Укрощение. Часть — 1

Тем осмотрелась вокруг…

Вообще-то, ее звали Темпест, но ей не нравилось, когда ее называли полным именем. Тем ей нравилось больше…

Все девушки… Все ее подруги были здесь и все, как и она были обездвижены… Им заткнули рты и связали руки и ноги… Руки были связаны за спиной и притянуты к лодыжкам цепью… Лежать в таком положении было не совсем удобно…

Затем, через какое-то время, четверых вынесли из комнаты… Одну за другой… Теперь их осталось только двое… Но Темпест боялась, что их тоже, постигнет та же участь, что и подруг…

Она посмотрела на оставшуюся с ней Элин и заметила, что ее подруга смотрит на нее полными ужаса глазами. Темпест и сама была в ужасе от происходящего…

Господи! Что же здесь происходит? Я ничего не понимаю… Почему мы связаны? И как оказались здесь? Качки нет… Значит мы уже не на корабле…

Шестеро друзей по университету запланировали мини-встречу выпускников и выбрали для своей встречи круиз по Карибскому морю…

В первый свой день на море, Тем с трудом приспосабливалась к постоянной несильной качке корабля и мягкому движению пола, но в конце концов она привыкла к этому. Теперь же ни того, ни другого не было. Пол не вибрировал и был неподвижен. Она не знала, где они… Но понимала, что они где-то на суше…

Они оба были в той же самой одежде, в которой легли спать… Как и те подруги, которых уже увели… Накануне вечером они хорошо повеселились на корабле. Танцевали, играли в корабельном казино, а потом долго сидели в баре… Они поздно легли спать… Их каюты были рядом…

Сейчас Тем была в пижаме, в которой легла спать. Элин была одета в короткую ночную рубашку, которая задралась до пояса… Тем сейчас умирает от смущения… Ниже пояса она была полностью обнаженной…

Дверь неожиданно открылась…

— Лот пять, — услышала она мужской голос., — Вот эта…

Темпест повернула голову и увидела двух крепких мужчин, идущих к Элин. Элин попыталась боролась и кричать, но это было бесполезно… Связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту… С двумя сильными парнями… Они легко подняли ее, несмотря на ее протесты…

Тем в отчаянии наблюдала, как мужчины вынесли Элин из комнаты. Судя по тому, как часто приходили мужчины, она знала, что у нее осталось не более получаса…

Им всем было по двадцать шесть… Они были очень дружны… Они были как сестры… А еще… Каждая из них была поразительно красива, хотя каждая по-своему…

У Тем были длинные черные волосы и стройное, похожее на сильфиду тело, украшенное большой красивой грудью. У Элин были длинные рыжие волосы, которые она носила как завитую ниспадающую гриву. Она была самой низкой из шести и при росте пять футов два дюйма заслужила прозвище Лепрекон. Ее тело было удивительной коллекцией изгибов, холмов и долин. И, хотя ее грудь была не такими большой, как у Тем, шары 36С выглядели огромными на ее маленьком теле. Эльке и Кэрри были двумя высокими блондинками. Эльке была скандинавской богиней этой группы. Ее длинные, почти платиновые, светлые волосы и статная фигура придавали ей такой вид, словно она только что вышла из скандинавских мифов. Широкие плечи Кэрри и уверенный взгляд придавали ей вид амазонки. У обоих была шикарная красивая грудь… Ким была наименее пышногрудой из девушек… Несмотря на то, что у нее была грудь 34B, она была очень прекрасно сложена. Это придавало ей вид, который заставлял мужчин поворачивать головы, чтобы лучше ее рассмотреть. А ее длинные каштановые волосы были похожи на тонкий шелк. У Тэмми были тоже каштановые волосы, которые она постоянно собирала в хвост. Ее грудь, которая раньше была 36С, за последние время увеличилась до 38D… И она была на седьмом месяце беременности…

После университета их пути разошлись… Каждая из них выбрала свой путь в жизни…

Они скучали друг по другу, и их встреча давно уже назрела… И Тем с энтузиазмом взялась за организацию этой встречи.

После университета Темпест окончила юридическую школу и уже два года работала адвокатом в престижной юридической фирме. Элин училась в медицинской школе, и ей остался еще один год учебы, чтобы стать врачом… Ким была учительницей начальной школы. Эльке была консультантом по менеджменту. Кэрри работала в отделе маркетинга фармацевтической компании. А Тэмми работала в международной некоммерческой организации… Она планировала взять отпуск, чтобы сосредоточиться на своем ребенке.

Тем снова попыталась освободиться от оков. Она знала, что это было тщетно… Но… Тем уже делала это много раз с тех пор, как проснулась в этой комнате несколько часов назад.

Должно быть… Нас накачали наркотиками, — подумала Темпест, — Как еще мы могли быть похищенными подобным образом? Мы все чувствовали себя прекрасно перед тем, как лечь спать. Может быть, нас накачали наркотиками, пока мы спали? Но как похитителям удалось тайно вывезти нас с корабля? И почему? Что им нужно от нас? И кто они такие?

Тем напряглась, услышав шаги. Она почувствовала, как холодок пробежал по ее телу, когда она услышала, как скрипнула открывающаяся дверь, и поняла, что они пришли за ней.

Это было предсказуемо…

— Последняя… — сказал один из мужчин.

Затем, без дальнейших разговоров, они подняли Темпест и вынесли ее из комнаты.

— Последняя для обработки… На сегодня… — сказал тот же мужчина, когда они занесли ее в другую комнату.

Они положили ее на низкий прямоугольный стол. Запястья Тем были отсоединены от ее лодыжек, а затем и ее запястья были освобождены… Ее подняли и пронесли через всю комнату. Она попыталась сопротивляться, но ее руки онемели от того, что были долго связывали. Затем ее запястья снова были закованы в наручники, которые, в свою очередь, были прикреплены к двум углам квадратной деревянной рамы.

Тем теперь смогла оглядеть комнату и ахнула от того, что увидела.

Элин была на такой же деревянной раме, и в ее глазах все еще был тот самый ужас. Она была совершенно голой! Женщина стояла на коленях между ног Элин и сбривала волосы на ее лобке!

Эльке тоже была в комнате. И она то же была на раме, но ее рама была в горизонтальном положении. Ее руки и ноги были притянуты к углам рамы. Рядом с ней были две женщины, они наносили макияж на ее лицо и тело…

Ни Ким, ни Кэрри, ни Тэмми не было…

Дверь снова открылась и появился мужчина.

— Мы готовы к четвертому номеру…

— Она почти готова, — сказала женщина, которая красила соски Эльке, — Дайте нам еще одну минуту…

Женщина закончила красить соски, которые к этому времени совсем затвердели от ее прикосновений. Она отодвинулась в сторону и раздвинула пальцами половые губы Эльке. Тем съежилась, увидев, как женщина так интимно прикасается к ее подруге. Затем она широко раскрыла глаза от удивления, наблюдая, как женщина наносит румяна на клитор Эльке, делая его ярко-красным и заметным.

