Сливки общества. Часть — 3

Лариса с карточкой в руках неуверенно шагала по коридору, от двери к двери сверяясь с цифрой на талоне. Наконец, она обнаружила нужный номер, зажала в кулачке картонный талончик и перед самой дверью сделала глубокий вдох.

Набравшись смелости, она решительно шагнула в помещение, обитая деревянными рейками раздевалка с лавками по периметру была пуста. Женщина сняла шелковый халат, дотянулась до стопки белья и развернула белоснежную простынь, чтобы обернуть тело.

За следующей дверью было такое же уютное, отделанное деревом помещение, только воздух был тёплым и влажным, в углах курились ароматизированные палочки, а свет был мягче. Дальняя дверь — догадалась Лариса — вела в парилку.

Она заглянула в приоткрытую щель, вдохнула жаркий воздух и отступила. Снедаемая любопытством, женщина присела на лавку и откинула затылок на уютную деревянную стенку, стало как-то хорошо: аромат восточных трав заполнял лёгкие и расслаблял до головокружения, тёплый, влажный воздух истомил тело и конечности отказывались слушаться.

В состоянии дурмана и полной неизвестности Лариса равнодушно восприняла тяжелый скрип входной двери. Кто-то шелестел одеждой в раздевалке и через минуту мягко толкнул дверь. Любопытство переполняло её, но умиротворение было так сильно, что кроме слабой улыбки Лариса никак не смогла отреагировать — держа в руках сложенную простынь, в комнатку вошел он.

Это был тот самый незнакомец, который даже забыл назвать своё имя, пробравшись в её комнату в первый же вечер пребывания в пансионате. Улыбка Ларисы растянулась, в её глазах блеснула искорка и особенно ей понравилось, что объективный и неподкупный судья — его красивый член — сам зашевелился и начал твердеть, приподнимаясь к животу. Такая реакция кавалера оказалась рыжей худышке по душе.

Незнакомец откинул сложенную простынь за ненадобностью и присел возле своей партнерши, он ласково положил ладонь на её поднятое голое колено и тоже откинулся затылком на деревянную стену. Лариса сидела, не двигаясь, её пятки стояли на краю лавки, а при входе мужчины она только плотнее сдвинула коленки.

Если бы волей случая уголок простыни сдвинулся или под воздействием сквозняка приподнялся, стало бы возможным рассмотреть её промежность, лишенную теперь курчавых рыжих зарослей и начисто выбритую, так что природный цвет волос невозможно стало угадать. И это, последнее, обстоятельство было неоспоримой заслугой сидящего рядом новоявленного воздыхателя.

— Меня Лариса зовут, — вдруг прервала блаженную тишину рыжеволосая красавица.

— Я знаю, — только и ответил мужчина, на открывая глаз.

— Хмм, я думала, вы более любезный, — негодующим тоном заметила худышка. — Всё же, как вас зовут?

— А это имеет значение?

— В общем-то нет.

Лариса потупила взгляд и отвела глаза в сторону. Мужчина, хоть и не спешил называть своего имени, ладонью не переставал оглаживать её заостренную коленку. Худышка облизала пересохшие губы и расслабилась, она была не в том состоянии, чтобы пытаться повлиять на поведение этого непокорного самца.

Наконец, обаяние его превосходства взяло верх и Лариса сдалась окончательно. Глубоко в душе зародилось неясное согласие, оно росло, увеличивалось, пока зрелая женщина не признала окончательно, что готова отдаться ему снова, даже если он отказывается назвать ей свое имя. Страшнее всего, что она готова задавить гордыню и сама просить об этом.

Не решаясь больше задавать вопросов, Лариса слегка раздвинула коленки и мужская рука сразу воспользовалась возможностью скользнуть по внутренней стороне бедра. Ребро ладони прижалось к твердому лобку и Лариса сжала ноги, будто схватив проказника на месте преступления. Мягкие бедра сжимали мужскую руку, но она не пыталась вырваться из плена. Это была своеобразная игра, в которой ни одна из сторон не желала первой проявлять активность.

