Сережины забавы

Жарким летним вечером Сергей возвращался домой. Всю вторую половину дня они с другом жарились на пляже, настроение было превосходным. Он торопился, хотел посмотреть футбол вечером.

Войдя в квартиру, он услышал плеск воды в ванной.

«Ага, мамуля душ принимает. Логично, в такую-то жару. А я славно поплавал…»

Он остановился посреди комнаты, оглянулся в поисках пульта от телевизора.

В этот момент дверь ванной открылась и в комнату зашла, абсолютно голая, мать Серёжи.

Оба замерли. Он, в остолбенении, от такого зрелища, а она от неожиданности. Сергей мгновенно оценил фигуру матери-стройные, хоть и несколько отяжелевшие бедра, сохранившаяся талия, выпуклый соблазнительный животик. Небольшие бледные груди, подвисая, глядели в разные стороны. Мгновенно низ живота обдало жаром. Он впился взглядом в тёмный треугольник волос в зоне бикини. За густым мехом, бледнея, едва просвечивали губы.

«Не бреет, все натуральное» — отметил он про себя и с ужасом почувствовал нарастающую эрекцию.

Первой очнулась мать

— Ой, сыночек, я и не думала, что ты так рано вернёшься. Прости пожалуйста, если смутила тебя. Ты уже взрослый…

И она, прикрыв рукой грудь, метнулась к креслу, сняла лежавший на нем халат и накинула его на себя.

— Да что ты мам, ты меня совсем не смутила, теперь на пляже многие так ходят. А ты очень красивая…

— Даже жаль, что было так мимолетно… — попытался пошутить он.

— В самом деле?

Мать внимательно посмотрела на него.

— Ну, смотри, если понравилось!

И, с озорной улыбкой, распахнула халат.

Сергей снова был ослеплен белой кожей матери.

— Мама, ты сегодня шалунья — в ответ засмеялся он.

— Так, все, на сегодня хватит. На пляже насмотрелся, дома мама показала, как бы тебе плохо не стало… — не растерялась мать. И завязав пояс халата удалилась на кухню.

Сергей пошёл в свою комнату, положил сумку с пляжными принадлежности и задумался. Футбол вылетел у него из головы.

«Зачем она снова разделась? Может…»

Он был охвачен желанием. И, одновременно, смущен. Решиться было не так просто…

«Надо прямо сейчас, если что, можно представить, как шутку, продолжение игры»

Он швырнул сумку в угол и двинулся на кухню.

Мать что-то делала на столе, стоя к нему спиной.

— Мамуль — подходя сзади, сказал он — а потрогать то можно эту красоту?

И обхватил одной рукой ее за грудь, а вторая ловко скользнула сквозь полы халата и легла на ту самую зону бикини, густо поросшую волосами.

Мать слегка напряглась но, промолчала, а Сережа нащупав средь волос губы, погрузил пальцы в горячее и влажное отверстие.

— Сынок, что ты делаешь? — охнула мать, но, не оттолкнула его, а так и стояла, замерев.

— Мама, мамочка, ты такая красивая, я просто не могу…

— Сережа… — простонала мать.

Его пальцы уже ласкали клитор.

— -Сережа, нам это нельзя…

И вместо того, чтобы оттолкнуть его, наоборот, сжав его руку лажками, стала помогать, двигаясь навстречу. Через несколько секунд она напряглась, обмякла и ее лицо пронзила судорога наслаждения…

— Что ты делаешь со мной…

Сережа, не отвечая, продолжал ласкать ее груди. Несмотря на некоторую потерю формы, они были довольно упруги и обещали бездну наслаждения.

Некоторое время они стояли молча, она навалилась на него спиной, Он поглаживал ее тело под халатом.

Так и стояли не решаясь взглянуть друг другу в глаза…

— Пойдем ко мне в спальню, быстро! Сними брюки! И все остальное тоже… — неожиданно хриплым, грудным голосом сказала она.

И решительно двинулась вперед.

Сын молча шел за ней, на ходу освобождаясь от одежды.

