С ней он познакомился на одной из презентаций

С ней он познакомился на одной из презентаций. Наконец — то закончился доклад, и шумная толпа потянулась за угощением.

Боже, как всё надоело, подумал он, ослабив галстучную петлю, рассматривая служивый народ и прислушиваясь к жизнерадостному гулу. Его внимание привлекла в шумной толпе молодая женщина, внезапно их глаза встретились, она, полоснув надменно — безразличным огнем голубых глаз отвернулась.

Она была сексапильна, высока и стройна. Одета в деловой костюм, светлый пиджак, подчеркнувший округлость грудей и юбку до колен. Темные волосы были собраны в хвост. Тонкие черты лица, слегка узковатые голубые глаза в обрамлении тонких бровей, ровный нос и розовый бутон губ придавали ей особенный шарм.

Он решил подойти.

— Какой чудесный день, вы не находите? — Сказал он, протянув ей бокал шампанского.

— Благодарю вас. Но я не пью.

— Если бы вы знали, в какой нелёгкой давке я его добыл…

— Она улыбнулась, и, взяв бокал пригубила.

— Геннадий.

— Ирина.

За знакомство. Они, чокнувшись, пригубили, улыбаясь друг другу.

— Ирина, вас заинтересовала строительная техника, покупаете?

— Нет, я журналистка, пишу, так сказать, о мероприятии.

— Позвольте, я угадаю из какой газеты… ?

— А как вы догадались? Её глаза удивлённо очаровательно распахнулись.

— Дело в том, что вчера я попросил вашего редактора напечатать об этом мероприятии статью, и благодаря этому счастливому стечению обстоятельств мы с вами и встретились.

— А вы? — Она с уважением посмотрела на него.

— Я тот, кто эту технику продает. Если бы я знал, что у вашего редактора работает такая красивая журналистка, я заказал бы статью в каждом номере.

— Так закажите.

— Для этого мне необходим ваш номер телефона, ведь нам необходимо встретиться.

— Вы думаете?

— Непременно, необходимо ввести вас в курс дел. Или мне поговорить с вашим редактором?

— С редактором не надо, — она протянула ему визитку.

Спустя несколько дней он позвонил. Пригласил в театр.

Пьеса была довольно заумна, Ирина выглядела уставшей, после антракта они ушли из зала.

Летний город встретил их легким прохладным дождем в жёлтом свете фонарей. Они вышли на набережную, маленькое кафе заманило их уютным тёплым огнем в надвигающейся грозовой темноте. Они заказали по коктейлю. Ирина рассказывала о своей газете, о том, что она живет одна и иногда скучает.

— Я тоже один. Основное время занимает работа, она же бизнес, она же моя жизнь.

Всё, как и у большинства людей, только ставки в моей жизни — работе, более высоки, от чего и увлекательней жизнь.

— А чем ты увлекаешься, Ира?

— Фитнес, и ещё я люблю читать и путешествовать.

— Я много путешествовал… Ты не устала? Пойдем. Дождь почти прошёл, мы возьмём такси, которое довезёт нас к машине.

— Такси к машине. Она улыбнулась. Идём!

— Ты действительно любишь путешествовать.

Расставаясь, он обнял её и поцеловал в сладкие губы.

— Поедем ко мне, Ириша.

— Нет! И я вам не Ириша, выскочив из машины, она рассерженно хлопнула дверью.

Прохладный ветерок шелестел листвой ночного парка. За столиком летнего кафе сидели двое: мужчина, лет 40 и его стройная спутница. Свет свечи выхватывал из темноты их склонившиеся друг к другу лица. Мужчина что-то говорил ей, она согласно кивала, они нежно касались друг друга, он целовал её. Наконец, они направились в полумрак аллеи, к авто.

