Стоп слово. Первая серия

СТОП СЛОВО! ПЕРВАЯ СЕРИЯ.

— Добавки…, супа? Будешь?! – спросила жена.

— Не откажусь! Налей один половник.

Леся забрала у меня освободившуюся тарелку и повернулась к газовой плите. Я с вожделением посмотрел на её спину. Затем опустил взгляд вниз. Из-под коротких шортиков выглядывали волнительные ягодицы. Я почувствовал тяжесть в области паха. Дотянувшись до стройных ног, провёл рукой по гладкой коже.

— Хватит, Митя, — недовольно осадила Леся. – Дождёшься! Сейчас опрокину тарелку на тебя!

Я вновь вооружился столовой ложкой и принялся черпать изумительную лапшу. Признаюсь, что Леся являлась прирождённой хозяйкой, с умением готовить умопомрачительные блюда, от которых у меня всегда текли слюнки. Мне сильно нравилась её стряпня. Возвратившись после работы, я накидывался на приготовленный ужин, готовый с головой нырнуть в кастрюлю.

— Ты ела? – поинтересовался я, когда пришло чувство насыщения.

— Не хочу!

— Вкусно, Лесь! Очень вкусно!

— Спасибо, мой благодарный обжора! – улыбнулась она, и я увидел её ровные, белоснежные зубы.

— Хотя бы попробуй ложку супца, Леська! – сытый я превратился в мурлыкающего угодника, — боюсь, кастрюля опустеет! Половину уже съел. А остатки возьму завтра, на работу, на обед!

— Не страшно, Митька! Ну и пусть! Сварю ещё.

Я критично осмотрел её тонкую фигуру.

— Отощаешь ведь, Леська! И так кожа, да кости!

Я сделал попытку притянуть жену к себе на коленки, но она резво вырвалась.

— Отстань! Как тебе, Митька, не надоедает? Ведь восемь лет уже вместе живём?!

— Козочка! – я многозначительно посмотрел на жену.

— Мне надо вымыть посуду! – без эмоций пробурчала она.

— Да, ну тебя! – нахмурившись, состряпал обиженную физиономию. Затем по-своему пригрозил. – Тогда я пошёл в зал, на мой любимый диван. Поковыряюсь в телефоне!

Леся не ответила. Взяв пористую губку, принялась тереть в раковине немногочисленную посуду. Кинув напоследок на непокорную супругу испепеляющий, но в то же время просительный взгляд, я подхватил смартфон и устремился на мягкий диван. Я знал, что в известном приложении отыщу знакомую девушку, чтобы втянуть её в откровенную, эротичную переписку. Чувство голода прошло и я почувствовал необходимость половой разрядки. Плюхнувшись на спину и удобно подставив под шею подушку, чиркнул пальцем по экрану мобильного телефона. Экран послушно отозвался рассеивающим отсветом полярной ночи. Я открыл приложение. Первоначально, посмотрел на список людей. Я пролистал, словно страницы парад имён. Найдя ту, о которой грезил и мечтал, нажал на её милое отображение лица. С фотографии глянула девушка с умным выражением лица и огоньком в глазах. Она игриво прикусила нижнюю губу острыми зубками. Её длинные волосы волнистым каскадом спускались на плечи. Именно с этой симпатяжкой доводилось, переписываться на интимные темы, которые будоражили моё воображение, возбуждая до нестерпимого сумасшествия и животного желания овладеть её здесь и сейчас. Я открыл наш диалог, страница которого оказалась девственно чистой. В прошлый раз, будто шпион, опасающийся быть пойманным, я своевременно удалил переписку из телефона. Уверен, что и она поступила подобным образом. Должен признаться, что мы не в первый раз занимались с ней подобным «творчеством». К сожалению, моя любовница не находилась онлайн, но я не отчаялся. Я знал и свято верил, что любимая девушка обязательно появится. Я не мог ошибиться, отбросив сомнения и страхи. Набравшись терпения, начал просмотр немногочисленных видео роликов, которые набросали в коллективных группах друзья и коллеги. После каждого ролика прислушивался к тому, что творилось на кухне. Я ожидал, когда же Леся покинет свой пост хозяйки и перейдёт в дальнюю спальню. По крайней мере, я бы чувствовал себя более защищённым. Я не хотел, чтобы Леська подняла меня на смех, оказавшись невольной свидетельницей моей мастурбации, которым я горел, непременно заняться. Планировка нашей трёхкомнатной квартиры не позволяла остаться незамеченным, так как зал располагался по соседству с кухней. Конечно, я мог бы прикрыть межкомнатную дверь, но тогда я бы вызвал подозрение у супруги, что при складывающих обстоятельствах могло сослужить плохую службу.

