Табор

Мала этой ночью спала очень плохо, но, несмотря на это, проснулась на рассвете. Сегодня ей исполняется 16, а в их таборе это очень важная дата — ей подарят нового слугу и это, наконец-то, будет настоящий мужчина…

От одной этой мысли у Малы в животе запорхали сотни бабочек, а между ног стало влажно.

— Я уже проснулась — сказала она

Стройная высокая девушка-блондинка лет тридцати, которая спала обнаженной, свернувшись в позу эмбриона на полу рядом с кроватью Малы, не шевелилась.

— Ты слышишь меня? Я ПРОСНУЛАСЬ!!! — почти прокричала она

Девушка испуганно вскочила, несколько секунд постояла пытаясь проснуться, затем поспешно подошла к торцу кровати Малы и так же ловко запрыгнула под одеяло к девочке. Там она нежно раздвинула девочке ноги, провела кончиком языка между влажных губок, медленно вставила средний палец в её вагину и припала губами и языком к ее маленькому клитору.

Всё это она проделала практически на автомате, ведь их утро начиналось именно так на протяжении уже нескольких лет. Умение и огромный опыт служанки принесли свои плоды уже через минуту — Мала тяжело задышала, плотно прижала подушку к лицу и забилась в мощном оргазме.

Служанка вылезла из под одеяла девочки, рот и щеки ее блестели от выделений Малы.

— Вы, госпожа, будете сегодня завтракать в постели? — спросила она

Мала всё еще отходила от оргазма и отвечать ей было лень. Она посмотрела на лицо своей служанки и поймала себя на мысли, что страшно ей завидует. Первые служанки, которых выделяют всем детям в этой семье, когда тем исполняется 6 лет, после десяти лет прислуживания отправляются в бордель табора, где и остаются работать до конца своих дней, «обслуживая» по десять, а то и более мужчин в день.

Это Мале рассказал старший брат Тамаш, когда девочка спросила у него, что теперь будет с её служанкой. Мала сразу же поспешила поделиться этой «прекрасной» новостью с девушкой и так и не поняла, почему та, на вопрос «Ты рада?» ответила отрицательно. Это просто не укладывалось у нее в голове, хотя Мала знала, что служанки не могут врать.

— Неси завтрак, да поживее — сказала Мала девушке и та, поспешно накинув на себя платье и фарух, удалилась

Мала даже не знала имени женщины, которая ежедневно доводила девочку до оргазма — у служанок не было имен. Они же не люди. То есть они выглядят как люди и ведут себя так же, но у них нет чувств — по крайней мере именно так всю жизнь рассказывали детям в этой семье. Хотя Мала готова была поклясться, что видела, как в самом начале своей службы девушка, тогда еще не намного старше, чем Мала сейчас, несколько раз плакала по-настоящему. Каждый раз, когда отец или кто то из ее дядей уводили девушку «прогуляться» — та всегда возвращалась в слезах и потом долго не могла успокоиться. Разве человек без чувств может плакать?

После одной из таких прогулок с дядей Ханзи, Мала заметила у своей служанки сине-красные следы от ремня на ягодицах, подумала, что та плохо себя вела и попросила рассказать, что они с дядей делали всё это время.

Изумлению девочки не было предела. Так Мала, у которой к тому моменту месячные были всего пару раз, в один вечер узнала что такое горловой минет, анальный секс, вагинальные пробки, зажимы на соски и двойное проникновение — оказалось что ее отец в какой то момент решил присоединиться к своему брату. Рассказ служанки был долгим и весьма красочным — Мала много нового узнала тогда как о спокойном и интеллигентном дяде Ханзи, так и о своём собственном отце.

Именно этот рассказ и подтолкнул Малу к мысли, что служанку ведь можно использовать не только для уборки в комнате и чтения книг вслух. Именно в тот вечер Мала впервые попросила свою служанку «полизать там».

