Студент против преподавательницы. Часть — 3

Надежда Владимировна взяла больничный. Видимо, произошедшее с отцом Коли и с Артуром сильно на ней сказалось и она не смогла найти силы чтобы выйти на работу. А главное, ей наверняка было тяжело смотреть в глаза тому кто трахал ее в рот за то что она посмела его справедливо и по праву наказать.

Для меня на время ее больничного будто солнце покинуло институт. Надежда Владимировна представляла собой.. да по сути своё имя! Т.е. надежду! Надежду на что-то лучшее среди разрухи, неустроенности и пофигизма. Студентам нужна была лишь отсрочка от взрослой жизни, но никак не знания. Преподаватели погрязли в недоувольствии от своей зарплаты и этот негатив поглощал их как болото. На парах они лишь отсиживали время, монотонно и неинтересно читая информацию с учебников. И только Надежда Владимировна оживляла это место, разгоняла насекомых типа Артура по углам. Без неё он чувствовал себя вольготно. Он и его дружки-гиены типа Коли. Не хочу сгущать краски, были и добрые хорошие ребята в группе, но их съели первых еще в начале обучения.

Сумрачное настроение овладело мной. Я искала замену солнечному свету Надежды Владимировны и не на ходила. Так всегда, находишь только тогда, когда не знаешь, чего ищешь. А понимаешь, что нашел, чаще всего только тогда, когда уже потерял.

Но я вспомнила дрожащие руки преподавательницы после того как Артур ею орально овладел. Она все же не сдалась! Она проиграла раунд, но она даже не думала о том чтобы сдаться! Надежда. Даже после всего что произошло она её не теряла, так имею ли я право на это?

Не надо стирать надежду. Надежда же не одежда.. настоящая надежда пообноситься не может, её невозможно снять, выстирать и надеть снова. Как только ты её снял – перестал надеяться! И это уже не надежда. Подлинную надежду надо и испачканную, еле сохранившуся хранить!

В отсутствии героини моей хроники я засела за учебники. Жила по заветам Ленина «Учиться, учиться и учиться». Я почти не замечала происходящего вокруг. Пока ОНА не вернулась.

Словно ослепительное сияние она влетела ветром в аудиторию. На ней было первоклассное короткое платье с вырезом сбоку и с глубоким декольте. На шее висел жемчуг, прекрасные сережки покачивались как маятник когда она шла. Но парни, конечно, смотрели на покачивание ее бедер. Коля присвистнул. Артур удивленно встретил ее гордый свободный взгляд. Даша заметно нахмурилась. А я.. я улыбнулась. Так Надежда Владимировна одним своим видом выиграла следующий раунд, показав своему неприятелю что она не раздавлена и снова готова к бою, еще лучше чем раньше.

Она вмиг приструнила всех распоясавшихся без неё хулиганов, в том числе Артура. Все опять стали учиться а не только отсиживать время на парах. Педагог – это человек, который не только знает свой предмет, но и умеет других заставить его знать. Свет Надежды Владимировны осветил каждый темный угол и я внутренне выдохнула. Теперь будет легче.

Вот только новый шикарный внешний вид привлек внимание не только студентов.

Как то я искала Надежду Владимировну чтобы отдать ей собранные сочинения. В преподавательской её не оказалось, мне сказали что она у директора. Т.к. я не хотела задерживаться после пар ожидая её, я пошла туда. Дверь была приоткрыта и я не посчитала большим проступком заглянуть за нее чтобы спросить нельзя ли их побеспокоить.

К моему сильнейшему удивлению я увидела что, пока они склонились над столом и преподавательница что-то читает, рука директора лежит на её заду! Она явно была смущена этим, покраснела и время от времени делала нетерпеливое движение своей прекрасной попой, будто отгоняя руку. Но директор делал вид что не замечает её намеков. Я увидела как его рука даже опустилась ниже и погладила ноги сексуальной женщины под юбкой. Красавица заметно вздрогнула и стрельнула на него глазками через плечо.

— Вы такая красивая.. в институт как на праздник, да? – проговорил он осматривая её тело, которое облегало красивейшее платье.

— С..спасибо. Я действительно рада вновь вернуться к своим студентам.

— Вы же цените возможность преподавать у нас? Это один из самых дорогих институтов, элитный. – говорил директор заводя руку глубже под платье.

— Да, конечно, и вы это знаете! – немного растерянно отвечала женщина.

— Надежда Владимировна, я к вам с особенной симпатией отношусь. Вижу что вы стараетесь, даете студентам знания, ищите нетривиальные подходы в обучении, но надо же думать и о том чтобы налаживать отношения в коллективе! Вот, например.. вы могли бы чаще заходить ко мне? Я люблю читать, с вашей любовью к литературе нам будет о чем поговорить.

Вдруг Надежда Владимировна ахнула и дернула бедром, уворачиваясь от его руки. Я сразу поняла что произошло – он пальцами коснулся ее между ног!!

— Что вы делаете!! – возмущенно воскликнула она.

— Ничего особенного, я же говорил что с особенной симпатией к вам отношусь – ответил он притягивая её к себе за талию. Я с изумлением смотрела как он начал к ней тянуться пытаясь поцеловать в губы!! Она уперлась ему руками в грудь.

— Да вы что!! Вы.. вы меня поцеловать хотите?!! – ошеломленно воскликнула она.

