Счастье блондинок

Анна, стройная блондинка 26 лет, сидела за чашкой кофе с подружкой в кофейне на Московском.

Кристина рассказывала ей о своей поездке с мужем в Прагу, на рождественские праздники.

Слушая её, Анна углубилась в воспоминания о последней поездке на Родос, дежурно кивая головой подружке и рассматривая двух молодых мужчин за соседним столиком у входа. Ей было не особо интересно слушать, т.к. сама она изъездила со своими бой-френдами всю Европу и сейчас подспудно перебирала в своих немногочисленных извилинах, где бы отдохнуть в сентябре, а самое главное с кем. Много извилин или мало, а в блондинистой голове быстро находятся мысли, где найти козла, который это всё оплатит.

— Не была я на Адриатике. Хорватия. Вот страна, куда бы надо было бы поехать. Народ ездил и доволен. Не дёшево, но статусно. Верка говорила, что там яхтинг и яхты приходят даже с Каймановых островов, в том числе, подумала Анна.

В географии она была не сильна и путала Ванкувер с Вашингтоном, а на вопрос одного из любопытствующих о впечатлениях поездки в Турцию: на побережье какого моря отдыхала?, ответила замявшись…

— Кажется на Азовском.

Она плохо помнила Турцию и, что было после самолёта. До моря она тогда не дошла, как и многие наши граждане. Бассейн в отеле. Загар в шезлонге под зонтом. Секс с ребятишками из билдинг-центра, танцполы в каком-то ночном, симпатичном городишке, баловство кокаином, маслянистые турки, вечно путавшие её имя и называвшие её Наташей. Потом чартер в Питер.

Её косметолог долго и дорого реанимировала ей уставшую кожу тела, пока не сказала:

— Ну, Аннушка, теперь можно в новый поход за славой, но берегите себя, нельзя же так губить своё здоровье! Мужчины не стоят этого.

Итак, встреча с Кристиной напомнила ей, что сентябрь не за горами и надо бы подсуетиться и организовать себе отдых. Выбор был сделан. Это была Хорватия. Страна католических церквей, моря, гор, островов и яхт.

Денис, студент пятого курса архитектурно-строительного института, познакомился с Анной на вечеринке у своих друзей. Откуда взялась эта стройная, пышногрудая блондинка с голубыми глазами, смахивающая на Монро, и, что она делала в студенческом сообществе 22-х лет, никто ему объяснить так и не смог. Был в их кругу Борис, который в один прекрасный момент исчез. Он-то, вроде и был её бой-френд.

Никто не удивился пропаже однокурсника, т.к. судьба торговца анашой неисповедима. То-ли скрылся от кредиторов, то-ли рыбы его съели за долги в Финском заливе. Ну, а так-как Анна успела переспать с его товарищами по ВУЗу, среди которых были специалисты и по коксу, то, как человек имеющий слабости к мужскому полу и белому порошку, да ещё и умевшая куда-то пристроить немалую порцайку зелья, так и осталась она в их кругу.

После того, как переспали они в мятой постели Лёшки, который услужливо предоставил им своё ложе в одной из родительских комнатёнок, где состоялась вечеринка, перебрались они в квартиру Дениса на Петроградской, что досталась ему от деда, старого архитектора.

Денис бегал в институт, готовился к диплому, а Анна приходила поздно вечером, неизвестно где, шлясь по городу. Да он особенно и не настаивал на правдивости её ответов. Его устраивала эта белокурая самка, умевшая так потрясно давать, и которая не лезла в его дела. Жила она у него, как кошка, привязавшись к дому с фикусами, а не к хозяину. Так вот и жили.

Вернувшись домой после встречи с подругой, и застав Дениса дома, Анна подошла к нему, склонившемуся над чертежами, ласково запустив длинные, красивые пальцы в его густую шевелюру на затылке и нежно поцеловав, сказала:

— Сегодня встречалась с Кристиной. Рассказывала мне про Прагу. Говорит ездила с мужем. Я-то знаю с кем она ездила и с кем муж её был в это время. Но дело не в этом. Ты ведь, Денис, через месяц выпускаешься. Поедем в Хорватию, немного приведёшь себя в порядок. Ты у меня бледный и замученный своим институтом. Окончание, это большой праздник. Надо нам выбраться и развеяться. Возьмём яхту в аренду и попутешествуем по островам. Говорят сказочная страна.
— Откуда возьмём денег? Отозвался Денис.