Пылающее лицо худышки выражало страстное желание, но язык отказывался просить мужчину о милости, она могла сама дотянуться до его готового органа, но остатки гордости пока ещё удерживали измучанную женщину от окончательного падения. Хотелось повиноваться, но не умолять. Казалось, ещё минута-две, и он сам сорвется, не выдержит напряжения.
Вдруг, в самый неподходящий момент дверь опять скрипнула и в комнатку вошли две фигуры. Лариса под воздействием сильнейшего возбуждения даже не приметила, как они попали в раздевалку. Первой вступила в комнатку высокая, стройная брюнетка с длинными волосами, она уже была без одежды. Следом вошел Андрей, он увидел супругу и остановился, пораженный неожиданным зрелищем.

Изумленный мужчина присел на лавку напротив и нарочно обхватил спутницу за талию, молчание было тяжелым от невысказанных упреков. В глазах Андрея ясно читалась невыносимая ревность, ещё вчера в объятиях Алины он почти забыл о жене, но сейчас чувства вспыхнули с новой силой. Рука чужого мужчины была у нее между ног, а красавица Алина сидела рядом и прижималась к его плечу, в голове Андрея шевелились неясные мысли, которые он не умел выразить словами.

С одной стороны, он, наконец, получил то, чего ждал много лет, сверх того, восхитительная длинноволосая брюнетка теперь могла скрасить его жизнь. Но Андрей отказывался допустить, что Лариса будет отдана другому. Хотя, если это принесет счастье и доставит ей удовольствие… Да, он, пожалуй, готов был принести жертву, если Лариса получит от этого лучшую жизнь.

Вдруг Андрея захлестнула волна нежности, но он не спешил открываться, эгоистичная ревность и чувство собственничества все ещё не улеглись в мужской душе. Между супругами завязался немой поединок — Лариса нарочно раздвинула ноги и сидящие напротив увидели её истекающую вульву. В ответ Андрей повернулся к своей черноволосой партнерше, многозначительно посмотрел ей в глаза и та впилась в его губы затяжным поцелуем, обеими руками обхватив голову и шею.

Влажный, теплый воздух, пропитанный ароматами трав, затуманил умы. Лариса сидела с раздвинутыми ногами, позволяла незнакомцу ласкать свою киску и, не пряча сверкавшее в глазах злорадство, смотрела на влюбленных. Тело Алины показалось ей привлекательным, она обладала увесистыми грудями, бедра её были сочными и аппетитными, а коленки тонкими.

Длинные черные волосы струились по спине, тонкие ключицы выделялись над грудью и все это придавало женщине ореол исключительности. Лариса не находила в себе сил соперничать с этой красоткой, от бессильной злобы хотелось сделать Андрею больно, ещё больнее, чем то, что он причинял ей, находясь в её присутствии с чужой, невыносимо хорошенькой женщиной.

Лариса оттолкнула руку любовника, хозяйски разместилась вдоль лавки и, руководствуясь скорее эмоциями, чем рассудком, сама широко открыла рот и вобрала его крепкий член. На глазах супруга она аппетитно чавкала, пожевывала мужскую плоть и звучно цедила выступающую слюну.

С малознакомым мужчиной она делала все то, что муж ждал от нее все годы брака. Лариса сдавленно стонала, извивалась всем телом и безостановочно двигала головой, пытаясь вобрать в рот побольше мужской плоти. Иногда она замирала и по впалым щекам было понятно, что она сглатывает накопившуюся слюну и мужскую вязкую секрецию.

Подстрекаемый дурным советчиком — ревностью, Андрей притянул к себе любовницу, но Алина неожиданно уперлась руками в его грудь и решительно оттолкнула от себя. Она нахмурила лоб и пристально смотрела в глаза мужчины, потом указала рукой на противоположную лавку и наклонила голову набок.

Не способный разумно рассуждать, Андрей встал и подошел к изменщице, он обернулся и когда Алина одобрительно кивнула, присел сзади Ларисы. Одурманенный нереальностью происходящего, он провел рукой по бедру жены, обвел вокруг ягодиц, но ожидаемого протеста его прикосновения не вызвали. Вместо этого худышка, не выпуская изо рта члена, обеими коленками забралась на лавку и прижалась грудью к коленкам. Угловатые как у школьницы ягодицы оказались в полном распоряжении Андрея.

— Андрей, — ласково произнесла Алина и подошла к троице, — чего же ты ждешь?

Брюнетка опустилась на корточки сбоку от Ларисы и снизу смотрела в глаза Андрея, она часто моргала длинными черными ресницами и ждала его решительности. Голос женщины был таким ласковым, что Андрей не в силах был противиться её воле.

