Сексуальное воспитание Гарри

Огромные залы Хогвардса пустовали. Двери комнат закрывались на каникулы в ожидании приезда своих учеников после отдыха. В замке оставалось несколько учеников, да и те дожидались своего скорого отъезда.

Гарри стоял у огромного окна с задумчивым выражением лица. Парень не знал, как сообщить Рыжему об отказе ехать к нему на каникулы. Нужно было сделать так, что бы Рон не обиделся. Но друг совершенно не знал, как это сделать. Гермиона, та, кто могла помочь дельным советом, уехала в первые дни каникул.

Перед отъездом к Гарри подошёл Северус Снегг и пригласил парня к себе на каникулы. Сначала Гарри думал, что это всего лишь злорадная шутка Северуса. Преподаватель просто хотел поиздеваться над бедным парнем. Северус говорил твёрдым, уверенным голосом, не скрывая своего пристального взгляда. Тогда Гарри понял, что мужчина не врал и действительно хотел увидеть парня своим гостем в собственном доме. Гарри было безумно интересно побыть с мужчиной. Узнать его и почувствовать родство, ведь родители знали его.

Проблема была в том, что Гарри, задолго до каникул согласился на предложение рыжего и сейчас не знал, как быть.

Темная сторона желала уехать к учителю, ведь следующего предложение может и не быть, а белая, просила не расстраивать друга. Гарри разрывался на части. Но решился.

Прошло пару секунд и Гарри выпалил: — Рон, я уезжаю на каникулы к Снеггу.

— Что? К Северусу Снеггу? — рыжий выкрикнул это на всю комнату, его ошарашенные глаза были направлены на друга. Рыжий смотрел на Гарри и не верил своим собственным ушам.

— Да… Снегг предложил погостить у него, и я не смог ему отказать и не хотел обидеть тебя! — печально заявил парень с виноватым выражением лица.

Гарри ожидал все, что угодно. Опустив печально взгляд, парень ждал слова своего друга.

— К Северусу, рехнутся… Теперь я понимаю почему пару недель, ты был скрытный и вёл себя как сам не свой, — с улыбкой заявил рыжий, только в глазах плескалась тревога за друга.

— Рехнутся просто! — рыжий бормотал с восторгом, правда в его выражении был испуг и жалость к другу. Северус — строгий учитель. Очень строгий и другу нужно было прожить у него два месяца. Это же уму не постижимо.

— Ты на меня обижен? — поинтересовался Гарри, слегка приподняв лоб, до еле заметных морщин.

— С чего это вдруг? Я сочувствую тебе Гарри и беспокоюсь за тебя! Снегг самый худший вариант из всех. Моя болтовня по сравнению с ним, будет казаться простым делом. —заявил рыжий и опечалился.
• • •
Гарри подошел к назначенному дому. Его удивил внешний вид, и то в каких условиях живет мужчина. С виду, дом был жалкой пародией, больше походящий на заброшенный барак. Двухэтажное здание, казалось бы вот-вот развалиться от легкого ветра. Фасад дома был окрашен в черный цвет, как и черная книга, которая внушала страх своим видом. Первый этаж не внушал особого интереса. Железная калитка, внутри нее деревянная скамья. Серая массивная дверь. Мимолетно окинув второй этаж беглым взглядом, •••

у Гарри задрожали поджилки, а по спине пробежал легкий холодок.

Зловещие круглые окна на втором этаже, притягивали к себе особое внимание. По телу Гарри пробежали мурашки, а тонкая футболка прилипла к спине от пота. — Зловещее местечко — подумал парень про себя.

В одном, самом дальнем окне промелькнул силуэт. Темная фигура стояла у окна и смотрела вниз. С далекого расстояния, Гарри не мог себе ответить, был ли это Снегг, кто- то другой или ему вовсе причудилось, что там кто то есть.

Набрав полные легкие воздуха, юноша осмелился сделать первый шаг.

Огибая металлический забор, Гарри остановился прямо напротив входной двери, парень хотел было постучать кулаком, но во время заметил круглый дверной молот. Медленно коснулся рукой молота, как дверь тут же распахнулась. Сквозняк пробежал по ногам, оставляя после себя легкий холод и мурашки. Пушок на ногах вздыбился.
На пороге стоял сам Северус Снегг. Чёрные сальные волосы развевались на ветру, холодные глаза были под стать выражения его лица. Холодное. Совершенно не доброжелательное. Хотя, Гарри уже привык к вечно хмурому учителю темной магии. На худое бледное тело была накинута чёрная мантия, не закрывающая бледного торса. Взглянув чуть ниже, Гарри притупил свой взгляд на чёрных обтягивающихся боксерах и сглотнул слюну. Из боксеров выпирал внушительных размеров бугор, из-за чего нарастающий ком давил на горло.

— Сам Гарри Поттер, пожаловал в мое имение… — с легкой хмурой улыбкой заявил мужчина, — не ожидал, что ты согласишься погостить у меня на каникулах… — недолгое молчание, — проходи, — добавил бледный мужчина и отошёл в сторону, впуская своего молодого гостя.

Внутренний интерьер поражал своей роскошью, а именно деревянными росписями на стенах и пышными коврами, стилистикой прошлого. Отчасти, складывалось такое ощущение, что мужчина не притрагивался к вещам и не передвигал их с самого появления в доме. Внутри было на много уютнее, нежели чем снаружи. Хоть и значительно сумрачно, что в принципе в духе Северуса Снегга учителя от защиты от темных искусств.