— Давай, дорогая, начнем заниматься тобой… — сказала женщина, встав перед Темпест.

Она держала в руке ножницы, и Тем застыла в страхе. Женщина тремя отработанными движениями превратила ее пижаму в лохмотья, позволив ей упасть на пол. Еще два надреза и нижняя часть пижамы так же оказалась на полу и оставили Темпест полностью обнаженной. Тем почувствовала, как покраснела… Две женщины схватили ее за лодыжки, развели их в разные стороны и притянули их к нижним углам рамы, затем растянули по углам и ее руки…

— Она довольно мила… Улов дня… — сказал мужчина, который сидел у стены и наблюдал за всем.

Он встал со стула и медленно обошел вокруг связанной Темпест.

— Да, — сказала женщина, которая только что ее раздела, — Из нее получится отличное домашнее животное!

У Темпест закружилась голова от этих слов.

Что происходит? Они говорят о какой-то об обработке… Что это значит? Для чего ее обрабатывают? Теперь… Она сказала… Что я буду домашним животным… Что все это значит?

Другая женщина направила на Тем шланг, а затем облила ее водой. К счастью, вода была теплой, но все равно это было унижение, в котором она не нуждалась. Перед ней поставили ведро с мыльной водой, и женщина вытащила жесткую щетинистую щетку и начала тереть ею обнаженное тело. Другая женщина стояла на табурете позади нее и втирала шампунь в ее длинные волосы цвета воронова крыла…

Щетка была жесткой, и Тем несколько раз вздрогнула, когда она потерлась о ее нежную плоть. Она недоверчиво посмотрела вниз, когда щетка задела сосок, затем другой… Как только каждый дюйм ее кожи подвергся насилию, ее вновь облили из шланга, смывая мыльную пену…

Одна женщина взяла полотенце, вторая потянулась за феном. Они потратили следующие пять минут, вытирая ее, суша и расчесывая ее волосы. Затем женщина на несла на них гель, делая волосы шелковистыми и блестящими. Пока одна занималась ее волосами, другая женщина занялась измерениями. У нее был планшет и измерительная лента, и она записала множество статистических данных. Некоторые статистические данные, такие как размер груди, длина по внутренней стороне ноги, талия и бедра, были нормальными, хотя Темпест никогда раньше не измерялась в этом положении. Другие были для нее в новинку. Расстояние между сосками, расстояние между сосками и клитором и окружность груди у основания были для нее новыми измерениями. Женщина отложила ленту в сторону и достала штангенциркуль для других необычных измерений… Диаметра соска, толщины перегородки и диаметр ее клитора.

Темпест снова огляделась. Эльке исчезла… Очевидно, обработка была завершена для нее, и Тем задалась вопросом, что будет дальше… Элин все еще была в комнате и теперь лежала в горизонтальном положении и на нее лицо и тело наносили макияж.

Тем яростно покачала головой и пробормотала несколько протестующих слов сквозь кляп. Она не хотела, чтобы ее брили. Тем сексуально подстригала волосы на лобке, но у нее не было желания выглядеть лысой. Она боролась в своих оковах.

Женщина посмотрела на нее и улыбнулась.

— Если ты будешь продолжать так прыгать, кто знает, что отрежет это лезвие… Для меня это не имеет значения. Мне платят одинаково, независимо от того, что я удаляю…

Темпест посмотрела вниз на женщину умоляющими глазами, но не заметила никаких признаков сочувствия. Она поняла, что скоро ее лобок будет блестеть, как у младенца… Ее тщательно подстриженные лобковые волосы были намылены, что само по себе уже было достаточно плохо. Ни одна женщина никогда не прикасалась к ней там. Бритва сделала несколько царапин по ее холмику, а затем она почувствовала, как ее половые губы потянули наружу, чтобы лезвие удалило и там все лишние волоски. Ее лицо горело от стыда, когда эта женщина прикасалась и ласкала ее гениталии… Это было невероятно унизительно…

Темпест ахнула, когда женщина закончила, и почувствовала, что рамка поворачивается. Она поймала себя на том, что теперь смотрит в пол… Темпест ахнула, когда табурет подложили ей под бедра, приподняв ее зад вверх…

Почему они так со мной поступают? Я не видела никого из своих подруг в таком положении…

Брившая ее женщина встала между ее ног и с помощью пены и лезвия удалила все неприглядные волоски, которые находились между ее ягодицами. Женщина пошевелилась, и Темпест почувствовала, как кто-то другой еще встал между ее широко разведенными в стороны и вытянутыми вниз ногами. Это было ужасно!

Тем почувствовала, как холодная влажная ткань протерла поверхность кожи между ее половыми губами и анусом… Как только ткань убрали, она почувствовала там холод, а затем появилось ощущения жжения. А дальше… В течение следующих нескольких минут, она почувствовала серию маленьких уколов… Она закричала сквозь кляп, когда поняла, что ей там делают татуировку.

Господи! Что они творят! Это так больно! И так жестоко!

Она не знала, что было вытатуировано у нее на промежности. Даже если бы она знала, она, вероятно, не поняла бы значения этого.

Когда женщина закончила, «0914CF» было навсегда нанесено на плоти девушки, в самом ее укромном месте.

Рамка снова перевернулась, и Темпест уставилась в потолок. Потребовалось две женщины, чтобы удалить кляп, но они были очень умелыми… Шарик был извлечен изо рта и сразу же туда был вставлен инструмент. У него были две резиновые прокладки, которые расположились спереди зубов девушки. Когда одна женщина сжала ручки вместе, подушечки были разделены, и это заставило Тем широко открыть рот. Когда одна женщина открыла рот, другая принялась за работу, вставляя в рот Темпест что-то похожее на зубную скобу. Механическое устройство было надето на ее зубы, и винтами закреплено на коренных зубах, прочно удерживая его на месте. Женщина протянула руку и схватила язык пленницы, расположив его так, чтобы он поместился в зажим спереди. Затем она закрыла зажим, больно зажав язык зубчиками. Поперек ее языка была наложена планка и прикреплена к устройству, полностью обездвиживая язык. Вскоре инструмент был удален. И небольшим торцевым ключом, устройство было настроено так, чтобы губы Тем были приоткрыты, а ее челюсть болезненно открыта…

Одна из женщин достала иглу для подкожных инъекций, которая заставила Темпест напрячься, когда она ее увидела.

— Не бойся… Это тебе не повредит… — сказала она, — Это просто расслабит твое лицо, чтобы ты выглядела спокойной и красивой…

Затем она ввела то, что было в шприце, в три точки над губами девушки и в три под губами. В течение минуты Темпест ничего не чувствовала и не контролировала свои лицевые мышцы. Затем косметологи приступили к работе.

