже пожалуйста!

— Я… не могу… глубже! – проскулила женщина, задыхаясь, — он слишком большой…

— Попытка не будет засчитана, — пожала плечами та.

— Сынок… помоги что ли, а? – тихо попросила мама, не глядя сыну в глаза, продолжая дрочить ему своей нежной рукой.

— Как, мам? – не понял он.

  • Очень просто… возьми меня за голову и заталкивай глубже… — у Светланы даже уши покраснели от своих слов.

Парень покосился на наблюдателя.

— Да, в принципе… это не противоречит…, — кивнула тетя.

— А…. Ладно…, — преодолев смущение парень двинул бедрами навстречу рту матери.

Светлана, сжав зад сына в руках, мыча и шмыгая, сосала пытаясь вдавить член в свою булькающую глотку. Сделав десяток движений, она насадила голову на член как могла, и хрипя умоляюще посмотрела в глаза осоловевшему от кайфа сыну.

— Ммммм!? – услышал он и ему даже показалось что мама улыбнулась, хоть в это было сложно поверить.

Взяв мать за затылок, он потянул ее к себе одновременно надавив тазом и втолкнул член в горло матери, одним движением.

— Ухрхмихрхалирклкииккккхххлх, — задергалась Светлана, выпучив налившиеся кровью глаза, из которых ручьем полились слезы.

На самом деле член так легко скользнул вперед, что усилие сына было как бы и лишним, вот только полностью приняв его в рот, мама, с набитым горлом, явно была другого мнения.

— Отлично! – раздался возглас наблюдающей, — вот именно так и выглядит сосать глубоко! А теперь добавьте страсти! Если твоя мама не может делать так сама, то просто двигай членом у нее в глотке самостоятельно, Шурик, так и быть, я засчитаю это как глубокий минет.

Парень повиновался и несколько раз сделал полноценные фрикции двигая членом в глотке родной матери. Но уже на пятой или шестой словил приход и резко кончил! Потеряв на секунды контроль, вдавив член полностью, и расплющив лицо матери о свое тело, он вцепился в ее волосы, и дергался, пытаясь войти еще глубже. Когда Сашка, опомнившись, отпустил маму, она резким движением, с гортанным звуком, сняла рот с члена, и сдерживая рвоту, сильно закашлялась, упав на бок. А парень, прикрыв член руками, сел на стул, и слегка покраснев, повинился:

— Прости… мам.

— Что ж ты так резко то… сынок… дал бы хоть привыкнуть-то… чуть-чуть… — немного отдышавшись и отплевавшись еле слышно просипела Светлана.

— Ничего, привыкнешь еще… Молодец, Шурик, отлично поимел мамку в ротик, первый раз засчитан! – провозгласила Марфа, — Света, ты тоже молодец, под конец-то уже явно с удовольствием отсасывала!

— Да пошла ты…, — проворчала красная, как вареный рак, женщина, выпрямившись, по сути вновь встав на колени перед сыном и поглаживая его бедра прошептала, — Саш, не забывай, что я твоя мама, ладно?

— Конечно… — ответил он потупившись и посмотрел на тетю.

Подмигнув парню, Марфа собрала бумаги, с интересом покосилась на его все еще не утративший эрекцию орган, и прищурившись хитро улыбнулась, переведя взгляд на смотрящую в пол Светлану.

— Я к себе, увидимся за ужином, — и хмыкнув, вышла.

Сын, смущенно извинившись, не в силах остаться с матерью наедине, натянул штаны, и вышел из библиотеки вслед за тетей.

Оставшись одна, униженная женщина, поднялась с колен, и сев на стул, увидела на внешней стороне кисти маленькую каплю спермы сына. Покосившись на дверь, быстро слизнула ее, и вновь сильно покраснев, принялась одеваться.