Забавы по выходным. День первый

Распластавшись на спине поверх легкого летнего одеяла, раскинутого на большой двуспальной кровати, Саня жмурился и едва ли не мурлыкал от удовольствия. На удивление жаркое весеннее утро в большом городе начиналось для него очень приятно. На бедрах Сани удобно устроилась, заправив внутрь себя утренний стояк мужчины, симпатичная девчонка в накинутой на плечи большой клетчатой рубашке. При каждом движении вверх или вниз из-под рубашки соблазнительно выглядывали крепкие, хорошо знакомые грудки, которые так и хотелось сжать в ладонях, затискать, заласкать до синяков. Девушка мило улыбалась, то и дело поправляя взлохмаченные со сна черные волосы, и легонько царапала яркими ноготками живот партнера. Видно было, что раннее неторопливое соитие доставляет ей огромное удовольствие. Впрочем, не меньшее удовольствие доставляло ей вчерашнее яростное подмахивание, когда Саня, расположившись сзади, резко и глубоко чередовал проникновение то во влагалище, то в попку своей подружки. Жадная до удовольствий Машка любила разнообразие, а чуть больше среднего размера члена партнера позволял ей не особо беспокоиться о своих достаточно разработанных дырочках.

Увлеченную похотливой утренней игрой парочку, казалось, ничто не могло отвлечь от увлекательного интимного действа, даже тихонечко, на грани слышимости, скрипнувшая дверь в комнату. Но тут… За плечом приостановившей движения Машки возникла сияющая рожа хозяина квартиры Вовочки. Сказать по правде, хозяином он был с приставкой «врио», пока родители и младший брат до воскресного вечера пребывали на даче. Чем беззастенчиво пользовался временно лишенный своего угла для встреч с дамами Санька, уже которую неделю на выходных появляясь в четырехкомнатной квартире у метро Молодежная в компании с безотказной Машкой.

Забавным человеком был принимающий гостей двадцатидвухлетний Владимир, которого никто иначе, как Вовочкой, не называл. Высокий, спортивный блондинчик с голубыми глазками. Не дурак выпить, да и по разуму вовсе не дурак. Но — по сию пору так и не имеющий постоянной подружки. При первом взгляде, казалось, девки на Вовочку должны вешаться гроздьями, а он только отбиваться и выбирать лучших из лучших, но… Уже который вечер пятницы Машка обзванивала своих немногочисленных подруг, разыскивая среди них желающую потрахаться с молодым, но несчастливым в любви парнем.

А вот вчерашний вечер для Вовочки оказался вовсе неудачным. Нет-нет, подружка нашлась, приехала вместе с Саней и Машкой. Но уже при встрече она показалось какой-то расстроенной своими личными обстоятельствами, надутой и совсем не склонной к веселью и сексу без обязательств. Так в итоге и вышло. Неизвестно, о чем и как уж говорили Ирка и Вовочка, уединившись в комнате младшего брата хозяина, пока Саня и Машка распивали купленную по дороге мадеру на кухне. Но вот вылетела из помещения подружка возмущенной, если не сказать, разъяренной, на ходу выговаривая что-то нелицеприятное в адрес Машки. А следом появился расстроенный и покрасневший Вовочка. Ирка хлопнула от души входной дверью, оставив в эту ночь хозяина на бобах.

Впрочем, для Сани с Машкой проблемы хозяина были как бы до фонаря. Не маленький он все-таки, чтобы гладить по блондинистой головке и уговаривать: «Не дала эта, так даст другая, не расстраивайся!»

И вот сейчас этот великовозрастный неудачник корчил рожи, закатывал глаза и дурашливо вываливал изо рта длинный красный язык, устроившись над плечом Машки и вцепившись, как утопающий в спасательный круг, в высокую деревянную спинку кровати.

— Вот! Вы уже трахаетесь, — проныл жалостливо Вовочка. — А я и так всю ночь ваши охи-вздохи слушал, а теперь еще и с утра…

— Подрочил бы и всё прошло, — равнодушно посоветовал Саня.