Несмотря на то, что после того вечера были и гораздо более красочные «прогулки» с дядями Ханзи, Тобаром, Пали, Стевом и ее отцом, а иногда и со всеми одновременно, тот рассказ она запомнила на всю жизнь, ведь тогда она впервые по-настоящему поняла, что такое сексуальное влечение.

Девственности Мала лишилась повторяя сцену одного из рассказов служанки — стоя на четвереньках Мала сосала леденец, представляя что это член дяди Тобара, а служанка в это время вставила в вагину девочки рукоятку расчески, как это делал со служанкой дядя Пали. Боль и наслаждение по-началу были примерно одинаковыми, но Мала была настолько возбуждена, что даже приказала служанке двигать расческой быстрее. Хоть тогда она кончить не смогла, но расческу эту Мала до сих пор чаще использует не по прямому назначению.

Со времени своего полового созревания, сексуальный темперамент Малы был настолько велик, что ему позавидовал бы любой прыщавый мальчишка-подросток. Мала постоянно хотела секса и при любой возможности заставляла свою служанку удовлетворять себя. Так и теперь, не спеша пережевывая свою яичницу и предаваясь всем этим воспоминаниям детства, Мала почти не замечала девушку, лежащую между ее ног, тщательно вылизывающую её промежность и изо всех сил пытающуюся просунуть свой язык как можно глубже. Мала не кончала от таких манипуляций — ей просто нравилось ощущать внутри себя нечто живое, теплое и влажное. Она могла лежать так часами и часто так и делала. Служанка Малы ни секунды в течении дня не проводила без дела — если она не занималась уборкой или стиркой — она работала ртом между ног своей хозяйки.

Мала ещё никогда не видела мужского члена. Она часто просила свою служанку описывать и даже рисовать все члены, которые она видела в этом доме. Просила тщательно и в подробностях их запоминать. Описывать вкус, цвет, запах, даже венозную сетку. Она знала, что у дяди Пали спермы мало, но она густая и горькая на вкус, а у ее отца наоборот очень много и она просто слегка соленоватая. Но все равно член она видела только по рассказам и рисункам и больше всего на свете хотела увидеть его вживую. Именно поэтому сегодняшний день был настолько для нее важен.

Второго слугу в этом доме детям дают при достижении 16 летнего возраста и, в отличии от первого, ребенок в этом возрасте сам может выбрать пол своего слуги. Первая всегда девушка. Мала не знала почему это было именно так, ведь это было не честно. Ее четверым братьям достались девушки, как и ей самой и они могли использовать этих девушек по их прямому назначению, а она могла взять от своей только язык и губы — женское тело Малу не интересовало. Только однажды, когда служанка сказала, что запах члена и вагины весьма схож — Мала почти час нюхала и лизала свою служанку между ног, представляя что лижет настоящий член, но это всё было не то…

Родители Малы не смогли скрыть удивления, когда девочка попросила слугу мужского пола. Мать даже переспросила:

— Точно? Мужчину? Мы думали тебе нравятся… ну… как эта… — она не глядя махнула рукой в сторону служанки Малы

— Нет, хочу чтобы у меня был мужчина, настоящий — с гордостью ответила Мала, чем вызвала легкую улыбку на лице обоих родителей.

Мала тогда не поняла, что и отец и мать часто интересовались, чем Мала занимается в своей комнате за закрытыми дверями. И узнав, что большую часть свободного времени их дочь проводит за трением своей вагины о лицо служанки, были уверены, что их дочь лесбиянка. Просьба предоставить ей мужчину обрадовала обоих родителей.

Все эти мысли о членах, сперме и сегодняшнем «подарке» вновь разожгли в Мале огромное желание и она легонько потянула свою служанку за волосы. Та молниеносно вытащила язык из влагалища девочки и прильнула к ее клитору, а вместо языка вставила палец. Им уже не нужно было никаких слов — все это происходило так часто, что служанка одними жестами уже понимала все желания своей молоденькой хозяйки.

