Секретарша не моя, но… Я — её!

Игорь работал в довольно крупной компании. Отдел, где он проводил день за днём с утра до вечера с условным перерывом на обед, который толком не соблюдался, находился на втором этаже старого, но отреставрированного здания, обновлённый вид которого внушал доверие не только редким пешеходам и заезжавшим по пологому спуску к реке посетителям, но и изредка проплывавшим мимо судам. Здание располагалось в маленькой промзоне у когда-то активно работавшего речного порта, лучшие времена которого давно прошли. Не офисные помещения в современном бизнес-центре, а вот так, приспособленный под экономическую реальность дом в порту. Такое тоже бывает. И хорошо, что хоть не вся инфраструктура порта разрушилась — даже парочка устаревших кранов время от времени вертела стрелами, разгружая баржи. Ну, да речь не об их экипажах или грузах, а о… секретарше в этой компании, что словно бы заблудилась в своём местонахождении.

Наташка была не то чтобы очень видной дамой или наоборот какой-нибудь лупоглазой девочкой. Это была дородная женщина лет 30, судя по речи и по всему остальному — русская, но вот чем-то смахивала на цыганку. На этой мысли ловили себя многие из тех, кто приходил в приёмную директора, где за широким столом у окна восседала Наталья. Стол, как и стены, и всё здание был старый, но капитальный. Вообще, там всё было отремонтировало и выглядело весьма пристойно. Полы если и скрипели от старости, то под заново выложенным линолеумом, по которому кое-где даже расстилалась красная дорожка. И мебель, и окна, и чуть ли не всё здесь было новым и одновременно старым. Даже телефон на столе секретарши — большой, кнопочный, с зелёным пластиковым корпусом и строгой угловатой трубкой, которая потрескалась от времени и ударов, с коими Наташка иногда, так сказать, клала её на место. Да, случалось, что ей надоедали — вернее, звонками «домогались» директора, но секретарша брала эти удары на себя, а потом доставалось трубке.

Директора там называли как положено — директор. Не «шеф» или как-нибудь ещё, нет. Так было принято. Тоже по старинке.

И вот как-то поручил директор Наталье выйти на работу в субботу. Да, никого не будет, и его тоже. Ну, почти никого. Так случилось, что от этого дня зависели несколько мелких, но всё же контрактов с предпринимателями, которые сами работают, когда вздумается. Отдел, где трудился Игорь, был напрямую связан с этими поставками, поэтому и ему, и всем, кто вышел в тот по сути выходной день, директор, как положено, выписал двойную оплату. Сам же Павел Иванович ну никак не мог быть на месте. Почему — бог его знает.

Наташка притащила на этакое дежурство пирожки, какой-то журнал и что-то ещё. Предстояло неизвестное времяпровождение, где она должна была записывать и переадресовывать в нужный отдел всё, о чём кто-либо сообщит по телефону, если тот зазвонит. Да, звонить аппарат ещё умел. А так — никакой суеты не предвиделось, не то что в рабочий день да в присутствии шефа, т.е. тьфу! — директора.

По ходу дела Игорь оказался в приёмной. Он тоже пока не особенно-то был занят, и поэтому доделал предыдущую работу и принёс сюда бумаги на подпись, чтобы засунуть их в папку с чуть старомодным коричневым переплётом. Выпал случай и поболтать с секретаршей. Да, она была не его работница, но не заметить Наташку было трудно. Образ у неё такой — нестандартный, запоминающийся.

Женщина же приметила Игоря как интересного и не в последнюю очередь умного да эрудированного на свой взгляд человека. На свой затаённо-хищный взгляд. Потому что Наташка порой чуть пригибалась за столом, а голову едва заметно выдвигала вперёд и посматривала яркими, крупными глазами исподлобья. Это тоже было её фирменной чертой, люди привыкли и уже не замечали.

