Сливки общества. Часть — 1

Легкие тени облаков проплывали по залитому солнцем скверу. Ухоженное трехэтажное здание скорее напоминало санаторий, но в отличие от последнего не страдало скупостью архитектурных изысков. Сдвижные кованные ворота с позолоченными наконечниками впустили прибывшую на лечение чету и медленно сомкнулись, оставив гостей с многочисленным багажом в паре сотен метров от корпуса – желтый автомобиль такси еще постоял некоторое время перед забором и, подчинившись правилам учреждения, развернулся. Мужчина перекинул через плечо ремешок спортивной сумки, обеими руками подхватил за ручки тяжелые чемоданы и медленно двинулся по безупречно чистой асфальтовой дорожке, его спутница шагала следом, буксируя походный чемодан на колесиках.

Когда супруги достигли стойки администратора в вестибюле, к испорченному вынужденной поездкой настроению добавилась раздражённость местным сервисом. Не скрывая досады, мужчина поставил на мраморный пол тяжелую ношу и протянул на стойку конверт с паспортами и направлением. Он нарочно избегал смотреть в глаза любезной девушке в униформе, устало облокотился на стойку и повернул голову в сторону окна. Впустую администратор потратила свои любезности – ни сам гость, ни его спутница, стоящая поодаль со своим чемоданчиком, не удостоили ее даже улыбкой.

— Все готово, — поместив конверт с полученными документами в картотеку, объявила девушка, — вы получите раздельные номера класса люкс.

— Отлично! — издевательски-вежливым тоном ввернула гостья, — хоть здесь от тебя отдохну.

Администратор вручила мужчине ключ с деревянным номерком: «Ваша комната 314, на третьем этаже. Приятного отдыха!». Девушка протянула руку со вторым ключом и любезно улыбнулась – гостья, смерив ее долгим, внимательным взглядом, соизволила подойти и принять ключ. «Ваша комната 207, на втором этаже. Приятного отдыха!». Новые постояльцы растерянно осмотрели свой багаж, доставка на нужный этаж по лестнице – а мужчина не изъявил желания помочь своей даме – вызывала закономерное недовольство.

— Напоминаю Вам, — продолжила угодливым голосом девушка в униформе, — в течение недели по решению суда вам категорически запрещен выход с территории нашего пансионата. По истечении срока вы получите ваши паспорта и рекомендацию о возможности расторжения брака.

Супруги дошли до лестничной клетки, мужчина медленно взбирался с тяжелой поклажей в обеих руках, а сзади, втаскивая чемодан на каждую ступеньку, обреченно бормотала проклятия его будущая бывшая жена. На втором этаже мужчина остановился, взвесил в руке чемодан и поставил его у края коридора, после чего без излишней сентиментальности, уже на легке, поднялся на свой этаж. Для Ларисы трудности увеличились вдвое, но подъем был преодолен и до номера оставалось не больше десятка метров, внезапно нахлынувшее чувство свободы подбавило сил – ближайшую неделю, последнюю перед разводом, не придется делить комнату с опостылевшим за долгие годы мужем.

Женщина облизала пересохшие губы и, собравшись с силами, по очереди дотащила оба чемодана до двери своего номера. Одноместный люкс в пастельных тонах оправдал самые смелые ожидания – уютная спальня с большой кроватью, шкаф, огромный телевизор на стене, круглый столик с двумя плетенными креслами у окна. Обстановка номера смягчила негодование, выдохнув, постоялица заволокла поклажу внутрь и заперлась изнутри. Высокая и худощавая, в свои тридцать девять Лариса обладала телом подростка, не удивительно, что подъем чемодана на второй этаж дался ей с таким трудом. На ее тонком, веснушчатом лице особенно выделялись большие зеленые глаза, а рыжие волнистые волосы ниже плеч придавали чертам зрелую привлекательность. Стоило ей собрать волосы в хвост, что случалось только в случае крайней необходимости, Ларису можно было перепутать с девушкой-тинэйджером, особенно если расстояние визуально размывало мелкие детали ее внешности.

