Секретарша по обмену

Пока я тут с творческом отпуске мешаю дело с бездельем, решила попробовать перевести что-то из (относительно) современной эротической прозы. Я наугад выбрала небольшую повесть Jane Fox под названием Swapping Secretary, вышедшую в 1986 году.

Я лично не очень высокого мнения о современной литературе подобного рода, поскольку за редким исключением она вся фокусируется только на физиологии, соответственно, для таких произведений характерны картонные герои, совершенно неправдоподобные ситуации, крайне скудный язык и отсутствие сюжета. Не стала исключением и эта повесть.

Поэтому я взяла на себя смелость не только перевести, но и доработать произведение, обогатить его, придать ему живость и определенную интригу. Вследствие этого по сравнению с исходным текстом оно разрослось примерно на треть, но основная сюжетная линия сохранилась. Это мой первый опыт не только перевода, но и писательства, поэтому прошу читателей не судить меня строго. 🙂


ГЛАВА 1

Ронда Макграт расчесала свои длинные густые рыжие волосы в блестящую каштановую волну и глубоко вздохнула. Хоть она и не хотела этого, но ей удалось улыбнуться своему отражению в зеркале ванной. Одетая в полупрозрачную голубую ночную рубашку, готовящаяся ко сну, она выглядела как идеальная картинка любящей жены своего мужа Билла. Но на самом деле любви к нему она давно не чувствовала. Она даже не испытывала любовного волнения, зная, что Билл ждет ее на их широкой двуспальной кровати. Ей просто уже давно было скучно, невообразимо скучно с мужем, и тоскливо от спокойной, безопасной, но такой однообразной и унылой жизни в богатом пригороде.

Она знала, что выглядит хорошо. Ее грудь все еще была высокой, белые и упругие холмики дерзко вздымались на зависть любой другой тридцатилетней домохозяйки в округе. Талия оставалась стройной и подтянутой, а округлые полушария попки вызывающе перекатывались при походке. Ей по-прежнему свистели вослед водители грузовиков на улице, когда она шла в магазин за покупками — она была очень красивой, восхитительной женщиной и знала это. Но это не помогало. Она тяготилась своей ролью идеальной домохозяйки, а жизнь с мужем в последнее время нагоняла на нее невообразимую тоску.

Изобразив на своем прекрасном лице улыбку нетерпеливого предвкушения, она выключила свет. Сегодня вечером, как обычно, надо будет изображать возбуждение и влюбленность в Билла, хотя ничего из этого она уже давно не чувствовала. Сейчас ее занимал только один вопрос — что произошло с их таким захватывающим вначале браком, и каким же образом ей стало настолько скучно со своим мужем, что она даже не знала, что с этим дальше делать.

Слава богу, что Билл, похоже, с ней не скучал. Он всегда был жаден до любовных утех. Ронда грустно усмехнулась — ну прям идеальный муж. Она уже почти год притворялась, что наслаждается его поцелуями и ласками, но он, казалось, не замечал в ней никакой перемены, хотя, с другой стороны, то, что он не догадывался о ее истинных чувствах и эмоциях, ее радовало. Несмотря на охватившую ее грусть и тоску, ей было удобно быть женой Билла, и она не хотела все это менять. Но, черт побери, жизнь просто не должна быть насколько однообразной, должны же быть хоть какие-то развлечения.


Билл, откинувшись на подушки, ждал, когда жена присоединится к нему. Она все еще была в ванной, вероятно, готовилась ко сну, расчесывала волосы. Он знал, что она всегда старалась выглядеть для него красивой и сексуальной. Ему все время хотелось сказать ей, чтобы она не беспокоилась об этом, но ему все недоставало духу это сделать. Казалось, что она так же страстно жаждет его член, как и тогда, когда они только поженились, и он надеялся, что его орган снова сможет встать сегодня вечером, — ведь притворяться, что она его заводит, с каждым днем становилось все труднее и труднее. Тем не менее, он любил ее. Она была хорошей женой, и у нее было потрясающее тело. Интересно, что с ним происходит? Ведь другие мужчины, казалось, не скучали со своими женами после всего лишь восьми лет брака. Может быть, ему стоит пойти и завести любовницу или что-то в этом роде, чтобы встряхнуться? Скоро придется что-то придумать, ведь неизвестно, как долго еще ему будет удаваться играть роль похотливого мужа без небольшой посторонней помощи. Даже его сексуальные фантазии истощились. Слава Богу, жена, казалось, не замечала отсутствия у него энтузиазма. Он ни за что на свете не хотел причинять ей боль.

