Замкнутый круг. Часть — 2

«Твоя жена — замечательная шлюха с сочной задницей. .. чертовски хорошей задницей». Голос Карена был полон желания, и похотливого возбуждения.

«Ты действительно переборщил, Карен». — сказал Максим сквозь зубы. «Ты причинил ей боль».

«Эй. .., брат. Если ты не заметил, этой сучке все понравилось. Ты же видел как она себя ласкала». Карен выпрямился и посмотрел в глаза Максиму.

«Ты знал, что я грубый мужик. .. Мне нравится, грубый секс с женщиной жесткий и грубый». Продолжая монолог он не сводил глаз с Максима. «Особенно, когда ты трахаешь замужнюю женщину, при такой вафле муже как ты… знаешь, тебе стоит попытаться быть немного грубым с ней, ей это нравится». Он ухмыльнулся.

«Мне кажется ты забыл. .. разве тебе не нужно идти домой к своей девушке?» — сказал Максим с резкостью в голосе.

«Да. .. мне. .. просто нужно еще раз войти в твою шлюху-жену. .. прокатиться на этой жопе только один раз недостаточно. Ты же понимаешь?» — сказал он с ухмылкой. Максим не ответил, но его член дернулся, услышав намерение Карен.

«Не думаю, что ты будешь против посмотреть, как я снова трахаю эту милую даму. .. как твоя жена берет мой член второй раз». — сказал Карен с усмешкой. После чего оба мужчины замолчали, ожидая возвращения Оксаны. Максим погряз в свои мысли, он слишком много позволил армянину, из за своего извращенного вкуса. Он знал что он такое мог допустить, но почему его жена так горячо отдалась такой грязной ситуации? Почему такая теплая и милая жена, в один вечер все решительно изменила. Муж-извращенец поник опустив голову и теряясь от множества мыслей.

Оксана вернулась в гостиную через двадцать минут. Увидев, что Карен все еще не ушел, она удивилась, немного даже испугалась. Ее пульс участился при виде его обнаженного тела. В отличии от него, она подмылась и оделась в небольшой халат до середины бедер. Чистое милое лицо, а волосы собраны в аккуратный конский хвост. Максим заметил, что ее лицо не выглядело таким покрасневшим, как раньше, а так же совсем не осталось следов спермы. Она снова была похожа на домашнюю и порядочную жену, и его член дернулся, думая, что Карен снова ее трахнет.

Она вопросительно посмотрела на мужа. Но его лицо сново пусто, и глупый пошлый взгляд, показался ей даже смешным. Она решила просто поговорить с Кареном: «Уже поздно. .. тебе лучше уйти». Ее голос дрожал. .

«Так, мы поговорили с твоим возлюбленным. .. Я еще не закончил с тобой». — высокомерно сказал он, вставая.

«Ты повеселился, Карен … уходи сейчас». — нервно сказала она. Сделав шаг назад.

«Не говори мне, что тебе не понравилось, как мой член растягивает твою русскую киску. .. ты, моя шлюха». Он зашипел на нее, когда подошел и остановился перед ней. Оксана снова ощутила холод унижения, услышав его грубые слова.

«Так ваши дети спят?» Он спросил ее. Погладив рукой по её плечу.

«Да.» Она ответила.

«Хорошо. .. Я не хочу, чтобы они выбежали, пока я трахаю их мать-шлюшку». — сказал он с усмешкой.

Оксана почувствовала, как при его словах к лицу поднимается жар. Карен натянул пояс на ее халате, который стягивал одежду, а затем сбросил халат с ее плеч. Женщина почувствовала прилив возбуждения в киске и позволила халату упасть.

«Спускайся и оближи мой член». Сказал он ей, ставя ее на колени. Его член с засохшим, твердым, беловатым налетом оказался перед её лицом. Она осторожно взяла грязный член в рот. Несмотря на то, что ей было противно брать его грязный член в рот, ее возбудило то, что она была покорена и оказалась во власти самца.

«Оближи мой хуй как следует. .. облизывай его вверх и вниз». Он сказал ей, и она сделала, как он ей сказал. Она чистила его член и начала как его сосать. На этот раз, даже не получив указаний, она наклонилась, облизала его черные, морщинистые, волосатые яйца и пососала их.