Две женщины обсудили следующую операцию… Одна хотела, чтобы были нанесены только минимальные блики, в то время как другая думала, что более тяжелое нанесение сделает ее менее невинной и более сексуально привлекательной. Тем было очень неприятно слушать все это и не иметь возможности прокомментировать это самой. Вдобавок ко всему, она все еще была голой!

Чем скорее они перестанут спорить, тем скорее все закончится… И я смогу, наконец, одеться!

В конце концов, они приняли совместное решение и начала работать над ней. Одна занималась лицом, она начала с того, что покрасила растянутые губы в бледно-розовый оттенок. Потом она нанесла блеск. Она подождала, пока это высохнет, прежде чем перейти к следующей части своего живого холста.

Другая женщина работала ниже. Она начала с того, что покатала соски Тем взад и вперед пальцами, чтобы они напряглись. К большому огорчению, Темпест почувствовала, как быстро маленькие бугорки отреагировали как по команде, и она снова почувствовала себя униженной от интимного прикосновения к ее телу. На соски нанесли румяна, чтобы они соответствовали недавно накрашенным губам.

— Она невероятно мокрая, — заметила женщина после того, как закончила с сосками.

Она переместилась ниже по телу и поглаживала пальцами половые губы Тем, открывая их. Темпест застонала от отчаяния и смущения.

Нет, нет… — хотелось крикнуть ей.

Но все, что вырвалось из ее измученного рта, было только приглушенное мычание…

Женщина откинула маленький капюшон и щелкнула пальцем по клитору связанной девушки, посылая нежелательные острые ощущения по всему телу Темпест. Это приводило Тем в бешенство! Как только клитор затвердел к ее неудовольствию и к удовлетворению женщины, она промокнула его ватным тампоном, чтобы высушить, а затем покрасила в тон губам и соскам. В качестве последнего унижения женщина промокнула половые губы ватой, чтобы удалить обильное количество соков, а затем тоже покрасила их в розовый цвет.

Женщина, стоявшая у ее изголовья, нанесла немного подводки вокруг глаз, но в остальном полагалась на естественные цвета Темпест. Она выбрала два широких золотых кольца и прикрепила их к проколотым ушам Тем, и затем объявила, что они закончили.

Рама была повернута вертикально. Затем женщины покрыли ее тело маслом, пока она не приобрела прекрасный атласный блеск. Затем вновь был вставлен ключ в рот Тем. И ее рот начал закрываться, снимая ужасное напряжение с челюсти… Они вовсе не вынули этот приводящий в бешенство девушку кляп. Они просто сделали, чтобы ее рот закрылся и ее губы соприкоснулись.

Никто даже не узнает, что у меня во рту кляп… И я не могу открыть рта…

— А теперь мы просто мило улыбнемся… — одна из женщин использовала свои пальцы, чтобы поправить онемевшие и парализованные губы к своему удовлетворению, — Идеально!

Две женщины отступили назад, чтобы полюбоваться своей работой.

— Ты была права… Ей не нужно было много… Она выглядит просто восхитительно…

— Да, — ответил другая, — Она совершенна…

Они отпускали ее руки и связывали их кожаными наручниками, когда дверь снова открылась.

— Она уже готова? — спросил мужчина.

— Да! Она вся твоя…

— Отлично! Теперь они готовы принять ее…

Темпест была в ужасе, когда ее вывели из комнаты.

Что сейчас должно произойти? Для чего меня так готовили? Меня изнасилуют?

Ей было страшно…

Они снова пошли по коридору. Мужчина открыл самую последнюю дверь в конце коридора, и из нее хлынул яркий свет. Мужчина легонько подтолкнул ее внутрь… Тем услышала аплодисменты и подумала, что она сейчас, судя по голосам и хлопкам, в комнате, в которой находилось, по меньшей мере, человек двадцать…

Меня будут насиловать группой! Ох, Боже!

Темпест задрожала от перспективы, что много мужчин будут издеваться над ее телом…

Мужчина, приведший ее сюда, потянул ее вперед.

Тем стояла на сцене, освещенной яркими прожекторами. Ее вывели на центр сцены, где из пола торчал высокий четырехфутовый шест. Она стояла спиной к столбу, и ее наручники были пристегнуты к нему. У нее была некоторая свобода, но совсем не большая. Темпест не могла повернуться спиной к зрителям, как бы ей не хотелось этого. Мужчина держал ее лицом к залу, с руками, заведенными за спиной, голой, оставляя ее полностью на виду зрителей…

— Дамы и господа! Пять предметов, которые вы видели до сих пор сегодня вечером, все были прекрасны… — сказал ведущий, — Но, по нашему обычаю, мы всегда оставляем лучшее напоследок…

Ведущий стоял рядом с ней, его глаза жадно блуждали по ее обнаженной плоти.

— И наконец! Лот номер шесть… Настоящая красавица! — продолжил он, — Во время обработки мы всегда проводим тщательную проверку… На этой девушке не было никаких улучшений, и я уверен, что вы все согласитесь, что они ей не нужны… Она вся естественная и великолепная, нигде ни шрама, ни пятнышка…

Ведущий протянул руку и взял правую грудь Тем в свою ладонь. Темпест попыталась отстраниться от нежелательного прикосновения, но путы удерживали ее на месте.

— Дамы и господа! Оцените… 38D! — объявил он, начиная легонько подбрасывать ее грудь в своей ладони, — Вы только посмотрите насколько она тяжела и упруга!

Тем оглядела комнату, но не смогла разглядеть никого из присутствующих. Свет был слишком ярким. Однако то, что она увидела, снова ужаснуло ее. По всему залу на стенках висело несколько больших широкоэкранных телевизоров и все они показывали, как ласкали ее грудь.

Господи! Это все снимается!!! Если это когда-нибудь попадет не в те руки… Моя карьера будет уничтожена! Я подам в суд на людей, как только меня освободят…

Она много знала о судебных процессах. Но она также знала, что изображение на экране станет для адвоката доказательством номер один, чтобы дело было прекращено.

Да! Я явно обнажена и явно связана… Но… По моему виду видно, что я не протестую… Можно подумать, что я дала согласие… Конечно, я покраснела и нахмурилась… Но это ничего не значит…

Однажды в суде Темпест попыталась доказать, что женщина была жертвой… Но ее клиентка ни разу не выразила протеста или жалобы… И все попытки Тем оказались тщетны…

И, когда Тем посмотрела на свое лицо показанное крупным планом, она поняла, что нет никаких доказательств того, что ее рот был зажат. Это просто выглядело так, как будто она решила просто помолчать… Это выглядело так, как будто она была согласна на это лечение или что она просто играла в какую-то игру в рабство для камер. Но хуже всего было то, что ее рот не только был закрыт и не выражал жалоб, но и на губах играла слабая улыбка… Это действительно выглядело так, как будто ей это нравилось…

Камера переместилась и остановилась на ее груди, которая все еще подпрыгивала в руке ведущего. Она увидела накрашенный сосок и вынуждена была признать, что он выглядит довольно эротично. Тем всегда гордилась своей грудями. Они были идеальной формы… Тверды и достаточно полны… Ее друзья по учебе шутили, что у нее была грудь, которую каждая порнозвезда пыталась достичь с помощью операций… Тем даже заслужила прозвища «Королева порно» среди своих подруг, что безмерно смущало ее. Теперь ее идеальные груди были наглядно продемонстрированы на экранах телевизоров.

