Везунчик

Юрка — везучий парень. Такой везучий, что сам себе удивляется.

Любое дело, зависящее от удачи, всегда у него выходит. В отличие от тех дел, к которым надо приложить усилия.

Вот и сейчас Юрка выслушивает от матери нотацию — опять тройка в четверти по английскому. Опять мать вызывала в школу классная. Опять наговорила с три короба.

«Вера Павловна говорит, ты на ее уроках вообще перестал заниматься, не слушаешь, не отвечаешь! Так и до двойки скатиться легко!»

Конечно, легко! А как тут учиться, если от одного вида Вериных буферов, обтянутых тугой водолазкой (такой тугой, что даже соски выступают острыми бугорками) , у Юрки мозг полностью отрубается и дыхание спирает.

Споры о Верином размере — одни из самых жарких среди пацанов. Но меньше третьего никто не дает.

А когда она к доске поворачивается, то тут уже не до смеха — можно и кончить в штаны, если глаза вовремя не закрыть. Такое впечатление, что она специально спину выгибает и жопу свою круглую отклячивает, чтобы пацаны слюной захлебнулись. И вот же не понятно — вроде обтягивает юбка ее булки крепче некуда, а складок на этой юбке от трусов никогда не видать.

Споры о том, носит ли Вера трусы, тоже жарко кипели среди ребят, пока он, Юрка, не закрыл тему, сделав пару удачных снимков телефоном, незаметно подсунув его под край Вериной юбки (благо, длинных юбок она не носила принципиально) , аккуратно пристроившись к ней в очереди в буфет. На снимках почти ничего видно не было — лишь небольшой фрагмент Вериной обширной задницы, обтянутой (о, горе!) плотными черными трусами, ярко контрастирующими со светлой кожей ног. Край трусов терялся где-то в складке между нижней частью ягодиц и верхней частью бедер.

Ох, сколько же спермы было сдрочено на эти фортки!

Вера — яркая брюнетка с большими карими глазами, сочными губами и светлой кожей.

И если другие пацаны просто пускают слюни на ее буфера, то Юрка совсем пропал! Нет ему покоя ни днем, ни, тем более, ночью — достаточно просто вспомнить ее лицо. Ничего более сексуального он себе не представляет.

По школе ходят упорные слухи, что Вера лесби — никто никогда не видел ни ее мужа, ни детей, не слышал ни о каких ее романах. Но Юрка в это не верит… Не хочет верить.

При этом, строже Веры училок в школе нет. Все ее боятся — даже физрук. Она еще и завуч, то есть какой-никакой, а начальник. Вот же — тридцать лет тетке, ну чуть больше, а при ней все пожилые и заслуженные училки по струнке ходят.

«Вера Павловна говорит, что тебе экзамен никак не сдать в конце года, ты уже отстал практически навсегда. Скажи мне спасибо, я ее уговорила с тобой позаниматься дополнительно. Но в школе ей неудобно — так что будешь ездить по вечерам к ней домой. И не возражай! Слышать ничего не хочу! Двоячник! Завтра же поедешь и будешь заниматься как миленький!» , — мать произносит это, а Юрка не верит своим ушам. Он! Будет ездить!! К Вере!!! ДОМОЙ!!!! !

Вот это называется — ПРУХА!


Весь следующий день прошел нервно и беспокойно. В школе Юрка маялся от предвкушения вечерней встречи с Верой, а дома не мог найти себе места, дожидаясь назначенного времени. Попытка отвлечься и подрочить ни к чему не привела — его парень отказывался вставать и уныло смотрел в пол.

К назначенному часу вконец издерганный Юрка стоял у заветной двери и жал на звонок. Дверь открыла Вера

  • Здрасьте Вер Пална!
  • А, это ты, Смирнов. Ну, заходи.

Вера была одета во фланелевые темные спортивные брюки и свободную светлую блузку навыпуск. Мягкая ткань блузки от открытого ворота (ах, эта длинная шея!) плавно стекала к острым бусинам сосков, натягиваясь между ними (о-о-о-о!) , и свободно лилась вниз.

  • Ну, что стоишь? — Вера сделала шаг назад и в сторону, пропуская его. Груди под блузкой свободно качнулись из стороны в сторону (она без лифона!!!) . Юрка опустил глаза.