Он посмотрел на Максима, муж этой жены медленно дрочил член, не сводя глаз с происходящего.

«У твоей жены опытный рот. .. она удовлетворила меня раз, но нам стоит закрепить ее положение». Он сказал Максиму, когда его жена глубоко заглатывала член Карен. Член Максима налился кровью, когда нос его любящей жены уткнулся в вьющиеся лобковые волосы.

«Убери руки от моего члена. .. Я трахну твоё горло. .. замужние шлюшки, как ты, любят трахаться в рот». Он презрительно откинул нежные руки Оксаны.

Она сделала, как он приказал, и открыла рот, чтобы принять его твердый член. Карен схватил ее за голову обеими руками и начал жестко трахать ее. Вскоре она задыхалась и давилась его толстым членом. Она плевалась, и ее глаза слезились, но она не пыталась остановить его натиск.

«Я люблю трахать женщину на глазах у ее мужа, в его доме, это кайф». Он издевательски сказал Максиму, продолжая смотреть в лицо Оксаны: «Превращение их в блядей. .. использование их как русских шлюх».

Максим просто слушал, гладил свой член, наблюдая, как его красивая жена слюнявит темный член. Она выглядела как голодная до члена шлюшка, когда арменян жестко трахал ее в рот, и она принимала это без жалоб.

Трахнув ее горло пару минут, Карен остановился. «Тебе нравится, когда тебе в рот суют твердый толстый член, не так ли?» Он вскинул ее голову, подняв за подбородок и спросил ее. Она посмотрела на него похотливыми глазами, не сказав ни слова.

Он ударил ее и зарычал: «Скажи мне, что ты, блядь, никчемная шлюха». Он снова ударил ее.

«Да.» — сказала она дрожащим голосом.

«Да, что?» Он снова ударил ее.

«Мне нравится, когда у меня во рту твердый член». В ее голосе смесь стыда и возбуждения.

«Соси дальше теперь. .. и позаботься о моих яйцах, ты забываешь о них. Покажи своему мужу, как сильно ты любишь член». Сказал он ей с презрением. «Покажи ему, какая ты шлюха, голодная до члена, готова терпеть всю хуйню лишь бы сосать».

Он застонал от удовольствия, когда она начала сосать его член. Ее щеки болели из-за пощечин, но ей было все равно. Она все еще была удивлена личным ​​открытием, оказалось грубое обращение и унижение на самом деле ее заводили. Осознание этого вызывало полное отвращение к самой себе, но похоть и плотские желания ее тела полностью контролировали ее. Чем грязнее Карен заставлял ее унижал, тем больше это ее возбуждало. Оксана ненавидела себя как мать и жену, но не могла удержаться от возбуждения как женщина. Даже с членом чужого мужчины у себя в горле, она совершенно не верила, что такая женщина, как она, сильная, хорошо образованная, уважаемая женщина, позволила такое мужчине. Но все, о чем она заботилась в этот момент, это ублажить твердый член и засунуть его в ее мокрую, ноющую от желания, замужнюю киску.

Она жадно облизывала член, облизывала его сверху вниз, играла с яйцами, а затем продолжала лизать темные яйца и посасывать их.

«Ааа, чувак. .. твоя жена — отличная хуесоска». Карен страстно застонал, когда красавица-блондинка глубоко заглотила его. Максим не обращал внимание на комментарии, только поглаживал свой член, наблюдая, как его жена доставляет удовольствие Карену.

«Хватит. .. вставай, сука». Он схватил ее за волосы и дернул вверх: «Мне нужно трахнуть тебя сейчас. .. наклонись над своим мужем. .. Я хочу, чтобы ты заглянула в глаза своему любящему мужу, пока мой член будет в твоей русской киске». Карен подтолкнул ее к мужу.

Оксана застенчиво посмотрела на мужа, когда она наклонилась над ним и положила руки ему на плечи. Она посмотрела на твердый член мужа, и ее киска стала еще влажнее, зная, что ее муж наслаждается ее развратом. После этого она вызывающе и без стеснения смотрела мужу прямо в глаза, пусть этот извращенец получит удовольствие.

Ее лицо было в беспорядке от слюны, и щеки покраснели. Но она все еще выглядела такой красивой, подумал Максим. Он с любовью взял ее за лицо и сказал ей: «Я люблю тебя, дорогая !!»

