В поезде

Было это еще в нулевые, когда мы с моей женой совсем молоденькими были, ей лет 18 или 19, а я на 4 года старше. Мы тогда и не женаты были, но встречались уже давненько. Поехали летом поездом на море значит, ехать было около суток, с ночевкой. Взяли билеты в купе, а то опыта плацкарта мне еще в детстве хватило, чтобы не жадничать и переплатить за более-менее комфортную купешечку. Оля не привередливая была и просто радовалась путешествию, так как на море была всего раз-два и то давно. В общем собрались мы налегке с рюкзачками и поехали. В купе с нами села одна тетка, которая потом под вечер сошла и вместо нее село два паренька, возраста помладше меня, наверное Олькины ровесники. Тоже видимо на море, еще более налегке, чем мы, в шортах и майках и сумочкой через плече у одного, худые, загорелые, наверное не первый раз за лето уже смотавшиеся на пляж. Олька сначала стеснялась их и зажималась на своей полке у окошка, потому что была в джинсовых шортах коротких, такие что жопу видно немного. А пацаны то и дело косились на нее, а мне что, я не ревновал, да и было бы к кому… Наоборот, я был рад, за себя! Что у меня такая телочка, смазливая мордашка, попка круглая, сиськи нормальные, фигурка просто мечта. Вспоминал себя в их годы, такой же был, на каждую задницу засматривался и мечтал как бы потрахаться, а сейчас все вроде как сложилось, и девочку себе выхватил и работа сама собой нашлась, с друзьями кое какое дельце замутили, еще годик и куплю себе тачку нормальную, может и колечко Ольке присмотрю…

Сидим мы значит, перекусили, готовимся спать, а жара стояла приличная, начало июля, вагон старый, форточка присохла и не поддалась ни на миллиметр. Я и пацаны поснимали майки давно и сидели в шортах, а как включили жолтое ночное освещение, Оля тоже сняла свои джинсовые шортики. И то если бы не я, она бы так и легла спать, мучаясь от жары. Пацаны залезли на свои полки и само собой видели как Олька снимает шорты, но меня это очередной раз зацепило по хорошему, мелкие еще, что с них взять, пусть смотрят, на пляже то все везде смотрят и ничего.

— Может и майку снимешь? — говорю я ей, пока пацаны вышли из купе по своим делам.

Но Олька только пальцем у виска покрутила, потому что лифчика под майкой не было, да и редко его носила его летом. Ну при родителях она только одевалась поприличнее конечно, а со мной, благодаря моим усилиям, она стала одеваться заметно свободнее, что меня радовало как мужика. Не уверен, что ее саму это как-то цепляло, но ради меня она старалась. Я вытащил из ее деревни в город, в цивилизацию и возвращаться обратно она совсем не хотела, но раздеваться при посторонних пацанах она бы не стала, я больше в шутку предложил. Они вернулись, Оля прикрыла бедра покрывалом и мы стали спать. Ну как спать, пытаться хотя бы задремать, жарко было страшно. Я лежал в одних трусах, парни тоже и помогало это слабо. После часу ночи я проснулся, Оля кажется спала, ее покрывало лежало уже под ней, никак не прикрывая ее трусы и обнажившийся животик. Я ухмыльнулся и представил, как бы она возмутилась, увидев себя такой. Слез с койки и пошел в туалет покурить, там хотя бы форточка была открыта.

Когда возвращался, услышал довольно громкий шепот из нашего купе. Я оставил щель, когда уходил и решил прислушаться рядом. Пацаны что-то шептали невнятное и даже тихонько ржали. Но я не зашел, решил еще послушать. Разговоры стихли и я аккуратно взглянул внутрь. Я видел только одну сторону и одного парня на верхней полке. Не сразу поверил тому что увидел! Он сидел и похоже что дрочил. Я капец как охренел, но к своему удивлению ничего не сделал. Мне даже смешно стало, что там Олька лежит и не подозревает ничего. Во дают, мелкие извращуги… Потом второй шепнул что-то обо мне вроде и зашуршал. Я быстро шмыгнул на несколько метров в сторону туалета и встал с покерфейсом у окна, задумчиво вглядываясь в ночь. Боковым зрением я увидел что кто-то из купе выглянул и засунулся обратно. Вот уроды! Мне стало еще смешнее и что странно, член встал, сука! Меня возбудило, как эти дрочеры там мастурбируют… Да и не просто так, а на мою Ольку полуобнаженную! Я постоял еще немного и быстро прошел мимо, как-будто не к себе и остановился. Постоял пару минут в диком ожидании, что же дальше там произойдет. Идти спать или еще подождать и понаблюдать… Смех смехом, а оставлять ее там одну нельзя же, да и если она проснется и увидит их. Я подкрался и заглянул, с этой стороны было видно Олю. Она лежала в той же позе, на спине, с задравшейся майкой, рядом с ней на полу стоял один из пацанов и если бы не тусклый свет в коридоре, меня бы наверное заметили. Я присел и продолжил смотреть. И блин я точно видел, что этот перец стоит со спущенными труселями и стоящим хреном! Он медленно тянул к Ольке руки, неуверенно, боясь разбудить, меня пробрало до дрожи! Не мог до конца осознать, что моя стесняшка Оля лежит там одна с этим наглым пацаном с эрегированным прибором в метре от нее. Наконец он осмелел и одним резким движением задрал ей майку, я чуть сам не вскрикнул, но Олька и не пошевельнулась, видимо привыкшая к шуму и качке поезда. Ее сиськи стали свободны и открыты на всеобщее обозрение. Мой член готов был взорваться от напряжения, как и член того парня похоже. Который тут же принялся наяривать, его друга я не видел, но вероятно наяривал и он на своей полке.

