В маленьком офисе. Часть — 1

Эта работа была очень нужна: Лариса с Андреем дико пролетели со своим делом – маленьким ресторанчиком. Наделали долгов так, что пришлось продать автомобиль и разменять четырехкомнатную квартиру в центре на двушку в спальном районе. Все хвосты обрубили, но теперь перед ними возникла реальная угроза всамделишного голода. А тут… Совершенно шикарные условия – один (!) день испытательного срока, оплачиваемого (!) – 300 долларов, при условии дальнейшего приема – «подъемные» — 1 500 долларов, и такая же сумма – месячный оклад. Плюс премии за работу во внеурочное время – вечерами и по выходным.

Конечно же, сразу возникло подозрение, что такие условия (особенно если учесть – к резюме было приложено фото – если не красивой, то симпатичной мордашки: приятный овал лица, серые миндалевидные глаза с густыми ресницами, чуть вздернутый носик, черные подковки бровей, маленький пухлый ротик) подразумевают интим, но на семейном совете было решено: в случае домогательств, она просто уходит – день-то оплачивался сразу. Правда, Лариса еще не сказала мужу о том, что ей предписывалось быть в чулках и без лифчика… Но надежда на благополучный исход все равно теплилась: на сайте фирмы часто встречалось упоминания про, если цитировать один из пунктов, «эстетическое наслаждение нахождения в офисе». И крепла уверенность, что чулки и отсутствие лифчика – просто для того, чтобы мужчины в офисе были все время немного на сексуальном взводе – Лариса слышала версию, что это весьма повышает производительность труда. Ну, а если что-то пойдет не так, то она просто сбежит – с синицей в руке в виде трехсот зеленых.

В общем, молодая женщина решила одеться попривлекательнее – узкая юбка, облекающая тугую попу и сильные бедра до колена внтатяг, классические туфли на высокой шпильке, подчеркивающие изящные лодыжки и голени, белая приталенная блузка — из непрозрачной плотной ткани, но декорированная золотой молнией – степень привлекательности бюста легко регулировать глубиной декольте.

И Андрей, провожая, шутливо шлепнул ее по упругой попке:

— Порви их там всех. Ты должна получить эту работу хоть тушкой, хоть чучелком!

Офис директоров оказался на последнем этаже в отдельном помещении, куда можно было добраться только на просторном лифте. Все служащие располагались на двух этажах ниже. При этом в лифт можно было попасть либо с помощью бейджика, либо, как Ларисе – через идентификацию перед камерой. В динамике прозвучал мелодичный женский голос:

— Вам сразу направо из холла – к директору по персоналу, кабинет номер 5… Но придется немного подождать.

Обширный холл действительно вызывал эстетическое наслаждение – вдоль стен это был настоящий сад с огромным аквариумом у одной из стен и родником, журчащим по горке камней – у другой. Это еще больше успокоило Ларису – возможно директорам она действительно нужна только «на посмотреть».

У кабинета пришлось подождать минут 15 – пока из-за двери не выскользнула девушка, одетая почти так же, только блузка на пуговицах. Вся такая изящная, безупречной внешности, и объяснимое подозрение о ее утреннем сексе с Виктором Геннадьевичем (как значилось на табличке) исчезло. Ну растрепало бы ее, помяло!

Девушка облизнула чуть припухлые губы и мило улыбнулась:

— Можете пройти.

Виктор Геннадьевич сидел за столом, расслабленно откинувшись на спинку кресла и, оглядев ее от строгой прически в виде затянутого назад хвоста, до подошв черных туфель, равнодушно бросил:

— Раздевайтесь…

«Ну, вот оно начинается!!!», — с резкой переменой настроения подумала Лариса.

Все планы, все надежды летят в тартарары!.. Но так ли уж страшно – стать любовницей директора по персоналу такой щедрой фирмы? Зато все проблемы будут решены, а потом наступит белая полоса, муж найдет работу, она тоже будет искать еще что-то, и Виктор Геннадьевич забудется как дурной сон…

И Лариса, закусив губку, обреченно потянула язычок молнии вниз.