«Я тоже тебя люблю, детка». — ответила Оксана, принимая положение, позволяющее другому мужчине войти в ней. Согнутая в талии, ноги прямые и расставленные, спина выгнута, выпячивая восхитительную круглую задницу. Карен застонал, увидев ее блестящие, надутые половые губы, выглядывающие из-под бедер. Было очень жарко, как эта порядочная женщина заняла позицию, чтобы он ее трахнул. Он был поражен тем, что на самом деле трахал такую ​​красивую женщину. Блондинка была любящей и верной женой, но ему нравилось, что он пробудил в ней шлюху. Сам не веря что этот вечер смог настолько далеко зайти.

Это ночь стала откровением для всех троих.

«Да, малыш, сядь правильно. .. позволь ему правильно использовать твою киску». Сказав, что Максим сомкнулся губами с женой. Когда он поцеловал ее, его жена издала стон ему в рот, и ее тело прижалось к нему. Муж готов был кончить, но резко отпустил член из дрожащих рук, осознав, что киска его жены приняла член Карена. Тот жестко отшлепал ее пару раз, и его таз снова и снова ударялся о его круглую задницу. Оксана прервала поцелуй и громко вскрикнула и застонала, когда в нее проник армянский член теперь уже друга семьи. Ее рот оставался открытым, а глаза закатились.

По телу Максима побежали мелкой рябью мурашки, когда он увидел выражение экстаза на лице своей жены. Гостиная была наполнена хлюпающими звуками и ударами плоти о плоть, чужой мужчина спаривался с его красивой, любящей женой. Матерью его детей. Тело Оксаны содрогнулось, и она впилась ногтями в плечо мужа, пытаясь сдержать сильные ощущения оргазмического высвобождения, проходящие по всему ее телу. Хмыкнув, прошептала сбит дыханием, под натиском агрессивного мужика в ней, сказала мужу: «О. .. милый. .. Я кончаю на члене твоего друга. .. это то, что ты хотел. .. верно, дорогой?»

«Да. .. это то, что я хотел. .. ты выглядишь так красиво, ты кончаешь. .. кончаешь на члене другого мужчины». Он ответил, затаив дыхание, и крепко поцеловал ее.

Еще до того, как интенсивные ощущения прекратились, Карен схватил ее за светлые волосы, грубо откинув ее голову. Он вытащил из нее свой член и потащил ее за волосы от мужа. Армянин грубо бросил ее на ковер на полу..

Она неуклюже упала лицом вниз на пол. «Встань на колени. .. ты, никчемная ебучая шлюха. .. лицом вниз, задницей вверх». Он рявкнул на нее. Оксана покорно это сделала.

Карен стоял над ее поднятой к верху попой, его волосатые ноги по бокам, светлого тела женщины. Он ухмыльнулся Максиму, который просто сидел на кушетке с восхищенным вниманием и медленно дрочил своим членом.

«Я собираюсь трахнуть твою жену, по собачьи». Он сказал ему агрессивно. «Мне нравится, что она так кайфует, что я трахаю её прямо в доме вашей семьи. .. прямо на глазах у мужа». Он насмехался над Максимом. «Спорим, тебе нравится, как она вела себя как недоступная. А теперь смотри.» Армянин ступней ноги указал на открытые дырки жены его русского товарища. Он опустился на колени и засунул свой член в открытую, ожидающую, влажную киску Оксаны. Она стонала и громко сопела, когда Карен погрузил член.

«Смотри, как розовые половые губы твоей жены обвиваются вокруг моего темного члена». Сказал он с похотью Максиму. «Черт. .. у нее тугая киска даже после родов двоих детей».

Он начал ее жестко трахать, а Оксана начала стонать и кряхтеть.

«Нравится слышать, как твоя жена стонет, как шлюха, когда ее трахает другой». Он ухмыльнулся, Максим только продолжил гладить свой член.

Карен красиво и жестко трахал жену Максима, заставив ее кончить еще пару раз, прежде чем излить своё семя в ее киску.

Он держал свой член внутри ее киски, пока не перестал эякулировать. Глядя на Максима, он медленно вытащил обмякший член. Оксана была измучена, и позволила себе расслабиться и легла на живот. Ее ноги неприлично раскрыты, из киски вытекает сперма.