— Ладно, давайте честно, – лицо директора вдруг стало серьезным. Он говорил не отпуская ее талию, напряженные руки женщины буравили его грудь – на вас жалобы. От отца Артура Горшенева. Он очень влиятельный человек. И мне очень сложно ему отказывать. Он говорит что у вас что-то вроде противостояния с его сыном и что вы выходите далеко за рамки своей компетенции.

— Да это его сын выходит за всякие рамки!! Он..

— Знаю – прервал её директор – не только вы жалуетесь на Артура. Но должность директора заставляет меня выбирать из двух зол. И лучше для меня закрыть глаза на поведение одного студента, нежели весь институт будет иметь проблемы из-за его отца. Вы понимаете?

— Это неправильно – сказала тихо Надежда Владимировна. Директор ее все еще не отпустил.

— Радуйтесь что вам не нужно делать такой выбор. Мне вот нужно. В любом случае не это сейчас главное. Главное для вас это то, что на вас пожаловался влиятельный человек. ОЧЕНЬ влиятельный. И я могу проигнорировать его жалобу лишь получив от вас что-то, что будет важнее возможных проблем для института.

— И.. что же это?..

— Я хочу вас.

— В каком смысле? – спросила она будто не веря в происходящее.

— Вы знаете в каком. Секс. Я хочу заняться с вами сексом.

— НЕТ!! – ошарашенно вскрикнула Надежда Владимировна и задергалась в его руках – ни за что!! Я замужем!

— Тише, выслушайте меня! Это будет только один раз. Сейчас. На моем столе я возьму вас и ни одна живая душа об этом не узнает, даю слово. Я всегда держу слово.

— Я сказала НЕТ, вы оглохли?! Отпустите меня, мне неприятен подобный разговор, не смейте его больше со мной никогда заводить!!

— Хорошо! – раздраженно ответил директор — Но тогда с этого момента для вас вводится дресс код, никаких юбок и платьев. Также никаких конфликтов со студентами, вы не имеете права идти против Артура! И пары ваши должны вестись по стандартам, а не по вашей методе «особенной»!

— Что?? Но.. вы хотите у меня отнять право быть собой, бороться и преподавать наилучшим образом!

— Это ваш выбор! – сказал директор и отпустил её. – Вы свободны, я вас больше не задерживаю! Я мог пойти на встречу в этой ситуации либо к вам, либо к отцу Артура. Это не моя борьба, это вы боролись за мое расположение и вы, Надежда Владимировна, проиграли, значит всё будет так, как требует отец Горшенева.

Очаровательная красавица гневно сверкнула на него глазами и гордо развернулась. Сделала два шага.. и остановилась. Уперлась взглядом в пол. Сжала кулаки. Всё её тело выражало внутреннее напряжение. Не знаю что на нее сильнее действовало, то что она должна будет смириться с поведением Артура и его дружков и молчать, или то что она не сможет вести пары своим инновационным гениальным образом ею же изобретенным, или.. то что она ПРОИГРАЕТ. Почему то мне казалось что именно последнее приводило ее в гнев. Она не могла дать Артуру и его отцу ВЫИГРАТЬ! Не поворачиваясь, она вдруг сказала громко и отчетливо:

— Трахайте меня пока я не передумала. Но только ОДИН раз! – ее лицо было смесью стыда и гнева.

— Вот это разговор! – улыбнулся директор – Правильное решение. Продолжайте борьбу, не дайте этим подлецам вас и всё что вы так долго строили, сломать! Отсосите мне!

— Что?! – резко обернулась она к нему.

— Отсосите мне – повторил директор. – Я хочу дать вам в рот. – сказал он невозмутимо.

Секунд двадцать она не двигалась и лишь сверлила его взглядом, полным злости и презрения. Наконец она медленно подошла к нему и.. скинула все бумаги с его стола на пол! Потом дала ему пощечину!!

— Эй, вы что буяните? – оторопел директор касаясь своей щеки.

Вместо ответа Надежда Владимировна опустилась перед ним на колени. Он сразу же пришел в себя. Чувствуя что всё же контролирует ситуацию и опасную хищную тигрицу под ним, властно положил ладонь на ее голову и расстегнул ширинку, достал член. Оголенная головка оказалась перед невинными глазами красавицы. Вены на члене взбухли от сексуального напряжения. Преподавательница невольно нервно облизнула губы и посмотрела на директора снизу вверх. С его рукой на голове она была будто раба перед господином.

— Об этом никогда не должен узнать мой муж. Вы один раз меня трахаете и больше мы к этой теме не возвращаемся. – диктовала условия Надежда Владимировна. – Надеюсь вы понимаете насколько тяжело мне сейчас через себя переступить и пойти на такое, я всегда была и БУДУ верна мужу, ВСЕГДА. И вы об этом обязаны помнить!

— Конечно я понимаю что вы верны – ответил он и вошел в ее рот членом. Она глухо простонала и зажмурилась от стыда. Он взял ее обеими руками за затылок и начал медленно потрахивать ее орально.

Она содрогалась и жмурилась от пошлых толчков члена. При этом тихо постанывала. Ее тело напряглось, при чем будто каждая мышца. Вся она была как натянутая струна. Недопустимая, преступно-невозможная ситуация.. я и представить себе не могу как тяжело переживала особенная, верная женщина.

Это происходило довольно долго, директор входил во вкус, его движения становились более резкими, член глубже заходил в рот сексуальной блондинки. Вдруг, распаленный желанием, он.. дал ей пощечину! У Надежды Владимировны глаза округлились как у совы.