— Твоя комната Гарри на втором этаже, третья дверь справа! Как разложишь вещи и переоденешься, спускайся на обед. В столовую! — заявил взрослый, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов.

Не успел Гарри и опомниться, как мужчина испарился. Юноша стоял один в гостиной. Подняв свой тяжелый рюкзак, парень направился к деревянной винтовой лестнице.

Второй этаж по дизайну ни чем не отличался от первого. Широкий коридор с портретами, «Скорей всего родственников», по обеим сторонам такие же темные деревянные двери.

Открыв нужную дверь, в глаза юноши ударил яркий ослепительный свет.

Гарри уже привык к темным тонам дома и сумракам внутри, а тут резкий свет. Возможно, Северус хотел поселить молодого гостя в более уютную комнату, с солнечной стороны дома.

Оглядевшись беглым взглядом, парень уже не удивился. Все было в привычном стиле. Тот же стиль, как и во всем доме. Темный и сумрачный. Большая деревянная кровать с пушистым светлым одеялом, а над ней картина летнего пейзажа. Расписное кресло качалка, рабочий стол с парой книг и керосиновой лампой. И, конечно же аккуратная прикроватная тумба.

Кинув рюкзак на пол, Гарри присел на край кровати и вздохнул с грустью. — «Наверное он все же обидел Рона, отказом». Гарри как то нужно провести два месяца в кругу самого мрачного декана факультета Слизерин, и он, не знал, как ему быть. Чем он будет занят эти долгие два месяца, ведь совершенно не знал подхода к мужчине. — «Ничего, все придёт само! Главное не отчаиваться и найти общие интересы. Тогда то они и поладят.»

Юноша решил не переодеваться, а сразу идти в столовую, на обед к Северусу. Негоже, чтобы мужчина ожидал юношу. Хоть тот, был с дороги и устал.

Гостиная встретила Гарри прежним мраком. Спускаясь вниз, парень словно понимал расположении столовой и шёл в нужном направление, правда, юноша не был в этом доме. Но чутье не подвело его.

Заворачивая за угол, все тот же прежний мрак в столовой.

— Ты решил не переодеваться? — с хмурым выражением спросил Северус, осматривая парня с ног до головы. Взгляд мужчины был изучающим, а глаза по прежнему таили в себе скрытность.

Даже в темноте черные глаза мужчины блестели. Снегг сидел за круглым столом, на котором лежали булочки с корицей и стоял серый заварочный чайник. Мужчина поднёс ко рту маленькую чашечку и отхлебнул из кружки чай. Зоркие глаза юноши, приметили в кружке листья ромашки и еще множество корней. «Свойства ромашки успокаивать» — подумал Гарри. — «странно» — мужчине нравится сам вкус или тот вовсе хотел успокоить свои нервы.

— У меня не шалят нервы! — с ухмылкой заявил взрослый, бегло взглянув и определив направленный взгляд молодого. По позвоночнику Гарри пробежал холодок, а следом мурашки. -«Северус умеет считать мысли? Но это не возможно?»

— Ядовитые корни повысили мне кислотность желудка, и мне необходимо ее снизить и по этому, я пью эту замечательную траву и тебе Гарри советую! Видимо… Юноша… ты плохо спал этой ночью! Кто тебе мешал? — Гарри странно посмотрел на собеседника, подняв свою бровь, взрослый кивнул затылком и добавил, — темные круги под глазами и уставший вид. Вид не выспавшегося молодого человека!

Гарри и вправду плохо спал. Прошлой ночью его посетили разнообразные мысли и фантазии. Как он будет терпеть мужчину целых два месяца? Ведь Северус был до невозмутимости скользким мужчиной, а его манера общения выводила из равновесия. Но опять же, у взрослого много опыта владения чёрной магией и он мог бы научить Гарри ее применять. Как только юноша уснул, ему снился странный сон.

Парень был в темной комнате, лёгкого красного оттенка, скорее даже багрового. В середине комнаты лежал махровый ковёр. Сделав шаг, темнота сменилась лёгкими очертаниями интерьера. Невысокие тумбочки с непонятными предметами. Шарики, сцепленные веревкой. Странные ампулы с мутным содержимым. Огромная кровать с деревянным подлокотником и шикарной бархатной постелью.

Гарри сделал ещё один шаг и попал в кромешный мрак. Юноши не было боязно, по спине не бегали мурашки и не было холодно, хотя по полу расползалась белая дымка. В ушах стоял приятный шепот. Сухой голос, до боли знакомый и такой чужой. Мрак словно бы призывал его, сделать шаг вперёд и очутиться в той же чёрной комнате, только на этот раз в ноздри проникли сладостные ароматы нежного парфюма, либо вовсе цветов.

Грудную клетку что-то сжало, по телу пробежала волна экстаза и парня унесло в круговорот спазма. Внизу живота закаменел член. Яйца возбужденно тянули вниз с ноющей приятной дрожью, а в попке на столько саднило, что желание втолкнуть, что то внутрь, было велико и Гарри не удержался. Наслюнявив пальцы, юноша попытался втолкнуть сначала один палец, он скользнул с легкостью. По телу прогулялась феерическая дрожь.

Блаженно вздохнув, юноша раскрыл свои заспанные глаза. Потолок спальной комнаты. Своей комнаты. Это был не сон.

Легкая наполненность внутри, и жар. Пальцы Гарри находились в укромном местечке. Гарри удовлетворялся себя во сне или наяву? Это было так эротично и приятно. У юноши это было впервой. Почувствовать такие сладостные ощущения за всю свою жизнь, ведь парень не прикасался еще к себе, к своей норке.