Я тихонько встал и показался в проходе. На лице паренька нарисовался ужас, он дернулся, но тут же застыл.

— Тсссс, — шепнул я ему и тихо прошел в купе, — Давай дальше! — шепчу я ему и улыбаюсь.

Через пару секунд он осознал, что паника отменяется и с мокрым лбом, уже заметно стесняясь продолжил медленно дрочить. Я присел на свою койку и тоже присоединился. Это было куда круче всего, что было до этого, я готов был уже кончить, но сперма ударила в голову еще сильнее и я кое что придумал.

— Пошли! — говорю я шепотом парням и выхожу из купе.

Они виновато вышли за мной, видимо ожидая, что я их буду ругать или морды бить.

— Слушайте, подождите здесь… Я позову.

Они кивнули.

Я вернулся и присел рядом с Олькой, погладил ее грудь, она тут же проснулась с испуганным взглядом.

— Ты чего? — говорит она.

— Не бойся. Пацаны сошли.

Она оглянулась по сторонам, а я продолжил гладить ее тело.

— Что? — снова говорит она.

Я без слов намекнул ей, что хочу ее и показал на свой стояк в трусах.

— Что, сейчас? — еще сильнее удивилась она.

Я снял с нее майку. Оля ни разу мне не отказывала и сейчас не стала. Она только протерла заспанные глаза и я поставил ее рачком, спустил чуть трусы и пристроился. Член был давно готов и уже истекал смазкой. Я вошел легко и приятно.

— А если нас увидят? — беспокойно спросила Олька.

Я уверил ее, что все спят и вообще никому нет дела, кто чем занимается. Я ебал ее не спеша, чтобы не кончить раньше времени и махнул рукой пацанам. Они встали у двери и довольно ухмыльнулись. Оля не сразу заметила, как они вошли, только когда они активно зашевелились и спустили свои трусы, она повернула голову и громко вскрикнула, привстав на коленки.

— Тихо! Тихо! — успокоил я ее и прикрыл рот.

Она испуганно повернулась ко мне.

— Тихо… Парни просто посмотрят… Не бойся.

На ее лице было написано, все что она думает обо мне, но как и всегда, она не осмеливалась мне такое говорить прямо.

— Блин… Может не надо? — жалобно, чуть не плача выдавила она.

— Малыш, успокойся, — нежно шепнул я ей на ухо.

Кажется ей этого хватило и она недовольно встала в позу обратно, только теперь прикрыла свои сиськи рукой и отвернула голову к спинке. Мой член бил новые рекорды по твердости от того, как эти дрочуны фапают на мою девочку, я держался изо всех сил, чтобы не кончить и не опозориться. Пацаны наяривали и как только первый из них стал брызгать своим семенем на пол, я спустил следом на Олькину жопу, второй кончил тоже. Оля тут же привстала, опустила майку и вытерла задницу простыней. Мне стало стыдно, что я заставил ее. Это позор для любой уважающей себя девушки, вот в таком виде перед левыми людьми подтирать сперму со своей задницы… Только только были совсем другие чувства и ощущения, а теперь мне стало мерзко.