— Тупая стерва! – директора будто прорвало. – Как ты меня достала! Вечно тебе больше всех надо! – его член начал размашисто трахать рот преподавательницы так, что яйца отбивали такт орального секса ударами о ее подбородок. – Что ты не можешь работать как все?! Выскочка, сука с непомерным гонором и амбициями непризнанного гения! Достала!!

Он ускорил толчки члена до опасного максимума! Сосущая красотка начала бить его ладонью по ноге, показывая этим что ей тяжело такой жесткий оральный секс выдерживать! Но он в этот момент будто наоборот пытался ее наказать за все проблемы которые она ему принесла и не заботился о ее комфорте. С громким стоном он особо глубоко зашел в ее рот и начал спускать сперму внутрь. Преподавательница затрепыхалась, но Герман Алексеевич крепко ее держал. Природа не наделила женщин возможностью бороться физически с мужчинами, слабый пол побеждает другими методами. Например можно отсосать мужчине и этим добиться своего, победить.. о такой победе, конечно, не сложат героическую балладу, но победителей же не судят?

— Да, сучка, получи, ты этого заслужила! – говорил смакующий оргазм директор — Работать она решила лучше всех! Глотай сперму, членососка зазнавшаяся! Я таких по молодости раком ставил и долбил пока за ум не брались, а теперь вы выросли и приходится вас слушать! Охх.. да.. хорошо..

На лицо гордой преподавательницы тяжело было смотреть. Она явно не ожидала что директор такое ей выскажет, еще и давая при этом в рот. Я увидела по ее горлу глотательные движения. Она?…

Герман Алексеевич с довольным лицом сел на кресло. Преподавательница поднялась и с лютой злостью посмотрела на него.

— Всё сказали?! – крикнула она в бешенстве.

— Извините, что-то я увлекся. – усмехнулся он беззаботно, будто извинялся за маленькую шалость. – иногда стоит выплеснуть весь негатив чтобы не было пассивной агрессии друг к другу и помириться, вы согласны?

Надежда Владимировна провела по губам языком и вновь сделала глоток, освобождая рот от остатков спермы.

— Только выплескивание какое то одностороннее, еще и мне в рот, не находите?

Директор рассмеялся.

— Ну.. вы можете тоже высказать мне в лицо всё что у вас на душе раз до этого дошло.

— А знаете что? Я воспользуюсь этой возможностью! – женщина нависла над директором как орел над жертвой. – Я вам всю правду о вас скажу, которую другие боятся говорить! Вы.. коррумпированный делец а не директор! Вы мошенник на чужом месте, которое мог бы занимать достойный человек! Вы пользуетесь своим служебным положением чтобы брать взятки и.. трахать симпатичных преподавательниц!! Впрочем мимо и не очень симпатичных вы тоже не проходите! Да-да, я слышала о вас и знаю что у вас на уме. Для вас главное сам принцип, отыметь чью ту жену! И вы еще смеете меня судить? Да я по сравнению с вами ангел!

— Как же так выходит что поступаете вы якобы правильно, а выходит дрянь? – зло спросил директор. Преподавательница вздрогнула как от удара.

— Судьба – тихо ответила она. – Кто чище меня, тот не судит меня а жалеет. А кто грязнее – тут она выразительно посмотрела на директора намекая кого именно имеет в виду – тот и права на суд не имеет! Тем более что как профессионал вы никакой, помощи от вас..

— Знаете что? – вдруг сурово прервал ее директор – Я вам по человечески дал возможность высказаться не для того чтобы вы мне грубили! Вставайте ка вы раком и можете сколько угодно выпендриваться раз вам неймется, а я пока вас отымею!

— ЧТО?! – вспыхнула белоснежная красавица – Это так вы со мной в демократию поиграли, в ответ на критику «вставай раком»??

— Надо было думать что говорите! Я прежде всего ваш начальник и меня надо уважать! Нагибайтесь!

Надежда Владимировна стукнула от злости по столу, посмотрела гневно на директора и сказала:

— Я вас презираю. И за право сказать это я готова своё и раком отстоять! Вы просто ничтожество и знаете это сами, вы это не можете изменить и можете лишь трахать тех кто напоминает вам о том что вы никто, обычный продажный серый маленький человек, часть прогнившей системы.

Высказавшись она уперлась в стол. Медленно, будто обдумывая каждое движение, она выставила безумно красивый зад, обтянутый платьем, выгнула спину, опустила голову и спрятала лицо за солнечным морем волос будто поддавшись эскапизму.

Я видела то, что не видела она. Как директор достал телефон и сфотографировал несколько раз стоящую раком красотку. После этого он нетерпеливо, властно и грубо, одним движением задрал ее платье, с размаху шлепнул ее(от чего она АХнула) и спустил ее трусики! Быстро, словно всю жизнь готовился к этому, он подставил член к вагине спрятавшей от стыда и смущения лицо женщины. И вот оно..

— ООооххххх – протяжно простонала необыкновенная красавица. Она вскинула голову, которую тут же схватил за волосы беспардонный мужчина. Зафиксировав ее таким образом он начал ее.. ебать, другого слова не подберешь! Он с такой силой и мощью входил в нее, что вскоре ее задница от столкновений с его пахом покраснела! Надежда Владимировна громко застонала не в силах сдерживаться. В какой то момент мужчина властно закрыл ей рот ладонью и после этого ее стоны стали глухими, сдержанными его сильной рукой. Одну из ее ног он закинул на стол.