Мои ожидания не прошли напрасно. Я выдохнул с упоением, когда услышал, как на кухне прекратился шум воды. Буквально в ту же минуту из комнаты выпорхнула супруга. Леся остановилась в проёме двери и хитровато глянула на меня.

— Заснул, что ли? – улыбнулась она.

— Нет, — несколько раздражённо ответил я. – Мне не до сна!

— Ну, ну…. – Леся покачала головой.

— Давай…, иди уже! Не мешай мне! – я нервно тряхнул ладонью, будто прогонял назойливую муху.

— Козочка! – она топнула стройной ножкой, будто приняла облик животного.

Я криво усмехнулся и бросил нетерпеливый взгляд на телефон. Моя подруга и любовница должна была появиться с минуты на минуту. К счастью, Леся не стала долго задерживаться. Она скрылась в спальне. Я услышал, как негромко раздалась музыка. Я догадался, что Леська включила на телевизоре музыкальный канал. Я просунул руку под трико и потрогал член. В ожидании мы были с ним наравне. Головка пениса требовала ласки. Мои глаза загорелись, а беззвучной радости не было предела, когда я заметил зелёный огонёк. Я встрепенулся, как пионер, которому мама повязала поглаженный галстук. Собеседница вышла в интернет. Мои пальцы судорожно забарабанили по виртуальной клавиатуре.

«Привет!», — начал первым.

«Приветик! Как дела?», — получил мгновенный ответ, словно она скучала по мне.

«Нормально! Пришёл с работы! Лежу на диване».

«Я тоже прилегла!», — рядом она поставила скобочку, означающий смешливую улыбку.

«Думал о тебе! Скучал!», — я добавил сладчайшей лирики, так как знал, что ей это необходимо. Я нуждался в интиме. Мне требовалось ненавязчиво направить её в бесстыдное русло вульгарных разговоров.

«Митюля, а твоя жена-то не станет ругаться? Вдруг узнает, как ты по мне «…скучал»?!», – приплыл саркастический вопрос.

Ей всегда удавалось поддеть меня на подобную щекотливую тему. Я ухмыльнулся проявленной иронии моей симпатичной собеседницы.

«Не волнуйся! Не станет ругаться, симпатяжка! А вот, как твой муж поживает?

«Муж — объелся груш!», — снова улыбающаяся скобка рядом.

«Ты уж его не слишком ругай? Он у тебя хороший!», — я решил проявить абсолютно ненужную мужскую солидарность.

«Ой ли, Митюля! Какой ты заботливый…, не к месту!», — пригвоздила меня умная девчонка. Она тонко уловила моё настроение.

«Делала новые фоточки?!», — я не хотел растягивать по времени нашу переписку. Я жаждал откровенных кадров и признаний.

«Да!».

Поддавшись импульсу, я автоматически засунул руки в трусы и погладил чувствительную уздечку на головке. Член начал приподниматься. Ей всегда удавалось меня возбудить с пол-оборота, даже с незначительного «да».

«Покажи!», — зафонтонировало нетерпение.