Оказавшись голой, она прикрылась руками – и упругие груши грудей со смотрящими в стороны пуговками сосков, и лобок – как назло она выбрала крохотные трусики… к тому же – почти прозрачные.

— Руки опустите, — приказал Виктор (не называть же любовника по отчеству?) и поднялся.

Все же было ужасно неудобно стоять вот так – послушно опустив руки по швам, голой, если не считать чулок и прозрачных трусиков, — под внимательным взглядом. Взглядом не мужа, а впервые увиденного постороннего мужчины. Одновременно она в свою очередь оценила потенциального любовника. Тот был по-своему хорош – чуть ли не квадратный, хотя и не очень высокий, мужественное лицо, словно вырубленное из камня, лопаты рук. Вывод напрашивался сам собой: по крайней мере такому не слишком противно отдаваться…

Виктор между тем подошел и стал деловито, довольно равнодушно, ощупывать ее тело. Хотя поначалу Лариса и не обратила внимания на его эмоции: все моральные силы ушли на примирение себя — с собой… Все же тяжело принять тот факт, что тело исследуют не руки мужа.

А мужчина помял одну грудь, другую. Потом взялся пальцами за соски и покрутил их, а после этого – заставил повернуться и, довольно жестко, сжал ягодицы…

— Можете одеваться… И проходите на рабочее место – налево из холла…

Лариса пулей вылетела из кабинета, облегченно отдуваясь: пусть ее, голую, и полапали, но ничего фатального не случилось же! Мужу, конечно, об этом эпизоде рассказывать не стоит, но по факту она ему не изменила. Строго говоря, тот же гинеколог имеет гораздо больше прав на звание «любовник». Правда, к радости примешивалась толика разочарования – если бы Виктор Геннадьевич ее поимел, то работа, считай, в кармане. Она упорно гнала такие беспринципные мысли, не отдавая себе отчета в том, что разочарование состояло в том числе и в равнодушном отношении мужчины к ее прелестям… И совсем невозможно представить, что слегка затвердевшие соски и появившиеся тянущие ощущения внизу живота – последствия этой ласки мимоходом. Нет-нет, конечно – это так странно реагирует организм на стресс. Ведь уже давно никто, кроме мужа, не видел ее тело обнаженным и не имел права дотрагиваться до него — так… Чего удивительного в том, что она вся в стрессе!

Приемная оказалась тоже шикарной – опять с цветами и аквариумом у стены с тремя дверями. На одной значилось «Генеральный…», на других – просто «Директора». По трем сторонам расставлены три стола, за одним из которых сидела давешняя девушка. Оказалось, что ее зовут Алла, второй стол принадлежал Марине, которая сейчас была на выездной сессии с директорами. Их, кстати, как предупредила Алла, следовало называть по именам – Михаил – генеральный, Станислав и Леонид.

В обязанностях ничего сложного не было – Exсel, Word, 1C… Вот только как себя зарекомендовать, если ничего не поручали? На вопрос: как насчет заданий, Алла лишь усмехнулась:

— Расслабься, успеешь еще затрахаться на этой работе, — показалось, что она вкладывает в эти слова какой-то двойной, ведомый ей одной, смысл. — Вот директора приедут, зададут нам работенки…

Оставалось только ждать. И около 11 часов в офисе появился Стас. Алла сразу стала строить ему глазки, видимо, давно хотела соблазнить. Да и то сказать – тот был живым воплощением главного героя из дамских любовных романов – жгучий брюнет, чернобровый, глаза как маслины, на мужественных скулах – легкая небритость…

— О! – черные глаза остановились на Ларисе, с одобрением обежав подробности, увиденные над столом. Похоже, мужчины здесь действительно не прочь полюбоваться секретаршами. – Новенькая? Лариса, если не ошибаюсь? Зайди ко мне через 5 минут…

Алла тут же надула губки – наверняка хотела сама обслужить шефа, тот наверняка захочет кофе или что-то подобное. Лариса же дисциплинированно выдержала 5-минутную паузу и зашла в кабинет.