Так она ему отдавалась, негодующе поглядывая на него, вся напряженная и недовольная. Но, при этом, она тяжело дышала и с надрывом стонала, будто страсть разрывала её изнутри. Она сжала его руку, закрывающую ей рот, так, что костяшки пальцев побелели. Еще бы, её брал мужчина в самой постыдной манере и она явно никак не могла принять это внутренне. Но это происходило! Ее влагалище, против воли хозяйки, вырабатывало влагу принимая твердый член, а когда директор грубыми рывками спустил ее платье и лифчик, я увидела что соски женщины налиты напряжением.

Герман Алексеевич начал играть с ее грудью, от чего Надежда Владимировна жмурилась, прикусывала губу и содрогалась. Пошлые шлепки заполнили комнату, от них воздух стал будто тяжелым. Против моей воли смотря на страстный секс преподавательницы с директором я.. почувствовала возбуждение. Мне стыдно об этом говорить, но столь эмоциональное и чувственное совокупление никого бы не оставило равнодушным! Я пыталась как могла отогнать разыгравшуюся чувственность, пока директор вновь выговаривал Надежде Владимировне все что о ней думает, при этом жестко имея её.

— Что ты о себе возомнила? С этим твоим спектаклем, другими чудачествами, думаешь ты лучше и умнее всех? Ты обычная сука с неадекватным самомнением, которую люди только из-за воспитания и культурности на место не ставят! Ты ничего из себя не представляешь, мелкая сошка, метишь в цари да попадаешь в псари! Ты не имеешь права мне указывать и разоблачать меня, тупая ты пизда! Оххххх!!

Последние слова он говорил явно уже совсем забывшись, на максимуме трахая красавицу под ним, пьяный от чисто мужской радости овладевания красивой первоклассной женщиной.

— ММ, ММ!! Только не в меня!! – всё же смогла сквозь стоны воскликнуть она и резко подалась бедрами вперед слезая с члена. И вовремя, мощными толчками потоки спермы выстрелили на ее сексуальный зад. У меня даже в глазах потемнело от вида кульминации мужской страсти, я почувствовала что тяжело дышу и не контролирую себя. Нет, нет, нет!! Я не дам себе получать удовольствие от вида того как мою любимую преподавательницу укрощает какой то грубиян и хам!!

Я отошла от двери и медленно пошла к преподавательской. Там я облокотилась спиной на стену и закрыла глаза, ожидая Надежду Владимировну. Вот и снова я просто НАБЛЮДАЛА и ничего не могла сделать.. я вспомнила как недавно Даша подошла ко мне как всегда неожиданно и заговорила своим всезнающим тоном:

“Я смотрю ты прямо влюбилась в Надежду Владимировну. Но только ей от этого ни жарко ни холодно. А знаешь почему? Ты в своей душе как в комнате без окон и дверей. Поэтому и любовь твоя какая-то бессильная.”

— Оксана? Что ты здесь делаешь? – услышала я в темноте закрытых глаз голос Надежды Владимировны. Я открыла глаза и увидела её влажное от пота лицо и все еще лихорадочный после секса взгляд.

— Я сочинения принесла.. мне сказали что вы заняты и я ждала здесь.

— Аа.. да.. сочинения. С..спасибо – в дыхании женщины чувствовалась дрожь. Я посмотрела налево. Директор с важным видом выглянул из кабинета и провожал взглядом покачивающиеся бедра приструненной им гордой блондинки.


В нашем институте много внимания уделялось спорту. Как любил говорить преподаватель физкультуры «физические упражнения могут заменить множество лекарств, но ни одно лекарство не заменит физические упражнения». Парни в основном играли в футбол, а для девушек было предусмотрено участие в группах поддержки. В коротких юбочках девушки танцевали и скандировали кричалки в поддержку своих команд. Надежда Владимировна возглавила нашу группу поддержки и даже сама участвовала в ней. Это было необычно, но не воспрещалось. А, учитывая то, что наши девчонки не горели желанием танцевать в коротких юбках ради парней, лучшим решением для преподавательницы было дополнить состав поддержки собой. Ведь парни показывали отличный результат в футболе и преподавательница очень надеялась что они возьмут первое место.

Надежда Владимировна делала тренировки поддержки всё более частыми, придумывала новые движения, кричалки. Добилась того чтобы в конце соревнования была награда и лучшей группе поддержки, явно хотела взять и эту золотую медаль. Официальным цветом нашей команды был принят красный и все старались одевать на матчи красные юбки и топики. Девушки делились между собой на время матча одеждой чтобы выглядеть гармонично. Уже вскоре талантливая преподавательница сделала из «дубовых» девушек великолепных танцовщиц с хорошей растяжкой. Парни нашей и чужих команд заглядывались на наших девчонок, которые выглядели на фоне других групп поддержки на голову выше. Постоянно игроки отвлекались от игры чтобы пофлиртовать с девушками. Надежда Владимировна строго следила за этим и пресекала приставания к своим студенткам. С жаром и страстью они танцевали для своей команды и я невольно гордилась не только нашими футболистами, которые всех обыгрывали, но и нашими девушками. Преподавательница будто напитала своей сильнейшей энергией всю группу. Сама я не участвовала в поддержке. Чтобы не объяснять почему, просто представьте Гермиону Грейнджер в группе поддержки в короткой юбке, скандирующей кричалки. Нелепо, правда?

