Закрытый урок

Далёкие шестидесятые. Мне было тогда XX лет. Я заканчивал восьмой класс.

Мы жили в маленьком городке, где работали мои родители. В конце апреля мать перевели на работу в другой город. Родителям нужно было уезжать, а меня решили оставить до окончания учебного года, тем более, что нужно было сдавать экзамены за восьмой класс. Присматривать за мной взялась моя учительница химии Елена Петровна. Она была подругой мамы и жила по соседству. Она была очень красивой женщиной. Её муж, тоже учитель, по-моему, совсем ей не подходил — сутулый, нескладный, в толстых роговых очках — рядом с ней выглядел нелепо.

После отъезда родителей, оставшись в квартире один, я стал ещё чаще предаваться сладкому занятию, а именнно, дрочить. Вкусив однажды этого запретного, как я считал, плода, я уже не мог остановиться. Что такое секс я не понимал, да и слова такого тогда не знал.

Знал, что люди ЕБУТСЯ, что от этого появляются дети, но считал, что это очень неприличное занятие. Я ещё мог понять, что этого хотят мужчины, у них встаёт, им нужно. Но женщины… их ведь ебут… как они могут этого хотеть?

В тот день, придя из школы и войдя в свою комнату, я сразу же достал мгновенно затвердевшего друга и стал яростно наяривать рукой, балдея от ощущений и стараясь оттянуть сладкий момент заключительного залпа.

Глаза мои были закрыты, но вдруг я почувствовал, что в комнате я не один. Открыв глаза, я увидел стявшую в дверях Елену Петровну.

Судорожными движениями я стал запихивать непослушный орган обратно в штаны, стараясь не смотреть на учительницу. После минутного молчания Елена Петровна сказала:

Приведи себя в порядок, а потом поговорим, —

и вышла из комнаты.

Когда она минут через 10 вернулась, я сидел за столом и делал вид, что читаю учебник.

Я обещала твоей маме заботиться о тебе, —

сказала Елена Петровна.

Я не буду ей рассказывать о том, что сейчас было, но мы должны откровенно с тобой поговорить.

Сразу скажу, что в том, что ты сейчас делал, нет ничего постыдного. Все мальчики в твоём возрасте делают это. Это даже полезно. И мне очень важен этот разговор. Я учительница и это поможет мне лучше понять своих учеников. К тому же я мать и через 2-3 года у моего Павлика тоже начнется половое созревание.

Давай договоримся, я буду задавать тебе вопросы, а ты постарайся не стесняться и отвечать на них. Это будет как бы новый урок, о котором будем знать только я и ты.

Согласен? —

Я молча кивнул.

Как давно ты мастурбируешь? —

Я недоумённо молчал.

Ты не знаешь этого слова?

Эрекция? Паллюция? Эякуация?

Я так и думала. Тебе незнакомы слова, обозначающие те вещи, с которыми ты уже сталкивался.

Наверняка ты знаешь другие слова, которые вы, подростки, используете в разговорах между собой.

Для того, чтобы нам было проще понимать друг друга, ты можешь говорить так, как ты привык, а я буду тебе говорить, как это звучит правильно и культурно.

Согласен?

Я опять кивнул. Мне начинало нравиться, то, что происходило.

Итак, начнем. То чем ты сейчас занимался, называется мастурбировать или онанировать. Как называете это вы?

Я слегка замялся, а потом выпалил: ДРОЧИТЬ!

Ну, вот. Продолжим.

Скажи, как часто у тебя возникает эрекция полового члена? Ну, это когда член становится твердым.

Я окончательно осмелел:

Вы хотите спросить как часто у меня встает… ХУЙ?

О! Как грубо! Но, раз мы договорились… И как часто он у тебя встает?

Может несколько раз в день, и почти всю ночь.

А головка у тебя открывается полностью?

Меня понесло.

ЗАЛУПА? Да, полностью.

Я почувствовал, что мой дружок начал твердеть.

И ты каждый раз мастурбируешь?

Я окончательно обнаглел:

Елена Петровна, мне кажется, мы лучше будем понимать друг друга, если вы попробуете произносить мои названия, а я постараюсь говорить провильно.

Елена Петровна слегка покраснела и помолчав сказала:

Может ты и прав. Давай попробуем.

Что вы хотели спросить?

Ты каждый раз… дрочишь, когда у тебя встаёт… хуй?

Это было невероятно! Моя учительница, мамина подруга сидела рядом и говорила такое!

Нет, конечно. Не всегда можно найти место где можно мастурбировать (!) .

Иногда эрекция (!) наступает во время урока. Если можно отпроситься в туалет, дрочу там. А ночью почти всегда, иногда по два-три раза.

Ты каждый раз кончаешь?

Спускаю? Конечно. Если не спустить, потом болят яйца.

Ты ведь не кончил… не спустил, когда я пришла?

