Вечер на даче

Маленькие дома в дачных районах ближнего Подмосковья, какие интересные тайны скрывают их глухие заборы и плотные шторы. Гигантские особняки из красного кирпича — гибрид Бутырской тюрьмы и Казанского вокзала с их холодными залами, прорисованными и обставленными страшно дорогими, а потому бездушными дизайнерами, не могут создать те маленькие интимные секреты, от воспоминания о которых начинает колотиться сердце и становится сухо во рту. Под их крышами могут происходить только оргии в духе римских императоров, скучные из-за своей показной роскоши, и потому приевшиеся и вульгарные:

История эта началась очень давно, когда мой Виктор подружился на работе с Верой, симпатичной ухоженной блондинкой (правда крашенной). Вера и ее Лешик были наши ровесники, и у них также рос сын. «Добрые» люди намекали мне о странностях дружбы между мужчиной и женщиной, но застать Веру и Виктора в процессе измены не удавалось, и поэтому я мучилась приступами ревности, а что еще хуже неопределенностью. Однако чтобы не выглядеть полной дурой из-за своей беспричинной ревности приходилось с ними встречаться. Вовремя одной такой вечеринки, когда все уже хорошо выпили, я по делам позвонила своей подружке, и от имени хозяев — Веры и Лешика, пригласила ее на вечеринку. Так, как подружка не знала дорогу, то я пошла ее встретить. В провожающие мне был отправлен Лешик.

Я в красках представила себе сцену, которая произойдет в наше отсутствие, но делать было нечего — надо идти. Когда я нагнулась, чтобы надеть туфли, Леша, как бы случайно натолкнулся на меня сзади, и достаточно плотно прижался к моей попе. Через натянутую ткань платья я почувствовала его возбужденного красавца. Как только мы вышли в межквартирный коридорчик, Леша прижал меня в угол и начал целовать. Я инстинктивно попыталась его оттолкнуть, но потом сообразила, что это будет неплохой компенсацией за мои нервы, издерганные ревностью. Я открыла рот и впустила его язык в себя. Поцелуй получился таким сильным и долгим, что у меня перехватило дыхание, и закружилась голова, и я буквально повисла у Леши на руках. Он это воспринял как мою готовность к продолжению и запустил руку ко мне под юбку. Нельзя сказать, что я была полностью верна своему благоверному, и у меня изредка тоже случались короткие романы и при случае я могла позволить некоторые вольности с собой, но этот натиск был столь неожиданным и сильным, что я растерялась. Леша подхватил мою правую ногу под колено и поднял ее вверх. Тут же я почувствовала, как в меня входит что-то толстое и горячее. Когда он успел расстегнуть брюки и достать свое орудие, и каким образом он вошел в меня, минуя трусики — это до сих пор для меня тайна. Так как моя киска не успела еще намокнуть, это яростное вторжение причинило мне такую боль, что мне стоило больших усилий сдержать крик.