Даша тоже не участвовала. И, пользуясь отсутствием большинства студентов группы, в своей привычной манере пугала меня. Например, она как то подошла ко мне и сказала:

— Ты всё еще свечку за отца не поставила?

— Что ты.. – начала я раздраженно отвечать и тут ВСПОМНИЛА. Мне приснилось под утро что отец разбился на машине и умер. Даша понимающе посмотрела на меня, будто знала о чем я вспомнила и почему замолчала. Развернулась и ушла не проронив больше ни слова. Глупо, но я правда зашла в церковь после пар. Вечером отец позвонил матери и сказал что попал в серьезную аварию, машина разбита, но сам он отделался легкими ушибами. «Слава богу что ты жив, это самое главное!» — говорила раз за разом взволнованная мама. Я оставляю произошедшее без оценки, пусть гипотетический читатель сам решает что это было и как к этому относиться. Могу лишь сказать что Даша пользовалась популярностью среди студентов своими разговорами о мистике и колдовстве. Оно и понятно. Ничего подобного взрослые о мире не рассказывали. Их мир был скучный и понятный. Колдовство же, ясное дело, было злое и неправильное, оно мстило всем за неизвестно что, но от него мир делался цветным, загадочным и более живым: значит, колдовство было настоящим.

Так вот, я отвлеклась, к чему я писала про группу поддержки. Учебный год заканчивается, а с ним и спортивный. Наши парни дошли до финала, противостояла им группа, с которой постоянно случались конфликты. В этой группе ребята могли спорить с нашими по степени наглости и агрессивности. Так что борьба началась еще до начала матча. Они друг друга задирали, угрожали, выдумывали регулярно что-то гадкое.

Так во время одной из тренировок группы поддержки, проходящей на улице, ребята противостоящей команды заявились почти в полном составе и начали свистеть, улюлюкать, отпускать пошлые комментарии в сторону девушек. Наших парней не было, сегодня они решили взять отдых перед матчем. А я осталась, просто потому что в то время я чувствовала какое то одиночество и чувство сопричастности к жизни у меня было лишь когда я находилась среди людей, пусть сама я и не участвовала в тренировке. Гребенщиков пел кто в себе тот как в могиле, там я не была в себе. Мне нравилось наблюдать. И при том Надежда Владимировна поставила передо мной задачу снимать на завтрашнем матче и я, чувствуя как свежий воздух скрипит на зубах, искала наилучшие ракурсы. Так уж заведено у нашей преподавательницы, она говорила: «У нас все должны в чём-нибудь участвовать. А кто не все – того накажем.»

Надежда Владимировна была жутко недовольна поведением пришедших парней и сразу же начала им угрожать тем что всё расскажет директору и их исключат из соревнования. Но они не придавали большого значения ее словам, понимая что университет слишком долго готовился к финалу и матч не будет отменен. К тому же их родители платили огромные деньги за учебу и эти деньги дарили чувство безнаказанности. Слишком значительной была прибыль для университета от каждого студента и никто в руководстве не хотел чтобы учащийся остался недоволен, хлопнул дверью и ушел в другое учебное учреждение.

Поэтому парни всё дальше заходили в своих издевках. Всё грубее были их выкрики. Девчонки испуганно переглядывались. Надежда Владимировна всё больше раздражалась и всё злее была с неугомонными парнями. Но.. они от этого лишь всё меньше обращали на нее внимание. Потому что бессилие ее злости становилось всё более очевидным.

Постепенно тон их выкриков изменился и приобрел отчетливо сексуальный характер. Они стали похожи на волков, которые набрели на стадо овец и теперь облизывались готовясь к атаке. Напряжение повисло в воздухе и всё сильнее давило на собравшихся. Девушки начали говорить что надо уходить, что им все равно не дадут потренироваться, но Надежда Владимировна уверенно отвечала что какие то отморозки не заставят их бросить занятие. Гордость и гонор мешали ей понять очевидное: у парней было чувство полной безнаказанности и это чувство словно скверна всё сильнее поглощало их. С каждой минутой они всё больше выходили из под контроля культурных норм. Они сейчас наслаждались тем, что делают что-то плохое, неправильное. Им хотелось дальше и дальше заходить за границы.

Они собрались кругом и о чем то зашептались зловеще поглядывая на девушек и вдруг с громким воем кинулись на них!! Раздавались крики «та с веснушками моя!» и «мне с косичками!». С визгами на перевес девчонки кинулись бежать в институт. Надежду Владимировну никто не тронул, она сама пошла пружинящим шагом за бегущими, яростно крича на парней и обещая расправу за сорванное занятие. Я осталась одна, меня никто будто не замечал. Я с удивлением ощутила обиду от того что ни один парень не захотел схватить меня. Но я отбросила это чувство, меня бы такое внимание только отвлекало, заставляя в никуда сливать золотое время юности.

Через какое то время девушки, по одной, стали возвращаться. Взъерошенные, но уже спокойные. Видимо парни наконец отстали, кажется им надоело играться в кошки-мышки. Не было только Надежды Владимировны. Я поспрашивала, никто не знал где она. Только Вика сказала что преподавательница пришла когда один из парней зажал Вику под лестницей и начал лапать. Надежда Владимировна накричала на него и Вика быстро улизнула.