Стас пристроился на краешке длинного стола, занятого только на другом конце двумя здоровенными мониторами, офисными лотками и телефоном. Он поманил пальцем и, когда она приблизилась, вдруг… привлек за талию, вжав в себя крепким бедром и упругой грудью!!!

В голове взорвался салютный шар мыслей, летящих в противоположные стороны: «Надо бежать!», «Меня взяли в любовницы Стасу?», «Как же я смогу? Как же Дрюша?», «А этот гораздо привлекательнее Виктора!», «О чем ты думаешь, дура? Какая разница с кем изменять: ведь важен лишь сам факт измены!», «Я и вырваться не могу, меня просто изнасилуют!», «А этот-то внимательнее к моим прелестям!», «Куда же, тварь, твои мысли-то потянуло?», «Ну, почему? Почему мне нужно спать с ним?».

Сама Лариса застыла в ступоре, лишь полной отчужденностью сохраняя верность мужу – Стас, почти сразу расстегнув блузку и вздернув юбку на бедра, теперь то забавлялся с упругой грудью, иногда пощипывая сосок, то мял и тискал ягодицу, норовя добраться до щелки, пусть и через ткань. Женщина, все еще не чувствуя готовой к чему-то большему, напрягала изо всех сил бедра, не пуская мужскую ладонь слишком далеко. Впрочем, будучи в остальном абсолютно покорной — кляня себя последними словами за готовность изменить мужу, но уже осознавая, что придется отрабатывать шикарные условия.

Стас же, наигравшись со стройным телом и исследовав все заманчивые выпуклости, завалил Ларису на стол, попытавшись проникнуть между колен, но та плотно сжала бедра и крепко зажмурилась от стыда и чувства вины – кроме школьных лет только муж имел право на это. Пусть и было понятно, что каждая вторая особа женского пола с радостью раздвинет ноги перед шефом. В общем-то, придется признать, ей тоже было где-то приятно чувствовать его жадный взгляд на себе.

— Ну, поигрались и хватит, Лора. Или ты не понимала, что тебе предстоит? – раздался вибрирующий голос Стаса, от одного которого бедра едва не раздвинулись сами собой.

Не признаваться же, что действительно такая тупая и наивная и надеялась – все обойдется без секса. Да и сейчас еще можно прикинуться идиоткой (зато верной мужу!) и попытаться свалить. Впрочем, губы уже раскатались на заманчивую зарплату. Да и муж сказал: «Порви их там всех. Ты должна получить эту работу хоть тушкой, хоть чучелком!». Ну, тушкой, значит, тушкой… Кстати, порвать-то могут только ее – эрегированное достоинство Стаса, расстегнувшего ширинку, было гораздо больше, чем у Дрюши…

И Лариса развела ноги.

Стас тут же этим воспользовался. Даже не потрудившись снять с нее трусики, он попросту сдвинул их в сторону и приставил пышущую жаром головку к нежным лепесткам. Член вошел с трудом – влагалище было не подготовлено в должной мере, — и начал двигаться, продираясь на всю длину.

«Вот и все!», — обреченно подумала Лариса, елозя по столу попкой и лопатками под напором мужчины и чувствуя, как груди упруго колеблются – к подбородку и обратно…

