Спутница

Действующие лица: Джон Шепард, Ша’ира.
Место действия: Цитадель, покои Спутницы.
— Я подарю вам историю. Я расскажу, кто вы есть, и кем вы станете. Я вижу печаль в ваших глазах. В них история, от которой хочется плакать. История боли и потерь. Но именно боль ведет вас, боль придает вам силу. Эта сила помогла вам выжить, когда все вокруг погибали. Вы единственный, кто выжил. И вы продолжите выживать. Я говорю о том, какой вы сейчас, а не о том, каким вы станете. Это лишь основа вашего будущего величия. Вспомните эти слова, когда вас одолеют сомнения, капитан.

За то, чтобы оказаться так близко к Ша’ире, миллиарды жителей галактике заплатили бы миллионы кредитов. И все равно Шепард все равно не был уверен насчет того, кто же она такая. Пророчица? Мыслитель? Просто высокопоставленная проститутка, которая благодаря своему мастерству добилась такой известности, что запись к ней осуществлялась на годы вперед? Если честно, Шепард не верил ни одной из предложенных теорий. Более того, находясь сейчас рядом с Ша’ирой, солдат Альянса не испытывал никаких особых эмоций или чувств. Красива ли была стоящая перед ним азари? Безусловно. Лазурного цвета кожа будто бы вбирала в себя свет, озаряющий небольшое помещение, в котором находилась инопланетянка. Мастерски наложенный макияж безукоризненно подчеркивал выразительную форму лица и сапфировый оттенок обрамленных темной тушью глаз. Длинное платье бело-розовых цветов подчеркивало стройность фигуры известной красавицы, слегка пережимая ее небольшую грудь и оголяя нижнюю часть округлых половинок, подобно наряду, которое надела для «эксклюзивного интервью» с Шепардом репортерша Эмили Вонг. Но привлекательность Спутницы была вовсе не в ее внешней красоте, а в том, как она себя подавала.

Ее голос, манера разговаривать, даже движения, которые совершала азари, поворачиваясь к собеседнику и принимая удобную для разговора позу — все было до того просто, естественно и при этом очаровательно, что от известной на всю галактику особы становилось невозможно отвести взгляд. Но все равно Шепард не считал ее кем-то особенным… Скорее, просто очередной жительницей галактики, которой он только что оказал помощь, и которая вознаградила капитана за помощь весьма своеобразно — рассказав то, что он и так о себе знал. Слова об «истории» и «будущем величии», хоть и были очень красивы и высокомерны, не несли в себе никакой смысловой нагрузки, и Шепард не смог скрыть своего разочарования, когда ответил:

— М-м-м, спасибо…

Прозвучала эта благодарность из уст капитана до того неискренне, что распознать вранье смог бы даже пятилетний ребенок. Что уж говорить о той, что всю свою жизнь посвятила разговорам с тысячами представителей различных рас?

Однако вместо ожидаемой обиды или недоумения, Ша’ира лишь улыбнулась очаровательной белозубой улыбкой и издала тихий вежливый смешок, будто бы извиняясь за то, что награда вышла столь бесполезной. А затем сказала, встретившись глазами с капитаном и будто бы заглянув в глубину его души и прочитав все желания:

— Закройте глаза и расслабьтесь, капитан.

Несмотря на то, что после миссии на

Феросе у Шепарда не было времени отдохнуть, к предложению азари мужчина отнесся с легким недоверием. Но прежде, чем с его уст слетело хоть одно слово, Шаира прислонила к его губам свой указательный палец и тихо произнесла:

— Поверьте, Шепард… Больше всего на свете вам сейчас нужны несколько часов отдыха.

Ее изящная ручка прикоснулась к левому наплечнику его доспехов и постучала по нему ноготками с аккуратным маникюром.

— Снимите это. Не волнуйтесь, это самое безопасное помещение в этой части Цитадели. Что бы здесь ни произошло — никто, кроме присутствующих в комнате, об этом не узнает.