Все решили что Надежда Владимировна не приходит потому что жалуется руководству на студентов и что это надолго, поэтому было принято решение расходиться. Я же решила проверить преподавательскую комнату и кабинет директора. Было уже поздно и мало кто остался в универе, я шла по пустующему зданию. Но по дороге я заглянула под лестницу, на всякий случай. И знаешь что, мой гипотетический читатель? Надежда Владимировна и подросток были всё еще там!

Но не это меня ошеломило. А то, в каком положении я их застала. Парень вжал преподавательницу литературы в стену спиной и раздвинул ее шикарные ноги, не скрытые короткой красной юбкой. Которая, впрочем, была задрана. Сам наглец был между ног ослепительной блондинки и.. явно пытался трахнуть её!

— Нет, Саша! Нет!! – восклицала преподавательница. – Ты уже заигрываешься, что ты по твоему делаешь?!

Глаза парня горели диким огнем. Он смотрел как зверь, хищник, я не видела присутствие разума в его лице.

— Как вы посмели меня тронуть!? – зло отвечал он – Думаете раз вы преподавательница вам можно бить студентов?!

— Я, ах, просто дала тебе пощечину за то что ты лез к Вике под юбку, ты получил по заслугам и знаешь это!! – яростно шипела Надежда Владимировна безуспешно стараясь его оттолкнуть.

— Вы. Не. Имели. Права. Меня. ТРОГАТЬ!!!! – выдавил из себя обвинение парень. Ему явно было тяжело говорить от обиды, злости и.. страха. Он все же понимал что напал на преподавательницу и перешел точку невозврата, теперь скорее всего его исключат.. это то и давало ему дикую силу и какую то остервенелость в действиях. Он чувствовал что отступать некуда, он уже не сделает вид что это была просто невинная шутка.

Надежда Владимировна стреляла на него глазками и следила за его лицом. Думаю она быстро поняла внутреннее состояние подростка и осознала что он не отступит. Слабый духом мимо ада не проскочит. Поэтому она решила иначе себя с ним вести.

— Хорошо, Саша, твоя правда. Я не имею право трогать студентов – проговорила она – Я извиняюсь. Отпусти меня.

— Нет!!

— Но.. почему?! Я извинилась уже, что ты от меня хочешь?! – возмущенно, с нотками истерики в голосе спрашивала она.

— Извинений на словах недостаточно, вы потом просто легко откажетесь от своих слов и всё!

— Да что мне, сплесать перед тобой?!

— Нет! – тут голос подростка стал подрагивать – Я в..вас т..трахну, яс..сно?

Говоря это он схватил ее задницу.

— Саша!! – строго сказала преподавательница смотря на него сверху вниз и уперевшись в его руку на своей заднице – Что ты себе позволяешь?! Прекрати сейчас же и я сделаю вид что ничего не было! Но если ты не прекратишь..

— Да вы в любом случае всё расскажете директору, знаю я вас, все знают какая вы! Но раз так вы хотя бы запомните что значит трогать меня и своё тоже получите!..

Так они долго препирались. Надежда Владимировна пыталась давить своим авторитетом, видя что подросток не стабилен и вообще на грани нервного срыва. Ей казалось что своим строгим уверенным тоном она сможет его поставить на место, но не тут то было, он и не собирался останавливаться! В их битве он все время заходил дальше и дальше. Я с шоком глядела как он лапает ее грудь, пытается ее поцеловать, потом расстегивает штаны и достает член(!). Когда он уже не смотря на ругань и сопротивление преподавательницы отодвинул полоску ее трусиков оголив ее вагину, я решила что должна вмешаться. Он же сейчас трахнет её! Я уже сделала шаг по направлению к ним когда застыла как вкопанная от слов Надежды Владимировны.

— Давай я тебе отсосу. Это ты сочтешь достаточным извинением?

Меня настолько ошеломило ее предложение что я не могла двинуться. Кажется подросток тоже удивился.

— Отсосете? – недоверчиво спросил он.

— Да, черт возьми! – кивнула она – ТОЛЬКО УБЕРИ СВОЙ.. – она многозначительно посмотрела на него явно давая понять что он должен убрать подальше от её вагины.

— Вы уверены что хотите это?

— Я уверена что НЕ хочу тебе сосать но если ты такой настырный что мне остается? Тебе же надо чтобы я на деле а не на словах извинилась?! Надеюсь после того как я тебе отсосу у тебя не будет больше дурацких вопросов типа как я посмела тебя тронуть? Я правда не должна была, вы играли и даже если ты перешел границу я не имела право давать тебе пощечину. Так что всё заслужено.

— Наконец то вы поняли! – просиял подросток.

— Только одно условие. Никто не должен знать о произошедшем между нами. Ты же джентльмен? То как проходят разборки между мужчиной и женщиной и к чему они приводят, должны знать только они двое, согласен?

— Согласен, хорошо – закивал парень.

— Тогда дай мне встать на колени.

Он отпустил ее и преподавательница, смотря ему в глаза и не теряя зрительного контакта ни на секунду медленно опустилась на колени.

Перед ее лицом оказался член подростка, который естественно уже стоял не смотря на переживания. Еще бы учитывая то сколько времени он лапал ослепительную красотку!

Я наконец пришла в себя и подумала что теперь уже влезать поздно. Если кто-нибудь увидит преподавательницу в таком виде, я или охранник, она сгорит от стыда. Для нее же лучше чтобы никто не увидел как она сосет одному из студентов.