Остаток дня Лариса провела в своем номере. Не раз мысли возвращали ее к супругу — как он смотрел на молоденькую ресепшионистку, как с нескрываемым удовольствием заглядывал ей в разрез декольте. Казалось, владельцы пансионата нарочно подбирают на эту должность грудастых и смазливых пигалиц, а униформа скроена так, чтобы разрез приходился на неприкрытую грудь и обнажал большую ее часть. Сама Лариса подобной роскошью похвастать не могла – с годами груди утратили упругость и слегка обвисли, второй размер визуально потерял в объеме, а темные ареолы сосков приобрели овальную форму. Поглощенная новыми впечатлениями и размышлениями о муже, женщина пропустила ужин, зато укрепилась во мнении навсегда порвать тягостную супружескую связь.

За окном быстро стемнело — обыкновенное для южных краев явление – Лариса даже не заметила, как заходящее солнце скрылось за горизонтом и на окрестности опустилась темнота. Уставшая от дороги и пережитых часов напряжения, женщина решила раньше обычного лечь спать. Она проверила защелку входной двери и скинула на кровать футболку, потом стащила черные лосины и в одних трусиках прошла в ванную комнату. Впервые за долгие годы Лариса ощутила давно забытое чувство свободы, когда можно запросто нагишом расхаживать по дому без риска быть застигнутой врасплох. Она стащила трусики и снова вышла в комнату, было в этом какое-то неосознанное наслаждение, хрупкое ощущение безопасности и защищенности. Худышка задернула шторы и включила настенный светильник и только после этого довольная вернулась в ванную.

Лариса встала перед большим зеркалом и расправила плечи. Для своего возраста она выглядела не плохо — благодаря худобе фигура сохранила свежесть. Мысленно она вернулась в вестибюль и восстановила взгляд мужа на пышную грудь девушки-администратора. Даже с ее позиции, почти середины холла, было заметно, что сиськи почти выпирают наружу и платье только-только прикрывает ее соски, одно неосторожное движение и они покажутся в разрезе. Лариса облизала губы и обеими ладонями приподняла свои груди, печальная усмешка появилась на ее лице. Женщина переступила высокий борт ванной и опустилась уставшим телом в теплую воду под шапкой пены, сразу блаженство разлилось внутри и распространилось по конечностям, тревожные мысли и муки сравнения улетучились. Ароматный пар заполнил легкие.

Купание наполняло тело силой, а сознание ясностью. Живая энергия возвращала Ларису к жизни и лучшим средством теперь был оздоравливающий сон в огромной, уютной кровати номера люкс. Когда вода начала остывать, худышка поднялась на ноги и обернулась полотенцем, хрупкая пена таяла на раскрасневшейся коже, а после прикосновения махрового полотенца, от нее не оставалось и следа. Женщина вытерла выставленное на борт ванной колено, прошла по бедру и прижала полотенце к неухоженному рыжему кусту внизу живота. После недавних мыслей это прикосновение показалось слишком чувствительным, но тело пребывало в таком расслабленном состоянии, что сильный импульс нервных окончаний не оказал должного влияния.

Лариса накинула мокрое полотенце на плечи и вышла в комнату, приглушенный желтый свет гармонично дополнял уютный, теплый образ ее нового жилища. Женщина присела над чемоданом, раскрыла его половины и среди уложенных стопок белья выбрала свои любимые трусики. Удовольствуясь малым, Лариса закрыла чемодан и принялась расправлять постель – раскладывать белье в шкафу у нее еще будет достаточно времени — тем более, спать без одежды, как оказалось, очень приятно. На мгновение худышка задумалась, но поморщила носик и уверенно натянула голубые маленькие трусики.

Преисполненная новых ощущений, она забралась под мягкое, пышное одеяло и выключила светильник. Было тепло и хорошо, казалось, одиночество дарило целую гамму неизведанных чувств, которые забылись под тяжестью двух десятков лет семейной жизни. Лариса лежала в темноте и улыбалась сама себе, предстоящий развод теперь воспринимался желательным, сомнения уже почти не подтачивали ее душу, каждый вздох в новом статусе наполнял грудную клетку свободой и упоительным счастьем. Женщина чувствовала почти настоящее опьянение, она не могла понять, что на нее так подействовало: атмосфера гостиницы, аромат и тепло ванной или все-таки волнительное предвкушение свободы от мужа.