Его не смущало присутствие хозяина, пусть глядит, если есть желание. Да и Машка отреагировала спокойно, вяло оглянувшись на оголенную до пояса спортивную фигуру парня.

— Я подумал, может, и мне чего перепадет?..

Вовочка приподнялся на цыпочки и демонстративно помял через домашние спортивные штаны явно возбужденный пенис.

Машка, вновь оглянувшись, хмыкнула и неторопливо наклонилась к уху Сани.

— Ты знаешь… мне как-то неудобно перед Вовочкой, — продолжая медленно шевелить бедрами, прошептала она. — Как бы выходит, он из-за меня тут мается и страдает, да?

— Ему бабу привели, он её уговорить не смог, а ты же еще и виновата? — ответил тихонько Саня, моментально догадавшись, куда клонит его подруга.

Сам он давно уже хотел поглядеть, как Машка трахается с другими. Ведь по её рассказам выходило, что любовников у нее — вагон и маленькая тележка, и все настолько рады её видеть и трахать, что… уже которую неделю она ездит к Вовчику вместе с Саней. «Интересно, провоцирует или на самом деле рискнет», — подумал парень, а вслух шепнул:

— Предлагаешь его к нам взять? Замутить тройничок?

— Ну, если ты не против будешь… — нарочито смущенно пробормотала Машка, но её партнер заметил, как блеснули в предвкушении глаза девушки.

Коротко кивнув, насколько это позволяло лежачее положение, Саня громко сказал:

— Вовочка! Что ты там, как не родной… Иди к нам, что ли…

На пару мгновений оторопев от неожиданного, но такого желанного и обольстительного предложения, блондин выскочил из штанов, подобно иллюзионисту. Вот он стоит позади Машки за спинкой кровати, а вот — уже лежит голенький рядом с Саней, выставив напоказ длинный, морковкой, стоячий член.

— Ну, ты и отрастил себе штуковину, — сделала вид, что удивилась, девушка. — Нет-нет, такой — только в рот, на большее не надейся…

Не выдержав показной скромности Машки, Саня засмеялся. А его партнерша, стряхнув с плеч давно уже не нужную мужскую рубашку, вновь наклонилась, но теперь уже не над ним, а к Вовочке, цепко прихватила ладошкой его член у основания, прошлась вдоль ствола туда-сюда, окончательно залупив остроконечную головку, и сноровисто сунула её за щеку.

Вовочка закатил от внезапно нагрянувшего счастья глаза и попытался ухватить Машку за голову, чтобы засунуть её от всей души. А душа у хозяина дома была широкая, потому девушка моментально пресекла его поползновения, оттолкнув загребущие руки и вынув член изо рта.

— Лежи смирно и не мешай, а то пойдешь сейчас на кухню лысого в одиночку гонять, — пригрозила она Вовочке.

И тут же принялась активно сосать, то насаживаясь головой едва ли не на всю длину ствола, то оставляя во рту и облизывая изнутри язычком одну головку. Зрелище подруги, минетящей Вовочку на расстоянии «руку протяни» в прямом смысле, неожиданно сильно завело Саню. Конечно, за почти тридцать лет своей жизни он уже повидал нечто подобное, но, во-первых, это было давно, во-вторых, не с его подругами, в-третьих, порнографическое зрелище в полуметре от его глаз и в самом деле было смачным и заводным. Машка иногда доставала изо рта член Вовочки, целовала взасос головку, пошлепывала себя ею по щекам и губам, снова заглатывала, старательно при этом надрачивая остающийся свободным ствол.

— Я сейчас… уже… — проговорил через пяток минут Саня, поддавая снизу не останавливающейся ни на минуту девушке.

— Давай в меня, — оторвавшись на секунду от Вовочки, сказала та. — Рискнем, завтра-послезавтра «красные дни» жду…

Притянув плотнее к себе Машку, парень кончал, разумеется, при этом отчаянно мешая минету, долго, с громкими вздохами и судорожными подергиваниями ног. Партнерша редко позволяла ему такое удовольствие, предпочитая получать сперму в ротик, на худой конец, на спинку или живот. Беременности и абортов Машка не боялась, такое неоднократно уже было в её жизни, но и рисковать понапрасну не хотела. А презервативы… Что ж презервативы, от них никакого смака, да и раздражение слизистых, говорят, случается.