Войдя в спальню она задвинула шторы, комнату окутал полумрак.

Сергей в нерешительности застыл на пороге спальни, мать стояла у окна. Ее силуэт с трудом угадывался в сумраке. Он подошел вплотную, взял ее за плечи. Она повернулась и их губы впервые слились в настоящем, взрослом поцелуе.

— Нет, так нельзя, я так не могу… Я пока не могу это осознать…

Она снова отвернулась. Его руки лежали на ее бедрах. Он погладил ее, затем рука снова двинулась к промежности. Она не мешала ему. Несколько минут он ласкал ее, он стояли тесно прижавшись друг к другу. Восставший член упирался в ее ягодицы.

— Сережа, сделай это сзади, я должна привыкнуть. Пока не могу смотреть тебе в глаза…

Она встала коленями на край кровати, слегка расставив ноги, наклонилась вперед, опираясь на кровать одной рукой, второй взяла член Сергея и приставила к своим раскаленным, истекающим соком, губам. Он, придерживая ее за бедра, ввел орган во влагалище матери, прямо в горячую, плотную сырость. Она застонала.

«Какая у меня оказывается мамуля- думал Сережа, постепенно наращивая темп — и как-то все неожиданно получилось…»

Он обхватил ее сзади, сжал груди и быстро заработал бедрами изо всех сил прижимаясь к ней.

Раз-раз-раз, еще раз… Мать застонала. Сил опираться на руки уже не было, она пустилась на локти, Сергей продолжал фрикции в высоком темпе. Ему вдруг вспомнилось, как он сегодня ублажал приятеля недалеко от пляжа. Они торопилась, но, Юра настоял и Серёжа исполнил минет прямо в кустах. Свежо и органично. Хорошо хоть не видел никто. Сергей вдруг испытал приступ чудовищного возбуждения. Член, и без того крепкий, приобрёл каменную твёрдость. И он изо всех сил пихал его в мать, буквально разрывая её. Она уже не стонала- выла в голос, пытаясь заглушить крики прижимала к лицу подушку. Он чувствовал приближение оргазма, но, пока сдерживался. Наконец мать задрожала, член его сжало, как в тисках. Она забилась в продолжительном оргазме, понялась с локтей и выгнулась. Снова застонала. Сергей продолжал вдалбливать во влагалище свой член. Они истекала соками, смазка плыла вниз по ляжкам, Серёжина мошонка тоже покрылась липкой слизью. Наконец он кончил, обхватив мать за бедра и тесно прижавшись к ее спине.

— Как горячо — прошептала она- как горячо…

Они упали на кровать тяжело дыша. Она легла на спину, он прилег рядом, обняв ее и уткнувшись в плечо.

Сережа пребывал в эйфории, ведь только что, совершенно неожиданно произошло то, о чем он мечтал. Мечтал, мастурбируя по ночам, лежа в своей подростковой кровати. И вдруг, мечта стала явью.

Все еще не веря, он протянул руку и погладил грудь матери. Он обнял ее крепче и стал целовать шею.

— Мама-мамочка, это было так здорово…

Мать промолчала, видимо, тоже не очень веря в происшедшее. Наконец, она выдохнула:

— Да, устоять было невозможно. Во всяком случае, я не смогла. Но, то, что мы сделали сейчас — неправильно.

— Может и неправильно, но, я не жалею!

— Ты-то понятно… — мать вздохнула — дело сделано… Поздно жалеть. Мы еще поговорим об этом. Пойду приготовлю что-нибудь, ты наверное проголодался?

— Немного…

И они засмеялись. Мать снова пошла на кухню.

Сергей остался лежать на кровати.

«Вот ведь, как занятно устроена жизнь- понравился член приятеля — и он пихает мне его в глотку третий месяц. Дрочил на маму — и вот сегодня… Правильно говорят — бойся своих желаний»

Он поднялся и тоже пошел на кухню.

Мать стояла там же, что и час назад, но, уже без одежды.

Сергей подошел сзади и обнял ее. Нутолимая похоть обдавала жаром, заставляя колотиться сердце. Он снова ощутил прилив желания. Эрегированный пенис уперся в тоже место, что и в прошлый раз. Она подалась назад.