«Ты один смотришь?», — девушка выказала бдительность, испытывая меня на честность.

«Один, конечно, один…, не томи, красотулька!», — едва не взвыл я.

«Сейчас скину!», — пообещал с экрана текст.

Я вперился в телефон, словно боялся пропустить важное сообщение, которое, как будто являлось жизненной необходимостью. Секунды ожидания превратились в часы. Я одёрнул себя, чтобы не поинтересоваться, куда она подевалась. Когда мой указательный палец, задрожав, завис над экраном, чтобы написать, телефон пискнул. Фотография завладела моим вниманием. На фото была запечатлена девушка в купальном костюме, на берегу моря. Тёмные стёкла очков скрывали её глаза, но она дарила фотографу белозубую, радостную улыбку и махала рукой. Я восхищённо оценил внешний вид. Девушка была необычайно красива и привлекательна. Её маленький, белый купальник, подчёркивал стройность фигуры. Русые волосы развевались на ветру, на пупке впалого животика сверкал камешек пирсинга, а длинные ноги сводили с ума.

«Ах, как ты сексапильна!», — смайлик воздушного поцелуя раскинулся под фото.

«Это на отдыхе, в Лазаревском».

«Ты удивительно гармонична! А…, есть более…, откровенные и открытые фото? – небрежно спросил я.

Мой мобильник не успел погаснуть. Снова тренькнув, экран осветился фото — изображениями. У меня перехватило дыхание. На этот раз очаровательная собеседница позировала в квартире. Мои глаза жадно рассматривали фигуру девушки. На двух снимках девушка была абсолютно нагой. На первой, стыдливо скрестив стройные ноги, девчуля пыталась, прикрыть самую интимную часть тела. Я увеличил пальцами изображение, чтобы более детально рассмотреть неприкрытую грудь. Бесспорно, ей легко удавалось, позировать, без напряжения и излишнего опасения выглядеть нелепой и неуклюжей, словно она была создана, чтобы дразнить мужскую половину в своих эротических фотографиях, вызывая жгучее и вполне определённое желание обладать ей. Не возникло сомнений, что у моей собеседницы небольшая грудь второго размера, что, впрочем, для тонкой и хрупкой фигуры являлось непременным достоинством. Её остроконечные соски розового цвета, казалось, набухли и были готовы к мужской ласке. А её застывшая, но приветливая улыбка, выражала полную покорность предоставить сладостное наслаждение партнёру.

Второй снимок был более откровенным. Она стояла к камере спиной, чуть подавшись вперёд, выставляя напоказ упругие ягодицы и влажные половинки наружных половых губ. Я поёрзал на диване, уставившись на необычайно трепетный девичий орган, пытаясь, запомнить ярчайшие мелкие детали интимного образа. Удивительно, но снимок, не смотря на свою нескромность, не выглядел вульгарным, словно являясь художественным шедевром известного мастера.

«Понравилось, Митюля?!», — аукнулось на экране.

«Я потерял голову! Ты просто очаровательна! Чёрной завистью завидую твоему мужу! Наверное, он терзает тебя каждую ночь?», — член в трусах окаменел. Я был готов прошить малышку пулемётной очередью. В фантазиях возникли картины, как она нежно садится на вздыбленную, горячую головку.

«Да, мужу тоже нравится заниматься со мной сексом!», — без тени гордости прочитал я. Она не кичилась своим превосходством. Она принимала свою молодую и физическую привлекательность, как обыденность.

«А, кто тебя фоткал?».

«Сама. Ставила телефон на таймер!».

«Я бы тебя пофоткал!», — я запустил просьбу, прикрыв её в очередной, смешной смайлик.

«Ой! Митюля, только ты никому не показывай, пожалуйста, мои голые фото!», — встрепенулась она, видимо, подумав о чём-то своём.

Я убедительно заверил её в честности, дав клятву, соблюдая приличия и условия игры.