Бурно кончив и приняв утренний душ, Мала вышла из своей комнаты, оставив служанке уборку. Возле двери она встретила своего младшего брата Шандора, который проезжал верхом на спине полностью голой молодой девушки, немногим старше самой Малы. Мальчик держал ее за две длинные косички, как за поводья. Он потянул их на себя и девушка остановилась.

— Мала, Мала смотри, какая у меня лошадка. Папа хвостик ей сделал — он указал себе за спину.

Мала даже удивилась — у девушки из ануса действительно торчал длинный конский хвост.

— И правда круто — улыбаясь сказала она

— Ну я поехал — весело сообщил мальчишка и, не разворачиваясь, размашисто шлепнул девушку прутом сзади, добавив еще одну ярко красную полоску на правой ягодице к дюжине таких же. рассказы эротические Девушка коротко взвыла и понесла хохочущего мальчишку дальше по коридору со скоростью, которой Мала даже не ожидала.

Смотря им вслед, она поймала себя на мысли, что это весьма возбуждающее зрелище и что она и сама была бы не против покатать так кого нибудь. Хотя от семилетнего пацана толку мало, а взрослого мужчину она едва ли выдержит. Мальчик хлестал свою «лошадку», чтобы та ехала быстрее и громко смеялся.

Еще несколько лет таких покатушек и глупостей и мальчик начнет становиться мужчиной, начнет изучать свою сексуальность и эта девушка все время будет рядом. Она будет первой, кому он сунет свой член в рот и первой, кто сделает из него настоящего мужчину. С ней он попробует всё, но потом… Сейчас она просто лошадка… Мала подумала, что завидует даже ей.

Спустившись по лестнице, Мала немного удивилась, встретив свою тётю Тсеру, сидящей на кресле напротив камина и как будто специально ожидающей прихода девочки. Тётя Тсера была сейчас единственной в их семье колдуньей — так все называли женщин их рода, способных превращать обычных людей в слуг и служанок. Мале всегда нравилась Тсера, она была неотразимой — красота этой женщины была видна даже Мале, её 16 летней племяннице. Черные вьющиеся волосы, тонкие идеальные черты лица, темные глаза и большая грудь, которую Тсера всегда подчеркивала откровенным декольте — эта женщина была идеальна. Родные часто говорили, что Мала была копией тёти Тсеры, но Мале самой так не казалось. Разве что грудь, возможно — в 16 лет грудь Малы была почти такого же размера, как у ее взрослой служанки, только нежнее и красивее.

Тсера редко выходила из своей комнаты. Мала встречалась с ней, возможно, только пару раз в месяц и уж точно Мала не могла припомнить, чтобы Тсера вот так просто сидела посреди холла и ничего не делала.

Тётя жестом указала Мале на свободное кресло рядом

— Ждёшь сегодняшнего вечера?

— Оооо, вы себе не предста… — Мала осеклась и покраснела — ну то есть да, жду… в общем…

Тсера рассмеялась

— Я сама лично выбирала для тебя слугу, так что ты не будешь разочарована, поверь мне.

— Спасибо, тётя — Мала засмущалась и отвернулась к камину

— Ступай, девочка моя, сходи прогуляйся, на улице прекрасная погода.

Мала встала и вышла из дома.

Через несколько минут в холл спустились родители Малы, они были явно в хорошем настроении. Отец Малы сел на кресло рядом с Тсерой, а мать на диване позади них.

— Вы думаете это она? Она будет моей преемницей? — спросила Тсера

— Пока всё указывает на это… — ответил отец.

— Сколько раз в день она мастурбирует?

— Мастурбирует? — мужчина усмехнулся — Да у её служанки мозоль на кончике языка. Настоящая. Твердая такая, как у матерого грузчика на руках, только тут на языке… Я даже не знал что такое вообще бывает.

— Мы по началу забирали служанку у Малы под разными предлогами — добавила мать девочки — у неё язык набухал по 2 раза в неделю, да так, что приходилось к врачам нашим обращаться, только пару лет назад прекратилось, теперь этим языком можно бутылки с пивом открывать…

Тсера довольно улыбнулась.