Она снова подумала о своих подругах…

Темпест снова оглядела комнату, чтобы найти их, но свет снова помешал ее усилиям. Она беспокоилась за себя… Но еще больше она беспокоилась о них…

Ведущий наконец отпустил ее грудь.

— Давайте отправимся на юг… — сказал он в микрофон.

Темпест с ужасом наблюдала, смотря на экран, как его ладонь скользит вниз по ее живот… Она почувствовала его пальцы на своей обнаженной плоти…

— Откройся, милая… — сказал мужчина, просовывая пальцы между ее бедер.

Она покачала головой… Две женщины подошли к ней и, взяв ее за лодыжки, раздвинули их, делая ее еще более открытой, чем раньше. Камера крупный планом показала ее половые губы…

Темпест закрыла глаза, когда на экране появились последние изображения. Они показали ее подкрашенные раскрытые половые губы с нарисованными лепестками и разрисованным клитором и блестевшим доказательством ее возбуждения…

Эффект искусственного окрашивания заключался в том, чтобы создать впечатление, что она течет…

О, боже, это ужасно! — подумала она.

Ведущий продолжал комментировать в микрофон все, превознося достоинства подтянутой плоти и крепких мышц. Он погрузил пальцы в ее лоно, заставляя ее задержать дыхание. Она открыла глаза, почувствовав, как пальцы отступают, только для того, чтобы застонать от того, что она увидела на огромных телевизорах. Там был блестящий палец и очень влажная киска. Между ними растянулась тонкая струйка женских соков, отчего Тем хотелось заплакать от унижения и стыда.

К огромной ее радости диктор закончил экскурсию по ее телу…

— Ну, что ж… Давайте перейдем к делу. Лот номер шесть открыт для торгов… Торги начнутся со ста…

О, боже! Они продают с аукциона право изнасиловать меня!

Затем она снова задумалась.

Возможно, это не так уж и плохо. По крайней мере, тогда меня насиловать будет только один… А не все…

Но потом она пришла в ярость от стартовой цены. Она не знала, сколько стоит проститутка, но прикинула, что это гораздо больше, чем сто долларов. Она почувствовала себя вновь оскорбленной…

Прожекторы потускнели, и ее освещала теперь лишь пара прожекторов. Торги были открыты, а затем быстро выросли до 300. Она посмотрела на один из экранов… Теперь он был разделен на две части. Слева было ее изображение, а справа ее статистические данные.

— Текущая ставка… 350 000 британских фунтов… — огласил ведущий.

Боже мой! Это огромные деньги! Господи! Меня продают не на одну ночь! Это… Навсегда! Никто не заплатил бы такую сумму, если бы она не была постоянной…

Темпест не помнила, сколько точно стоил фунт, но она помнила, что он стоил больше доллара. Ледяной холод пробежал по ее спине.

— Давайте посмотрим, как она отреагирует… — услышала она голос ведущего.

Двое мужчин вышли на сцену и встали по обе стороны ее и чуть позади. Каждый из них протянул руку и обхватил нижние выпуклости ближайшей груди, слегка приподняв их.

Торги замедлились, и аукционист планировал поднять их на новый уровень. Он подошел к столу и взял тонкую трость, которой он взмахнул в воздухе, издав свистящий звук. Он вернулся к ней и снова поднес микрофон к губам.

— Сегодня только одна демонстрационная полоса. Чтобы подробнее изучить, как эта красавица выглядит, вам придется ее купить…

Без дальнейших фанфар он поднял трость, а затем быстро опустил ее, ударив по мягкой чувствительной груди. Даже кляп внутри не смог заглушить визга Темпест от боли… Боль была просто невыносимой… Она почувствовала жжение в груди… Тем чувствовала себя так, словно ее только что отделили от ее собственной груди. Она боялась посмотреть вниз, беспокоясь, что ее грудь действительно была отрезана жестоким ударом. Вместо этого Тем снова посмотрела на мониторы. Сквозь наполненные слезами глаза она увидела красный рубец на верхней части каждой груди…

Темпест снова просмотрела статистику и увидела, что ее цена достигла 450 000… Она посмотрела на следующую статистику, которая гласила — «Вошло в систему: 373». Ниже было написано — «Зарегистрированные участники торгов: 401».

Она недоверчиво уставилась на экран. Ее продавали с аукциона через интернет, а также людям, находившимся в зале. Люди со всего мира были свидетелями ее наготы и ее судьбы.

— 525! — услышала она.

Торги снова замедлились. Ей хотелось закричать от унижения, которое ей нанесли, но ее рот оставался закрытым. В итоге окончательная цена составила 600 000 фунтов. Ее отцепили от шеста и увели со сцены.

— Это «0914CF» — сказал мужчина, который доставил ее в офис дальше по коридору.

— Проверьте… — сказала женщина за стойкой.

Мужчина наклонил Темпест вперед над столом и раздвинул ее ягодицы. Затем он присел на корточки и прочитал:

— Ноль… Девять… Один… Четыре… Чарли… Фрэнк.

Каждая цифра в татуировке имела точное значение… Это был серийный номер, разработанный международной организацией работорговцев. «09» означало, что Темпест стала рабыней в 2009 году. «14С» означало, что она была четырнадцатым человеком, попавшим в рабство в том году в Карибском регионе. Буква «F» указывала на то, что она была женщиной. Организация вела обширную базу данных обо всех зарегистрированных рабах, которая помогала им в поиске рабов, если раб был украден или сбежал, а также в продаже на вторичном рынке, когда владелец уставал от конкретного раба… База данных также содержала обширную информацию, которая помогла организации уведомить потенциальных покупателей о наличии рабов. Как только организация получила права собственности на этих шестерых девушек и смогла оценить их, они использовали эту базу данных, чтобы уведомить людей, которые, скорее всего, будут заинтересованы в них…

Темпест была оскорблена тем, что они сделали с ней… Но она также чувствовала себя побежденной. Она никак не могла контролировать происходящее. Это было просто ужасно…

— Проверено, — сказала женщина, — Прикрепите ее, и я завершу транзакцию.

Темпест была в замешательстве.

Завершить транзакцию? Была ли эта женщин… Которая купила меня?

Женщина села за компьютер, нажала несколько клавишей и стала ждать.

Женщина больше походила на секретаршу, чем на рабовладельца… Хотя Тем никогда не встречала рабовладельца, поэтому не была уверена, как он должен выглядеть. Она выглядела лет на пятьдесят с намеком на седину, начинающую появляться в ее каштановых волосах. Она была немного старомодна и носила очки, которые уже лет десять как вышли из моды.