«Я опаздываю. .. моя девушка ждет меня. Мне нужно идти, брат. .. спасибо, что поделились своей красивой женой». Сказав, он быстро оделся.

Уходя, он сказал Оксана: «Кстати, Оксана. .. действительно приятно познакомиться с тобой. .. тебе действительно повезло иметь такого понимающего мужа, как Максим». Он усмехнулся Максиму.

Максим запер за армянином дверь и вернулся в гостиную. Его жена вообще не двинулась с места. Он лег рядом с ней и медленно перевернул ее на спину.

«Дай мне увидеть тебя, детка». — сказал он страстно и встал между ее ног на коленях. Он застонал от возбуждения, видя использованную киску своей жены.

«О. .. милая. .. он очень хорошо тебя трахнул». Его голос был наполнен желанием и возбуждением. Он был полностью загипнотизирован дырку своей жены и начал лизать ее киску.

Оксана застонала и положила руки на голову мужа. Она уткнулась его лицом в свою киску. «Ах. .. детка. .. соси мои губки. .. лизни меня». Она казалась сошла с ума.

Максим полировал ее киску, сосал ее половые губы и ее набухший клитор. Он всунул свой язык в ее зияющую открытую киску. Как только он засунул в нее свой язык, она вскрикнула и кончила. Она вздрогнула и схватилась за ковер, и ее пальцы ног скрючились.

После того, как она перестала кончать, Максим набросился на нее, и Оксана робко улыбнулась ей. Максим нежно целовал жену по всему лицу, а затем поцеловал её губы. Он медленно занимался с ней любовью. На этот раз он продержался дольше. Влагалище жены предательски хлюпало, это не позволило ему долго продержаться. Мысли о том что в ней был другой, до дрожи сводили его с ума. Муж кончил в жену поднялся на ноги, и подав руку предложил пойти спать.

Пара наконец попала в спальню, Оксана направилась в ванную. Она хотела принять душ перед сном. Максим рухнул в постель. Когда она легла на кровать, Оксана с удивлением увидела, что муж все еще не спит.

«Ты в порядке, дорогая?» Максим казался очень обеспокоенным.

«Я не знаю. .. чувствую себя ужасно». Она не знала, что сказать. «Ты еще любишь, меня после такого отвратительного события? Это выглядело так как будто у меня нет и не было ни достоинства, ни самоуважения. Я полностью потеряла контроль. Но и ты не помог мне, а только подталкивал».

«Я никогда не переставал любить тебя и никогда не перестану. Не хочу, чтобы ты чувствовал себя плохо или сожалела». — сказал он с любовью.

«Все произошло, потому что я позволил этому случиться. .. Я мог бы остановить это, но я не хотел. Прости, и я рад, что это произошло. .. это самое яркое и горячее переживание в моей жизни. Я потерял счет, как много раз ты кончила сегодня. .. Мне понравилось смотреть, как ты кончаешь «. — серьезно сказал он.

Когда муж напомнил ей об оргазмах, она смущенно покраснела. Оксана никогда раньше не кончала столько раз за одну ночь.

«Я нарушила свадебные клятвы. .. У меня был секс с другим мужчиной. Что, если через какое-то время ты обидишься на меня за это». Она очень волновалась.

«Никогда в жизни я не буду обижаться на тебя за то, что ты сегодня была с другим. .. пожалуйста, поверь мне. .. Благодаря мне все это случилось». Он заверил ее.

«Если ты когда-нибудь захочешь переспать с другой женщиной, в попытке отомстить за сегодня. .. Я никогда не смогу поделиться тобой с кем-либо еще, детка». Она расплакалась.

Максим обнял ее и успокоил. «Я уже говорил тебе раньше. .. ты единственная женщина, которую я хочу. Мне нужна только ты. Тебе никогда не придется беспокоиться об этом».

«Я так сильно люблю тебя, Максим. .. Я согласилась надеть белье перед ним, чтобы доставить тебе удовольствие. Я видела, как сильно это заводит тебя. .. но потом я потеряла контроль, мне показалось, что это то чего я сама хочу. Но я чувствую себя такой виноватой, потому что позволила, и дала слабость. Позволила вам, овладеть этой ситуацией и дала ему возможность заняться сексом со мной. . »Она сожалела о своих действиях, и выглядела очень печальной.