В полузабытьи Лариса разобрала шорох открывающегося окна, ветер растрепал штору, а летний воздух был так свеж, что дышать стало еще легче. Веки становились тяжелыми, сон затуманил сознание и из обрывков мыслей с трудом удавалось собирать законченные идеи. Шорох повторился и сквозь дремоту женщина услышала чужое дыхание, собрав остатки воли, она стряхнула сладостную сонливость и потянулась, чтобы включить светильник. Во вспыхнувшем желтом свете Лариса увидела незнакомого мужчину, она приподнялась на подушке и подтянула край одеяла к шее. Незнакомец стоял перед кроватью и ласково улыбался, сам его вид не внушал опасности, но худышка не спешила расслабляться, готовая в любую секунду поднять крик.

— Тихо, — незваный гость прижал указательный палец к губам, — я не сделаю тебе ничего плохого.

Мужчина прикрыл окно, через которое влез в номер и задернул штору. Сам ночной визит казался Ларисе продолжением сна, даже облик визитера соответствовал ее расплывчатой игре сознания: гость был почти без одежды, если не считать черных миниатюрных трусов и галстука-бабочки. Мужчина совершенно не казался опасным, скорее артист, по ошибке попавший в ее спальню. Лариса опустила глаза и увидела запрятанный в трусы внушительный холм. От волнения она облизнула пересохшие губы и натужно улыбнулась, почему-то казалось невежливым отвечать грубостью такому приветливому человеку.

— Ты испугалась? – сочувственно спросил кавалер, — я не хотел тебя испугать, правда-правда. Просто хотел сделать сюрприз.

— Мужчина, вы, наверно, ошиблись номером!

Гость присел на краешек кровати и ласково смотрел прямо в зеленые глаза Ларисы. В женской душе роились мысли, почему-то стало тоскливо, захотелось и самой оказаться на месте той счастливицы, для которой готовился этот необычный сюрприз. Кто она? Постоялица из соседнего номера или его любовница, которая жила здесь до нее?

— Нет, я не ошибся, — с чувством самой пылкой преданности произнес незнакомец, — я это сделал для тебя.

Лариса округлила глаза и беззвучно шевелила губами. Казалось, сон продолжается, не было ни чувства опасности, ни страха, только благодарность за неожиданное романтическое приключение.

— Вообще-то, молодой человек, я замужем, — с напускной строгостью произнесла Лариса.

— Я знаю, — мягко ответил гость и прижал палец к губам женщины, — не говори ничего.

Мужчина потянул за одеяло и край медленно пополз по телу худышки. Оцепеневшая, она смотрела прямо в глаза сказочному гостю и чувствовала приятное скольжение, шея уже была открыта и край сползал к груди. Слишком сильная истома владела Ларисой, чтобы она могла противостоять гипнотической силе, даже хотелось позволить ему увидеть свою наготу. Одеяло невесомо скользило по телу, от трения соски затвердели и к тому моменту, когда оно больше их не скрывало, приняли форму темно-коричневых бутончиков. Мужчина смотрел на грудь Ларисы и продолжал тянуть одеяло, сантиметр за сантиметром обнажая живот и вот, наконец, показались трусики.

Мужчина любовался ореолом, который свет, падавший сзади, образовал в ее рыжих волосах и продолжал тянуть одеяло. Лариса отвечала ему благодарной покорностью, она позволяла обнажать себя незнакомому мужчине и получала от этого искреннее, глубокое удовольствие, хотелось чувствовать себя его добычей, а может быть даже жертвой. В ответ на решительность гостя, она оставалась неподвижной, но ее глаза струили тихое, спокойное сияние. Хоть внешность Ларисы показалась ночному гостю заурядной, он находил ее соблазнительной, а потому не ослаблял натиска.

— Что ты хочешь сделать? – мягко, шепотом спросила худышка, когда одеяло больше не скрывало ее тела.

Казалось, Лариса покорно принимала свою участь и от ответа мужчины зависела только ее улыбка или печаль, но не исход дела. Вместо ответа незнакомец встал, сорвал с шеи бабочку и стащил миниатюрные трусы, на глазах оцепеневшей женщины поднялся его крепкий, гладковыбритый член. Волос не было нигде, даже тяжелая мошонка была гладкой. Лариса рассматривала оснащение гостя, не скрывая любопытства, одно яичко висело чуть ниже другого, время от времени под взглядом рыжеволосой красотки член вздрагивал, а мошонка на мгновение подтягивалась.