— Давай начнем сейчас, — начала секретарша после того, как мужчина ушел, — Нам нужно проверить базу данных. Темпест Аллегра Пападакис… Такое красивое имя. Как получилось, что твои родители назвали тебя Темпест?

Темпест уставилась на женщину.

— Ооо, я забыла, — сказала женщина, — Ты не можешь говорить… Что ж, не стоит беспокоиться. Действие препарата прекратится в течение следующих тридцати минут. И кляп будет удален достаточно скоро. Это такое красивое имя. Можете ли вы подтвердить, что это ваше имя, кивнув головой?

Темпест отказалась что-либо проверять. Она не собиралась играть в эту игру, какой бы она ни была. Тем вызывающе стояла, привязанная к столбу перед столом женщины.

Женщина вздохнула.

— Да… Иногда такое случается. Я всегда ненавижу, когда это происходит. Упрямые девушки потом всегда сожалеют о своем нежелании сотрудничать… Уже слишком поздно, милая… Бордели менее разборчивы и не требуют родословной… Только владельцы высшего класса хотят, чтобы их рабы были проверены…

Женщина несколько мгновений молчала, а затем заговорила снова.

— Должна ли я уведомить вашего покупателя о том, что ваша родословная не может быть проверена и что ты будешь отправлена в Бангкок?

Темпест задрожала от этого вопроса. Ей всегда нравилось выбирать, и она гордилась тем, что приняла правильное решение. Но это был не настоящий выбор. Это был проигрыш в одну сторону или проигрыш в другую. Положительного результата не было. Наконец она покачала головой. Она не знала, что ее ждет, когда сделка будет завершена, но надеялась, что это будет лучше, чем бордель в Таиланде.

— Хорошая девочка, — сказала женщина, — Итак, вы подтверждаете, что вы Темпест Аллегра Пападакис?

Темпест кивнула.

— В наших записях указано, что вы родились 24 февраля 1983 года. Это правильно?

И снова Темпест кивнула.

— Хорошо, хорошо. Пока у нас все идет хорошо. В остальном я просто констатирую факт, и вы кивнете, если это правильно, или покачаете головой, если это не так. В конце концов, действие препарата должно было прекратиться, и мы сможем исправить данные.

— Текущий адрес… 181А Саутвик-авеню, Виннетка, Иллинойс.

Темпест кивнула.

— Предыдущий работодатель: «Сеймур, Эллисон и Пиз».

Темпест напряглась от этого. До сих пор они могли получить все из ее паспорта.

Как они узнали ее работодателя? Это ее нынешний работодатель, а не ее предыдущий…

Она покачала головой.

— О… — сказала женщина, — Вы не работали в «Сеймур, Эллисон и Пиз»?

Темпест кивнула.

— Значит ли это, что вы действительно там работали? — спросила женщина.

И снова Темпест кивнула.

— Хорошо, — сказала женщина, — Тогда это делает его вашим предыдущим работодателем. Ты там больше не работаешь…

Темпест почувствовала, как ее охватил ужас от этих слов.

— Ты окончила с отличием в 2005 году университет Дьюка со степенью бакалавра искусств по истории.

Темпест снова кивнула.

Как они узнали об этом?

— Окончила в 2007 году университет Тиволи со степенью доктора юридических наук.

И снова Темпест кивнула.

— Отец — Теодор Пападакис. Мать — Мария Пападакис, урожденная Грегорио.

Тем кивнула. Это становилось для нее слишком пугающим. Это было похоже на то, что она была захвачена и удерживалась ЦРУ.

Женщина рассказала о десятках других фактов, все из которых Темпест подтвердила. Было невероятно, что у них было так много информации о ней.

Была ли я их мишенью? Была ли я ответственна за то, что ее друзья были захвачены и порабощены вместе с ней, заманив их в ловушку?

Собеседование закончилось, и секретарша поблагодарила ее за сотрудничество. Затем она нажала кнопку на своем столе, и в комнату вошли двое мужчин. Они привели ее к следующему пункту назначения.

Это была большая комната. Восемь шестов были расположены по кругу. Четверо ее друзей уже были привязаны к четырем столбам. Она была привязана к пятому. Она медленно переводила взгляд с одного лица на другое. Каждая из них была прекрасна, но каждая из них выглядела совершенно подавленной и сломленной.

Одного из них не хватало.

Кэрри… Означало ли это, что ее уже забрал покупатель? Или это означало, что она отказалась проверять информацию и уже направлялась в Бангкок?

Не было никакой возможности спросить. Темпест посмотрела на них и снова посетовала на то, во что, по-видимому, их втянула. Они все были такими любящими, такими добрыми и такими красивыми. Никто из них этого не заслуживал. Она вздрогнула, заметив, что каждого из них ударили тростью…

У Эльке были отметины, идентичные ее собственным, с рубцом на верхней части груди. У Ким полоски шли поперек сосков…

Должно быть, это было очень больно…

Элин получила две свои полосы по нижней стороне груди, и Темпест вздрогнула при мысли об этом. Она знала, какой чувствительной была эта плоть…

Но бедняжка Тэмми была единственной, кого она жалела. Ее полоса тянулась прямо через ее беременный живот. Не только она была наказана, но и ее еще не рожденный ребенок!

Темпест была несчастна. Она ясно видела, что и ее друзья были несчастны. Никто из них не заслуживал ничего даже отдаленно похожего на это. Это было совсем нечестно. И Темпест теперь была убеждена, что она была причиной всего.

Основываясь на том, что она узнала сегодня вечером во время этого испытания, она задавалась вопросом, увидит ли она когда-нибудь снова кого-нибудь из своих друзей. Она сомневалась в этом.

Они просто смотрели друг на друга, стоя в кругу. Никто из них не мог говорить из-за одинаковых кляпов, но их глаза говорили о многом. Каждый из них давал другим понять, как сильно они их любят и как им страшно.

После того, как они впятером воссоединились минут на десять, дверь открылась. На этот раз вошел один мужчина. Он подошел к Ким и отцепил ее от шеста. Затем он вывел ее из комнаты. Не было произнесено ни единого звука.

Прошло еще почти тридцать минут, прежде чем дверь снова открылась. Темпест взглянула на дверь и увидела того же мужчину. Она повернула голову и закрыла глаза, не желая видеть, как еще одного ее друга уводят в рабство. Через некоторое время она неохотно открыла глаза, чтобы посмотреть, кого из ее друзей забрали.

Ее глаза широко раскрылись от удивления при виде того, кого она увидела. Она снова закрыла их и покачала головой, прежде чем медленно открыть, думая, что у нее были галлюцинации. Но когда она открыла их снова, то увидела то же самое… Кейт Уинтроп стояла перед ней и улыбалась.