Он резко втянул в себя воздух, когда Ронда появилась в дверях спальни. Она действительно была прелестна. Для тридцатилетней женщины у нее было невероятно сексуальное тело — действительно выглядевшее сексапильнее и моложе, чем у большинства молодых девушек. Любой мужчина гордился бы тем, что Ронда его жена. Вот только жаль, что он не может продемонстрировать чуть больше страсти при виде ее соблазнительного тела. Все, что Билл смог сделать, так это изобразить на лице нетерпеливую улыбку. Оставалось только притворяться. Он попытался представить, что его жена — одна из тех сексуальных фотомоделей, которых он видел сегодня за обедом со своими коллегами. Он был почти уверен, что после этого его член будет сотрудничать. Такой способ еще ни разу не подводил его.

— Иди сюда, маленькая сексуальная куколка, — прорычал он, откидывая одеяло и приглашающе похлопывая по кровати. — Ммммм, сегодня ты выглядишь достаточно аппетитно, чтобы полакомиться тобой!

Ронда улыбнулась в ответ, прекрасно зная, что она преуспела в том, чтобы выглядеть сексуальной и нетерпеливой от желания. С недавних пор ей очень хотелось, чтобы Билл поласкал ее языком. Она вычитала о таком способе в одном из своих дамских журналов. Это выглядело забавно, но она знала, что Билл никогда этого не сделает, — он никогда не делал ничего нового, захватывающего или необычного в постели. Предстоял все тот же привычный старый добрый — но уже настолько осточертевший — перепихон по-быстрому.

Она медленно потянулась к свету. На секунду она задумалась, что произойдет, если она оставит его включенным. Неужели Билл превратится в тигра, набросится и изнасилует ее? Задерет на ней ночную рубашку и оближет своим влажным, горячим языком все ее тело? Или поставит раком и вонзит свой нетерпеливый орган в ее задний проход? Мысль о степенном Билле, проделывающим такие безумные вещи, почти заставила ее рассмеяться. Она быстро выключила свет и попыталась представить, что он — это ее новый и волнующий любовник, с которым она познакомилась в баре, и чье тело она еще никогда ранее не познавала. Она почувствовала легкое покалывание в своей киске. Ее фантазия сработала. Теперь, если бы она только смогла удержать ее во время неуклюжей попытки Билла трахнуть ее, то она вполне смогла бы даже получить удовольствие. Может быть, она в кои-то веки даже испытает оргазм.

Билл перестал улыбаться, как только она выключила свет. Так было проще, теперь можно было просто трахнуть ее и покончить с этим до следующей ночи. Он быстро потянулся и притянул ее теплое тело к своему.

Ронда вздохнула, почувствовав, как к бедру прижался его твердый член. Он был таким милым и привычным, но касаясь его, она представляла себе, что это орган кого-то другого, неизвестного ей мужчины. Затем она вздрогнула и прижалась ногой к его члену. Ну по крайней мере, с этой частью притворства у нас все в порядке — он всегда возбуждался, когда она забиралась в постель. Вдруг она подумала о том, как это было, когда они только поженились, и от этих воспоминаний ей стало жарко и влажно.