Ни разу не удовлетворял свои мальчишеские потребности. Как же стыдно…

Сухой голос Снегга вывел Гарри из водоворота мыслей.

— Присаживайся, не стой столбом в проходе!

— Да, конечно! — с легкой смущенной улыбкой заявил Гарри и сел на свободный стул лицом к мужчине.

Северус, как хозяин налил в кружку чай, придерживая одной рукой за крышку чайника. Налив полную кружку травяного чая до бортиков, мужчина осторожно подал кружку вперёд и поставил на стол, возле юноши.

— Спасибо! — с нежной и смущенной улыбкой заявил юноша, кивнув затылком.

— Гарри ты слишком много смущаешься! Тебе это не кажется странным? — с хитрым взглядом поинтересовался взрослый, пододвигая тарелку с кренделями и другими сладостями своему молодому гостю.

— Простите… — смущенно ответил юноша, отводя свой взгляд в сторону, — я себя неловко чувствую, и ваш наряд меня выводит из равновесия…

— Хм… — хмыкнув Снегг окинув парня взглядом, наклонив голову на бок, — Гарри смущению тут не место! Ты мужчина в первую очень… молодой человек, даже в рассвете своих сил. И как же ты ходишь в общую душевую Гарри, если стесняешься взрослого? — взгляд мужчины был очень странный. Зрачки Северуса блестели с особой силой.

— Ну… Я чаще прихожу когда в душевой практически никого нет, — слегка пробормотал парень на одном дыхании, скрывая свою смущение.

— А как же обнаженные тела твоих сокурсников? Или вы, молодой человек, смущаетесь только взрослых тел? Или вас смущает что-то еще? — хитрый взгляд бегал по юному лицу. Мужчина давил на самое больное, на самое скрытое. Сокровенное.

Гарри молчал, он не знал, что ему ответить, как выйти из сложившегося положения.

— Зачем же ты тогда, мой юный друг, приехал ко мне, раз знал, что мы будем тут одни? Я взрослый мужчина и могу иногда гулять голым в своем доме, а тебя это будет смущать.

— Я хотел получше вас узнать, — выпалил смущенно парень и тут же затих.

— Хорошо, я рад, что ты приехал ко мне, а не к своему другу Рону Уизли, — заявил взрослый и окинул юношу беглым взглядом, — меня начинает выводить из себя твоё смущение! Ты девственник, Гарри Поттер? — Северус говорил мягким голосом, без какого либо нажима.

Со стороны парню показалось, что мужчина утверждает, нежели спрашивает самого юношу. От столь личного и одновременно пошлого вопроса, щеки Гарри налились румянцем. Молодой парень отвел свой взгляд в сторону и уставился в одну точку.

— Это негоже, что бы юноша в твоём возрасте был девственником, — наступал мужчина, не замолкая, — твои друзья уже давно перешли во взрослую жизнь. Тот же самый Драко Малфой… Ох какой распутный негодник, что вытворяет… — с пылающей улыбкой заявил Снегг и затих, смотря на удивленное выражение лица юноши.

— Мои друзья перешли во взрослую жизнь? Они что уже занимались э.т.и.м.? — с выпученными глазами прокричал Гарри, проигнорировав, либо вовсе не заметив последние слова учителя, о Малфое.

— Ты это так возбужденно спрашиваешь, словно тебе чужды сексуальные эмоции, и экстаз! Гарри, а ты занимался мастурбацией? — мужчина сузил свои хитрые глаза и смотрел на молодого собеседника. Хищная, довольная ухмылка не сходила с лица взрослого.

— Что вы Мистер Снегг. Это же… это же… постыдно… — юноша бормотал, его округлённые зенки гуляли по кухне в поисках спасения. Слишком личные. Открытые слова его будоражили и выводили из равновесия, сбивая дыхание. Гарри был девственником и ни с кем не говорил о подобном. Северус Снегг- учитель темной магии спокойно задавал такие вопросы с хищным, довольным оскалом, словно наслаждался замешательством молодого гостя.

— Не стоит себя так вести, Гарри! Все мы мужчины и в этом нет ни чего постыдного, главное не стесняться, — с хитрой улыбкой заявил взрослый, парируя свободной рукой, пока в другой была кружка чая.

Северус Снегг смотрел на юношу. Его хищные чёрные глаза не покидали юношеского лица и тонкой выпирающей ключицы. Парень был молод и по свойственному ему красив. Его юношеская красота и черты смазливого парня сводили некоторых с ума. Не только Северуса Снегга, но еще и других учителей Хогвартса. Хоть Гарри и был умным, всегда мог выйти из любого положения, разгадать головоломку, а когда юноша смущался, мозг не мог внятно работать и парень вёл себя слишком глупо и нелепо. Что могло не радовать других.

— Гарри, а ты читал Книги распутности? — вопросительно поинтересовался мужчина, откидывая прядь волос с темных глаз.

Смущенный взгляд в сторону и его руки, медленно поползли под стол унимать ноющую дрожь в штанах, попутно поправляя окаменевшую плоть. Щеки Гарри пылали жаром, а смущение накатывало волной и что-то ещё знакомое, как вчерашней ночью. Вожделение. Похоть.

— Я все понимаю по твоему беглому взгляду. А что, Гарри, — имя юноши, мужчина выговаривал с играющей нежностью, обжигая слух молодому гостю, — тебе там больше всего понравилось? Какое положение тела тебе запало в память лучше других? — сухой голос мужчины, опьянял рассудок молодому. Перед глазами плыл туман, от слов взрослого. Вчерашние воспоминания нахлынули рекой, а возбуждение захватило парня с головой. Мысли были заняты влажными пальцами, которые скользили глубоко внутри его пещерки вчерашней ночью.

