Зачотницы

Мой друг, преподаватель одного из многочисленных Универов:

— Выручай, Саня! На руках билеты в Турцию, а тут целая группа зачет не сдала. Ни у кого допуска к экзаменам нет. Был бы один-два человека — не вопрос, выкручивались бы сами. А так — проверками замучают, мне могут и несоответствие впаять. И просто поставить не могу — вообще охамеют, забьют на предмет. Короче, вот временный пропуск, вот журнал, ты же у нас задачки по сопромату за две минуты щелкал.

— Я что, еще проверять буду?

— Нет, вот варианты, вот ответы. Ну, если что не так — помоги, вытяни.

— Теорию не надо проверять?

— Не. Хрен с ними уже.

Ору:

— Солнце мое! Я буду экзамены принимать.

Появляется моя супруга. В коротком сексапильном халатике. Грудки волнительно колыхаются. Соски сквозь ткань выпирают. Развратница моя!

— Побриться не забудь. Да галстук повяжи. — Улыбается белозубо. На щеках ямочки. — Позора не оберемся, если тебя за уголовника примут.

Друг:

— Ты уж, Саня, приведи себя в порядок. Вдруг и правда за террориста примут.

— Да пошли вы…

Я и костюму привычный, высший свет вообще по мне плачет — я и маникюр регулярно делаю. Без покрытия. Уж это — хрен, никогда ногти лаком не дам мазать… Да и одеваюсь давно в бутиках, скрипя зубами от цен. Должность мужа крутой бизнес-вумен обязывает. Ну, конечно, качество — это да! К хорошему быстро привыкаешь.

Припарковался. Иду. Весь такой солидный. Собираюсь устроить бездарям кузькину мать. На студенточек заодно погляжу. Вдруг какой приглянусь, старый пердун.

Крылечко у местного Универа высокое. Лестница с другой стороны сторон. Прохожу под крыльцом. Две студентки оперлись попками о перила. Смотрю снизу верх. Мать твою! У одной юбочка о перекладину смялась, вся аппетитная попка видна. Трусики черные, прозрачные. Только киску плотная ткань прикрывает. А расщелина между ягодицами видна отчетливо. Да и у второй что-то беленькое там можно рассмотреть. Голые ножки длинные, изящные. Перед носом розовые пятки на высоких шпильках. У одной чуть выше лодыжки широкий ремешок. Сбиваюсь с шага, сбиваюсь с дыхания. Чуть из штанов не выпрыгиваю, внизу живота определенное мгновенное набухание. Едва не забыл, ради чего я вообще сюда приперся.

Поднимаюсь. Спереди тоже все в ажуре. Обе с декольте, обе с глазками, губками, носиками. Блондинки. Хорошо покрашенные. Без этого: «Почему блондинки красят корни волос в черный цвет?». Одна большеротая, взгляд чуть наглый, вторая скромнее, мордашка просто кукольная — пухленькие щечки, пухленькие губки. А юбочка-то у нее задралась!

Весь очарован, строю глазки. На последней ступеньке спотыкаюсь, едва не падаю им под ножки. Хохочут.

Решаю приколоться, отыграться. Подхожу, молча отстраняю куколку от перил и поправляю ей юбочку.

Зарделась, а большеротая снова хохочет. В смехе слышу одобрительные нотки. Довольный собой до невозможности вхожу в Универ.

Группа уже ждет. Списки, варианты задач, зачетки сразу на стол, чтоб хоть фотки с фамилиями совмещать. Уныло немножко — парни ботаники все, просто оторопь берет, девчонки еще хуже. После тех двух на крылечке полная засуха.

Дверь открывается. Оба-на, а блондиночки мои явились! Большеротая по зачетке — Лена, куколка — Света. Терпеть не могу этих имен Наташа, Лена, Света, Марина. Никогда не могу запомнить — называл и Лен Светами, и Наташ Маринами и т. д… Но этой парочке прощаю и это!