— Понятно, что не работая в фастфуде и не официантом в кафе. А уж тем более, не продавцом стиральных машин — ответила Анна.

Завтра тебе позвонят и предложат сделать проект одного коттеджа в Репино. Аванса хватит, чтоб и на яхте в Хорватии прокатиться и здоровье твоё поправить.

— Заманчиво. Но аванец-то надо будет отрабатывать!

— А ты думал я спонсор. Если я с тобой трахаюсь, это не значит, что сыр так и будет бесплатный. Ты своё отработаешь. Аванс всего-то 15%. Остальное твоё. Простые, прагматичные отношения мужчины и женщины. Я ничего от тебя не скрываю. Ты меня знаешь. Я хоть и тварь, но и у меня есть свои правила. Их я не нарушаю. О них знают все. Так легче жить.

— Крупный коттедж?

— Паркинг подземный на 20 машин.

— Маловат аванец!

— Я на остатки не претендую. Хорватия, яхтинг, танцполы и кокс. Пару ночей в Hillton, тот, что в Дубровнике, а затем в Центральную Далмацию на арендованной машине, в «Марину». Мне много не надо.

— Чертовка. Она начинает мне нравиться. Значит чего-то она стоит, если её поклонники готовы отвалить контракт на виллу за красивые глазки, подумал Денис.
• • •
В полдень следующего дня Денису позвонил мужчина и сославшись на рекомендацию Анны Вышимирской, уточнил проектирует ли Денис частные крупные виллы и предложил встретиться в его офисе на Малой Морской, ближе к вечеру.

Это был мужчина лет 56-ти, среднего роста, с модной седоватой 3-х дневной щетиной, аккуратно, со вкусом одетый, с ухоженными руками, отлично поставленной речью и приличными манерами. От него веяло спокойствием и уверенностью. Говорил он негромко, внимательно рассматривая Дениса умными глазами.

Поговорили они о том, что хочет Андрей Александрович и чем ему может помочь Денис:

— Анна рекомендовала вас, Денис, как способного архитектора. Она сказала, что вы ещё учитесь, но в этом году заканчиваете ВУЗ. Сложно надеяться, что вчерашний студент может поразить взвешенным, но интересным решением, без авангардных излишеств. Не скрою, я с сомнением отношусь к людям без существенной, подкреплённой серьёзными реализованными работами сложившейся репутации в данном кругу, но готов рассмотреть сотрудничество с Вами из уважения к Анне. В моей команде работает много молодых, талантливых и энергичных сотрудников. Я верю в молодёжь. Но в данном случае речь идёт о достаточно серьёзных вложениях, и я хотел бы посмотреть хотя бы эскизы проектов данной категории.

Денис, по спине которого катился пот, достал из тубуса ряд своих работ, развернув их на большом столе для совещаний.

— Это и есть всё ваше портфолио, Денис? Уточнил тихо Андрей Александрович.

— Впрочем, все когда-нибудь начинают… Добавил он.

Пару проектов, Андрей Александрович взглянул мельком, и сразу отложил в сторону. А один из проектов привлёк его внимание. Он отметил, что у Дениса хороший почерк, как архитектора и есть о чём поговорить.

— Давайте, Денис, я вам покажу из каталогов, каким я себе вижу дом. То, что у вас в материалах, это не из той области, которая меня интересует. Я остановился на минимализме. Он моден уже, как с 20-х годов прошлого столетия. Наши мэтры архитектуры едва ли готовы проектировать в этом стиле. Я говорил уже с уважаемыми людьми из вашего круга, но не увидел в их проработках того, что хотел бы увидеть. Тяжело. Не легковесно. Признаки консерватизма сложно скрыть.