А она сосала. Я видела как ее губы мягко обхватили член а голова несмело задвигалась взад-вперед. Но Саше было этого мало и он взял ее за затылок, заставил быстрее брать в рот надавливая руками. Еще и еще, он утолял голод который не может быть утомим в подростковом возрасте. У преподавательницы даже уши покраснели от стыда и неловкости.

— Может хватит? – попросила она оторвавшись от его орудия – Я уже, думаю, достаточно «извинилась» перед тобой.

— Хватит когда я скажу! – ответил наглеющий подросток и вновь ввел член ей в рот, начал ее размашисто трахать в рот. – О да..

— Ммм – только и отвечала некогда речистая женщина. Теперь она издавала лишь сосущие звуки. Боги, какой то подросток на моих глазах укрощал бесподобную великолепную взрослую женщину, куда этот мир катится..

В этот момент телефон в моем кармане завибрировал и я быстро пошла в сторону. Ну отлично, если сейчас они услышат вибрацию всему конец.. я судорожно вытащила на ходу телефон и отключила. Притаилась. Идут ли? По стонам и звукам борьбы я поняла что нет, ничего они не услышали, неудивительно, они бы сейчас и слона не заметили. Я тихо вернулась и обомлела.

Саша поднял Надежду Владимировну, встал между ее ног и.. ТРАХАЛ её! Да, да, именно трахал, в этом не было никаких сомнений! В неясном свете был все же отчетливо виден его оголенный зад, который двигался вперед-назад пока его член входил и выходил из очаровательной женщины. Как так быстро произошло?!

— Саша, умм, одумайся! – восклицала преподавательница – Я тебе в матери гожусь! За что, Ахх, ты так со мной? Ох! Я же сосала тебе, ухх, разве этого мало?! О, оо, ооо!!

— Мало! Мало! МАЛО!! – отвечал в неистовстве подросток удерживая ее руки и прижав ее к стене. Преподавательница должна была предполагать что так будет, что отсосом она может лишь распалить его желание а не удовлетворить.. естественно парень учуял своим инстинктом что это единственный шанс в его жизни трахнуть шикарную женщину и понял что глупо им не воспользоваться. Видимо он просто поднял ее и еще быстрее чем она что либо сообразила расположился у ее ног. Когда она начала бороться было уже поздно..

Теперь Надежда Владимировна содрогалась от его толчков и коротко, отрывисто постанывала покусывая губы. Ее лицо выражало презрение и ненависть к имеющему ее парню. Для нее нарушать слово было последним делом. Она должна была ему отсосать и на этом всё! На ее лице читался вопрос: «Как ты посмел нарушить наш договор?!!» Женщина была слишком хороша и судила о других по себе, поэтому ошибалась в людях. Мы никогда не ошибаемся, если рассчитываем на человеческое свинство. Ошибаемся, лишь когда рассчитываем на порядочность. Шаткая ограда морали Саши и так слишком долго качалась под напором его чувств, он еще долго выдержал перед тем как отъебать «сексуальную училку».

Парень будто выиграл миллион и не мог нарадоваться своему счастью, лапал взрослую красивую женщину с безумной жадностью. Он облапал ее зад, ее бедра, ее грудь.. он даже засунул ей палец в рот пока с неистовой страстью трахал её! В какой то момент он.. поцеловал Надежду Владимировну!! Неожиданно впился в ее губы не прекращая фрикций, она попыталась вырваться, но Саша не дал, зафиксировал ее подбородок рукой и вошел в ее рот языком(под недовольное «ММММ!» преподавательницы). Рукой с обручальным кольцом она била его по плечам, но это было похоже на попытки бороться с ураганом. Парнем сейчас управляла сама СТРАСТЬ, кто мы, люди, перед нею и что можем ей противопоставить? Здравый смысл? Логику? Принципы и нравственность? Все эти стены страсть сшибает легко, за мгновения.

Парень начал говорить, трахая блондинку. Чувствовалось как секс изменил его восприятие, он будто бы стал на несколько лет старше, увереннее, наглее. Сейчас за него говорил его мужской инстинкт, это был не Саша.

— Ну как, наказали меня? Что вы там кричали когда Вику защищали, что заставите меня извиняться? Ну-ну, СУКА, и кто извиняется? Довыпендривалась?! – сорвался он – Веди ты себя нормально, ничего бы не было! Мы же хотели просто попугать девчонок и всё! Но тебе надо было влезть! Теперь будешь ходить оттраханная!

Преподавательница с выражением отвращения отвернулась. Впрочем, ее лицо все время вздрагивало от нахлынувших чувств и она то и дело изгибалась, ее пальцы дрожали.

— ТЕБЕ, АХ, АХ, АХХХ, С РУК ЭТО НЕ СОЙДЕТ! О БОООЖЕ! УМММ! – пыталась она даже в этой ситуации отвечать.

Преподавательница стонала от сильнейших эмоций и теряла связь мыслей и слов. Она сейчас не думала, она ЧУВСТВОВАЛА. И то, что она чувствовала, сводило ее с ума. Ногтями она впивалась в имеющего ее парня. Он был ниже ее ростом и от этого создавался ощутимый контраст между ними. Взрослая замужняя интеллигентная женщина отдавалась какому то мажору хулигану!! Он еще и время от времени лизал ее щеку заставляя преподавательницу кривиться. Сейчас парень был в каком то животном состоянии!