Их свадьба была грандиозной и тщательно продуманной. Все говорили, что она выглядела прекрасно. В своем ослепительно белом платье она являла собой само воплощение красоты и девственной чистоты. Она знала, что ее лицо покраснело чуть больше обычного, а глаза блестели чуть ярче, но в этом не было ничего необычного. На протяжении всей долгой церемонии бракосочетания и последовавшего за ней торжественного приема в ее голове крутилась только одна мысль. Она думала о том, как это — в первый раз заниматься любовью с мужчиной, — и от этого так разволновалась, что намочила своими соками красивые кружевные трусики, которые надела под свадебное платье.

Наконец все закончилось, и она бросилась наверх, чтобы переодеться в свое прощальное платье. Там она терпеливо выслушала лекцию смущающейся матери о своих обязанностях жены, но на самом деле ей уже не терпелось отправиться на Ниагарский водопад, где ей предстояло стать миссис Билл Макграт в полном смысле этого слова.

Вскоре она оказалась там, в том уютном и прекрасном номере для новобрачных, ожидающая в своем новом неглиже, жаждущая открыть для себя все тайны секса.

— Нервничаешь, милая? — спросил Билл, беря и согревая ее холодные руки.

Она кивнула и подняла к нему лицо. Они поцеловались, и ее голова вновь закружилась, как раньше, когда они слишком много ласкались на переднем сиденье его «Шевроле».

Билл отнес ее на кровать. Там он развязал ее полупрозрачное белое платье и ахнул, увидев пышные изгибы ее тела. Она знала, что красива, зеркало не обманывало.

Ее груди были упругими и набухшими, темно-красные соски дерзко торчали вверх, подрагивая от возбуждения, а киска уже стала влажной и жаркой. Она уже не могла дождаться прикосновения его пальцев, языка, а затем и его твердого члена.

Увидев его размеры, она застонала. Член у мужа оказался толстым и длинным, именно таким, о каком мечтают все женщины. Она почувствовала легкий укол страха, когда попыталась представить весь этот инструмент внутри своей маленькой норки, но все-таки широко раздвинула ноги и призывно улыбнулась ему. Она была готова его принять. Наконец-то она узнает, что такого замечательного есть в сексе, о чем все ее подруги прожужжали ей все уши.

Билл встал на колени между ее ног, держа возбужденный член в руке. Он прижал навершие ко входу ее девственно тугой, влажной киски и начал осторожно продвигаться вперед.

— Ооооооооох! — протяжно выдохнула она. Казалось, он застрял прямо в устье ее пещерки, и почему-то ей показалось, что он никогда не сможет ее проткнуть.

— О, Билл, — простонала девушка. — Это никогда не сработает. Он просто слишком велик для меня.

Муж рассмеялся.

— Просто расслабься, милая, — велел он. — Все получится, вот увидишь.

Она глубоко вздохнула и попыталась расслабиться. От выпитого шампанского у нее кружилась голова. Она чувствовала, как он давит все сильнее и сильнее, но подавила крик боли. Это должно было сработать. Это было необходимо.

Затем она услышала слабый звук, и его член проскользнул в ее узкий любовный канал, оказавшись внутри нее по самые ядра.

— Аааааааууу! — вскрикнула Ронда. — Оооох! Даааа, Билл, даа, все в порядке! Ты смог!

Билл снова рассмеялся.

— Сейчас будет самое интересное, — тихо пробормотал он. — Тебе понравится, дорогая. Я знаю, что понравится!

Она чувствовала, как он медленно извлекает свой длинный стержень, а затем снова вводит его, а затем начинает двигаться все быстрее и быстрее. Стало по-настоящему хорошо. Трение и скольжение плоти заставило ее киску сжаться вокруг его толстого члена. Он был прав — ей действительно начинало это нравиться.

Ее норка начала наполняться любовными соками. Она задрожала, а липкий горячий нектар, который она источала, заставил член Билла задвигаться еще быстрее. Все стало скользким, похотливо-жарким и очень сексуальным. Она почувствовала новое, необычное ощущение внизу живота. Казалось, что все ее женское естество, вся ее любовная норка засасывает его глубже, заставляя погружаться его член в ее горячую влагу. Она задержала дыхание и крепко зажмурилась. Было приятно… Очень приятно. Она действительно начинала любить секс.