Берите, Денис карандаш. Вот Вам образ виллы в Штатах, а вы мне прорисуйте своё видение объекта в макрочертах, в данном стиле, и с планами этажей.

Я, пока, заварю кофе и на время покину вас, а вы устраивайтесь поудобнее. Да, совсем забыл! Подложка с рельефом местности и фотографиями окружающей среды вот в этом файле. Я вернусь через полчаса. Он пододвинул к Денису ноутбук и вышел из кабинета.

Андрей Александрович рассматривал эскизы Дениса с совершенно спокойным лицом, не выражающим никаких эмоций.

— В целом, это почти то, что мне хотелось бы видеть. Наконец промолвил он, подойдя к окну и в размышлениях устремив куда-то свой взгляд на улицу.

— Вчера Анна говорила мне, что у вас с ней определённые сложности с бюджетом. Просила, в случае положительного решения, авансировать вашу, Денис, работу. Я Анну знаю уже достаточно давно, и она никогда меня не подводила. Но передо мной отвечать за работу и деньги будете вы, Денис. Я это говорю сразу, т.к. денежные отношения требуют определённости с самого начала.

— Завтра от моего секретаря вы получите техническое задание на проектирование и договор. Анна сообщит вам, когда весь пакет необходимых документов будет подготовлен к подписанию. От вас, Денис, я жду письменного предложения, в котором должна быть отражена общая цена, сумма аванса, ваши реквизиты и сроки исполнения работы. Жду его через два дня после получения вами проекта договора, технического задания и необходимых исходных данных. Сейчас я вынужден вас оставить, Денис. Секретарь проводит вас. Жду от вас ответа.

Он улыбнулся и протянул Денису суховатую руку, проницательно посмотрев юноше в глаза.
• • •
Денис чувствовал, что сыр находится за лезвием повисшей гильотины. Но отчётливый запах денег неудержимо манил, подавляя разум.

— Вот стерва. Я-то думал, что это её сердобольные хахали, без вопросов, подкатят бобла. А это оказывается иной уровень. Так какого чёрта она делает в нашем студенческом дерьме? Непонятно. Я-то думал ей Хорватия нужна любой ценой… Да этот дядечка её в Пуэрто-Рико на пожизненном содержании устроить может! Ничего не понимаю. Понимаю, что я уже там, где остальные будут только завтра, то есть. в глубокой жопе и с петлёй на шее. Хотя сплю с шикарной самкой, и денег ещё при этом предлагают заработать…? Так думал Денис, возвращаясь домой, раздираемый противоречивыми мыслями.

Прошло пять лет.

Денис, утром уходя в свою архитектурную мастерскую, тихо закрыл в дверь в спальню, где уютно спала жена, сладко обнявшая подушку. Отметил, красивый силуэт её бёдер и стройность ног под одеялом, как красиво раскинулись её густые, тяжёлые светлые волосы…

Потом подошёл к детской, слегка отворив дверь, где спала дочь. Она спала, обхватив маленькими ручонками большого плюшевого медвежонка, и чему-то нежно улыбалась во сне. Денис тихо подошёл к ней, поцеловал и тихо-тихо вышел.

У порога его дома, находившегося в приватной зоне Репино, который он сам спроектировал, стоял чёрный красавец с кошкой на капоте. Машина завелась, мотор мягко заурчал.

Откуда ему, юноше 22-х лет, было тогда, пять лет назад, знать, что Анна остановила на нём, относительно перспективном студенте-архитекторе, выбор. Знать то, что, досыта нагулявшись и хлебнув достаточно грязи, ей захотелось обыкновенного семейного счастья, а в Денисе она увидела того мужчину, с которым она согласна прожить жизнь.

Тогда не знал он и то, что этот дядечка, с проницательными глазами, её отец, и заказывал он ему дом, в котором ему, Денису, предстояло счастливо жить со своей семьёй. Он и не мог предположить, что, путешествуя на яхте, по Адриатике, с этой хищницей, он уже без девяти месяцев, отец, а она его жена и будущая мать его ребёнка, с которой и будет у него обыкновенное счастье.