— Пришлите ко мне эту служанку сегодня, не отправляйте пока в дом удовольствий — сказала она

— Мы и не собирались — ответил отец — это не язык, а сокровище, она им такое может вытворять… Мала натренировала бедняжку… Даже самая опытная шлюха в нашем доме такого не может…

— Отлично… — ответила Тсера — А этот мальчик… Он готов?

— Да, ему сделали вазэктомию уже. Всё зажило, все работает… — ответила мать Малы

— Не великоват то член у этого? Почти 20 сантиметров… Еще и толстый такой… Как бы не травмировалась девочка, неопытная всё таки… — сказал отец

— У моего первого было 22 — ответила Тсера — если она моя преемница, то сможет принять и такой. Дайте ему двойную дозу таблеток и еще для продления полового акта добавьте — первая ночь самая важная для девушки, он должен быть на высоте…

День тянулся для Малы невыносимо долго. Она хотела было скоротать его, как делала это обычно — в компании своей служанки, но оказалось что и это невозможно — служанку зачем-то увели к тёте Тсере и непонятно было когда она вернется.

Мала незаметно взяла из кухни несколько бананов, выбрав те, которые по тверже и вернулась к себе в комнату. Она полностью разделась, несколько минут постояла напротив зеркала, любуясь своим прекрасным тельцем и легла на кровать.

Девочка широко раздвинула ноги, аккуратно вставила один из бананов себе в попу, предварительно тщательно смазав его слюной. Другой она вставила во влагалище. Для второго банана смазка не требовалась, ведь Мала не кончала уже несколько часов, что для нее было совсем не обычно.

Она принялась пальчиком тереть свой маленький клитор. Ей было приятно, но кончить не получалось — она только сейчас поняла, насколько все таки хорошо это умеет делать служанка — Мале давно уже не приходилось делать это самой.

Мале хотелось, чтобы бананы внутри нее двигались, как это делала служанка — та обычно одной рукой трахала свою хозяйку во влагалище, другой занималась попкой девочки, а языком стимулировала клитор. Мала привыкла либо лежать ничего не делая, либо трогать себя за соски — ей это очень нравилось. Но теперь ей приходилось делать всё самой, поэтому она поочередно вытаскивала и вставляла бананы то в попу, то во влагалище — это было ужасно неудобно.

Но всё таки её старания начали приносить плоды. Девочка стала стонать чуть громче и почувствовала приближение оргазма. Она начала стимулировать клитор интенсивнее и быстро, на всю длину, трахать себя бананом, который был у нее в попе.

В этот самый момент дверь в ее комнату распахнулась и на Малу уставились не менее десятка ошарашенных пар глаз. Там была вся ее огромная семья — родители, все братья, вместе с самым младшим, многочисленные дяди и тети с супругами и их детьми — на нее смотрели все. Все они пришли поздравить девочку с такой замечательной датой.

Как назло, в тот самый момент, как открылась дверь, Малу накрыл необычайно сильный оргазм. Она попыталась накрыться одеялом, но кровать была заправлена и Мала лежала сверху, она была полностью перед ними. Еще и кончала… Сильно с конвульсиями и стонами, и ничего не могла с этим поделать.

— Мы позже зайдём — отец Малы первым отошел от шока.

Он развернулся и тактично начал выталкивать открывших рты от изумления родственников из комнаты. Когда дверь за ними закрылась, Мала перестала кончать, и расплакалась.

Она просто лежала на кровати, накрывшись одеялом, и рыдала. Она знала, что не сможет выйти теперь из своей комнаты, не сможет смотреть всем этим людям в глаза. Все ее родственники, они всё это видели — Мала, эта скромная, интеллигентная и хорошая девочка, трахает себя бананом в задницу и кончает, как портовая шлюха.