В этих словах азари мужчина не сомневался — ее же репутация пострадает, если кто-то посторонний узнает о секретах, которыми с ней делятся. Так что идея обезопасить такое место, как собственный кабинет (на самом деле больше похожий на спальню), представлялась вполне себе логичной. Шепард не удивился бы даже, если бы узнал, что вся эта комната на самом деле — сплошной автономный бункер. Спутница вполне могла позволить себе такой уровень безопасности.

И все же ее слова имели успех. Пока «Нормандия» в очередной раз стояла в доке на дозаправке, а инженер Адамс и Тали производили мелкий ремонт, у команды выдался очередной день отдыха. Шепард, как и прочие члены экипажа, собирался провести его, попытавшись отстраниться от повседневной рутины, но судьба распорядилась иначе. Сначала была не особо приятная встреча с послом Удиной и Андерсоном, затем блуждание по армейским магазинам, а под конец пришлось ввязаться в настоящую «тайную миссию» по просьбе самой Спутницы. Подробности ее Шепард хотел поскорее забыть, просто потому что они были не особо интересны. Но вот на награду посущественнее, нежели набор пустых слов, мужчина все же надеялся… Так что, подумав с мгновение, решил все же воспользоваться возможностью отдохнуть. К тому же, что таить, мужчине нравилось, к чему подводила их диалог Спутница. Во всяком случае, если она действительно угадывает желания своих клиентов, то дальнейшее развитие событий обещает быть весьма интересно, ведь желание у Шепарда сейчас было только одно. Может, кто-то назовет капитана грубым неотесанным мужланом, но у Джона были причины желать от Спутницы лишь ее тела. Кроме этого, она мало что могла ему дать. Секреты политической арены его совершенно не интересовали, туманные предсказания о собственном будущем — тем более. А вот ухватиться за задницу той, что сводит с ума миллиарды… Да, это определенно сойдет в качестве награды за миссию.

Последовав совету хозяйки кабинета, мужчина начал раздеваться. Ша’ира, проявив аристократическую вежливость, отвернулась, направившись к странной конструкции, что находилась в одном из углов комнаты. Сначала Шепарду показалось, что это какое-то кресло для косметических процедур — одно из новшеств современного мира моды, — но на деле все оказалось проще. По мановению руки азари кресло превратилось в высокий массажный стол, свет тут же слегка потускнел, а помещение наполнила легкая, расслабляющая мелодия — казалось, что нимфы играют на арфах на берегу океана. На какой-то миг Шепард даже замер — до того непривычно нежной оказалась тронувшая его уши мелодия. Впрочем, мотнув головой, мужчина, наконец, избавился от последнего элемента доспехов, оставшись в облегающей мускулистое тело темно-синей футболке и штанах того же цвета. Далее он ловко избавился и от последних элементов формы, оставшись лишь в трусах. Когда Ша’ира, закончив манипуляции со столом, повернулась к мужчине, ее взгляд тут же скользнул по мускулистому торсу солдата Альянса. Не была ли тень лукавой улыбки, появившаяся на лице азари, лишь игрой света и воображения капитана?

— Прошу вас, капитан, — бархатным голосом произнесла Ша’ира, указав изящной ручкой на стол.

— Массаж? — о, Шепард был совсем не против такого способа расслабиться, однако он все же чувствовал себя немного глупо. Хотя бы потому, что привык быть голым вместе с девушкой, а не перед ней. Но ничего, с этим еще успеется…

— У вас сильный дух, капитан. Его не сломить. А вот подарить вашему телу заслуженный отдых, дабы будущие свершения не казались непреодолимыми… Позвольте мне оказать вам такое удовольствие.

«Сколько напыщенных слов» — хмыкнул про себя Шепард. Однако к столу все же прошел, запрыгнув на него и буквально упав на теплую поверхность животом.

— Нет, капитан. Массаж будет другой стороны вашего тела…

Шепард мог поклясться всеми земными богами, в которых не особо верил, что в голосе Спутницы прозвучало что-то совсем не подходящее ее чину. Перевернувшись на спину, Шепард лег на стол и прикрыл глаза, вслушиваясь в продолжающую успокаивающе ласкать слух красивую мелодию.