Стараясь, чтобы его вскочивший парень залупленой головкой не сильно терся о шершавую ткань трусов, Юрка стянул кроссовки и куртку и просеменил в комнату.

  • Садись за стол. Нет, не туда. За компьютер. Давай-ка прогоним пока тесты.

Вера жила в однокомнатной квартире. Комната как комната. Под окном — кровать. Большая. Рядом с выходом на балкон — рабочий стол с ноутбуком. За ним во всю стену полки с книгами. Слева шкаф. Перед кроватью на стене — телевизор. На полу круглый ковер. Ни фотографий на стенах, ни каких-либо других характерных черт.

Юрка сел и тупо уставился в экран ноутбука.

  • Так, сделай вот этот: и этот тесты. — Вера щелкала мышкой, наклонившись над Юркиным плечом.

Юрка на автомате скосил глаза, и его взгляд уперся точно в ворот Вериной блузки. Блузка провисла в наклоне, и Юрка, задохнувшись, увидел плавный изгиб молочно-белой груди, удерживаемой лишь блузкой, туго натянувшейся под ее весом. Рука Веры двигала мышку, и вместе с ней слегка покачивалось Верино пышное хозяйство.

  • Вер Пална, можно выйти? — он схватил себя за живот и сморщился.

Вера удивленно посмотрела на Юрку.

  • Ну выйди. Направо по коридору.

Юрка, сгибаясь, чтобы скрыть свое состояние, засеменил к туалету, ввалился в него и запер дверь. В два движения он выпростал своего измученного парня, обхватил его большим и указательным пальцами и быстрыми короткими движениями стал гонять шкурку по мокрой головке. А-а-а-ай! Первая порция мутной спермы повисла на бачке, вторая шлепнулась в унитаз. Продолжая спускать, Юрка опустился на колени от накатившей слабости. Несколько мгновений он не мог пошевелиться, ныли яйца, почему-то заболело под лопаткой.

Вяло поднявшись, Юрка туалетной бумагой вытер сперму с бачка. Мокрую бумажку бросил в унитаз. Открыл воду в раковине. Из зеркала, под которым на стеклянной полке стояли всякие женские туалетные мелочи, на Юрку глянул хмурый субъект с темными кругами под глазами.

Юрка вяло вымыл своего парня и оглянулся, чем бы его вытереть. Среди абсолютного идеального порядка и сверкания, Юркин глаз зацепился только за бельевую корзину, стоявшую под раковиной. Видимо, обмывая свое хозяйство, Юрка коленкой сдвинул крышку, под которой что-то белело.

Юрка сунул руку в корзину и нащупал мягкую ткань. Осторожно, еще не веря себе, он вытянул белый податливый лоскут. Его руки сжимали Верины трусы.

Юрка вздрогнул, почувствовав, как снова готовый к бою парень залупленой головкой ткнулся в холодную раковину.

Это были простые белые трусы с широкой резинкой. В промежности на ярко-белой ткани особенно явственно проступали желтоватые пятна.

Юрка уткнулся в них лицом и втянул воздух.

Причудливая смесь запахов остро ударила в нос и от этого мучительно сладко заломило в затылке. Здесь был и яркий запах мочи, и легкий, но явственный оттенок запаха кала, и еще какой-то дурманящий аромат, от которого темнело в глазах.

Продолжая держать свой трофей у лица, Юрка быстро спустил в раковину новую порцию семени. Блаженство!

Юрка весь вытянулся в струнку, боясь спугнуть кайф, балансируя на его вершине, потом медленно выдохнул, машинально сунул трусы комком в карман, обмыл раковину и привел себя в порядок.

Вера стояла у окна и что-то сосредоточенно читала в телефоне. Юрка тихо уселся за ноутбук. Голова была свежей, настроение отличным — ведь вечером его ждала новая оргия с Вериными трусами — и он с удовольствием погрузился в тесты.

Работа шла гладко, и он не заметил, как Вера подошла и встала за его спиной, наблюдая.

  • Ну, вот! Можешь же, когда захочешь! , Ну-ка, проделай-ка еще 175 и 179 упражнения. А мне надо на почту сходить — я быстро.