Кто то легко постучал в дверь:

— Можно мне войти? — спросила тётя Тсера

Мала никого не хотела видеть сейчас, просто не могла, но Тсера — ей отказать было нельзя ни при каких обстоятельствах, ведь ей, по сути, принадлежало всё в этом доме и именно Тсера была главой всей их огромной семьи.

— Войдите — тихо ответила Мала

Тетя Тсера вошла в комнату, закрыла за собой дверь и присела на кровать рядом с Малой.

— Как ты, девочка моя? — спросила Тсера и Мале сразу же стало немного легче

— Вы это видели? — тихо

спросила Мала

— Видела…

Мала снова начала плакать:

— Мне так стыдно… п… п… Простите… надо мной теперь все будут смеяться…

Тсера положила руку на щеку девочки:

— Послушай меня, малышка, ты не обычная девочка. Ты, как и я, как и твоя двоюродная бабушка Джофранка имеешь особый дар… Ты можешь подчинять себе людей. Я научу тебя всему, как научила меня моя тётя. Сегодня я объявлю об этом всем и никто не будет над тобой смеяться уже никогда. Они будут обращаться к тебе с таким же почтением, как и ко мне самой.

Мала не могла в это поверить…

— Но… но… почему Вы решили что у меня есть этот дар? Ведь у Вас и самой есть три дочери, почему Вы выбрали меня, а не одну из них?

— Как я и сказала, только у тебя есть этот дар и теперь я в этом уже не сомневаюсь…

— Но… почему?

Тсера тяжело выдохнула…

— Видишь ли… Этот дар, он очень могуществен и он, в то же время, является нашим проклятием..

Тсера немного помолчала, отвернувшись. Она размышляла, как именно сказать девочке обо всём и решила с этого момента говорить ей только правду, ведь она станет ее преемницей…

— Понимаешь… Сила твоих желаний… Она совсем не свойственна другим людям — ни девочкам, ни даже мальчикам… Моя средняя дочь Надья всего на год младше тебя, но еще девственница и это нормально для других людей, но у Надьи нет этого дара, а у нас с тобой он есть… Как думаешь, почему я так редко выхожу из своей комнаты?

Мала даже никогда не задумывалась над этим. Тсера была колдуньей, самым главным человеком в их Таборе и Мала просто уверена была, что Тсера там занимается какими-то жутко важными делами, решает суперсекретные вопросы или что-то в этом роде…

— Ну… у Вас наверное много важных дел… — неуверенно ответила девочка

— Нет, малышка моя, просто у меня в комнате, помимо нескольких служанок, живут еще 14 мужчин, отборнейших мужчин, если так можно выразиться, обладающих не только внушительными… — Тсера запнулась и через несколько секунд продолжила — физиологическими данными, но и необычайной выносливостью… При всём при этом, они каждый день принимают по одной таблетке средств для улучшения потенции и по таблетке для продления сексуальной выносливости. Не смотря на это всё, каждый из этих мужчин ложится спать полностью опустошенный…

Мала смотрела на свою тётю круглыми от удивления глазами и не знала что ответить..

— Это и есть мои «важные» дела… Один или два раза в неделю я, с твоими дядями езжу в город для поиска и рекрутирования новых слуг, если в них есть необходимость. Остальное время я провожу голой в кровать, окруженная этими мужчинами и женщинами и занимаюсь примерно тем же, чем занималась сегодня ты. По-другому я просто не могу… Как я уже говорила — это великий дар, но и великое проклятие. Проклятие заключается в том, что наши сексуальные желания будут только увеличиваться до самой глубокой старости. И в итоге настанет момент, когда мы уже не сможем удовлетворяться сексом и не сможем этого выносить…

Мала с минуту обдумывала услышанное…

— Поэтому бабушка Джофранка сошла с ума? — спросила Мала

Тсера вновь тяжело выдохнула… Мала поняла, что для неё эта тема очень тяжела и уже пожалела, что вообще спросила…