Однако, надо было хорошо себя зарекомендовать, вдруг все эти страдания, как душевные, так и физические, напрасно: оттрахают и скажут: «До свидания!». И женщина прогнулась до хруста в спине, еще шире раздвинула бедра, подхватила себя под голени, предельно раскрываясь (всё для удобства шефа), и свесила голову с другой стороны стола, взмахивая хвостом словно от страсти. Одновременно стала постанывать в такт его движениям, изображая удовольствие несмотря на неприятные ощущения в растянутом влагалище. Впрочем, через определенное время то ли вживление в роль при симуляции наслаждения, то ли толстый горячий член, то ли все вместе привело к тому, что стоны стали рваться сами по себе, без участия мозга. Она вполне осознавала, что ее трахает отнюдь не муж, но поделать с собой ничего не могла – возбуждение плавно, но необратимо достигло вполне высокой отметки. Оно было бы еще больше, если бы женщина не стыдилась того, что получает удовольствие с совершенно посторонним мужчиной. Но, увы-увы, нельзя не признать тот факт, что она возбудилась, изменяя мужу с любовником, взявшим ее через 10 минут после знакомства!

Углубившись с самокопание (и плюс, приходится признать, в чудесные ощущения) Лариса пропустила слова Стаса. А потом он остановился. Женщина захлопала ресницами, пытаясь вспомнить, что сказал шеф – ведь недостаточная исполнительность могла повлиять на трудоустройство или будущие заработки. Не хотелось бы начинать работу с косяков, даже если эти косяки – в ублажении мужчины своим телом. Нет не «даже» — а «особенно»!

И тут она поняла, что они в комнате не одни! Процокали каблучки, и немного офигевшая Лариса, подняв голову, встретилась глазами с Аллой! Стыд был такой, что было непонятно, как она не провалилась сквозь землю вместе со столом, где ее употребляли, шефом, даже на грамм не смутившимся, и всем этим офисом. Ко всему прочему было очень неудобно, что заняла место Аллы, наверняка мечтающей побыть в данной позиции. Впрочем, та лишь лукаво улыбнулась и… подмигнула. Родились обоснованные подозрения, что не только у нее самой дополнительные рабочие обязанности по отношению к Стасу, но и у Аллы. Что почти тут же подтвердилось…

Для начала девушка подала шефу стакан воды на подносе. Тот жадно выпил (лишь слегка покачивая бедрами), а потом вышел из уже изрядно мокрого влагалища, а Алла… вдруг насадилась ртом на стоявший торчком кол и принялась энергично двигать головой, помогая себе пальчиками с алым маникюром! Лариса, не веря своим глазам, откинулась за край стола: с одной стороны – разврат какой-то – это, что, они по очереди будут ублажать шефа? Или даже одновременно – если судить по взрыкиваниям Стаса, перебивающимися довольными взмыкиваниями секретарши? Ну а с другой стороны – если у нее теперь и муж, и любовник, то почему бы шефу не иметь жену и двух любовниц?

— Пока свободна, — прозвучал мужской голос.

Лариса снова приподняла голову и увидела, как мужчина отклоняет свой могучий член с колечком губной помады посередине. По правде говоря, она уже ужасно соскучилась по ощущению горячей наполненности и растянутости влагалища и благодарно вскрикнула, когда ее пронзили – одним ударом и сразу на полную глубину. Алла еще не успела выйти, а ее уже ожесточенно трахали…

И она отдалась на волю восхитительных ощущений, вытеснивших всё остальное из головы… Чтобы через какое-то время недовольно поджать губки: «Ну какого опять эту шлюху принесло?» — снова нажали ручку дверей.

Однако когда она (голова все так же свешивалась) открыла глаза, то увидела перед собой… толстый эрегированный член! А над ним немного грубоватое (на перевернутый взгляд) лицо, обрамленное коротким седым ежиком волос. Седой мужчина подмигнул и сказал:

— Привет, я — Михаил.