Все оборвалось разом. Эмоции. Возбуждение. Спазмы тела.Перед глазами плыла мутная пелена, ощущение словно плывешь по воздуху и тебя резко останавливают дернув за руку. Вздох и Гарри раскрыл свои глаза, очутившись возле входной двери, своей новой комнаты. Деревянная дверь была нараспашку распахнута, словно призывая зайти. Тёплые лучи света пробивались через занавеску, кровать манила своей пышностью. Вот только сделав ещё один вздох, повеяло чем-то другим. Со стороны, темных дверей. По позвоночнику пробежали мурашки.

Медленно повернув взгляд налево, в голову парня проскользнули мысли. — «Идти и взглянуть в закрытые двери. Узнать, что же скрывается там». Юношеская заинтересованность ударила в висок, вырабатывая феромоны, кровь в жилах забурлила, а ладони зачесались. Гарри хотел исследовать закрытые двери. Забраться туда, куда вовсе нельзя. Изучить где живет Северус Снегг и возможно, больше узнать о мужчине.

Подойдя к первой двери от своей комнаты, та не открылась. Комната была закрыта на ключ, а волшебной палочки не было с собой, чтобы открыть замок при помощи заклинания. Рвение парня было велико. Одна дверь не открылась, но впереди еще несколько других.

В голове пронеслись таинственные голоса. Тысячи голосов разливались гулом в голове Гарри, призывая юношу открыть следующую дверь. Осмотреть ее. Голоса манили без умолку. Шептали. Призывали.

Положив дрожащую ладонь на круглую ручку, та на удавления была теплой, словно совсем недавно в комнату кто-то заходил. Но такого не могло быть. Гарри был уверен, что дома никого нет. Он пуст. Медленно повернув дверную ручку, дверь со скрипом поддалась вперед и распахнулась.

Шагнув внутрь комнаты, парень впал в ступор. По позвоночнику пробежал холод, а ноги застыли на месте. Вчерашний сон стал явью. Гарри будто стоял в своём сне, только на этот раз без клубящегося дыма. Поборов свой ступор, молодой сделал ещё один шаг и почувствовал босыми ногами махровый ковер. Ворс ковра щекотал пятки, что не могло не радовать. Затаив своё дыхание, парень смог оглядеться, хоть и был в комнате легкий мрак. Все та же тумбочка как во сне, только на этот раз там ничего не наблюдалось, и ещё в комнате не было роскошной мягкой кровати, ее заменяла странная конструкция в середине комнаты. Что-то похожее на «Позорной столб». Интерес взял верх над юношей и тот побрел дальше.

Зоркий взгляд парня заинтересовали интересные картины двух тел, парень не мог понять, тела сливались так, словно занимались сексом, либо вовсе обнимались. Вторая картина, самая большая из всех, заинтересовала больше всего. Даже сказать, повергла Гарри в легкое потрясение. На широкой картине был сам Снегг. Гарри направился к этой мрачной картине и застыл на месте, рассматривая ее.

Масляными красками был нарисован Северус Снегг. Прорисовка была в тёмных тонах, в сумраках комнаты. На кожаном диване лежал бледный мужчина. Одна нога был поджата под себя, а другая свисала с дивана как и правая рука. Так изящно и устало, что было не в духе самого учителя. Обнаженное тело взрослого было обрисовано изящно и четко. Очертания бледного тела, груди, тонких кистей рук. Опустив свой взгляд чуть ниже, Гарри печально вздохнул.

То, что было ниже пояса, скрывало мягкое, накинутое покрывало, светлых оттенков.

Очертания взрослого мужчины было настолько четкое и живое, что складывалось такое ощущение, словно мужчина и вправду позировал перед художником. И кто же был, этот таинственный художник? Кто мог лицезреть обнаженного Северуса Снегга? Гарри было интересно взглянуть под нижнее белье бледного мужчины. Созерцать жезл любви. Господи, как же юноше было стыдно на тот момент за себя. Возбудиться, раздумывая о мужской плоти. Стыдоба и только.

Гарри был настолько поглощен картиной, что даже не заметил таинственный ветер позади себя. Тот двигался беззвучно. Деревянная дверь спальни, закрывала странную комнату. Не скрипа, не скрежета. Абсолютная мертвая тишина. Гарри был закрыт в комнате.

Совершенно не обращая внимания на входную дверь, юноша побрел дальше, исследовать загадочную комнату. Внимание молодого парня привлекла странная скамья, с обратной стороны комнаты. Скамья была длинная, практически начиналась от края одной стены, заканчиваясь на другой стороне. На скамье были странные колы, похожие на самотыки. Где-то Гарри видел подобное. Но где? Напрягая свою память, перед юношей образовалась воздушная пелена, через которую смутно вырисовывались странные эротические картины. С высоким юношей в главной роли. Высокий сухой юноша стоял к Гарри спиной. Блондин был худощавый, а кожа тела была бледной. Аристократически бледной. В меру упругие ягодицы и тонкие изящные юношеские ноги. Гарри казалось, что кожа юноши мягкая и очень нежная. Невинна детская.

Бледный парень осторожно перешагнул через скамью и остановился. Тонкие ладони с грацией прошлись по коже ягодиц. Пальцы вцепились в бледную кожу ягодиц и медленным движением рук раздвинули булки, открывая вид слегка розоватого колечка, которое пульсировало и манило. Изящное худое тельце медленно опускалось вниз. Упругие ягодицы выделялись в лучах исходящего из окна света. В сумерках комнаты создавалась эротичная атмосфера.