— Я не хочу, — слова женщины звучали неубедительно, — мне нельзя… я замужем…это не правильно…боже, что я творю…

Лариса перевернулась на живот и обеими руками закрыла лицо, все ее тело мелко дрожало. Мужчина не замедлил перехватить инициативу, он запрыгнул на кровать, налег на свою жертву и пытался губами прикоснуться к ее ушку и шее. Сопротивление Ларисы оказалось ожесточенным, она закрывалась руками и упирала лицо в подушку, она ощущала мощное орудие мужчины, которое давило между ее бедер и оттого сильнее напрягала ягодицы.

— Что ты, малышка? — шептал незнакомец, — я не сделаю тебе больно. Расслабься и я подарю тебе ласку.

Женщина не в силах была произнести даже полслова в свою защиту, она сжала все мускулы и ждала его действий. Прикосновение члена к бедрам было приятным, но привычное чувство половой неприкосновенности требовало отчаянного сопротивления. Вдруг гость приподнялся и его горячее дыхание спустилось по ее шее, ниже по спине и вот, сильные руки сдернули ее последнюю защиту – голубые озорные трусики. Из последних сил Лариса сжимала ягодицы, одновременно превозмогая желание отдаться ласковому насильнику. Худышка ощутила поцелуй на попке, потом мужские пальцы легли и начали круговыми движениями массировать ягодицы. Незнакомец грудью лежал на ногах Ларисы, целовал ее попку и гладил вокруг кончиками пальцев.

Из-за худобы промежуток между бедрами почти не скрывал доступа к потаенной щелке, одурманенный природным женским ароматом, гость все усиливал натиск и скоро Лариса сдалась. Она расслабила тело, повернула голову на бок и к восторгу визитера приподняла свою попку. Худые, как у школьницы ягодицы почти не скрывали цели его настойчивости. Первый стон вызвало горячее прикосновение кончика языка к чувствительной, нетронутой звездочке, Лариса сгорала от стыда – ласка ануса в ее понимании считалась недозволительным излишеством. Новое ощущение, тем не менее, заставляло женщину расслабляться и открываться стараниям любовника.

Язык пытался погружаться ниже и прикасался к спайке половых губ, Лариса чувствовала плотное прикосновение бритого мужского лица к своей чувствительной попке, чтобы облегчить задачу, помимо воли она сама раздвинула бедра и еще сильнее прогнула позвоночник, все ее тело разобрало сладостное томление. Тогда триумфатор буквально ворвался – его лицо прижалось между ягодиц, а губы впились в вульву. Лариса безостановочно стонала, отчаянно отдаваясь сладостным ощущениям, слишком сильным, чтобы пережить их молча. Хотелось ответить ему благодарностью и сжать губами выбритый, мощный ствол, Лариса даже поймала себя на желании ласкать его тяжелую мошонку, но проявлять подобную инициативу мешали укоренившиеся предубеждения. Бедняжка, она получала ласку, извивалась под натиском неутомимого мужского языка и ждала момента, когда мужчина сам приставит свой член и вынудит ее открыть рот. Тогда скрыть ее потаенные желания уже не удалось бы.

Незнакомец поднялся и сильными руками перевернул Ларису на спину, он впился губами в ее затвердевшие соски, языком оставил длинный влажный след вниз по животу и снова сосредоточил усилия между ног. Его лицо зарылось в рыжих кучеряшках и худышка снова взвизгнула – язык выписывал круги по набухшим половым губам, давил на клитор и погружался в приоткрывшийся канал. Лариса смотрела на любовника сквозь мутную пелену, мысли путались, но одно сожаление оставалось совершенно ясным – хотелось вернуться на час назад, послушаться предчувствия и начисто лишить свою девочку волосяного покрова. Тогда это было неясное предчувствие, сейчас же это была благодарность ласковому любовнику.

Вдруг мужчина поднялся. Он стоял на коленях с торчащим, готовым к действию членом и держал худые ножки Ларисы навису. Незнакомец пристально посмотрел в глаза пылающей женщины и прищурился, у него было лицо мужчины-самца, привыкшего к легким победам. Его немой вопрос не был для нее непонятным, наоборот, желанным и волнительным. Худышка едва заметно кивнула и гость потянул ее ножки к себе на плечи, потом опустился и осторожно приставил свое орудие к ее рыжей, курчавой промежности. Крик Ларисы разорвал тишину спящей гостиницы.