— Расслабьтесь, капитан, и доверьтесь мне…

Голос Ша’иры звучал так нежно, что Шепард невольно улыбнулся — все казалось несколько нереальным, но отчего-то чертовски приятным. Хотелось как можно дольше играть в эту игру, которую устроила ему азари, просто затем, чтобы потом наконец-то получить заслуженное… И тогда уже насладиться им с полна.

С минуту ничего не происходило. А затем… Руки… Пальцы… Казалось, они были везде. До этого мгновения капитан даже не представлял, насколько напряжено его собственное тело, а сейчас, когда пальцы Ша’иры начали свою ловкую работу, мужчина с трудом сдержал стон удовольствия. До того приятно было ощущать, как его стиснутые кожей мускулы гладят нежные женские пальцы. Пальцы, которые были обучены дарить наслаждение. Слегка корябая его кожу, коготки Ша’иры путешествовали по верхней части тела мужчины, начав с шеи и постепенно спускаясь все ниже. Грудь, руки, рельефный пресс… Шепард перестал дышать, когда ласка неожиданно прекратилась, едва она дошла до его паха. И да, черт возьми, он был возбужден! Не столько от действий Ша’иры, сколько от предвкушения того, что еще он будет делать с этой бесспорно прекрасной инопланетянкой. От одной мысли о том, что опыт Спутницы во много раз превышает опыт Шиалы с Фероса, подарившей капитану настоящие чудеса глубокого минета, его член готов был разорвать легкую ткань трусов. Шепард чувствовал, как тесно его возбужденному органу в трусах и многое готов был отдать за то, чтобы его сладкая мучительница освободила член из плена легкой ткани. Но та будто бы специально решила повременить… Руки сменились губами, причем так легко и непринужденно, что Шепард не сразу понял, когда закончились прикосновения пальцев, а его уши обожгло горячее дыхание азари.

— Вас переполняет энергия, капитан. Вы должны расслабиться. Надо дать выход переполняющим вас мыслям и переживаниям…

Что-то мокрое коснулось его кожи и Шепард не сразу понял, что это массажное масло. Оно приятно пахло чем-то незнакомым ему, космическому скитальцу, но навевало воспоминания о каких-то райских островах на Земле. Ласковые ладони Спутницы начали свой игривый танец по телу солдата, который держался уже из последних сил. Продолжая лежать с закрытыми глазами, мужчина представлял, какое удовольствие, должно быть, получает азари от того, что он находится в ее власти. Шепард даже решился уже было на грубый шаг — протянуть руку и схватить красавицу за ее обтянутую тонкой тканью платья задницу, но в последний миг передумал, позволив азари играть в ее эротическую игру. Ласки его тела продолжались еще около пяти минут — руки Спутницы старательно гладили намасленный торс человека, разминая напряженные мускулы, пока вдруг, будто бы совершенно случайно, не стянули с него трусы. Возбужденный член Шепарда только и ждал своего часа, тут же выпрыгнув на свет, подобно разбуженному змею. И даже у Ша’иры, видевшей на своем веку многое, ублажившей сотню, если не тысячу гостей, вырвался вздох удивления.

— Оу… Вы довольно интересный представитель своей расы, капитан… — раздался ее мелодичный голосок. И в следующий миг мокрая намасленная ручка инопланетянки обхватила могучий ствол капитана.

Шепард открыл глаза, приподнявшись на локтях и бросив взгляд вниз. Ша’ира, в своем обтягивающем платье, в приглушенном свете, обхватив изящной ручкой его член, казалась в сотню раз прекраснее, чем до этого. Встретившись с Шепардом взглядом, Спутница не отвела его и, продолжая поддерживать зрительный контакт, сильно обхватила ствол детородного органа капитана двумя руками и стала дрочить, постепенно увеличивая скорость. Капитан не смог сдержать стоны и, откинувшись спиной на стол, лишь прошептал:

— Ах ты азарийская сучка…

В то же мгновение ласки прекратились. Шепард даже выругался от неожиданности, однако открыв глаза, увидел, как падает на пол платье Ша’иры…