Нет, не успел.

Это плохо. И вредно. Ты знаешь… я хочу чтобы ты это сделал сейчас… мне важно убедиться, что ты всё делаешь правильно.

От этих слов голова у меня пошла кругом.

Вы хотите, чтобы я… что сделал?

Чтобы ты… подрочил свой член!

Подрочил, что?

Подрочил хуй! Ну, давай же!

Я медленно поднялся уже не стесняясь демонстрировать мои оттопыренные брюки,

растегнул ширинку и стянул брюки вместе с трусами.

Ох! Какой он у тебя… я не думала, что у подростков в твоём возрасте может быть такой… .

Покажи головку… залупу…

Кажется Елене Петровне начинало нравиться произносить такие слова.

Про правильные она, похоже, забыла.

Ну, начинай!

Я обхватил ствол и начал быстро двигать рукой, балдея от ощущений и от того, что на меня впервые смотрит женщина.

Елена Петровна следила за этим зрелищем, облизывая губы и часто дыша.

Подожди! —

вдруг воскликнула она.

Я замер, обхватив стоящий колом хуй.

Я так и думала. Ты слишком резко дергаешь рукой. Так ты можешь повредить головку… залупу и порвать уздечку.

Она быстро подошла ко мне и, отодвинув мою руку, обхватила хуй своими, чуть прохладными, пальчиками. Сначала медленно, а потом быстрее начала двигать, нежно касаясь головки кончиками влажных пальцев. Невозможно передать, что я испытывал! Моя дрочка — ничто, по сравнению с этим удовольствием. Постепенно ускоряя и меняя темп, Елена Петровна второй рукой обхватила мои яйца и стала их слегка покручивать. Из моей груди вырвался приглушенный вопль наслаждения, я дернулся и стал выплескивать, выстреливать струи, потоки горячей спермы.

Елена Петровна не успела увернуться и часть спермы попала ей на руки и юбку.

О, боже, мальчик, как её у тебя много! —

сказала она, всё ещё сжимая мой хуй.

Потом, как бы нехотя, разжала пальцы и растерянно оглядела себя.

Я сейчас…

Пока она была в ванной, я привел себя в порядок и вытер следы своей деятельности.

Вернувшись, Елена Петровна, стараясь не смотреть на меня, сказала:

Прости меня… я не должна была… но я не смогла… не знаю, как это получилось.

Елена Петровна! Это был самый замечательный урок. Я так много узнал и понял. А самое главное, что может быть так хорошо.

И я хотел бы продолжить занятия.

Ты думаешь? Но только обещай, что об этом никто не узнает.

Конечно! Вы — замечательная учительница!

Хорошо. Но только давай будем заниматься теоретическими вопросами.

Елена Петровна села на диван рядом со мной.

Скажи, у тебя были близкие отношения с девочками?

Близкие это какие?

Ну, ты занимался с кем нибудь любовью?

В смысле ебался? Нет никогда.

Ну, может быть трогал за грудь или между ног?

Нет, я даже ни разу не целовался.

А тебе приходилось видеть голых женщин?

На картинках и один раз… ну я видел маму… голой.

Расскажи, как это было.

Однажды ночью я проснулся от какого-то шума в комнате родителей.

Я не знал тогда, что это было, а сейчас думаю, что они ебались.

А через пару минут вошла мама. Она была совсем без одежды. Она наклонилась надо мной. Я сделал вид, что сплю и она вышла.

Тебе понравилось то, что ты увидел?

Да, очень. Мама очень красивая.

Ты возбудился тогда?

У меня хуй сразу встал и я спустил, даже не успев до него дотронуться.

Я думаю, что вы тоже очень красивая.

Ты хочешь сказать, что я тебя возбуждаю?

Очень! У меня хуй опять стоит.

Постарайся успокоиться. Давай еще поговорим.

Елена Петровна? Можно я тоже буду вам задавать вопросы?

Конечно, как на любом уроке.

Скажите, а девочки и женщины тоже дрочат?

Ну, так устроила природа, что секс для людей это один из основных инстинктов, очень важный и, к тому же, очень приятный. Но для секса нужен партнер: мужчине — женщина, а женщине — мужчина. Не всегда он или она бывают рядом, а инстинкт берет своё, вот люди и научились ласкать себя сами.

Женщины и девочки тоже ласкают себя, гладят груди и трут клитор и губки.

Клитор? —

(про губки я кое-что знал) .

Клитор — это самое чувствительное место у женщин — маленький бугорок между губок вверху влагалища.

Влагалище — это пизда?

Ну, это совсем грубо! Многие женщины предпочитают говорить киска или писечка.

Скажите, а как женщины узнают, что они хотят… Ну, у мужчин встаёт хуй, а как у женщин?

Когда женщина возбуждена, у нее увеличивается клитор, выделяется влага и писечка становится мокренькой.