Вольво тихо гудел низкими басами мощного мотора, подсвечивая зеленым светом приборную панель. Ирина, прижавшись к Геннадию, вдыхала терпкий, пряный, аромат его духов. Коктейль из запахов тропического леса и южных морских ветров, настоянных на крепком табаке и на чем — то ещё, запах которого, так неотразим для женщин. Его тяжёлая ладонь лежала на колене, и от всего от этого она чувствовала неодолимое желание принадлежать ему.

Машина, проскользнув в тихий центр, остановилась во дворе окружённого тенистой зеленью украшенного колоннами дома.

Старенький лифт унес их ввысь.

— Вот моя квартира.

Они остановились у оббитой чем — то коричневым двери.

Ловя недоуменный взгляд, Геннадий открыл первую дверь, затем вторую, стальную.

— Прошу.

Желтый свет, отражаясь лужицами в мраморном полу, уютно осветил прихожую, и зал.

— Прекрасная квартира

— Вернее квартиры, та, что над нами тоже моя, а также крыша. Какое вино предпочитаешь? Мне почему — то нравятся Итальянские вина.

Усевшись в полумраке в кресла они, обнявшись, принялись целоваться. Его язык переплетался с трепетавшим её, длинные ресницы касались его лица, она, задыхаясь и чувствуя его ладони, алела, возгораясь в пламень.

— Пойдем.

Она нехотя поднялась и он, прихватив бокалы и бутылку вина, увлек её за собой. Внезапно они оказались в не большой кабине лифта, бесшумно и быстро поднявшей их в темневшую пустоту. Спустя минуту, из темноты высветился тихим журчанием подсвеченной голубой воды бассейн и утонувшие в темноте плетеные кресла.

Она подошла к ограждению крыши, ветер заиграл в её волосах.

Под ними, в криках ночных гуляк, гудках машин, в громкой музыке, высвеченный золотыми бусинками фонарей огне реклам, в желтом свете фар распростерся летний ночной мегаполис. Она подняла глаза к тёмному небу и увидала множество звезд, украшавших созвездиями ночной небосклон.

Он обнял её сзади, их горячее дыхание слилось, ладони коснулись бёдер, голыми ягодицами она почувствовала прохладный ночной ветерок.

— Подожди же… Я сама, сама…

Ирина спустила трусики, облокотившись о перила, отставила забелевшую в темноте попку, чувствуя на шее его обжигающее дыхание. Крупный и горячий член толчком вошёл в неё, заполнив её замер в ней. Ирина, нежной кожей бёдер коснувшись Геннадия прикрыв глаза, тихонько застонала.

Крепко взяв её за бедра, он размашисто задвигался, овладевая. Сладкие стоны и мужской рык, слившись с музыкой ночного города, устремились в бархатно черное небо.

Они лежали, нашептывая друг другу нежности и попивая вино, теплые упругие струйки голубой воды ласкали разгоряченные тела.

— Любимый, любимый мой. Встань, ну встань же. Пожалуйста.

Он встал, вода ручейками стекала с его тела. Она, усадив его на край бассейна, принялась целовать его. Он ощутил в мошонке маленькую теплую ладонь.

— Какой он большой, какой крупный. Ты классный самец, Геннадий.

Уважительно взвешивая и нежно сжимая в ладошке мошонку, она восхищенно сверкнула снизу-вверх голубизной глаз.

Ирина, лизнув несколько раз по всей длине жилистый горячий член, обвела алым язычком вокруг головки, взяв его в рот, принялась сосать, просительно глядя ему в глаза и массажируя член кулачком.

Геннадий, смотрел в преданно сверкавшие глаза, придавив тяжелой ладонью копну тёмных волос глубже погружал в широко раскрытый алый рот горящий желанием окаменевший член.

Внезапно он вспомнил ту молодую леди, и её надменно — безразличный холодный взгляд голубых глаз при их первой встрече, зарычав, принялся освобождаться от семени, вынуждая её глотать и глотать извергавшуюся из него теплую, душистую сперму.