И ткнул головкой в полные губы… Совершенно на автомате Лариса, офигевшая до последней стадии, открыла рот… И только когда головка проникла в горло, вдруг осознала, что в ней два члена!!! Два мужчины пользуют ее тело, загоняя в него члены! Причем рот имеют не менее размашисто и глубоко, чем влагалище! Она протестующе замычала, задергавшись. Но что толку – с обоих концов ее тело было пришпилено плотно забитыми стволами, да еще сверху ее прихлопнули к столу, со шлепком положив ладони на сиськи. Она даже сразу не поняла, кто из двоих это сделал, и лишь когда их начали мять так, что нежная полть вспучивалась между пальцами, осознала – Михаил…

И мимоходом мелькнула мысль, порожденная ощущением члена, скользящего по языку и, иногда, горлу: «Это, что же, Алла обслуживала директора по персоналу ртом? Поэтому и не выглядела встрепанной, если участвовал только рот?»…

Сопротивление было бесполезным, и Лариса покорилась неизбежному – она изменяет мужу, не как любовница, а как последняя шлюха, послушно предоставляющая любому желающему любую дырочку. Впрочем, почему это «любому желающему»? Да, она минуту назад стала последней шлюхой, которую дерут с двух сторон так, что яйца шлепают по носику, но это все-таки генеральный! А кто сказал, что его надо ублажать меньше, чем просто директора?.. И она сделала губы плотным колечком, почувствовав, как скользит по ним бугристый член, и принялась ласкать ствол язычком…

Между тем мужчины немного замедлились, однако не прекращая движений совсем.

— Я остановил сделку с Сибхолпромом, — хриплый мужской голос.

— А чего так? – голос, от которого и лесбиянка потекла бы, а Лариса взмыкнула, даже в этом положении попытавшись насадиться поглубже.

— Сигнурицкий достал – выпрашивает.

— Шеф, но там же прибыль немаленькая.

— Да чего там – немаленькая… Бросим кость, зато в следующий раз отожмем побольше, а претензии отклоню – типа в прошлый раз уступил.

— Ты, шеф, слишком миндальничаешь с ним.

— Хех, обидится — где я тогда такого партнера на пулю найду?

«Класс! – подумала Лариса. – Нежданно-негаданно на производственное совещание попала. В самой, что ни есть, секретарской позиции!».

Впрочем, мысль промелькнула и пропала, а все естество поглотилось приятными манипуляциями крупного члена в растянутом влагалище. Даже хотелось чего-то более жесткого… Да и ублажать второй толстый половой орган губами-языком-горлом вдруг стало приятно. Он, забиваемый по самые яйца, шлепающие по лицу, словно поставил жирную точку в карьере порядочной жены и открыл новую страницу биографии – соски и давалки…

Она уже извивалась на двух членах, принявшихся долбить ее тело с новой силой, мычала, а когда ей давали вдохнуть воздуха, вскрикивала в голос – Стас в эти моменты и не думал останавливаться.

Реплики Стаса: «Шеф, я уже скоро» и «Давай в рот, я еще покачаю» прошли мимо ее сознания, она только непонимающе айкнула, когда ее перевернули и бросили на стол сиськами, сначала аккуратно подтянув чулки, а потом сдернув трусики до середины бедер. И еще раз с губ сорвалось «Ай!», когда ей заправили даже более толстый член, чем у Стаса. Впрочем, долго вживаться в новую позу ей не позволили: Стас за волосы приподнял голову и направил начавший сокращаться член в рот, который она тут же услужливо открыла, высунув язык лопаткой. Проглотить то, чем ее накормили, в этой позе было невозможно, и сперма потекла по нижней губе, собираясь у края стола, а потом и закапав с него. После чего она еще долго наслаждалась вылизыванием, нежными прикосновениям губ и кончика языка ко все еще твердому члену, собирая последние капельки. Возможно она бы ужаснулась своему поведению, ведь была же добропорядочной женой всего полчаса назад, но сзади ее таранил мощный толстый ствол, неимоверно растягивая дырочку и доставляя такое наслаждение, что оставалось только довольно взвизгивать. И, как исполнительная работница, она лишь приподнялась на самые-самые носочки – чтобы генеральному было удобнее… Ну и чтобы самой заполучить поглубже.

И когда член в дырочке взорвался обжигающей спермой, она вскричала в ответ, крупно вздрагивая и ощущая, как запульсировали растянутые стенки влагалища на сокращающемся члене.

Продолжение следует