«Не чувствуй себя виноватым. .. Я заставил тебя потерять контроль. .. по какой-то странной причине, которую я даже не понимаю, я хотел, чтобы он трахнул тебя». Он сказал ей. «Было горячо видеть, как ты теряешь контроль и просто наслаждается сексом исключительно как животное. .. поддавайся своим сексуальным потребностям. .. ты можешь полностью отдаться. Во мне тоже во время этого, происходило много всего от негатива до оргазма не касаясь члена».

«А теперь спи. .. без сожалений. Мы просто немного повеселились и забудем, что Карен использовал тебя. Думай об этом, как о хорошем сексуальном опыте, для хороших развратных воспоминаний». Он нежно поцеловал ее и обнял. Слова мужа успокоили Оксана.

«Это больно?. .. он несколько раз ударил тебя пощечиной». — нервно спросил ее Максим.

«Мои щеки не болят. .. Он старался не сильно ударить меня по лицу и причинить боль. .. но моя задница немного покалывает». Она ответила застенчиво.

«Хорошо. .. когда он ударил раз тебя. .. ударил два. .. Я попытался остановиться, но потом увидел, что это тебя заводит. .. поэтому я отступил». Макс казался очень нерешительным говорить об этом.

«Можем ли мы, пожалуйста, не говорить об этом. .. давайте поспим. .. нам в церковь завтра утром». — застенчиво сказала Оксана, напомнив ему, что завтра воскресенье.

Но ее сердцебиение учащалось при мысли о том, насколько Карен груб с ней, дергает ее за волосы, шлепает ее, и унижает. Для нее было шокирующим открытием, что ее возбудил мужчина, который так грубо с ней обращался, унижал ее, использовал как игрушку для секса.

Оба они устали и быстро заснули.

Проснувшись утром Макс заметил что он один, Оксаны не было рядом с ним, он услышал, детский смех внизу дома. Приняв душ, он направился на первый этаж. Дети сидели за обеденным столом на кухне и завтракали, в то время как их мать парила вокруг них, проявляя заботу. Максим восхищался красотой его жены. И снова она была ответственной матерью, респектабельной женщиной. Одета в элегантное консервативное платье до колен. Оксана выглядела как нормальная, настоящая его жена. Ничего общего с той распутной девицей прошлой ночью. Воспоминание заставило его пульс участиться.

«Доброе утро, детки. .. милая». Он улыбнулся, глядя на своих детей. Они пожелали ему доброго утра. Оксана одарила его милой застенчивой улыбкой, от которой у него забилось сердце. Ему очень повезло, что она его жена.Он сел с детьми, чтобы тоже позавтракать. Он подшучивал над ними, заставляя их смеяться. После завтрака дети захотели посмотреть телевизор и пошли в логово которое соорудили на участке. Оксана и Максим остались на кухне одни.

Оксана посмотрела на мужа и спросила: «Мы в порядке, дорогой?».

«Мы не просто в порядке. .. у нас все хорошо. Мы безмерно любим друг друга и полностью доверяем друг другу». Он ответил уверенно. «Разве вы не согласны?»

«Да, я. .. просто хотела снова услышать от тебя эти слова». — сказала она с виноватой улыбкой.

Она взяла пустую посуду со стола и поставила в мойку. Максим последовал за ней и обнял ее сзади, когда она стояла у раковины.

«Макияж неплохо скрывает засос». Он сказал ей.

«Да. .. только если кто-то будет так близко, заметят». Она ответила нервно. «Дети спрашивали об этом, и я сказал им, что это просто укус насекомого».

«Ага, очень толстое, отвратительное и большое насекомое». Он уткнулся носом в ее затылок. Оксана почувствовала твердый член мужа на своей заднице. Он схватил ее за грудь за платье, и ее соски затвердели.

«Прекрати, милый. .. дети могут вернуться.». Ее сердце сильно билось от волнения.

«Ты такая сексуальная и желанная». Сказал он и поцеловал ее в шею. «Что у тебя под платьем. .. какие трусики?»

«Мои обычные трусики бикини». Она сказала ему.