Тогда он устроился вдоль лавки, опустив левую ногу на пол и сложил руки на худых половинках жены. Алина улыбнулась ещё ласковее и послала ему воздушный поцелуй. Тогда Андрей приставил кончик напряженного члена к промежности жены и слегка надавил. Влагалище теперь обладало такой гостеприимной сочностью, которой он не знал уже много лет.

Лариса замерла без движения, она сильнее выгнула позвоночник и сжала губы под крупной головкой незнакомца. Худышка благосклонно принимала инициативу мужа, кокетливо вращала задом и постепенно возобновила минет — от этой игрушки она уже не в силах была отказаться.

Теперь, когда Андрей уже почти потерял свою милую жену, этот секс казался прощальным, будто ритуалом передачи её другому, более удачливому самцу. Только одобряющий взгляд сидящей на полу Алины подсказывал ему, что он поступает правильно. Медленно и осторожно мужчина вводил член в истекающую густой, белой смазкой розовую щель. Малые половые губы увлекались внутрь, кожа натягивалась, но избыточная смазка помогала проникновению и нежные края влагалища снова возвращались наружу нежными лепестками.

Член вошел до конца и живот Андрея прижался к костлявой попке жены. Только тогда Лариса, упираясь руками в деревянную решетку лавки, подняла голову и протяжно взвыла от нестерпимого наслаждения. Под натиском поршня она дергала головой, волнистые, огненно-рыжие волосы разметались и мокрыми локонами прилипали к лицу.

Рычал и Андрей, энергично работая бедрами, в комнатке раздавались шлепки тел, стоны сладости и сбивчивые вздохи. Лариса облизнула губы и, поддавшись внезапному порыву, очередной раз взяла в рот торчащий член незнакомца. Она так страстно высасывала его, что на скуластых щеках возникали ямочки, через несколько секунд мужчина заерзал на месте, напрягся всем телом и вдруг обмяк.

Лариса дрожала всем телом, она прилагала заметные усилия, чтобы выпрямлять подгибающиеся локти, пока Андрей размашисто таранил её сзади. Долгие годы вынужденного воздержания прорвались, либидо настигало упущенное наслаждение. Когда член незнакомца исторгнул последнюю каплю, Лариса подняла голову и со сжатыми губами посмотрела на любовника, она не спешила глотать — такой навык ещё не закрепился, с полным ртом она наслаждалась фрикциями мужа, стонала и не могла разжать губ. Рот был полон чужой, сладковатой спермы, Лариса приложила усилия и попыталась сглотнуть, капельки выделялись из уголков губ.

Наконец, она переборола себя и проглотила сперму. Теперь Лариса кричала в голос, липкие губы больше не смыкались — прорвавшиеся из груди чувства уже не позволяли закрыть рта. Она извивалась, ловила воздух открытым ртом и буквально растворялась в блаженстве. Кричал и Андрей, его движения утратили первоначальный темп, когда оргазм подступал, он шлепнул жену по заду, вытащил все ещё крепкий член и подошел к голове Ларисы.

Для супругов это было в новинку — худышка торжественно приняла губами толстый член, часто задышала, раздувая ноздри, и вторая порция спермы заполнила её рот. Первый залп помимо воли угодил в самое горло, но остальные скапливались на языке. Лариса от непривычки давилась, раздувала щеки, сперма вытекала и сбегала по подбородку. Андрей вытянул обмякший член и посмотрел на испачканное лицо супруги, она нерешительно замерла, сделала над собой усилие и второй раз в жизни проглотила все, что здоровый мужской организм способен был выплеснуть. Даже в этот момент она не отвела стыдливых глаз.

В комнатке затихло, незнакомец пересел к Алине на противоположную сторону, женщина сложила длинные ножки на его колени, а руками обняла за шею. Когда он повернулся, брюнетка вытянула губы и сладко его чмокнула будто в награду за что-то очень существенное.

Влюбленные, улыбаясь, смотрели на разомлевших от секса супругов и не произносили ни слова. Молчал и Андрей, не требовалось большого ума, чтобы понять, что рассчитывать на благосклонность красавицы Алины больше не придется.

Он откинулся спиной на стенку и глубоко дышал, а Лариса собрала вытянутым указательным пальцем с губ засыхающую семенную жидкость двух мужчин, закинула ногу на ногу и опустила глаза в пол. Она сама теснее придвинулась к супругу и вложила свою хрупкую ладонь в его руку. Их пальцы сплелись.