Теперь ее муж двигался быстро. Он шумно дышал, лицо его покраснело.

— Ты готова, дорогая? — зарычал он. — Ты готова к моей сперме?

Ронда не знала, готова она или нет, хотя догадывалась, что так и должно было быть. Судя по пунцовому лицу Билла, она решила, что лучше ответить утвердительно. Он выглядел так, словно у него вот-вот случится сердечный приступ или что-то в этом роде.

— Даааа, даааа! — выдавила она, чуть задыхаясь под тяжестью его тела. — Да, Билл, я готова.

— Даааа! Воооот! Вот она! Милаяяя! — выкрикнул он. — Держиии! Вот моя сперма!!!

Он все дергался и выкрикивал, а она почувствовала, как что-то горячее и влажное ворвалось в ее пещерку. Это было похоже на выстрел водяного пистолета внутри нее, и он залил ее нежные, жаркие ткани, сделав всю ее киску горячей и скользкой.

— Мммммм, — простонала она. Это было действительно приятно… Она вся лежала под ним такая скользкая, мокрая и разгоряченная. Это было просто замечательно. Вот только Билл навалился на нее, сонно засопел и больше не проявлял никакого любовного желания. Ронда почувствовала укол разочарования. Это что, все? Совсем все? Больше ничего не будет? А где же все эти изысканные ласки, где все эти развратные и похотливые желания, где весь тот жаркий и грязный секс, от которого перехватывает дыхание и дрожат ноги, — где все то, о чем с придыханием шептались ее подружки, и красочно описывалось в женских журналах? Трахаться оказалось в удовольствие, но ощущение какой-то незаконченности, чувство неосознаваемой потери оставалось. Затем со временем оно стало лишь нарастать.

Примерно за год до этого она вычитала в журнале, который дала ей подружка, о любовной кульминации, о том, как весь мир должен вращаться вокруг тебя и как потрясающе чудесно испытывать интенсивный оргазм. Но Ронда так никогда его и не испытывала, все заканчивалось в тот момент, когда она только входила во вкус любовной игры — Билл кончал, а после смущенно целовал ее и отворачивался к стенке. Она стала задаваться вопросом, что она делает неправильно? Может быть, с ней что-то не так? Да нет, вроде все на месте. И не то чтобы ей не нравилось трахаться с Биллом, она просто не понимала, что происходит, а у кого спросить, она не знала. Но в итоге решила забыть об этом и выбросила это из головы, попытавшись сосредоточиться на том, чтобы быть хорошей женой. Она уверила себя в том, что в этих статьях все преувеличивают. Она была совершенно счастлива с Биллом, ей нравилось ложиться с ним в постель. Не было никакого смысла чувствовать, что она что-то упускает, тем более она даже не понимала, что это такое. Она знала, что вполне удовлетворяет Билла, и он тоже удовлетворяет ее. Этого было достаточно, не так ли?


— Ооооо, милый, — простонала она. — Это так приятно. Сделай это еще раз, Билл. Поиграй с моими сосками.

Билл теперь касался ее грудей, его пальцы поглаживали ее кремовую упругую плоть, чуть щекотали ее налитые полусферы и подбегали к соскам, чтобы слегка ущипнуть их.

— Мммммм, — бормотала она. — Ты так возбуждаешь меня, когда делаешь это, дорогой. Мне это так нравится.

Билл посмотрел на нее сверху вниз. Он видел пышные изгибы ее тела, узкую талию и округлые бедра. Даже ее попка была прекрасна. Ему так нравилось наблюдать, как ее соблазнительная попка покачивается, когда она идет.

Он провел пальцами вниз, скользя по изгибу ее бедер и прижимаясь к ее густой каштановой рощице между ног. Волосы на ее холмике Венеры были густыми, мягкими и атласными. Ему нравилось, как они завивались в маленькие шелковистые локоны.