«Я хочу, чтобы ты сменил нижнее белье. .. одевай высокие чулки до бедра с поясом для чулок и стрингами». Он страстно шептал ей в уши, сжимая ее сиськи.

«Но мы идем в церковь, милый это перебор». Она запротестовала.

«Было бы здорово знать, что в церкви ты в сексуальном нижнем белье. .. ты же тоже будешь чувствовать себя сексуально». Сказав, что он поцеловал ее.

«Вы знаете, что люди могут заметить зажимы для подвязок под этим платьем из, которое я ношу, . .. ткань тонкая и прилегает к моему телу. .. если кто-то посмотрит внимательно и при правильном освещении.. .. узнает, что я ношу пояс с подвязками «. — нервно сказала она.

«Не волнуйтесь. .. только мужчины, которые глазеют на мою жену, будут знать. .. Я хочу, чтобы они знали, что ты носишь сексуальное нижнее белье. У тебя довольно много поклонников, которые пытаются болтать с тобой. .. пусть говорят о тебе дорогая.» Он был очень взволнован. «И мне всегда нравилось это платье. .. оно такое правильное, но может быть таким дразнящим и привлекательным.Это сексуальное платье, но при этом такое повседневное и консервативное ». Максим ухмыльнулся.

«Милый. .. дети рядом». Она была очень встревожена.

«Знаешь, как только они увидят моих родителей. .. они пойдут к ним, и, как каждое воскресенье, мой отец заберет их домой». Родители Максима также посещали ту же церковь. Они обожали своих внуков, а дети любили проводить время с бабушками и дедушками.

«Мы не сегодня не будем рядом с моими родителями. .. может быть, мы приблизимся к одним из твоих поклонников». Услышав его взволнованные слова, ее тело содрогнулось.

«Максим. .. хотя мне не нравится то, что мы сделали прошлой ночью. .. но мне нравится то, что это делает с нашими отношениями», — мягко сказала она. « Это будто новая искра между нами. .. Я чувствую себя намного ближе к тебе, чем когда-либо прежде ».

«Да. .. я чувствую то же самое». Он честно сказал. «Мне очень понравилось то, что произошло прошлой ночью. .. понравилось то, что мы были такими плохими. .. понравилось, что мы полностью уступили нашим плотским желаниям, нашим низменным инстинктам. .. тебе нравилось быть доступной и покорной, не так ли? Позволила другому мужчине, использовать твое горячее тело, твою замужнюю киску, чтобы утолить свой сексуальный голод, тебе нравилось быть полной шлюхой. .. не так ли? » Он похотливо зарычал на нее.

«Да. .. детка. .. я сделала. .. я знаю, что это неправильно, но мне нравилось заводить тебя. .. быть для тебя шлюхой». — застенчиво сказала Оксана, ее голос выдавал ее волнение. Она принимала свои желания, свою потребность доставить удовольствие мужу и любому другому мужчине, которому муж захочет, чтобы она подчинялась.

Максима поразило то, как изменилась его жена за последние 24 часа, и он очень доволен этим. Его порядочная жена хочет быть распутной девкой, чтобы доставить удовольствие своему мужу.

«Хорошо. .. Я хочу, чтобы ты была плохой. .. очень плохой в этом плане». Сказал он хрипло, прижав свой член к ее заднице и поцеловав в шею.

«По дороге в церковь нам нужно в аптеку. .. хотя для меня это было безопасное время месяца, но я не хочу рисковать. .. Мне нужно утром выпить таблетки». — серьезно сказала она мужу. Вчера вечером они полностью забыли, что Оксана не принимала никаких противозачаточных средств с тех пор, как Максиму сделали вазэктомию три года назад.

Услышав, что Карен мог оплодотворить свою жену, член Максима дернулся, это Оксана сразу почувствовала на своей заднице, а затем он страстно сжал ее маленькие твердые сиськи. Глаза Оксаны широко открылись от шока, когда она поняла, что ее муж начал думать о том, что она залетит от другого мужчины.

«Я не могу поверить в то, что ты оказался таким извращенным. .. ты действительно возбуждаешься, думая о том, что меня оплодотворит другой мужчина». Сказала она недоверчиво и почувствовала, как ее киска намокла.

«Я не знаю, что со мной не так. .. но мои мозги возбуждаются от мысли, что мою жену осеменяет другой мужчина». — робко сказал он.