Все легли спать как-будто ничего не было, ровно до следующего утра. Мы проснулись рано, я попросил у Ольки прощения и она вроде бы стала забываться, да и парни вели себя прилично, мы даже разговорились на отвлеченные темы, потом вскольз упомянули то, что произошло. Они говорили, что было темно и ничего там особо не увидели, что просто все повеселились и делов то… А я снова вспоминал, то как меня это заводило, обычный секс никак не сравнится с этим, как дрочка не сравнится с живой девушкой. Потихоньку я раскрепостил Ольку снова, становилось жарко, солнце жарило в наше окно и она поддалась и сняла свои шортики, майку снимать она отказывалась твердо и бесповоротно, но каким-то чудом, я даже не понял как, пацаны предложили пошалить и она молчанием и стыдливой улыбкой дала понять, что не против. Они еще все жаловались, что у них нет девчонок и они с надеждой едут на пляж, чтобы их там отыскать. Может это сыграло им на руку и Оля повелась, не знаю. Сначала Олька на секунду приподымала майку и радостно светила своими титьками перед ними, потом они выклянчили снять ее не на долго и она сняла. Я такого не ожидал, член снова разрывался и они намеками и шутками предложили сделать еще раз, то что было ночью. Они осыпали ее комплиментами, говорили, что очень хотят посмотреть и что вообще они девственники, я только изредка поддакивал им и обнимал Ольку за талию. По ее глазам я понял, что нужно рыбку подсекать, быстренько поставил ее на ноги и спустил трусики. Я не спешил трахаться, и с трудом, не без помощи пацанов, повернул ее задом к парням. Оля сильно зажималась, но общими усилиями, шутками и комплиментами, она расслабилась и показала свои прелести парням, наклонившись, раздвинув ножки и прогнув спинку. Я запустил пальцы в ее промежность, Олька вся текла, я показал им киску и понял что больше не могу терпеть. Мы забрались на койку и я въехал членом в ее мокрую дырку, теперь она была в настроении и не сонная, она подмахивала мне задком и не стеснялась своей болтающейся груди. Пацаны все шутили и подкалывали, а Олька хихикала, пока я драл ее сзади. Самый активный из них уже достал свой черенок и начал дрочить прямо возле нас, потом подошел уже вплотную и стел тереться членом о ее бедро, видя, что я никак не возражаю.

— Хочешь? — говорю я ему, сам не ожидая от себя.

Олька повернулась ко мне с искренним недоумением, но в ее глазах было уже помутнение от секса. Она повернулась обратно, ничего не сказав и опустилась на локти, легко постанывая в такт моим движениям, как бы делая вид, что ей все равно.

Только теперь ей было уже не весело, как несколько секунд назад.

— Реально? — радостно переспросил пацанчик.

Меня даже немного обидело, то что он переспросил. Мне показалось, что он не верит, что я отвечаю за слова и я тут же уступил место. Секунду подумав он вскочил на койку, спустил свои трусы и пристроился к ее задку. Все веселье из Ольки быстро улетучилось, но возражать она не стала. А у паренька член был заметно толще и длиннее моего с большой головкой, раньше я не обращал внимания, но теперь меня это зацепило, само собой я позавидовал. Я смотрел как он входит в разогретую дырочку Ольки, только заметно тяжелее, чем я. Оля сморщила глаза, а парень не остановился пока не вошел до конца. Она громко вскрикнула и парень стал ее трахать, схватив за талию. Мой член непроизвольно дернулся и порция спермы вытекла наружу. Я не прикасался к нему, но от вида как сношают мою девушку я все же стал кончать, взявшись за член, чтобы никто не подумал, что я обкончался совсем без усилий. Оля с кислым личиком терпела, как ее имеют и мне стало жаль, что я так поступил, но дороги обратно уже не было, нельзя просто так все переиграть. После этого меня ждал серьезный разговор или в худшем я бы потерял ее навсегда. А парень входил в кураж и трахал Олю не жалея сил, громко шлепаясь о ее задницу, уверен все было отлично слышно в соседних купе, звуки были совсем не двусмысленны. Сказали бы мне раньше, что моя Олька будет при свете дня трахаться с левым чуваком, я бы громко рассмеялся… Когда последняя капля спермы вышла из моего члена, все настроение исчезло и я с болью и сожалением смотрел и ждал, пока пацан оттрахает мою Олю и все это закончится. Наверняка Олька переживала то же самое. Я не выдержал и сказал, что надо прекращать. Пацан недолго поспорил и вышел, закончив свое дело в одиночку. Мы сошлись на том, что пошалили и все, что все было не всерьез. На удивление Оля ничего мне потом не высказала, мы оба убедили себя, что все и правда было ради прикола.

Через несколько лет, когда эта тема снова стала всплывать и мы уже всерьез задумались, чтобы повторить подобный опыт, Оля призналась, что потом на море, она случайно встретила этих ребят и все у них произошло, но уже без моего участия. Тогда она мне сказала, что встретила подругу и поэтому задержалась на три часа. Когда я звонил ей, чтобы узнать куда она пропала, Оля как раз была в процессе и в сумме ее трахнули четыре раза, по два на каждого, чему я не поверил или просто не хотел верить. Когда я разговорил ее еще больше, она сказала, что ходила к ним 3 раза за время нашего отдыха, якобы гуляя с подружкой. А я думал, что она просто не в настроении заниматься сексом после всего, что было в поезде и не настаивал, чувствуя за собой вину… В ее глазах был блеск, когда она призналась, Оля говорила, что наконец камень с ее души упал, но такое ощущение, что камень упал мне на голову… И теперь жить с этим мне и винить кроме себя мне некого.