Рождённый ползать

В комнате пусто. Потому что утро. На столе лежат. Разбросанные вещи. Ручки, бумага, скрепки. И всякая там хрень. В этом духе. На краю стола стоит остывший. И недопитый кем-то кофе. В чашке с отломленной ручкой. Рядом с чашкой. По логике рассуждения. Должна стоять пепельница. Набитая окурками. Она тут и стоит. Кроме стола в комнате. Имеется телевизор. Прибитый к стене. На нём лежит диск. Завёрнутая болванка. В бумажном пакете.

Дверь бесшумно открывается. В проёме появляется мужчина. Средних лет. Он включает свет. И проходит. На своё рабочее место. Сдувает со стола ночную пыль. И садится на стул. Затем закуривает и устремляет. Свой взгляд в одну точку. Куда долго смотрит. Немигающее и устало. Смотрит так долго, пока. Не обжигает себе пальцы. Истлевшей сигаретой. Резко дёргает рукой. С сигареты слетает пепел. И устремляется вниз. На пол. Под ноги мужчине. Затем человек встал. Подошёл к дебилоскопу. Вставил диск. Куда надо. Отошёл назад и устроился. Поудобней на месте. Такая у него работа. Сложная и ответственная. Он просматривает. Отобранный отснятый материал. О жизни людей. Других людей. Он выше их. Так получилось. Потом он долго соображает. Пытаясь пронюхать. И отследить в увиденном. Дальнейшие коварные планы. Мерзких людей. Делает записи. Правильные. На его взгляд. И докладывает. Куда надо. В этом и заключается. Его работа. Скучная по сути. И однообразная. Вот и сейчас. И вот. Что он увидел. Гляд я в телевизор…

Далее идёт. Собственно суть. И описание. Изъятого материала. В виде фильма. Художественного. Короткометражного. Действие происходит. Вроде как в прошлом. Приблизительно. Первая половина. Восьмидесятых годов. Прошлого века. В лесу. Недалеко находится болото. Сквозь весёлое общение. Крон деревьев. Ясно слышен звонкий. Надоедливый писк. Комариного отродья. Кружащего. Над топью болота.


Лето. Над моей головой деревья. Зелёные, как ни странно. То ли от молодости. То ли от сырости. На ногах моих, обутых в кованые нацистские сапоги и покрытых росой, налипла всякая лесная грязь в виде листьев, смятой травы и раздавленных мною муравьёв. Где-то вдалеке, в глуши леса, слышен стук надоедливого дятла, безжалостно избивающего бедное дерево. Слева от меня стоит заброшенная постройка. Судя по всему, когда-то она была центром лесной промышленности. Здесь, вероятнее всего, заготавливали древесину, запасались ягодами и грибами, очищали кедровые орехи, между делом сильно напивались дешёвой палёной водкой, и сплавляли всё заготовленное на нужды оптовикам.

Отличная должность — ощущать себя человеком. Чтобы потом восхищаться, стоя перед заброшенным человеческим творением.

Попыткой завоевания девственного леса сынами природы, которым поддалось уже почти всё. Вот стоишь так и волнуешься. Перед тихой и чудесной красотой. Никогда ничто так не красиво, как после смерти. Это матушка-земля грустно смотрит на людей, так много она сделала для них, а они? Не удались людишки, так пусть и не обижаются. Встречаются, конечно, и хорошие. Но для пущей надёжности их лучше переделать заново, на новый лад.

Слышно как внутри шумят чьи-то голоса. Я знаю их. Бедолаги. Скитаются по свету в целях найти себе подходящее место, но получают везде только лишь увесистый пинок. По их надежде. Последнему, что не умирает, а помогает им искать. Искать и не сдаваться. Есть где-то место где их не хватает. Их ждут там и любят…

Их четверо. Двое мужчин постарше и двое женщин помладше. Одна беременна и молчалива. С огромным животом. Набитым когда-то семенем одного из мужчин. Одета она в застиранные до неузнаваемости шмотки. Выцветшие и рваные местами. Как раз в области брюха. Не выдержавшие напора перед силой маленького существа, спрятанного за ними в утробе матери. Я жил среди них в этой гостинице. Посреди леса. Просто временно сошёлся, так сказать. По старой традиции, знакомство наше началось с тяжёлой доли, выпавшей на наши головы. И проблемы. Глобальные проблемы мироздания. Они неинтересные люди. Застигнутые горем врасплох сорвались со своих насиженных мест, подобно лесным жителям, спасающихся от пожара. Остановились здесь на время, чтобы вновь потом сорваться. А пока же растерянно смотрели выгоревшими от солнечного света глазами на новое незнакомое место, говоря при этом…

— Глянь, красота-то какая…

— Деревьев сколько…

— По деньгам ходим…

— Только взять нельзя, ничего…

И вспоминали родные края, где каждая пядь земли являлась прахом их предков, где всё дорого и любо сердцу.

По вечерам мужики выпивали. И когда на одного из них находило философское настроение, то он непременно начинал спевать, почёсывая соски на своей волосатой груди иссохшейся от времени и непосильного труда рукой…

Я не в обиде на вас, Что родился в дерьме

Если не я то кто,

Будет жить в этой хуйне…

Но я уверен, что счастье есть у меня

Наверное, это не зря…

Другой же молчал некоторое время, а затем, когда душа начинала кричать и задыхаться от жалостливой песни, подхватывал его где-то на середине и тянули уже вдвоём…

Путь к славе был долгим,

Мы ставили цель…

На следующее утро, проснувшись, я их уже не обнаружил. Никого. Судьба их похожа на судьбу кочевников. Такая же тяжёлая и романтичная. И это закон. Значит так надо.

Идти мне легко и приятно. Мысли о счастливом конце глубоко и крепко запутались в моей голове, не давая всяческим невзгодам проникнуть внутрь и напугать их. Они обороняются извне.

Петляя между деревьев и отгибая острые ветки, норовящие лишить меня зрения, подхожу к кустам, где слышен тихий человекоподобный стон, по особому встряхнувший мою усталую душу. Разведя кусты увидел старую знакомую, ту самую беременную. Она неестественно тяжело дышала и упиралась руками в землю.

— Ну, чё надо… съебал урод, — сопела она со слезами на глазах.

Сообразив в чём дело я попятился назад. От неожиданности. Вспомнив всё, что я только знал по этому делу, как мог помог ей. С поддержкой шаткой демографии.

Роды прошли успешно. Маленький человек, только появившийся на свет, уже недоволен им. Он громко орёт и извивается, пытаясь выскользнуть из моих рук, и помчаться прочь, подальше от матери. Женщина устала, но не выказывает это.

— Ты хоть отдохни, намучилась.

— Нет, своих догонят надо, а там… — еле шептала она, вытирая капли пота со лба.

— Да куда ты пойдёшь, тебе ведь помощь нужна.

— Господь нам поможет, он классный чувак…

Ну тут уж я не стал с ней спорить, раз речь зашла о высоком. Встретить верующих людей сейчас большая редкость. А на руках у неё мерно и солодно сопела новая человеческая единица неизвестной судьбы и непонятного племени…


Мужчина потрещал. Солевыми отложениями. Накопленными за время. Просмотра фильма. И записал. Что надо. Что верно. На его взгляд. И доложил. Куда надо. Ведь в этом и заключается. Его работа. Скучная по сути. И однообразная.