«Ты точно сходишь с ума. Ты же знаешь, что это неправильно. .. мой разум хочет убежать от тебя, но мне интересно делать это для тебя, дорогой». — игриво сказала она, а затем повернулась, чтобы поцеловать мужа.

«Иди. .. оденься как я тебе говорил». Он игриво хлопнул ее по заднице. «И не забудь, ты самая сексуальная детка». Он подмигнул ей.

Оксана покраснела и пошла наверх, чтобы сделать то, о чем просил ее муж. Натягивая крошечные стринги поверх чулок и подтяжек с подвязками, она нервничала и волновалась из-за нарушений всех правил и табу. Муж ждал ее за кухонным обеденным столом.

«Что ты думаешь?. .. ты можешь рассмотреть, что я сейчас ношу пояс с подвязками вместе с чулками». — спросила она с огоньком в глазах.

«Только если я присмотрюсь. .. как твои поклонники. .. они смогут различить небольшие выпуклости зажимов для подтяжек на передней части твоих бедер». — сказал он с усмешкой. «Наклонись за обеденным столом». Она сделала, как он просил. «В этом ракурсе я даже могу разглядеть, что на тебе стринги с поясом для чулок». — сказал Максим, потирая свой твердый член, глядя на сочную задницу своей жены, обтянутую платьем. Дрожь прошла по телу Оксаны, думая о том, что другие люди смогут понять, в каком она сейчас нижнем белье.

«Встань и повернись ко мне. .. дай сфотографировать тебя». Сказал, что сфотографировал красивую жену на свой телефон. Затем Максим вытащил стул из обеденного стола и попросил жену сесть на него. После того, как она села, Максим сказал: «Поднимите выше платье. .. покажите мне верх чулок».

Она лукаво улыбается мужу и приподнимает платье: «Какой же ты пошляк… такой ты хочешь меня видеть». Видны ее верхние части чулок и кремовая кожа бедер над верхом чулок. Он смотрит на нее с признательностью и делает пару снимков. «Да. .. ты выглядишь так сексуально». Его голос был полон желания. «Я хочу, чтобы другие мужчины видели тебя такой. .. увидели, какая сексуальная моя жена». Он посмотрел ей в глаза. Она нежно прикусила нижнюю губу, глядя на мужа.

«Подними свое платье чуть выше. .. и немного раздвинь ноги». Муж сказал. Жена сделала, как он ее просил. Теперь больше ее кремовых бедер были обнажены, и черный треугольник ее крошечных трусиков был виден между ее бедрами. Максим сделал еще несколько снимков своей Оксаны. Она выглядит такой сексуальной, эротичной и соблазнительной, сидя с задранным платьем, такой вызывающей и дразнящей. Ее лицо покраснело от волнения.

«Встань и наклонись снова над столом, и подтяни платье до талии. Покажи мне свою прекрасную задницу». — хрипло сказал Максим жене.

Она наклонилась над столом и вскинула вверх платье вокруг талии. Теперь ее восхитительная задница была выставлена ​​на обозрение в обрамлении подтяжек с подвязками и крошечных трусиках, исчезающих между ее кремовыми, покрасневшими ягодицами. Оксана услышала, как муж резко вздохнул, и снова посмотрела на него.

Максим подошел к ней вплотную и нежно прикоснулся к ее покрасневшей попке.

«Это было больно, детка?»

«Нет. .. просто кожа нежная. .. чувствительна». Она ответила застенчиво.

«Это тебя возбудило, когда он отшлепал тебя». — спросил он из любопытства.

Она посмотрела на него, заколебалась, а затем сказала: «Да… это так». Она чувствовала себя очень смущенной, думая о том, что она позволила Карену все это сделать.

«Максим. .. пожалуйста, не задавай мне больше вопросов о прошлой ночи. .. ты уже знаешь, что я был очень возбуждена и полностью вышла из-под контроля. Я делала вещи. .. которые даже не представляла, что смогу когда нибудь сделать». Максим понимал, что его жене стыдно за свои развратные поступки.

Муж кивнул: «Я не буду спрашивать». Он одарил ее понимающей улыбкой. Жена поправила платье, и они ушли в церковь, потащив детей.