Чуток отдышавшись, и не обращая уже внимание на чмокающие сосательные звуки под самым ухом, Саня выбрался из-под партнерши, сладко, удовлетворенно потянулся всем телом и соскочил с постели. У дверей он оглянулся. Пристроившаяся поудобнее Машка отклячила повыше попку, припав ртом к напряженному члену, Вовочка поглаживал её худенькие плечи, стараясь не задерживать свои крупные ладони долго на одном месте. Из приоткрытой покрасневшей щелки девушки сочилась мутная белесая жидкость. «А ей понравилось», — подумал Саня, отправляясь в ванную. После утренней сексуальной побудки он еще не принимал душ, и теперь вдвойне было что смыть с разгоряченного тела.

Вернулся он минут через десять. Свежий, бодрый, готовый к дальнейшим подвигам. А в комнате за это время произошли кардинальные изменения. Машка лежала на боку, лицом к двери, приподняв согнутую в колене правую ножку. Позади девушки устроился на приличном отдалении Вовочка, впрочем, отдален он был лишь плечами и торсом, а вот лобок вплотную касался кругленьких женских ягодиц. И половина длинного члена уже погрузилась во влагалище. Похоже, первоначальное решение Машки — «Только в ротик» — осталось всего лишь благим намерением.

— Саня, он по твоей спермочке, как по смазке, легко так вошел, — будто бы извиняясь, пояснила девушка. — Главное, чтобы на полную не засадил…

Вовочка тихонько подмигнул приятелю и ухмыльнулся. Медленно и осторожно он двинул тазом и — погрузил член до самого конца. Машка сказала: «Да, еще, вот так…», и партнер потащил член обратно…

— Ладно, вы тут балуйтесь, а я пойду покурю, — решил Саня.

Несмотря на удивительно возбуждающее зрелище трахающейся подружки, к новому соитию он был еще не готов. А посмотреть… сегодня будет что и когда рассмотреть в любых непристойных подробностях.

На кухне, проинспектировав холодильник и включив телевизор, Саня оказался разочарован и тем, и другим. Нет-нет, жратвы самой разнообразной, причем явно домашнего приготовления, оставленной заботливой мамочкой безалаберному сынку, было полным-полно. Так же, как телевизионных программ в маленьком портативном телеприемнике, подвешенном под самым потолком. Но в холодильнике не нашлось ни капли спиртного, а в телевизоре ни один канал не транслировал музыкальную попсу, так подходящую под это яркое великолепное утро. Впрочем, какое уже утро! Скоро одиннадцать часов, по привычке именуемые «Часом Волка».

Пошарив от скуки и безнадежности по кухонным полкам, Саня махнул рукой и уселся за стол, на котором еще вчера оставил сигареты и зажигалку. Пожалуй, это было единственным ограничением пребывания в доме Вовочки — курение на кухне. Ну, и конечно же, родительская спальня. В которую врио хозяина даже заглядывать в этот раз не разрешил.

Зашумела открываемая дверь комнаты, заржала над какой-то шуткой Машка, раздались разнокалиберные шаги по коридорчику, и на пороге кухни возник голый Вовочка. Смысла одеваться уже, пожалуй не было ни для кого. Выглядел он счастливым, как кинематографический американский жених перед венчанием. Сане даже показалось на мгновение, что именно сегодня, у него на глазах приятель лишился мужской невинности.

— Машка в ванную пошла, — пояснил очевидное Вовочка, присаживаясь рядом с гостем.

— Хорошо спустил? — иронично хмыкнул Саня.

— О-у-у-у!!! — дурашливо закатил глаза хозяин.

— Гляди, Вовочка, она тебе постоянной подружкой не стала, — предупредил приятеля гость. — Ищи себе сам, с кем дальше будешь… А то, знаю я тебя, халявщика.