Колечко дотронулось до деревянного самотыка и юноша остановился, всего на долю секунды. Блаженный вздох воображаемого друга, разлился в перепонках Гарри, пьяня юношеский рассудок. Теплая ладонь медленно ползла по ткани футболки вниз, к паху, где уже заметно выпирал бугор на шортах. Член Гарри саднил от натуги. Волна возбуждения накрыла юношу с головой, и он ловким движением ладони проскользнул под ткань своего белья. Сжав окаменевшую плоть, из сухих губ вырвался блаженный стон. В трусах было изрядно влажно и очень тесно. Из пухлой головки, сочилась вязкая липкая субстанция. Ее было очень много.

Сжав ствол ладонью, парень сделал несколько фрикций. Яйца невыносимо зудели. По ногам бегали волны судорог и мурашек. Напрягая свой член из губ Гарри вырвался блаженный стон.

Облизнув открыто сухие губы языком по кругу, юноша застыл.

Блондин медленно насаживал себя на самый первый самотык из шести. Он проделывал это очень осторожно, не умело. Боясь поранить свою девственную попку, ведь казалось, что он делает это впервой. Ниже. Еще ниже. Блондин насадил себя до самого основания, он попкой сел на скамью и затих, только тонкие ладони медленно гуляли по талии, огибая ребра.

Гарри был удивлен такой странной картиной. Его безумно поражала фантазия. Дыхание было сдержанное, но еще не много и оно собьется от натуги. Прикусив нижнюю губу, юноша сжал свой член посильнее и продолжил внимательно смотреть на бледное тело впереди себя.

Блондин, сидел еще какое- то время и тяжело дышал. Ему с трудом удалось взять себя под контроль и продолжить ласки. Поднимаясь со скамьи, юноша открывал влажный самотык. Он увлажнил его своей девственной дыркой. Дерево было влажное и поблескивало при свете. Парень остановился практически на самом краю самотыка. Круглая грубоватая головка была внутри влажной попки. Еще движение и юноша осел еще, только на этот раз быстрее. Влажная дырка, скрыла в себе средний самотык.

Блондин явно разрабатывал свою девственную дырку. Еще не много и он сможет вобрать в себя пять других самотыков. Это был всего лишь, его первый деревянный член.

Юноша поднялся, освобождая свою попку от самотыка. Деревянный член вылетел, словно из пробки, сопровождая все это характерным звуком, который прокатился по ушам Гарри.

Подходя ко второму самотыку, юноша опустился вниз и остановился. Гарри не поверил своим глазам. Он даже моргнул несколько раз. Второй деревянный член-самотык словно под действием магии, ожил на глазах. Залупа пульсировала и призывала к себе, а сам ствол слегка покачивался в стороны. Осторожно присаживаясь ниже, член парня сам подался вверх и нырнул залупой в разработанную попку блондина. Блаженный стон разлился по комнате, юноше было явно приятно времяпрепровождение. Деревянный член, начал сам медленно двигаться в попке юноши без самого участия блондина.

Самотык таранил анал блондина. Жестко без остановки. Смазка из влажной дырки вырабатывалась настолько стремительно, что увлажняла уже второй самотык. Член блестел, словно находился во все, а не в дырке юноши.

Блондин напрягся и выпятил жопу навстречу деревянному члену. Ствол ходил очень быстро и гладко. Звуки чавкающего очка разливались на всю комнату, казалось, даже эхом выходили за пределы закрытой двери и раздавались на весь дом.

Секунда и член вылетел из расхлябанной дырки. Блестящая, влажная залупа парила в воздухе. Всего в несколько дюймах от расхлябанной дырки, из которой текла вязкая жидкость, каплями капая на скамью. Випрямив свою спину, юноша подался вниз. Блондин оседлал своей дыркой деревянный член, который буравил его внутренности, принося молодому парню незабываемые ощущение и мурашки по всему телу.

В голове Гарри мелькали странные очертания. Темные фигуры медленно перемещались по кругу скамьи. Напрягая свое зрение, туманка резко растворилась.

Гарри стоял на том же месте и глядел на самотык, торчащий из скамейки. Его голову посещали странные видения. Два дня были настолько насыщенными видениями и картинами.

От такого эротичного содержания своего видения, Гарри показалось странным появление таких воспоминаний и эмоций. В его «комнатах» памяти, не было подобного. Юноша понимал, что это всего лишь развивающее воображение. Столько желанного и столько же странного.

В видениях, юноша был чем-то похож очертаниями на самого Малфоя. Заклятого не друга Гарри. Правда, фантазии бывают, обманчивы и молодому юноше это всего лишь могло почудиться.

Обратив внимание на второй деревянный самотык, Гарри ожидал какое либо движение. Но тот, был бездвижен и находился на прежнем месте.

Это темная, таинственная комната скрывала в своих темных углах множество загадочной мистики. Гарри чувствовал странное присутствие. Влечение. Но не мог сказать, что именно это было и есть.

Не останавливаясь на увиденном, молодой парень побрел дальше. В середину загадочной комнаты дома Северуса Снегга. К самому странному из всех предметов в комнате, к «Позорному столбу».

Сооружение было очень странным, оно походило на «Позорный столб». Только зачем Северусу Снеггу в доме такая атрибутика?