— Джофранка потеряла контроль… В свои 60 лет она занимала целый этаж этого дома и жила больше чем с сотней мужчин… Я даже не знаю сколько их было… Они сношали ее даже во сне… Она почти не вставала, перестала искать служанок. Этих мужчин надо было кормить… Мы теряли деньги, мы тогда почти разорились…

Тсера вновь замолчала и это молчание продлилось немного дольше, чем обычно. Мала хотела что то сказать, но тут Тсера продолжила:

— Потом мы застали её занимающейся сексом с двумя своими сыновьями, прямо на кухонном столе внизу… Штефан и Янко… Она превратила их в слуг… Они были нашими братьями, мы любили их. Она это сделала не потому, что она что то там перепутала или сошла с ума — это было намеренно, ей показалось это сексуальным, да еще и так, чтобы все это увидели… Человека, обращенного в слугу, нельзя уже вернуть — мы знали, что Штефан и Янко останутся такими навсегда… Так же, мы поняли, что теперь никто в этом доме не может чувствовать себя в безопасности, ведь всё будет становиться только хуже и в итоге мы все станем такими же, как они… Бедные мальчики… Глаза Тсеры стали влажными…

— Но… ведь слуги ничего не чувствуют… они же как роботы, правда? Они не чувствуют ни боль, ни голода, им же хорошо, да? — спросила Мала — так нам всегда говорили…

— Нет, девочка моя, они чувствуют и понимают абсолютно всё. Они всё помнят и они страдают… Представь себе, что у тебя сильно зачесался нос, но почесать ты его не сможешь, пока тебя об этом не попросят. Эти люди испытывают такое по многу раз в день. Я уже не говорю о том, что им приходится делать иногда по просьбам других людей…

Малу накрыла волна ужаса. Когда она использовала свою служанку, она относилась к ней как к бытовой технике — как к холодильнику или стиральной машине. Мала вся сжалась, когда вспомнила, что всегда использовала рот служанки вместо туалетной бумаги, ведь он был нежнее и приятнее. А сколько раз Мала порола девушку шнуром от телевизора, просто чтобы посмотреть какие он оставит следы на коже… А сколько всего она засовывала в вагину бедной девушки… Там побывало всё, что только можно было туда засунуть, да и то, что засунуть было нельзя… Мала любила экспериментировать с телом служанки, но думала, что та ничего не понимает и не чувствует, а, оказалось, что она чувствовала и понимала абсолютно всё…

Тсера заметила реакцию девочки:

— Не думай об этом. Лев не жалеет антилопу, которую ест, питон не жалеет кролика, которого душит. Мы — львы в этом мире, а ты — их предводитель. Наши слуги нужны нам для выживания. Девушки, работающие в наших борделях, и те, кого мы полностью продаем особо богатым клиентам — это наши антилопы и кролики, они приносят нам деньги, а деньги приносят выживание.

Мала немного помолчала и спросила:

— Так что случилось с бабушкой Джофранкой после этого?

— Нам с братьями пришлось закончить её страдания. Мы приказали одному из её слуг задушить старушку… своим органом… уверена, что другой смерти она бы и не пожелала…

— То же случится и с нами? — тихо спросила Мала

— Надеюсь, что нет. Медицина шагнула далеко вперед. Сейчас есть препараты, которые могут сильно снижать сексуальные желания людей, но вместе с потерей желания, мы теряем и свой дар… Каким-то образом две эти вещи связаны… Все мои братья и сестры знают, что должны будут заставить меня принимать их, как только я начну превращаться в Джофранку. Твои братья потом сделают то же самое и для тебя…

Мала немного помолчала, обдумывая услышанное, и спросила:

— А когда я увижу своего нового… мужчину…

Тсера звонко и искренне рассмеялась

— Ты даже не представляешь, как похожа на меня в твоем возрасте. Одевайся и выходи, я представлю всем свою преемницу. Сразу после этого ты получишь своего самца.

Мала, улыбаясь, стала поспешно собираться. Она была счастлива, как никогда прежде…