— Да отстань от меня, прекрати это безобразие! – с гонором прикрикнула она на обнаглевшего Сашу. Он посмотрел на нее замутненным взглядом, потом плюнул себе на ладонь и растер слюну о её лицо!! – ОХ! Да как ты смеешь?! Ты совсем с ума сошел!!! Я тебе этого не прощу!

— Пошла ты! – вдруг резко ответил он словно отрезал. Надежда Владимировна даже слова потеряла от такого ответа. И правда, что тут скажешь??..

Впрочем он еще жестче начал ее ебать и надобность в словах принципе отпала. Она при всем желании не могла говорить когда ее так жестко проёбывают. Парень в конец обнаглел и задрал ее топик обнажив сексуальную грудь. По сути преподавательница сейчас давала ему голая! Он с пылом молодого человека насаживал ее на член не давая ей отдыха и покоя. Подумать только, обычный отморозок хулиган.. особенность которого лишь в том что он настолько отмороженный, что Надежда Владимировна со всем своим умом это не смогла учесть и не была готова к тому что он способен перейти все культурные и нравственные границы, воспользоваться своей мужской силой и наказать её за то что она его заслуженно ругала!..

— Вы же преподавательница литературы, любите стихи, да? – говорил, тяжело дыша, трахающий ее парень – Так я тебе зачитаю стих. “Чему ты меня учишь, имею я в виду, бери свои советы и пошла в пизду!” – парень все время переходил с «вы» на «ты» и показывал женщине как плевал на ее авторитет.

— АХ, Ах! Что это, ММ, слова из какой то дегенеративной современной песенки? Ах! Боже, ММММ! ОХ! – Надежда Владимировна, страстная пылкая женщина, вся выгибалась и стонала так, что если бы институт не был пуст, сейчас поглазеть на то как ее опускает подросток пришла бы целая толпа. Представляю как тяжело было ей выдерживать происходящее, с её то норовом и гонором!! Талантливая и умная, блистательная женщина явно считала что достойна большего чем быть оттраханной под лестницей каким то бестолковым хулиганом!

Я вновь со стыдом почувствовала тепло и томление внизу живота. Откуда оно берется!? Я не должна получать удовольствие от того что смотрю как прекрасную и гордую женщину, которой я восхищаюсь, укрощают и ставят на место мужчины! Я раздраженно свела ноги, но от этого лишь новая волна удовольствия прошла по моему телу, минуя ограду из моих принципов.

Парень, тем временем, развернул Надежду Владимировну к себе спиной и, не нагибая ее, начал трахать. Ей пришлось выпятить задницу для подростка, грудь ее вжалась в стену и от этого будто увеличилась в размере. Руки она вытянула вверх, уперевшись ими в стену. Я видела как она напряженно двигала пальцами, будто играла на фортепьяно. Лицо она скрыла со стыдом в волосах и вся бешенно содрогалась от мощнейшей взъебки. На нее жалко было смотреть, настолько грубо и эгоистично ее брал подросток. От звуков шлепков жаркого секса чуть ли не закладывало уши. Я никогда не видела чтобы так яростно овладевали женщиной, это выглядело как какой то языческий обряд, слишком дико для 21 века. Но, надо признать, Надежда Владимировна провоцировала мужскую агрессию своей выгнутой спиной, выставленной задницей, вытянутыми белоснежными руками с великолепными аккуратными ноготочками и шикарными волосами. Можно ли мужчину упрекать если он тебя такую трахает? Он же мужчина, а не бесполое существо и его мужскую природу надо учитывать! Я впервые почувствовала раздражение по отношению к преподавательнице. Вот стоит жертва, терпит что её имеют, но чего она ожидает от мужчин когда ТАК выставляет свою женственность и красоту??

Я помотала головой. Что за морок? Откуда у меня такие мысли? Виноват тут хулиган а не Надежда Владимировна! Да, он ее сломал, но винить надо тех кто ломает, а не тех кто ломаются!

В этот момент парень застонал и начал хлестко шлепать взрослую блондинку по заднице, при этом он особо жестко ее имел. Она тоже громко застонала ему в унисон, все еще стыдливо скрывая лицо за волосами. Ее оголенная грудь прыгала от жесткого секса, когда она согнула одну ногу будто кокетка и вся выгнулась как от какого то удара. Ее начал сотрясать мощный оргазм, который она с трудом выдерживала, стоя на одной ноге и не разгибая другую, пока сила страсти не покинула ее и не дала ей долгожданного покоя. Парень вытащил член и кончил себе в ладонь. Тут же он размазал свою сперму по лицу преподавательницы, от чего она задергалась и возмущенно закричала..

..На этом моменте я вынуждена была закончить наблюдение чтобы меня не заметила закончившая заниматься сексом пара.

Я шла и чувствовала что с каждым шагом иду все быстрее. От чего я бежала? От возможности быть замеченной или.. от самой себя? Я странно чувствовала себя от увиденного. Я повторяла про себя как мантру что происходящее неправильно, что виновата не сама Надежда Владимировна, как убеждают трахающие её похотливые мужчины. Я говорила себе это и.. не верила. На каком то глубинном уровне увиденное мною не ощущалось диким и преступным, это то меня и пугало. Будто какая та скверна проникает в меня! Или она во мне была всегда и просто тихо дремала? Почему то сейчас мне представилась Даша и ее слова: «Ты думаешь ты светлая? Ты ЛЮБИШЬ свет, но сама ты..» НЕТ! Я не хочу вспоминать что она сказала дальше!

Я ускорила шаг.