Все сооружения в комнате больше походили на секс конструкции. Магическая скамья с самотыками. Откровенная картина учителя в темных тонах. Странные баночки с непонятным содержимым и плетки разной длины возле окна, которых он вовсе не заметил вначале.

Гарри прикусил нижнюю губу, с легким смущением. В мыслях промелькнула идея опробовать «Позорный столб». Почувствовать на себе прелести порки и развратного секса. Пусть даже в бушующих фантазиях и со своим игривым воображением.

Медленно подойдя к столбу, юноша провел кончиками пальцев по дереву. От прикосновения по позвоночнику пробежали мурашки. Юноша встал в середине конструкции. Под бушующими фантазиями в голове, парень не заметил смутное шевеления позади себя. Чем и поплатился.

Неожиданно в дальнем углу загадочной комнаты что-то зашевелилось. Из темного угла совершенно беззвучно выползли змеевидные существа. Они тихо ползли по полу к середине комнаты. Их было множество. Змеи выползали из своих нор словно крысы. Когда те выползли из сумрака комнаты, можно было разглядеть очертания веревок. Веревки словно под воздействием волшебства ползли к Гарри. Толстые и очень длинные. Веревки тут же опутывали собой ноги юноши и медленно с осторожностью ползли выше, огибая тонкую талию молодого парня. «Змеи» остановились на руках и шее. Юноша был опутан ими. Гарри не мог сдвинуться с места, каждая попытка была тщетной. Змеевидные веревки туже затягивали себя сильнее, чем приносили юноши ноющую боль.

Сердце ритмично билось, пытаясь вырваться наружу. Грудная клетка ныла от тяжести как и руки. Все тело молодого парня было окутано веревками. Юноша даже не мог крикнуть, из губ вырывался жалкий хрип и стоны беспомощности. Которые, растворялись в комнате. Гарри был под властью загадочной магии в столь же загадочной комнате. Он не знал, как ему быть и что делать. Парень испытывал состояния шока.

«Расслабься Гарри. — раздался шепот в голове юноши, — ты не первый кто был под моей властью! Расслабься. Получи то, чего ты так больше всего желаешь.»

Голос собеседника пугал юношу, он не мог так просто поддаться соблазну. Быть очарованным неизвестным существом. Но все попытки вырваться от цепкого захвата были тщетны. Веревки не сдавали свои позиции, а только сильнее впивались в нежную кожу парня, оставляя за собой красные подтеки. Завтра на теле явно появятся синяки. Это было гарантировано!

— Поддаться? Что-же, можно попробовать, — прошептал юноша и попытался расслабиться.

Гарри с легкостью выдохнул и расслабился. Этого хватило. Змеи взяли под контроль хрупкое тело юноши, управляя им словно беспомощной куклой. Тело медленно наклонилось вниз, голова уместилась в самый большой отсек. Руки расположились по обеим сторонам головы. Верхняя деревянная палка защелкнулась, сковывая собой парня. Гарри был сдержан. Гарри мог двигать только ногами и едва- едва пальцами рук. Головой не было возможности пошевелить, пространства между шеей и деревянной дощечкой было только всего лишь для вздоха и не более. Дерево, плотно обхватило запястья.

Веревки с осторожностью проползли по тонкому телу. Их хватка ослабла, когда юноша попал в приманку. Что дальше будут делать веревки, стоило только догадываться. Гарри не был глупым парнем, просто сейчас возбуждение, взяло под контроль рассудок, и юноша легко поддался ему.

Шершавая прядь, ловко проползла под футболку, огибая узкие бёдра. Змеевидная веревка устремилась выше. Огибая пупок, рёбра она ползла к маленькой груди, а когда достигла заветного, остановилась всего на одно мгновение и резким выпадом впилась цепким захватом, скручивая розовые соски, из-за чего те покраснели.

Из губ Гарри вырвался блаженный стон и разлился в темной комнате, нарушая гробовую тишину. Парень прерывисто дышал, от чего грудь вздыбилась, прикрыв свои веки от сладких ощущений и покалывания в области груди.

Быстро, походя — его прошило возбуждением, прокатившись по телу, соски затвердели и напряглись.

Губы тут же намокли от липкого языка. Расслабленное тело подалось первым незабываемым ощущениям. Порывам страсти. Гарри был благодарен этим чувствам. Они уносили его в неизведанное место, туда, где возвышался соблазн и похоть, медленно переходя во что-то иное.

Грудь с невыносимой силой зудела, в районе сосков разгорался костёр, и казалось, будто полыхал. Верёвки пользовались беспомощностью юноши, скручивали, поглаживали и порой казалось, что кусали соски, хотя как это могло быть? Как веревка могла кусать? Ну Гарри это чувствовал, легкое покусывание в сосках. Волны ощущений сменялись на блаженные всхлипы. Жар пронёсся волной, окутывая собой все тело.

Гарри дышал прерывисто, всхлипы с губ разливались по всей комнате, эхом уходя вглубь дома. Порой парню казалось чужое присутствие. Он напрягал своё чутьё и слух, пытаясь это выяснить. Только змеи словно разгадывали его коварный замысел и действовали сообща. Верёвки, окутывали парня новой волной, беря в оцепенение, что не было возможности думать и здраво рассуждать. Юноша был околдован похотью и соблазном.

Пока парень был беспомощно прикован к деревянной конструкции, змеевидные верёвки нагло этим пользовались. Верёвки уцепились за край шорт юноши и медленно стягивали белье с упругих ягодиц. Упругая попка Гарри нежно переливалась в оттенках падающего с окна света. Блики били на кожу парня, очерчивая, словно художник кистью, плечи и тонкую женственную талию. Был бы тут мольберт с художником, сие великолепие было бы запечатлено на холст и хранилось бы в темной комнате как воспоминания.