Но в этот раз молодые люди заболтались. И разговор у двух, в общем-то таких разных персон заискрился как от трения. И им обоим на какое-то время, на какие-то часы и минуты стало интересно. А потом…

— А закрой-ка дверь! — сказала Наташка, и её тело стало едва уловимо изгибаться, а сияющие глаза медленно но верно набираться блеска, в котором таился хищный оттенок.

— А что, она и так закрыта, — ответил молодой человек.

— Да нет, ты совсем закрой… на замок.

Игорь встал со стоявшего в приёмной диванчика (удивительно, что он был не старомодным, а вполне современным) и дважды повернул ключ в замочной скважине. Сделав пару шагов на прежнее место, он снова принялся общаться с «не его» секретаршей. А она в это время как-то незаметно… Игорь и сам не очень понял, как — переместилась на диванчик, закинула ногу на ногу, чтобы верхняя оказалась при этом как можно выше (а что, Наташка многое умела из того, что нигде не увидишь). А потом опять поставила обе ступни на пол, слегка раздвинув коленки и приняла свою фирменную хищную позу головой и взглядом, в котором читалась не столько агрессия, сколько сочная живость. Трудно было описать Наташку парой слов…

— А давай-ка… пообщаемся так, — сказала женщина и усадила Игоря рядом с собой. Диванчик был узкий, и двум телам неизбежно суждено было прижаться. А дальше…

— Ну ты что! — смущённо возразил Игорь, который на самом деле по ходу дела давно был на одной волне с этой, такой «не его» секретаршей. На странной, искрящейся волне.

— А ты что! — ответила Наташка своим грубоватым, будто мужским голосом, в котором в то же время сквозила неподдельная искренность. И — жажда. Она посмотрела на Игоря исподлобья, в её больших глазах заиграл отблеск дневного света — и с этого момента всё окончательно пошло не так. Не по-рабочему. Хоть в любую минуту мог раздаться телефонный звонок и тогда нужно будет хвататься за дело. Но аппарат всё молчал и молчал… а они уже так долго болтали наедине, а теперь их тела больше молчать не могли. Особенно Наташкино.

На том диванчике она устроилась поудобнее, притянула мужчину к себе и принялась стягивать одежду. Через минуту он — тоже. И было уже непонятно, чья рука распахивает рубашку, чья стаскивает брюки, а чья расстёгивает блузку. Они были таким разными, и в то же время, на какой-то вызревший краткий миг… «Смешались в кучу кони, люди»…

И хоть замутила всё голодная до секса Наташка, но и обнимаемый да подталкиваемый в нужную сторону Игорь тоже вошёл в раж. «Ах ты, то ли цыганка то ли кто?» — игриво, но уже напористо возмущался он, поддавшись неповторимым чарам «не его» секретарши. Да, эти чары были, и были её частью всегда. Только никто это не воспринимал как чары. Потому что в этом виделось нечто особенное.

И вот сейчас это блюдо, этот невероятный соус достался ему. Игорь принялся трахать, перед этим плотно упёршись членом в Наташкину промежность. Прикосновение будто ведьминой руки, снова взгляд в упор, потом толчок… — и орган вошёл куда надо. Парень сразу задвигался сам, всё напирая и напирая, пока его член покорял Наташкино влагалище. А её нижние органы оказались сочными, развитыми — это чувствовалось даже здесь, в «рабочей» обстановке.

Движение, толчок! — Игорь трахал и трахал, а Наташка принимала, и в её дыхании и движениях рук ощущался особый заряд и хищническая энергия потребления. Её удовлетворяют! Да! Такой момент она выкроила у жизни.

Но вот Игорь почувствовал, что сейчас кончит и во избежание чего-то там вытащил пенис наружу. Прошёлся намокшей головкой по налившимся половым губам, стал тереться торчащим вверх членом о Наташкину промежность и.. — неизбежное свершилось, он оросил её живот, выбросил сперму на низ женского тела.