— Привет, Темпест, дорогая — сказала Кейт, — Это довольно сложная ситуация, в которую ты себя втянула…

Выражение на лице Темпест сменилось с недоверия на замешательство и облегчение. Если Кейт была здесь, это значит, что ее неприятности закончились… Кейт Уинтроп была старшим партнером в фирме «Сеймур, Аллен и Пиз». В тридцать девять лет она была старшим партнером уже почти десять лет. Она была самым молодой, когда-либо ставшей партнером в этой фирме. И ее многие считали блестящим и целеустремленным адвокатом.

Темпест быстро кивнула головой в ответ на слова Кейт и попыталась ответить устно, но была расстроена кляпом. Кейт улыбнулась, увидев реакцию пленницы, и протянула руку, чтобы провести пальцами по щеке девушки.

— Темпест, дорогая, — продолжала она, — Я здесь не для того, чтобы спасать тебя… Тебя продали… Ты принадлежишь кому-то… Что сделано, то сделано…

Выражение лица Темпест снова сменилось замешательством, когда она это слушала.

Тогда почему она здесь? Откуда она узнала, как меня найти?

Кейт ответила на эти вопросы, спустя пару минут.

— Когда я услышал два дня назад о шести новых девушках, выставленных на продажу в Карибском офисе, я подумала, что это можете быть ты и твои друзья… Я вспомнила, что ты собиралась в круиз с пятью подругами по колледжу…

Темпест заметила, что Ким привели обратно в комнату. Она нахмурила брови, когда до нее дошли слова Кейт и в ее мозгу сформировались новые вопросы.

Два дня назад? Нас похитили только прошлой ночью…. Или… Нас похитили раньше и держали под наркозом? И как Кейт вообще узнала об этом? Это была не та вещь, которую можно было бы рекламировать в газете…

— Поэтому я приехала так быстро, как только смогла, — продолжила Кейт, — Я не хотела, чтобы ты попал не в те руки… Я пыталась заставить их освободить тебя… Но они отказались. В их глазах ты была товаром высшего качества. Все шестеро из вас были лучшими… Но ты была лучшей в помете…

У Тем не укладывалось в голове…

— Я здесь не для того, чтобы спасать тебя, — повторила Кейт, — Я купила тебя. Теперь ты моя собственность…

Темпест затаила дыхание, когда услышала эти слова.

Кейт купила меня? Кейт заплатила за меня 600 000 фунтов? Что все это значит?

— Эти твои подруги? — спросила Кейт, оглядывая комнату.

Темпест кивнула в ответ. Кейт подошла к Ким… Темпест с недоверием наблюдала, как Кейт провела пальцем по красному рубцу по центру груди Ким, заставляя ее вздрогнуть, когда палец коснулся сосков. Кейт положила ладони на грудь и сжала, вызвав у Ким стон. Затем, к ужасу Тем, Кейт скользнула рукой по подтянутому животу Ким в ее промежность… Она просунула палец в ее влагалище и стала им там вертеть… Ким начала стонать…. Затем Кейт вытащила палец и положила его себе в рот, закрыв глаза, как будто наслаждаясь вкусом.

— Восхитительно, девочка! — произнесла она, — Ты сделаешь кого-то очень счастливым…

Темпест слышала слухи в офисе, но отвергала их как просто клевету, распространяемую завистливыми коллегами. Во время стремительного взлета Кейт в фирме она прошла мимо более опытных юристов на пути к старшему партнеру. Темпест всегда приписывала эти слухи тем, кого обошли стороной в пользу красивого, молодого, светловолосого адвоката…

Слухи в основном были вариациями на одну и ту же тему. Ходили слухи, что у Кейт Уинтроп были экзотические сексуальные интересы. По некоторым слухам, она была лесбиянкой… В других она стремилась к доминированию и подчинению…

Темпест знала, что Кейт дважды защищала людей, которых обвиняли в участии в белом рабстве. Оба раза ее клиенты были оправданы…

Кейт перешла к Элин. И снова она начала с того, что провела пальцем по красной полосе на груди девушки. Затем Темпест наблюдала, как Кейт покачивала красивыми грудями в своих ладонях, вызывая гримасу подруги каждый раз, когда рубцы соприкасались с руками.

Темпест пристально посмотрела на Кейт, чтобы определить, могут ли слухи быть правдой. Старший партнер, безусловно, была одета так, как будто она была доминантом. Черные кожаные брюки плотно облегали ее бедра, демонстрируя женственные изгибы… Черный кожаный топ с длинными рукавами, зашнурованный спереди, оставлял полоску обнаженной плоти от шеи до пупка, и открывал внутренние выпуклости двух больших и явно упругих грудей. Черные сапоги на шпильках завершали наряд и придавали Кейт поистине доминирующий вид.

Кейт вставила палец в Элин, заставив девушку покраснеть. И снова она играла с девушкой, пока та не начала стонать. И ее тоже она попробовала на вкус, прежде чем перейти к Тэмми.

Кейт провела пальцем по рубцу на выпуклом животе, а затем положила ладони по обе стороны живота, медленно лаская его…

— На тебя сегодня потратили кругленькую сумму, девочка. И теперь я понимаю, почему. Ты прекрасна!

Затем она протянула руку и приподняла полные груди в своих ладонях. Она наклонилась и втянула один из сосков Тэмми в рот, играя с ним в течение нескольких минут, прежде чем отпустить…

— Молока еще нет. Но скоро… Твоя хозяйка планирует держать тебя на своей молочной ферме…

Закончила она прощупыванием и дегустацией лона Тэмми и затем она перешла к Эльке.

Темпест наблюдала, как Кейт играла с упругими, пышными грудями скандинавской богини, покачивая ими и посасывая соски. В этот момент у Темпест не было сомнений в том, что слухи были правдой. Все они были правдой!

Кейт вернулась в Темпест…

— Ты уже должна быть в состоянии шевелить губами…

Темпест кивнула.

— Покажи мне… — сказала Кейт.

Темпест послушно пошевелила губами. Действие наркотика закончилось.

— Хорошая девочка. А теперь давайте поговорим о том, что будет дальше…

Тем не была уверена, что хочет знать больше. Последние время было для нее полным кошмаром, и каждый прошедший час, казалось, был все хуже и хуже. Теперь она узнала, что женщина, которой она восхищалась и которую уважала на работе, оказалась демонической преступницей…

— Посмотри на меня, девочка, — сказала Кейт.

Тем закрыла глаза, пытаясь отгородиться от всего этого безумия, но Кейт не собиралась мириться с этим.

— Открой глаза, Темпест. Сейчас же!

Темпест неохотно открыла глаза. Ее голова была смиренно склонена, поэтому, когда ее глаза наконец открылись, она смотрела вниз на глубокую долину, которая была ложбинкой между грудей Кейт. Она быстро покачала головой, а затем посмотрела в глаза Кейт.

— Теперь ты 0914CF, — начала Кейт, — Это теперь твой номер на всю оставшуюся жизнь… Ты теперь моя собственность. Ты мой актив…

Темпест вздрогнула, когда услышала холодные слова, исходящие от кого-то, кто раньше был добр к ней. Кейт подняла руки и растопырила пальцы, приподняв грудь Тем и позволив большим пальцам пробежаться взад-вперед по нарисованным соскам.