Глухой Свист просек воздух, оставляя на упругой булке ягодиц одну полосу багрового цвета. Гарри взвыл, прищурив свои глаза и сжав кулаки. Ногти на пальцах пробили кожу, оставляя след. Всхлип вырвался наружу, а за ним последовал еще один удар. И еще. И еще и еще.

Верёвки наносили точечные удары, оставляя после себя красные следы. Упругие ягодицы юноши были обсыпаны красными росчерками. Гарри сжимался от каждого удара обжигающей плетью. Воздух накалялся. Дыхание сбивалось.

— Гарри… Гарри, а ведь он был прав. — пронёсся знакомый голос неизвестного собеседника. Призрака, который скрывался под личиной неизвестности.

— Я чувствую твои фантазии… Они материальны, Гарри — шёпот эхом пронесся по ушам, голос был сухим и, казалось бы, в наигранных нотках чувствовались знакомые черты.

Закатив свои глаза от новых ощущений, Гарри выпятил таз навстречу плети и сморщился от новых раскатистых ударов воздуха.

Ягодицы обжигающе горели, подул легкий ветерок из угла комнаты, и юноша засопел от жгучей ноющей боли. Но это было всего на секунду, после все прекратилось и ягодицы грел хлыст.

«Гарри ты мазохист? Зачем тебе испытывать боль, если можно всем этим насладиться с живой плотью?!..». Но юноша совершенно в этот момент не думал, его мысли были затуманены возбуждением. С конца члена капала вязкая склизкая жидкость, образовывая на деревянном полу маленькую липкую лужицу.

Ягодицы ныли от множества ударов плетью, верёвки окутывали мальчишечьи, тонкие ноги, удерживая ноги так, что бы, ягодицы не закрывали розовое колечко, которое пульсировало и сладостно сжималось в сумраках комнаты. Только неведомому существу было подвластно лицезреть юношеские изгибы тела. Пульсации организма и напряженного набухшего члена, а что же говорить о розовом колечке. Попка словно просила прикоснуться к нему, унять нарастающий зуд своим шершавым прикосновением. Плети, словно услышали молитвы Гарри.

Верёвки потянулись по тонким ногам вверх, осторожно огибая яйца подростка. Тысяча мурашек прокатилось по юношескому телу от ног до макушки. Юноша дышал с всхлипом, вывалив наружу язык, облизывая свои сухие губы. В загадочной комнате было неприятно жарко, липкое тело юноши извивалось под гнетом змей-веревок.

Позади послышался шум склянок и звук открывающей пробки. Гарри хотел взглянуть, что же там происходить, попытался повернуть голову в сторону, но все тщетно. Под экстазом юноша совершенно позабыл о своём положение.

Сильный ветер пронёсся по комнате еще раз и скрылся за спиной молодого юноши. Вот только казалось, откуда бы тут сильный ветер? Окна закрыты, как и дверь, сквозняка не должно быть. Подросток прикрыл свои глаза и почувствовал задним отверстием липкое прикосновение к себе. Прикусив нижнюю губу, юноша задрожал, выпустив всхлип из губ.

Попку смазывали липким кремом, либо что-то в этом духе. А кто именно, парень не мог видеть, ведь ему казалось странным нежные прикосновения к своей попке и влажный гель. Не могли верёвки так осторожно и без последствий обмазать его пятую точку. Ну просто не могли.

На попку подул легкий ветерок, окутывая своей прохладой. По ягодицам пробежались мурашки и юноша самопроизвольно сжал попку, за что и поплатился. В девственную дырку ворвался плотный холодный предмет, грибковатой формы.

Липкая боль прокатилась по всему телу, основываясь у попки. Сжав свои зубы юноша выкрикнул, выпуская из организма остатки боли, приглушая тем самым ноющие пульсации внизу живота. Колечко саднило от неизвестного предмета, который наглым образом вторгся в девственный проход Гарри.

Парень не видел, кто это мог быть. Кто взял под контроль юное девственное тело и управлял им как мог? В комнате стояла гробовая тишина, никакого постороннего присутствия, только он и никого более. Вот только в воздухе витали знакомые черты ароматов.

— Гарри… какой ты распутный… — раздался насмехающийся голос над ухом юноши, шёпот таил в себе скрытность и некую опасность.

— А ведь и не скажешь, что Гарри Поттер принимает в себя секс игрушки, а знаешь Гарри… Я бы никогда не подумал, что ты настолько развязный, Гарри… Я вижу все твои фантазии… И в скором времени они осуществляться. Ты только Гарри будь терпим… распутный негодник… — смех в голове стоял такой громкий, что юноша не мог определить его источник, казалось по всей комнате гуляет этот загадочный сухой смех. Пугает своим присутствием и зазывает.

Гарри, молчал. Юноша ни чего не говорил, тело все сказало за него. Приняло тот факт, что ему действительно все это нравится. Нежные прикосновения к своей бархатной коже. Жесткая порка и то чувство наполненности. Парень чувствовал себя раскованно и одухотворённо. Это то, что ему так давно не хватало, жаркой разжигающей похоти и влаги внизу живота.

Ноги извивались в агонии, колени прижаты друг к другу и терлись, словно хотели разодрать друг друга. Юноша трепетал в агонии наполненности. Тяжесть внизу живота сводила с ума рассудок и дарила незабываемые ощущения. Слабость прокатилась по всему телу, оставляя после себя легкие мурашки, которые тут же заменили собой ноющую боль, когда неизвестный прохладный предмет нырнул чуть глубже.