Затем у него возникло желание сделать то, чего он никогда раньше не делал. Он скользнул пальцем по мягкой и влажной округлости ее расщелинки и проник внутрь.

— Аааааххх, — вскрикнула Ронда в радостном удивлении. Это оказалось очень неожиданно и чрезвычайно приятно. Может быть, сегодня вечером Билл все-таки удивит ее в постели.

— Даааа, милый, — выдохнула она, приподнимая бедра и раздвигая ноги еще шире. Теперь ее норка была распахнута для него, открыта для всего, что он хотел с ней сделать. С огромной надеждой она затаила дыхание. Может быть, он наконец-то войдет в нее языком и оближет, как это делал тот мужчина в журнале?

Твердый член Билла вибрировал. Он не знал, что это на него нашло, когда он пробовал все эти новые вещи. Хотя это было очень интересно, по крайней мере, это были совсем иные ощущения.

Он скользнул пальцем вверх и вниз по ее нежной бархатной киске. Там было жарко и влажно, и он мог с уверенностью сказать, что жене это нравится. Сейчас она двигала бедрами, пытаясь потереться о его палец. Было слышно, как она тяжело дышит.

Его палец влажно исследовал ее интимную сокровищницу. Он скользнул по небольшому бугорку в верхней части ее горячей киски, и услышал, как она ахнула. Он попробовал еще раз и был вознагражден еще одним вздохом. Его член дико запульсировал. Скоро ему придется войти в нее, даже если такая игра была очень возбуждающей, — ему нужно было выспаться, чтобы утром встать пораньше.

Он перекатился на нее сверху и сразу же погрузил свой член в ее трепещущие глубины. Он снова услышал, как она ахнула, и решил, что это от удовольствия. Он не знал, что Ронда ужасно возбудилась, когда кончик его пальца гладил ее напряженный маленький клитор, и пробудил тем самым в своей жене всевозможные похотливые образы и чувства. И если бы он только это знал, то возможно, он бы еще немного поиграл с ее пульсирующей горошинкой и тем самым дал бы ей искрящуюся кульминацию их супружеской жизни — первую за все время их совместной жизни. Но вместо этого он просто эгоистично погрузился в счастливое неведение, уверенный, что жена была в восторге от его твердого члена, оказавшегося в своей киске.

Ронда разочарованно вздохнула, но ей удалось сдержаться и скрыть свои эмоции. Она качнула бедрами и встретила его погружающийся член своей киской. Все, чего ей сейчас захотелось, — это поскорее покончить со всем этим, чтобы улизнуть на кухню и выплакать свое разочарование там, где муж ее не услышит.

Его член снова рванулся вперед, а затем взорвался, залив ее возбужденную норку своими горячим семенем. Оргазмируя, Билл выдохнул пару раз, а затем затих неподвижно на ее упругом разгоряченном теле.

— Тебе понравилось, милая? — наконец, пробормотал он, перекатываясь на свою сторону кровати.

— Мммммм, — ответила она, стараясь не заплакать, пока он не уснул.

Когда Билл наконец захрапел, Ронда встала и тихо вышла на кухню. Там она закурила сигарету и долго сидела, глядя на ее тлеющий огонек. Ну по крайней мере, теперь она знала, что с ней все в порядке. Она уже почти была готова кончить, когда Билл перестал тереть пальцем ее клитор. Потом она задумалась о том, будет ли у нее когда-нибудь шанс почувствовать те волнующие волны удовольствия, о которых болтали другие женщины.

Она докурила сигарету и снова забралась в постель. Нужно что-то делать, чтобы не думать о сексе все время. Придется найти что-то другое, что-то, что заставит ее быть настолько занятой, что у нее не будет времени думать обо всем том наслаждении, которое все эти года проходило мимо нее.

Внезапно она улыбнулась. Решено — она выйдет на работу. В конце концов, хоть какое-то занятие, да и дополнительные деньги не помешают. Точно! «Утром отправлюсь на поиски работы». — заключила Ронда, погружаясь в сон.