«Я смотрю один! Кроме меня эти фото никуда «не уйдут». Не беспокойся! Я всё понимаю, симпатяжка! Скажу честно, что очень нравится на тебя, голую, смотреть».

Внезапно мне пришла в голову мысль. Указательный палец быстро застучал по буквам. Настало время, вызвать её на предельно открытый разговор. Меня возбуждали истории, о том, как девушка детально описывала свои сексуальные похождения и приключения, случавшиеся в её юной жизни.

«Слушай, а за тобой кто-нибудь, когда-нибудь подглядывал?».

«В каком смысле?!».

«Ну, когда ты оставалась обнажённой. Ну, не знаю! Например, мылась в деревенской бане и на тебя глазели местные мальчишки?».

Она заполнила паузу многозначительно и обещающе.

«Дай, вспомнить!».

Опытным снайпером, примостившись в ожидающей позиции, я следил за экраном. Я набрал воздуха в лёгкие, когда увидел предупреждение, что моя любовница начала, печатать сообщение. Мои глаза забегали по строчкам.

«В деревенской бане я давно не мылась, если честно! Помню, что в глубоком детстве мама возила меня к родственникам и там была старая баня, которая показалась жаркой и какой-то закопчено — запечённой. Других воспоминаний об удушающей бане нет…».

Я скривил губы от чувства разочарования. Однако тут же получил сообщение, от которого воспрянул, как цветок розы после освежающего, полуденного дождя.

«Но, когда я училась в институте, то после первого курса, на летних каникулах, подрабатывала в лагере вожатой! На территории загородного лагеря был установлен самодельный душ. Я часто пользовалась водой из нагретой бочки, чтобы быстро ополоснуться!».

«И, что, моя сладкая?! За тобой подсматривали?», — я выплеснул нетерпение.

«Да! Душ был вынесен к границе участка. Стоял в стороне, возле забора. А вокруг него росли кусты, которые скрывали любого извращенца. Подсмотреть можно было без проблем. Тем более, дряхлый профлист, которым оградили самодельный душ, был в мелких отверстиях и не шибко скрывал того, кто мылся в душевой!».

«А ты откуда узнала, что за тобой наблюдают?».

Девушка ответила вопросом на вопрос.

«А ты слышал что-нибудь о женской интуиции?».

«Конечно, слышал. Но думаю, что интуиция может ошибиться! Разве не так?».

«Пожалуй, Митюля, соглашусь! В большей степени ты прав! Дело не в интуиции. Ситуация яснее ясного, — почему-то показалось, что моя стройная собеседница улыбнулась. – Со мной, в лагере, работали мужчины. Как правило, возрастные ловеласы. Дворник дядя Саша, ответственный за хозяйство Андрей Васильевич и трое охранников, которые менялись каждые сутки. Каждый из них пытался овладеть моим вниманием, стараясь ухаживать».

«Их не стоит винить. Ты красивая девушка и они попали под плен твоих чар!», — бесспорно, я сообщил информацию, которая для неё не являлась в новинку.

«Андрей Васильевич угощал меня яблочным соком, а дядя Саша приносил мороженое. Каждый раз они пеклись и беспокоились, нравится ли мне в лагере, не обижают ли меня воспитанники. Я отвечала, что всё устраивает, и никто не обижает. Один охранник по имени Газинур говорил, что я худенькая. Таскал печенье и кексы из столовой. А второй приносил в термосе сладкий компот из сухофруктов. Для меня внимание взрослых мужчин не являлось обременительным. Я всегда шутила и отвечала ни их многочисленные вопросы».

«И всё-таки, почему ты подозревала, что за тобой смотрят! Ты что-то слышала, когда раздевалась в душе?».