— Ну, оно понятно, я ж только так, — невнятно отозвался хозяин. — Вот вчера Танька обещала, а потом кинула, а еще Светка и вторая Танька тоже продинамили, ну, и еще…

— У тебя совсем в доме выпить нет? — перебил Саня, понимая, что перечислять женские имена, якобы причастные к его персоне, Вовочка может долго.

— Совсем, — признался хозяин. — Мамка перед отъездом все заначки выгребла.

— Придется идти.

— У меня денег нет, — гыгыкнул растерянно хозяин, привыкший уже, что гости являются со своим спиртным.

И в этот момент в кухню вошла Машка. Голенькая, чистенькая, свеженькая, окончательно проснувшаяся и слегка удовлетворенная. Она даже полотенцем пренебрегла, покидая ванную.

Присев на корточки рядом с узеньким кухонным диванчиком, на котором расположились ребята, Машка шутливо пожаловалась Сане:

— Ты знаешь, сколько в меня этот длинночлен наспускал? Жуть! Похоже, полгода копил. Теперь, если что, папочка сразу ясен будет…

— Это ты о чем? — оторвался от увлекательного разглядывания припухшей щелки Вовочка.

— Не бойся, алименты на двоих с Саней поделите, — в голос заржала над растерянным лицом хозяина Машка.

Отсмеявшись, она оперлась локтем на колено своего постоянного друга и принялась пальчиками перебирать-ласкать яички. Потом чмокнула смачно головку поднявшегося от ласки члена и скомандовала:

— Вовочка, двигайся ближе. Давно хотела сразу двоим отсосать…

Хозяин послушно придвинулся — бедро к бедру — поближе к гостю и даже постарался выпятить лобок так, чтобы девушке удобнее было дотянуться губами и до его члена.

Саня покосился на соседа. Самому мерять собственный пенис ему и в голову не приходило. Женщины почти всегда оставались довольны, так зачем нужны интимные подробности? Но вот сейчас гость заметил, что член Вовочки не так уж и превосходит его собственный. Наверное, на короткую сторону спичечного коробка, который сейчас лежал на столе под рукой и был, пожалуй, лучшим и наглядным эталоном.

А Машка тем временем расположилась поудобнее между парнями и, быстро пососав хозяину, сказала:

— Ты зачем такую ялду отрастил? Кого пугать собрался, Лука Мудищев?

— И ничего не отрастил. Двадцать сантиметров всего, — обрадовано засмущался, было, Вовочка. — Девкам нравятся большие!

— Дурам нравятся! — безапелляционно возразила подруга и увлеклась отсосом у Сани.

Решив сменить не совсем, видимо, приятную для хозяина тему, гость предложил Машке:

— Попробуй сразу два, а?

— Не дотянусь, — на автомате возразила та.

— А мы встанем…

Парни поднялись с диванчика, со смехом прижались друг к другу и даже обнялись, будто парочка влюбленных гомосеков. Расположившаяся перед ними на коленях Машка ухватила сразу оба ствола и попыталась засунуть в ротик две залупы. Получалось кое-как, если не сказать — как-нибудь. Взять глубоко было невозможно, и удовольствия никому никакого не выходило, разве что, от трения головок друг о друга. Но оба парня к своему полу были вовсе равнодушны, и такое единение им не понравилось.

Машка от эксперимента тоже оказалась не в восторге.

— Нет, ребята, — сказала она, отстранившись. — Это цирк какой-то с конями, а не минет. Лучше по очереди…

И она увлеклась хозяйским членом, не забывая, впрочем, при этом легонько подрачивать Саню. Но тот решил, что лучше сейчас сделать перерыв, чем потом тоскливо бродить из угла в угол с опущенным и бесполезным достоинством.

— Вы продолжайте, — сказал он, отодвигаясь к выходу. — А я пока за вином схожу.

Благо, винно-водочный отдел находился в этом же доме на первом этаже.

… вернувшись через полчаса — очереди, однако, никто не отменял — Саня, как и думал, застал Вовочку с обвисшим членом и потерянным лицом, а Машку с ехидно хитрым выражением мордашки. Похоже, девушка после первого раза сдержала-таки свое обещание и не пустила хозяина дома ниже своего умелого ротика.