— Я верну тебя в Чикаго… И ты будешь жить у меня… Я всегда держу свою собственность при себе. Ты понимаешь?

Темпест покачала головой, заставив Кейт усмехнуться. Кейт наклонилась вперед и поцеловала девушку в щеку.

— Нет, конечно, ты не понимаешь. Сейчас все это не имеет для тебя никакого смысла.

Позволь мне кое-что тебе объяснить, — продолжила Кейт, — Я заберу тебя к себе домой, когда решу, что ты готова. Однако тебе придется продемонстрировать, что ты готова, прежде чем это произойдет… Никогда не трать свое время на мечты о побеге или спасении. Пока вы спали, ты и каждый из таоих друзей получил капсулу, имплантированную в ваши тела. В одной половине капсулы находится чип. Чип выполняет две функции. Наиболее важной является функция GPS. Он покажет нам с точностью до трех футов, где вы находитесь в любой точке земного шара. Если вы сбежите, то это только вопрос времени, когда вас найдут и вернут. В конце концов, теперь ты 0914CF и принадлежишь мне…

Темпест снова вздрогнула, услышав серьезный тон женщины, стоящую перед ней и держащую ее за грудь. Кейт остановилась, почувствовав дрожь, и наклонилась, целуя пышные выпуклости каждой груди.

— У чипа есть и другое назначение. Это активирует другую половину капсулы, которая содержит яд, который убьет тебя менее чем за секунду. Чипу можно дать указание сделать это одним из четырех способов. Если тебя не найдут в течение двадцати четырех часов после побега, командный центр организации активирует чип. Окажется, что ты умерла от обширного кровоизлияния в мозг…

Темпест напряглась, но это не удержало Кейт от интимных ласк щедрой груди.

— Если ты подойдете на расстояние десяти футов к полицейскому участку или зданию суда в любой точке земного шара, он будет активирован…

Темпест широко раскрыла глаза от страха.

— Не волнуйся. Ты можете проехать мимо одного и не активировать его. Ты будешь достаточно далеко… И твоя юридическая практика закончилась, так что тебе не нужно беспокоиться…

И снова Темпест почувствовала, как холодок пробежал по ее спине, когда она узнала о конце своей карьеры.

— Если ты когда-нибудь заговоришь по телефону, чип будет активирован. Это делается для того, чтобы избежать соблазна позвать на помощь… И, наконец, есть еще…

Кейт вытащила маленькое устройство дистанционного управления из своего топа. Он покоился над ее левой грудью под черной кожей. Она открыла крышку, чтобы показать красную кнопку.

— Если я почувствую, что ты представляешь угрозу моей безопасности, или если ты мне просто когда-нибудь надоешь, все, что мне нужно сделать, это нажать на эту кнопку…

Она положила большой палец на красную кнопку, и Тем ахнула и задрожала от страха. Кейт выпустила грудь и схватила Темпест за подбородок, глядя ей в глаза.

— Надеюсь… Мы поняли друг друга?

Темпест быстро кивнула.

— Хорошая девочка, — Кейт потянула подбородком вперед и поцеловала Темпест в губы.

Тем снова напряглась. Она и раньше целовалась с подружками, но это всегда был целомудренный поцелуй… Приветствие или прощание… А сейчас… Кейт совсем по-другому поцеловала ее, Кейт провела губами взад и вперед по губам Темпест, а затем высунула язык, чтобы облизать губы девушки. Впервые Темпест была рада, что у нее был кляп. По крайней мере, это помешало языку Кейт проникнуть в ее рот.

Рука ослабила хватку и вернулась в прежнее положение, снова легла на грудь Тем. Кейт наклонилась и поцеловала верхнюю выпуклость каждого холмика. Затем она втянула левый сосок в рот. Темпест почувствовала, как язык порхает по ее маленькому комочку, а затем почувствовала, как зубы сжимают его и катают взад-вперед. Она оглядела комнату, посмотрела на своих друзей с мучительным выражением на лице и увидела, что они смотрят на нее с таким же мучительным взглядом. Наконец Кейт отпустила сосок и подула на него, наблюдая, как сосок напрягся еще больше…

— Темпест, дорогая, они великолепны. Ты понятия не имеешь, как долго я мечтал владеть ими… С тех пор, как ты стажировался у нас три года назад. Но я хочу, чтобы ты знала, что я не имею никакого отношения к вашему захвату и продаже. Это была чистая удача… Меня уведомили о продаже шести единиц товара, и я подумал, что ты можешь быть одним из лотов. Но я не договорилась об этом… Я никого не уведомлял о том, что вы собираетесь быть на этом корабле. Черт возьми, я даже не знала, на каком корабле ты собираешься путешествовать… Они выбрали вас и получили вас чисто случайно и исключительно в деловых целях…

Темпест чувствовала себя невероятно неловко из-за слов, которые использовала Кейт. Она называла Темпест и ее подруг «товаром» и «партией», как будто девушки действительно были не более чем частью чей-то собственности. Она использовала такие слова, как «получить» и «продать», которые также подразумевали, что она была просто активом или принадлежностью. Она в ужасе наблюдала, как Кейт опустила голову к ее другой груди, втянула этот сосок в рот и поиграла с ним языком и зубами.

— Теперь я собираюсь вынуть этот кляп — сказала Кейт, как только она выпустила возбужденный сосок из своих губ, — И еще… Ты не должны говорить, пока к тебе не обратятся. И единственные слова, которые я хочу услышать из твоих прекрасных уст, это… «Да, госпожа» и «Да, пожалуйста»… Если только вопрос, который я задам, не подразумевает, что информация должна быть предоставлена. Тебе это ясно?

Темпест неохотно кивнула головой.

— Хорошая девочка.

Кейт отпустила ее груди и подошла к столу, и тут же вернулась с ключом… Она просунула его между губами Темпест и повернула, наполовину открыв челюсть девушки. Она сняла засов, а затем освободила зажим, который жестоко удерживал язык пленницы. Затем она воспользовалась ключом, чтобы снять скобу с коренных зубов, и хорошо отработанным движением вытащила кляп изо рта.

Сколько ж раз она проделывала это?

Темпест открыла и закрыла рот, как только ужасное устройство было удалено. Ей так хотелось закричать на Кейт. Она хотела урезонить ее. Она хотела умолять о своей свободе. Но она также хотела в конце концов сбежать. Но вспомнив предупреждение, Тем промолчала…

Кейт слегка провела пальцем взад и вперед по губам Темпест.

— Ты понимаешь, что это принадлежит мне?

Темпест напряглась от этого вопроса. Она знала, что ей позволено отвечать на вопросы только одной из двух фраз, но ей было так неприятно их произносить. Она сделала паузу, Кейт дала ей время привыкнуть. Она знала, что в голове у ее новенькой рабыни, должно быть, царит смятение. Темпест задрожала и закрыла глаза от стыда, прежде чем ответить.