«Да! Я обычно принимала душ в определённое время. Днём, в пятнадцать минут первого, когда моя группа в полном составе принимала в столовой пищу. Это являлось самым удобным временем, когда находились гарантированные пятнадцать минут, и я могла делать, что заблагорассудится. Меня не трогали и не тревожили. Именно в этот обеденный перерыв, когда я направлялась с полотенчиком ополоснуться, дворник дядя Саша начинал, скашивать траву и кусты, странным образом якшаясь возле кабинки душа. Он всегда приветливо мне улыбался и открывал дверь, будто приглашая зайти внутрь душевого помещения. Часто он был не один, а с Андреем Васильевичем. Я была наивной и не обращала внимания на эти совпадения. Рассуждала, что они работают, обсуждая хозяйственные проблемы лагеря. В голову не могло прийти, что они могут следить за мной!».

«Пропустить такое возбуждающее зрелище мужчины не могли! Молодая и красивая девушка обнажается перед ними, представившись во всей красе! Однако, как ты определила, что они подсматривают? Может, на самом деле дядя Саша и Андрей Васильевич обсуждали работу?».

Она игриво ответила.

«Когда я снимала топик и шортики, то ещё слышала их разговоры, а также звук скашиваемой травы, а когда доходила очередь до лифчика и трусиков, то уже образовывалась тишина, как на экзамене. Мне казалось, что до моих ушей долетает прерывистое дыхание дяди Саши и Андрея Васильевича, стоящими по ту сторону душа. Я включала воду и мылась. Старалась закончить быстрее, чтобы обломать извращенцам удовольствие! Меня уколола, как иголка мысль. Я поняла, что неспроста мужчины шатаются возле душа и нередко к ним присоединялся охранник. Когда я выходила, то Андрей Васильевич непременно протягивал сок, а другие говорили: «С лёгким паром! Глаза у них похотливо блестели»».

Я представил, как молодая восемнадцатилетняя девушка, потянувшись к верхней лейке, стоит под струями воды, которые стекают по её стройному телу, по худым ключицам, ложбинке на спине, небольшой груди с алыми сосками, впалому животику, упругой попке и половым губкам, а мужчины внимательно ощупывают взглядом. Мой кулак сомкнулся на головке и принялся теребить чувствительную уздечку. Я ненадолго прервался, но только чтобы отослать ей сообщение.

«Но ты не прекратила ходить в душ, когда поняла, что являешься предметом вожделения и страсти?».

«Знаешь, Митюля, я страшно смутилась. Мне стало невыносимо стыдно, что они рассматривают меня голую. Я стеснялась, что в лагере всем разболтают об этом».

«Что ты?! Они об этом точно бы молчали! Вряд ли мужчины захотели, пугать тебя и тем более, лишиться такого сладкого удовольствия! Но неужели ты, впоследствии отказалась, мыться?».

«Для меня это было подобно пытке. Я искала другие способы, чтобы ополоснуться после жаркого, летнего дня. Однако других вариантов попросту не существовало. Была большая баня для детей, но её не топили каждый день. За лагерем находилось озеро, но вода в ней показалась мне холодной и не шибко чистой. Поэтому пересилив свою гордость и стыд, через два дня я продолжила ходить в душ!».

«Наверняка, они заметили твоё смущение?!».

«Абсолютно верно! Дворник, хозяйственник и охранник отстали от меня!».

«Как?! Совсем прекратили подглядывать?!», — я искренне удивился.

От собеседницы пришёл смайлик с подмигивающим глазком.

«Не подглядывали…, один день! Но на следующий день дядя Саша, Андрей Васильевич и Газинур, как грибы появились снова. Но уже с предложением искупать меня под душем и помыть спинку!».

Для меня это прозвучало неожиданно.

«Ты об этом никогда не рассказывала!».

Она беззаботно ответила.

«Ты сам натолкнул меня на эти воспоминания о летнем лагере! Тем более я ещё не была замужем. Разве не так?».

«Ладно. Продолжай. Что там дальше произошло? Ты согласилась на их предложение!», — я проявил сдержанный интерес…