Все перекаты, да перекаты…

«Все перекаты, да перекаты —

Послать бы их по адресу!

На это место уж нету карты, —

Плыву вперед по абрису.»

(Александр Городницкий)

Чусовая — одна из живописных рек Среднего Урала, на ней много мелких перекатов (местное название — переборы), они легко преодолеваются. Туда и решили поехать трое друзей — инженеров. Собственно, инициатором был заядлый байдарочник Паша, Саша раньше бывал с ним в походах, а вот Аркаша пошел в водный поход впервые. Паша взял байдарку — трехместный «Салют», в рюкзаки были загружены палатка, спальные мешки, документы, продукты и горячительные напитки. Из горячительных напитков туристы предпочитают водку, а без этих самых напитков ты даже и не турист, тем более — водный турист, а так, мудак какой-то. Саша взял гитару, по вечерам песняка давить, вдруг бабы-туристки слетятся, как бабочки на свет. Друзья доехали на поезде от Москвы до Екатеринбурга, потом на электричке до станции Кауровка. От железнодорожной станции Кауровка до Чусовой совсем недалеко. К вечеру байдарка была на воде.

Впереди, как самый мелкий, сел Аркаша. В его обязанности, кроме гребли, входило, нажимая на педали, соединенные тросами с рулем, делать поворот байдарки более быстрым. В центре сидел Паша. Как самый опытный, зоркий и высокий, он должен был видеть приближающуюся опасность — перекаты. От него требовалось вовремя дать команду рулевому и работать что есть сил веслом, если бы байдарку все-таки сносило на мель. Саша сидел сзади и тоже греб веслом. Он должен был быть готовым по команде Паши усилить гребок слева или справа, чтобы придать лодке необходимую остойчивость.

Впереди замаячил еще один трехместный «Салют». Поравнявшись с байдаркой, друзья увидели, что в ней плывут три симпатичные женщины. Правда, трудно оценить фигуру дамы, когда она сидит в низко посаженном в воде байдарочном корпусе, но фантазия друзей позволяла им представить, какие у подруг-туристок бедра, животики, попочки и то, «о чем не говорят», но пишут на заборах, а девичьи лица, груди и руки и так были прекрасно видны. Ребята замедлили ход и познакомились с прекрасными созданиями. Меньшую, сидевшую на руле, звали Даша. Она была такой же хрупкой, как и ее коллега — рулевой Аркаша. Женщина отличалась от мужчины только небольшой грудкой, да и фартук над ее вытянутыми к педалям ногами был идеально ровным. А Аркаша так увлекся девушкой, что его фартук слегка вздыбился вверх (наверно, от чувств). Кроме того, он забыл, что нужно работать ногами, корректируя курс лодки, и байдарка с мужиками чуть не врезалась в берег, вызвав смех дам и ненормативную лексику друзей. Даша потупилась и покраснела от взгляда мужчины.

«Симпатичный мальчик, мне нравится, — подумала она».

«Ишь, как покраснела, девственница, поди, — мелькнуло в возбужденном сознании Аркаши».

В центре «дамской» байдарки восседала ладно сложенная и крепко сбитая Маша. Паша сразу положил на нее глаз. Он, пожалуй, был бы не прочь еще что-нибудь на нее положить, ему стало тесно в спортивных брюках. А тут еще Маша игриво подмигнула ему и медленно облизнулась.

«Подразню пацана, — подумала она».

«В рот берет, — подумал Паша».