Стенки ануса тянуло от проникновения, неразработанная попка ныла. Сильной боли не было, что было странно. Возможно, неизвестный гель и вправду нёс подобный эффект. Не было толком никакого зуда, одни сладостные ощущения, которые дарили восторг и наполненность.

Гарри не видел, что происходила позади, а там происходило многое. Верёвки встали в некую очередь, пытаясь обуздать юношу. Напоить его сполна, чтобы нежный арготизм не просил большего, только юноши было мало. Парню было недостаточно, шершавых верёвок вокруг своих сосков и прохладной игрушки в анусе. Желанную похоть было не утолить, и тогда существо прибегло к крайнем мерам.

Магия расцвела новыми оттенками. Прохладный ветер окутал юное тело. В сумрачной комнате зацвела новая жизнь, очень пошлая и откровенная. Неизведанное существо напитывало себя фантазиями Гарри, насыщая свои неиссякаемые резервы и желая, утолить голод юноши.

Звонкий свист пронзил воздух и Гарри застонал.

Верёвки двигались с новой интенсивной силой. Соски Гарри опухли от скручиваний и каменели от приятных ощущений. Дрожь гуляла, по телу твёрдый самотык скользил в попке парня, принося тому восторг и ликование. От быстрых отточенных движений юноша сжимал свои пальцы на ногах и выпячивал таз навстречу неизбежному. Организм просил большего. Резкого. Жесткого проникновения и неизвестное существо это исполняло. Насыщало юношескую плоть похотью. Желанием слиться в бешеном круговороте страсти.

Гарри трепетал от резкого проникновения в своё укромное гнёздышко, которое совсем недавно было совершенно девственно и невинно. А сейчас расхлёбанно. Разорвано от жесткого проникновения. Дырка ходила ходуном, а стенки трещали по швам. Самотык давил своим присутствием. Стенки простаты сжимали член с такой силой, что юноша чувствовал каждый сантиметр деревянного органа, каждую горбинку и углубления поверхности.

Деревянный член гулял в дырке юноши очень быстро и, так же быстро и ловко вылетел наружу, с чпоканьем, и влажным хлюпаньем. Розовое очко Гарри Поттера ныло в агонии. Пульсации не прекращались не на секунду. В дырку врывался прохладный ветерок, обвивая своим присутствием простату, от чего юноша без умолку громко стонал в изгибах своего тела.

— Гарри… я смотрю на твою расхлебанную дырку… — душераздирающий ликующий смех, — она явно быстро не закроется, она расхлебана. Разорвана и подавленна.

— Милый Гарри, твоя розовая щелка пульсирует и просит ласки, — легкий ветерок в районе ануса юноши. Парень сжался, когда шершавая плеть осторожно дотронулась до колечка и прошлась по кругу, не много забираясь внутрь задевая стенки.

— Молодой негодник, твоя дырка возьмет в себя не один член, ты будешь искусной давалкой. Я видел многих шлюх. Но ты превзошел все мои ожидания. Сломай барьер смущения и тогда все мужчины будут твои! — пьянящий шепот, разливался возле уха молодого.

Гарри был под властью неизвестного существа. Его тело было расслабленно и просило ласки. Легкие, даже сказать нежные прикосновения плети, приносили мурашки и судороги в ногах. С дырки Гарри текла вязкая жидкость. Капли змейкой скатывались по ляжкам, тонким икрам. Маленькие капли стремились вниз, и соединялись на деревянном полу, там, где уже была небольшая лужица семени подростка.

Гарри, вилял ягодицами, когда плети утихли. Желание почувствовать нежные шершавые плети в ягодицам, опьяняли.

— Проси, распутный бесстыдник! — звонкий рассекающий взмаха воздуха и веревка хлестнула по ягодице, оставляя после себя глубокий порез и несколько багровых капель.

— Прошу… Сделай еще… Прошу неведомое существо… — стонал Гарри, облизывая языком сухие, потресканные губы.

— Покорись мне, распутная давалка. Стань сосудом спермы своих мужчин. Пройди урок посвящения. Взойди в черный обряд, Гарри… — молчание, — соглашайся, иного раза не будет! — твердый, уверенный голос, разлился по комнате и замолк.

— Да… я хочу пройти урок посвящения. Я согласен. — Гарри выпалил все на одном дыхание, голос юноши содрогался, а дырка просила ласки.

— Твое согласие, подтверждено магической формой, — триумфальный голос, — ты не кому не сможешь сообщить, о тайном круге и о своей новой жизни. Даже если захочешь этого. Твои губы будут двигаться, но сам ты будешь нем.

Деревянная дверь раскрылась неожиданно, с грохотом, ударив об стенку. Ветер завизжал в круговороте триумфа и торжества. Существо взвыло в агонии, забилось в бесформенную субстанцию по комнате и скрылось также тайно, как и появилось. Завывая о данном слове.

Гарри совершенно не понимал что происходило. Движения внизу живота и на сосках ослабли. Верёвки бесформенной тушей упали на пол и затихли. Дырка не закрывалась не на секунду. Даже когда юноша пытался сжать свое очко, у той совершенно не получалось. Ветер гулял внутри, как полноправный владелец.

— Вот ты где, Гарри Поттер. Я безумно рад, что ты решил пройти уроки посвящения. — раздался сухой голос Снегга по темной комнате, эхом уходя в глубь дома..