— Ты точно проголодался?

— Очень…

Она повернулась к нему. Взгляды их встретились. Сергей наклонился и коснулся губами ее губ.

— Я не стала мыться- сказала она- Мне так приятно, что по ногам течёт. И я до сих пор чувствую твой член. Не хочу смывать наслаждение…

Сергей чувствовал, что мошонку сводит подсыхающая смазка, но, в душ идти было лень, а возбуждение все нарастало.

Несмотря на только что завершенный акт, обоих била дрожь.

Мать охватила шею сына и жадно впилась в губы. Целуя губы матери, Сергей стал ласкать ее промежность. Пальца погрузились в склизкое, раскаленное лоно.

«Как раскрылась пещерка» — подумал он- «не то, что сначала, хотя и тогда мокрая была»

Он нащупал клитор, заметно набухший от прилившей во время соития крови. Накатило неудержимое желание почувствовать его вкус, поцеловать этот пылающий бугорок.

Он подсадил мать на стол и опустился на корточки.

Она раздвинула ноги и Сергей заглянул в ее густо поросшую темным курчавым мехом промежность. Губы, еще недавно бледные заметно порозовели и вспухли, меж них выглыдывал темно-вишневый клитор. Слизь, засохшая уже на ляжках, сочилась из влагалища, волосы, покрывавшие губы слиплись. Он пувствовал терпкий запах возбужденной до неистовства вагины.

Сергей стал целовать эти влажные, липкие губы, провел языком по клитору…

Мать сидела молча, лишь тяжелое дыхание выдавало ее волнение.

Сережа нежно ласкал клитор губами и языком, чувствуя вкус собственной спермы. Клитор несколько увеличился в размерах и еще сильнее побагровел. Это провело его в совершенное исступление, и он, уткнувшилсь носом в меховой лобок матери, яростно тер языком гениталии. Она гладала его затылок и плечи, разводя ноги, как можно шире. Наконец, она вздрогнула, затем еще раз, коротко выдохнула и мягко отстранив его, скользнула вниз.

— Сыночек, это было волшебно — шепнула она едва слышно- теперь я…

Долго ласкать не пришлось. Сережа был взведен до крайности и при первых прикосновениях губ матери обильно плеснул ей в рот.

— Теперь уж нам точно надо поесть! — сказала она, утерев рот ладонью — а может даже и выпить.

Они не спеша поужинали, выпили по глотку вина.

Посидели молча, затем сын мягко взял мать за руку и повлек в спальню. Долго стояли обнявшись в темноте, Сергей поцеловал мать в губы. Уверенным жестом распахнул полы халата, затем, чуть помедлив, и вовсе снял его и отбросил в сторону. Обнаженное тело матери смутно угадывалось в темной комнате. Он стал ощупывать ее груди. Член снова напомнил о себе.

— Мама, я хочу тебя…

— Ох, сынок, что же мы делаем… — мать вздохнула и крепко прижалась нему всем телом — я тоже очень хочу…

Лёгкое безумие овладевшее ими некоторое время назад, слегка спало, они ласкали друг друга вполне осмысленно. Мать легла на спину, Серёжа целовал её груди, живот, спустился ниже…

— Возми меня — простонала мать — давай уже!

Сергей лёг на неё, навалившись всем телом, по-хозяйски уверенно ввёл член и размеренно задвигался. Мать сразу включилась в процесс, стала подмахивать обхватив его ногами. Сквозь участившееся дыхание прорвались бессвязные обрывки фраз, из которых можно было разобрать лишь:

— Сынок, глубже! Сильнее!

Сергей старался, как мог. Ему очень хотелось доставить маме удовольствие…

А мать пыталась компенсировать неудачи в личной жизни, отсутствие регулярного секса пылкостью в соитиях с сыном.

В утехах прошла почти вся ночь, порочная парочка уснула под утро, вдоволь насладившись запретным сексом. Спали сладко не испытывая ни малейших угрызений совести.