Вынужденный перерыв в интимных играх они решили использовать с толком. Вовочка влез в спортивные штаны на голое тело, Машка вдела в рукава ту самую клетчатую рубашку, которую на ночь дал ей от щедрот хозяин дома. А Саня, вернувшись из магазина, не стал специально раздеваться.

Втроем уселись за стол, выпили по стаканчику хереса, капитально отобедали мамочкиными котлетами и пюрешкой. Потом сгоняли пару партий в дурака под окончание второй бутылки и отправили Вовочку за повторной дозой вина, невзирая на его возражения, мол, в доме его все знают и непременно доложат родителям, что он покупал спиртное. А пока тот, нервно и торопливо оглядываясь, стоял в очереди, разморенные плотным обедом гости устроились на постели в комнате хозяина и сладко задремали…

… проснулся Саня от звуков сладострастного причмокивания, уханья и аханья, раздающихся совсем рядом. Он открыл глаза. В комнате уже сгустились ранние сумерки весеннего вечера. Но и в них отлично видно было, что сладко причмокивает полусонная Машка, сосущая член Вовочки, стоящего возле кровати со спущенными до колен домашними штанами. Сам же хозяин издает охающие и ахающие звуки, должные свидетельствовать о крайней степени его удовольствия.

Заметив, что гость открыл глаза, Вовочка доложился:

— Взял пять бутылок хереса. Чтобы не бегать снова, а то точно родакам заложат!

— Деньги-то у тебя откуда? — удивился Саня.

— Ну… Встретил там соседа, он мне бутылку должен был, а теперь я ему. А на одну у себя по карманам наскреб.

— Значит, гуляем!

И загуляли.

Конечно, без битья посуды, ора пьяных песен и стрельбы из окон, но все равно весело, задорно и развратно.

Через часок зачем-то вывели Машку на балкон. Хотели голяком, но она категорически отказалась, не принимая во внимание даже ссылки на семнадцатый этаж и отсутствие в округе соседей. Накинула опять клетчатую рубашку и оперлась локтями о перила. Саня и Вовочка трахали её по очереди сзади, причем Саня случайно даже попал пару раз в попку, за что удостоился нескольких неприличных слов от Машки. Главная же её претензия была — предупреждать надо. И смазывать хер не только тем, что течет из девушки. Но на этом она успокоилась и решила, что очередь — не совсем то, чего хочется именно сейчас. И повернулась лицом к Вовочке, предоставляя Сане право хозяйничать позади нее. Потом парни поменялись. И еще раз. И еще…

… в очередной раз выходя из душа, Вовочка услышал, как его гость говорит кому-то по телефону, установленному в прихожей: «… и кто мне звонил за день? Какой Василич? Ага. Ладно, спасибо, сеструха. Я ему перезвоню!» И практически тут же, перенабрав неизвестному абоненту, продолжил: «Так и думал, что не отдохну в выходные… А если бы я уехал куда? Ну, за город, к примеру… Или еще… Ладно, заеду завтра, отдам ключи! Какой… деятель придумал сунуть это все в мой сейф?»

— Куда-то собрался?

— Да не сейчас, — отмахнулся Саня. — С утра за пару часов на работу подскочу. Туда и обратно. У тебя ведь будильник в доме есть?

— Конечно.

— Тогда тащи его к нам с Машкой в комнату.

«Вот так, уже и комната их с Машкой», — подумал Вовочка. Но все равно весело. А трахать девушку чуть постарше себя в компании с Саней, оказавшимся вовсе не жадным и не ревнивым, было не просто приятно, но еще и забавно. Приколистка эта Машка. Сосет с удовольствием, это ж сразу видно. Ну, и все остальное тоже…

Из «своей комнаты» гости хозяина выставили, едва только начали все вместе задремывать после полуночи. «Спать надо отдельно! — категорически заявила девушка. — Это трахаться можно всем вместе, а тут ты, Вовочка, мне мешаешь разлечься, как хочу»…