— Да, госпожа…

Кейт улыбнулась и наклонилась вперед, снова целуя Темпест. Тем открыла глаза и огляделась. Четверо ее друзей уставились на нее, потрясенные ее явной капитуляцией. Кейт потянулась, чтобы снова завладеть грудью Темпест, приподнимая тяжелые шары пальцами.

— Ты согласны с тем, что и это теперь то же моя собственность?

И снова Темпест напряглась… Она посмотрела вниз и увидела, что ее грудь держит женщина, которую она привыкла считать почти подругой… И снова ей захотелось сопротивляться. Но, в конце концов, она решила бороться в другой раз. Она глубоко вздохнула и посмотрела Кейт в глаза.

— Да, госпожа!

В этот момент дверь открылась, и вошла еще одна женщина, одетая в кожу.

— Привет, Кейт. Хороший у тебя сегодня улов.

— Спасибо, Джулия. Какой из них твой?

— Рыжая… Я хотел встретиться с ней до того, как уеду, и отправлю ее домой.

Все пять обнаженных женщин ахнули при этих словах. Это было слишком невероятно! Сначала их похитили. Затем их раздели. Затем они были проданы. И если этого было недостаточно для жестокого обращения, теперь они узнали, что их можно отправить куда-нибудь, как посылку.

— О, она красавица, — прокомментировала Кейт, — Черт возьми, они все такие. Это лучшая коллекция, которая когда-либо предлагалась.

— Да, я согласна, — сказала Джулия, — Мне было трудно принять решение. О, я должна тебе сказать. Снаружи, у расчетного стола, царит настоящий переполох. Похоже, что у одного из покупателей не хватает средств. Она сейчас пытается наскрести достаточно денег.

— О боже, — сказала Кейт, — Это нехорошо…

— Ты знаешь, что это значит, не так ли? — спросила Джулия.

Кейт рассмеялась.

— Конечно, я знаю, что это значит. Я составляла проект соглашения о членстве.

— Ооо, я все время забываю. Ну, если кто-то назовет цену, он получит двойную цену.

— Кто это? — спросила Кейт.

— Я не знаю ее имени. Она француженка. И она тоже довольно симпатичная.

— Какой из них она купила?»

— Блондинка, — сказала Джулия, указывая на Эльке.

— Хм, — задумалась Кейт.

Затем она повернулась к Темпест.

— У тебя, возможно, будет сестра-рабыня или две…

Каждый участник должен был подписать соглашение, прежде чем присоединиться и получить разрешение на участие в аукционах. Одно из правил гласило, что сделка должна была завершена в течение одного часа после окончания аукциона. Неспособность успешно завершить сделку приводила к лишению свободы не состоявшегося покупателя. Дальше было всего два варианта… Первый… Если бы кто-то был готов купить девушку, на которой потенциальный покупатель выиграл торги, этот человек получил бы девушку и покупателя. Второй способ, которым это могло закончиться, заключается в том, что девушка и участник торгов будут задержаны до следующего аукциона, а затем проданы. Однако организация предпочитала первый вариант. Это было связано с денежным потоком и означало, что ценным товарам не придется сидеть на полке в качестве инвентаря, собирая пыль.

Джулия прошла мимо каждого из новых рабов, лаская, щипая и ощупывая обнаженную плоть на ходу. Она бы купила их все, если бы могла. Все они были впечатляющими. Даже та, которая была беременна, была потрясающей. Джулию не очень заботило, что беременность делает с женским телом, но даже с выпирающим животом это было поразительно. Наконец она добралась до Элин и начала свой тщательный осмотр.

— Я думаю, что вернусь и проверю французскую принцессу, — сказала Кейт, — Не позволяй моей девочке уйти.

Джулия рассмеялась, увидев, что Темпест была надежно привязана к своему шесту.

— Я прослежу, чтобы она не двигалась. Ты не возражаете, если я осмотрю ее повнимательнее, пока тебя не будет?

— Будь гостем, — бросила Кейт через плечо, исчезая за дверью.

Джулия вернулась к Темпест и провела руками по бокам девушки, наслаждаясь шелковистостью мягкой теплой плоти. Она провела ладонями по бедрам и потянулась, схватившись за упругие ягодицы каждой рукой.

— У тебя определенно было много поклонников, малышка. И если бы я только что не купила одного из твоих друзей, я была бы еще одним претендентом на тебя.

Темпест решила, что ей лучше промолчать. Она кипела от того, как с ней обращались. И то, что ее назвали малышкой, не улучшило ее настроения, тем более что она была по меньшей мере на шесть дюймов выше женщины, которая только что так ее назвала. Ощупывание тоже не улучшило ее отношения. Все это было так невыносимо…

Однако Темпест еще не закончила страдать. Она почувствовала пальцы у своего лона и съежилась, когда они раздвинули ее складки. Она не думала, что когда-нибудь сможет привыкнуть к такого рода интимным ласкам… Когда Джулия засунула палец ей в лоно, она приподнялась на цыпочки, чтобы попытаться избежать прощупывания, но палец просто двигался вместе с ней.

Дверь открылась, и вошли мужчина и женщина. На вид им было чуть за сорок.

— Ты выбрала хорошую, — сказал мужчина.

— О, она не моя. Вон та рыжая принадлежит мне. Я просто решила попробовать эту, прежде чем Кейт заберет ее.

— Она тоже красавица, — сказала женщина, — Мы купили вот это.

Темпест оглянулась и увидела, что они указывают на Ким.

— Она будет стартовой рабыней для наших детей. Мы, вероятно, вернем ее сюда для перепродажи через несколько лет… Если она им надоест…

— В ней тоже есть красота. Я уверен, что вашим детям будет очень весело с ней.

Это безумие! — подумала Темпест, — У шести девушек только что отняли их жизнь, карьеру, надежды и чаяния… А эти другие люди слонялись вокруг, разглядывая товары и непринужденно болтая, как будто они были на распродаже выпечки по соседству… Черт! Теперь даже я использую слово «товар».

Кейт вернулась на минутку.

— Мне доставят Темпест в мою комнату. Я сделал ставку на маленькую француженку и блондинку. У нее есть еще десять минут, чтобы ответить на мое предложение… И я собираюсь остаться, чтобы посмотреть, как все обернется…

— Хорошо, — сказала Джулия, медленно вращая пальцем во влагалище Темпест, которое стало очень влажными из-за всех этих прикосновений и стимуляций, — Удачи!

Кейт исчезла, и, в конце концов, Джулия вернулась к оценке своей собственной девочки. Темпест наблюдала, как бедная Элин терпела те же унижения, с которыми и ей приходилось мириться.

Появился мужчина, чтобы забрать Темпест… Он увел ее комнату Кейт, где привязал ее к такому же столбу посреди гостиной…