Наташка приподнялась и, продолжая играться телами с Игорем, поглядела на густое пятно, которое стало сползать с неё, помаленьку капая на диванчик — свидетель происходящего. Да — Наташка об этом умолчала, но её глаза, весь полуцыганский-полурусский, а в этот момент и по лолузвериный облик выдавал действительное за желаемое. Она желала, желала ещё большего. Но сейчас уже не могла получить.

Они расстались. Вот так просто, на время. Буквально на день, а вернее, на сутки.

— Приходи завтра ко мне! — гласило СМС, отправленное Наташкой удалившемуся в отдел Игорю. — Я хочу ещё! Ты же понял! — и пара-тройка смайликов, не безоговорочно требовательных, но сделавших предложение таким, от которого трудно было отказаться.

— А как же… твои? — ответил было с многоточием Игорь.

— Завтра воскресенье, никого не будет. Мои уйдут, — написала Наташка, имея в виду родителей. Своей-то семьи, да и постоянных отношений у неё не было. Но что «не его» секретарша имеет в виду, Игорь понял без комментариев. За этот день, да и раньше, он уже познал Наташку на искреннем и искромётном от трения уровне.

— ———————-

Назавтра он стучался в дверь. Тоже на втором этаже, только дом был куда более поздней постройки.

У Натальи впрямь никого не оказалось. Они сели чаёвничать. Удивительно, но отыскались и последние несъеденные пирожки. Разговорившись опять словно на интуитивном уровне, Наташка впялилась глазами в гостя, и в этом загоревшемся ярко-голубом взгляде было не что-то небесно-романтическое, а скорее практично-животное. В очень-очень сформировавшемся человеческом облике. И магия возобновилась, и чары возродились. Игорь почувствовал, что в штанах его нижний орган неумолимо встал и не хочет успокаиваться. А Наташка…

— Н-ну да, — даже без прикосновения угадав его возбуждённое состояние, кратко молвила она. — Что глядишь… А ну, давай пялься! — и чуть придвинулась в его сторону одной лишь головой.

Игорь давно знал, зачем позвала его Наталья. Теперь же бесповоротно ощутил это физически. Они поднялись из-за стола, прихватывая друг друга за руки и за первые попавшиеся части тела без разбора. Не за тем сошлись, чтобы чаи гонять!

И они оказались на кровати. Наташка будто воспряла и сексуально раскрылась по полной программе. Он не представлял, что эта женщина такая. Необычная — да, но что такая…

Игорь ебал, а Наташка двигалась телом навстречу, словно тоже ебала его. Их взрослый телесный контакт обретал яркую, глубокую, какую-то сумасшедшую насыщенность. Они трахались по полной, и их половые органы жадно и целиком владели друг другом. Сильная, развитая Наташкина пизда словно активно съедала ебущий член, который потом, частично выйдя из женского лона, снова проникал на порядочную глубину синхронно с её движениями.

И вот очередной толчок тел, и заметно раздувшийся клитор Наташки уткнулся в мужчину, когда влагалище обхватило глубоко вошедший член. Снова толчок — и Наташка опять ёбнула Игоря клитором, когда его пенис оказался полностью в ней… фактически целиком, как только можно. Вжавшись в мужчину своим до предела чувствительным органом, Наташка ощутила резкие, неотвратимые, неподконтрольные судороги, которые послал по её телу клитор. А вся пизда женщины неимоверно напряглась и хищно сжала в себе член. И Игорь от этого резкого сжатия кончил. Где-то глубоко-глубоко в Наташке.

Да, её тело добилось своего — вся сперма осталась внутри, теперь ни капельки не просочится, с такой-то глубины…

— —————————

Когда Наташка через 9 месяцев рожала, она время от времени массировала свой клитор. И череда волн, расходясь по организму в тазовой области, помогала схваткам, хотя казалось бы, это уже совсем другая история…