Наврное поэтому пизда называется влагалищем?

Может быть и так.

А вы сами… вы тоже дрочите… ну, ласкаете свою писечку?

Елена Петровна покраснела и помолчав тихо сказала:

Бывает. Я ведь тоже женщина.

Я обнаглел окончательно:

Это потому, что ваш муж совсем вас не ебёт?

Ну, ты наглец! Это не так. Но, к сожалению, бывает не так часто, как мне бы хотелось.

Елена Петровна, а сейчас ваша писечка мокрая?

О, боже! Да! Наш разговор очень возбуждает.

А можно, вы покажете мне… как вы дрочите… ласкаете себя?

Нет, это невозможно! Это уж совсем…

Елена Петровна, миленькая! Я ведь никогда не видел… Ведь вы же всё у меня видели и даже трогали. Ну, пожалуйста! Ну хотя бы сисечки… груди…

Ох! —

Елена Петровна окинулась на спинку дивана.

Ладно! Но только сиськи… груди.

Она медленно стала расстегивать пуговицы на кофточке.

Мне казалось, что их очень много.

Сняла кофточку и, чуть помедлив, потянулась и расстегнула лифчик.

Моё сердце колотилось так, что, наверное, было слышно на улице. Секунда, другая, лифчик отброшен и мне открылось чудо. Я ничего не понимал в размерах, но мне казалось, что это самый лучший размер на свете. Крупные соски торчали чуть в стороны. Я просто обалдел.

Нравиться?

Елена Петровна слегка погладила груди и дотронулась пальцами рук до сосков.

Я молча расстегнул брюки.

Хуй стоял так, что было немного больно.

Я начал медленно двигать пальцами вдоль ствола.

О, боже, мальчик! Ты дрочишь на меня! Как красиво! Какой у тебя хуй!

Продолжая одной рукой поглаживать и пощипывать соски Елена Петровна другую руку опустила вниз и стала тереть себя между ног через ткань юбки.

Еленочка Петровна, миленькая, пожалуйста, покажите пизду… писечку… киску!

Учительница быстро задрала юбку и, приподняв попу, стянула трусы. Откинулась и широко развела ноги.

То что мне открылось было уже чудом из чудес. Но описать его я не могу. Наверное так бывает, трудно описать первую пизду в жизни.

Я продолжал яростно дрочить.

Подожди, не смей! Я хочу… Я прошу… . Выеби меня!

Я не умею… Я не знаю как…

Елена Петровна еще сильнее откинулась на диван, высоко подняв и широко раздвинув ноги.

Смотри, это — твоя пизда. Иди ко мне. Вставь в неё свой твёрдый хуй.

Она схватила меня за руку и потянула на себя.

Я тыкался хуем, не зная куда. Вдруг я почувствовал, как мой хуй обхватили знакомые пальчики и он вошёл в какую-то горячую, удивительно нежную, не похожую ни на что пещерку.

Весь дрожа от возбуждения я пытался поймать губами губы Елены Петровны, потискать упругие сиськи и одновременно начал двигать хуем в её восхитительной пизде.

Я ебал! Ебал первую женщину в жизни.

Елена Петровна стала двигать пиздой мне навстречу, пытаясь глубже впустить мой хуй.

О-о-о! —

вскрикивала она.

Еби меня, мальчик! Как хорошо! Какой хуй! Достаёт до самой маточки!

Она ещё сильнее стала насаживаться на мой хуй и вдруг я почувствовал, как её пизда стала пульсировать, обжимая хуй. Я сильно толкнул хуем в горячую глубину и стал спускать, впервые спускать в женскую пизду. Ещё несколько раз двинул хуем, выдавливая последние капли спермы и замер, прижавшись лицом к раскошным сиськам учительницы.

Потом осторожно вынул обмякший хуй и сел рядом с ней на диван.

Елена Петровна лежала, закрыв глаза с широко раскинутыми ногами. А я смотрел на только что выебанную мною пизду.

Розовые губки обрамляли не успевшую закрыться дырку влагалища, из которого медлено вытекала струйка спермы. Моей спермы!

Елена Петровна медленно свела ноги и, не открывая глаз, тихо сказала:

Я не знаю, как это случилось… я не смогла удержаться…

У меня давно не было секса. Мне так стыдно, но мне было очень хорошо. Ты — молодец! Но ты должен презирать меня.

Что вы! Вы сделали для меня такое… Вы научили меня быть мужчиной. Вы — самая лучшая, вы прекрасная женщина!

Спасибо тебе, мальчик… мужчина! Ты меня тоже многому научил. К сожалению, мы зашли слишком далеко и это не должно продолжаться.

Я молчал, не зная что ответить.

На следующий день начались экзамены. По химии я получил пятерку. Я вообще учился хорошо.

А тот урок я не забуду никогда.

И самое главное, что я понял:

Все ебаться хотят!