Римма и Рома

— «Ну вот, в Африке люди голодают, в Ираке война идёт, а я самая страшная девушка на свете!» — причитала Римма, тщательно изучая своё отражение в зеркале, словно под микроскопом.

— «Ромик, ну скажи, я сильно страшная или ещё сгожусь?» — ныла сестра.

Стоит упомянуть, что Римма — моя младшая сестра, мы с ней погодки, а меня зовут Рома (больное чувство юмора родителей: Римма и Рома!) и мне n лет.

— Римка, отвали, ты же знаешь, я на нейтральной стороне и твою красоту оценивать не собираюсь, ведь если что не так скажу, ты мне бошку проломишь!

Нужно заметить, что на самом деле Римма была очень даже привлекательной девушкой и давольно слаженной для своих подростковых 16-ти. Она была среднего роста (около 170см), у неё были длинные (до середины спины) тёмные волосы, симпатичное личико с голубыми глазами (что редкость для брюнеток), слегка вздёрнутый носик и ещё совсем по детски пухлые щёчки и губки. Узкие плечи, прямая спина, небольшая грудь (чуть меньше второго размера), но тем не менее она всегда «носила» её с гордостью, какбы немного выдавая вперёд, дополнением служила весьма выразительная талия, круглые попка и бёдра, и длинные, слегка полноватые в ляжках ноги.

— «Рома, ну так не честно, ну скажи, я красивая или как?» — продолжала конючить сестра.

— «Нет, Римма — ты страшнее атомной войны и вообще, ты в последнее время слишком раздалась в талии и бёдрах, у тебя совсем нет груди и волосы как пакля!!» — ты довольна?

— «Вот всегда так! Ты всегда говоришь мне гадости, от тебя доброго слова не дождёшься, как что-нибудь нужно — так сразу ко мне, как твою задницу прикрыть, когда ты с Олькой до утра шастаешь — так это тоже ко мне, а как комплимент родной сестре сделать — так хрен!!?? Да???» — уже чуть не плакала сестра.

— «Ну, ладно, Рим, ты что обиделась, я же пошутил, ты же знаешь, что ты у меня саааамая красивая на всей Земле!» — не отвлекая глаз от лекции сказал я.

— «Да… правда?» — всё ещё всхлипывая проговорила сестра.

— «Ну, конечно!»

— «Даже красивее твоей Ольки?»

— «При чём тут Ольга? И потом ты же знаешь, что у нас сейчас с ней не всё в порядке в отношениях… давай не будем на эту тему».

— «А что такого?! Ваше Величство уже не удовлетворяет его Олечка?» — слащавым и хамским тоном произнесла Римма.

— «Римма, перестань! И вообще: разговор на эту тему мне не приятен. Давай не будем начинать день с ругани! И вообще при чём тут удовлетворяет меня моя Оля или нет??!!!» — уже не на шутку вспылил я.

— Да что ты взъелся, я же просто спросила!

— «Да — она меня не устраивает, да — мы с ней встречаемся уже пять месяцев, а она мне не даёт! В удачные дни — грудь через свитер и всё!» — психанул я.

— «Ого, какие откровения и интимные подробности!!» — приствистнула сеструха.

— Римма, не выводи меня, ты видишь, мне же и так паршиво, ещё и зачёт в универе чуть не провалил из-за этой сучки!

— Ромик, но в чём проблема? Зачем тогда продолжать с ней отношения?

— Понимаешь… как бы тебе это объяснить? Во мне проснулся по истине животный интерес к этой целке… и я… , я ничего не могу с собой поделать! Вот соблазню, а потом… можно с ней и завязывать.

— Фуууу… Рома, я конечно знала, что ты — не подарок, но что ты окажешься такой скотиной — даже не подозревала. Я сама её мягко говоря недолюбливаю и ревную тебя к ней… но даже эта стерва не заслуживает такого обращения!

— «Мммм… ты меня ревнуешь? Это что-то новенькое, я думал, чо ты ненавидишь своего братца всеми жабрами своей души!» — усмехнулся я и встал из-за стола, подошёл к Римке и немного приобнял её за талию.

— «А знаешь… мы неплохо бы смотрелись вместе! Жаль, что мы брат и сестра!» — вздохнула Римма.

— «Это не критерий, если очень хочется, то можно и так!» — улыбнулся я и чмокнул сестру в щёчку, но тут же осёкся… Дело в том, что я давно хотел свою сестру, наверное с того самого момента, когда впервые начал мастурбировать, в принципе я не считаю постыдным своё желание и думаю, что оно вполне естественно, но я всячески пытался отгонять эти пошлые мысли от себя, но иногда это не очень-то мне удавалось.

— «Ээээ… Рома… ты мне это брось, я же пошутила, да и вообще, инцест — штука не приличная!» — как-то странно посмотрела на меня сестра.

Но лично я в этом взгляде прочитал… желание… и уже всерьёз поцеловал свою родную сестру, её губы оказались такими мягкими и сочными, что поцелуй хотелось продолжать и продолжать, но сестра отпихнула меня:

— «Ромка, ты что это, с голодухи собственную сестру домогаться стал?!» — взвизгунла она.

— «Ээээ… ммм… да… нет, просто я что-то замечтался, да и потом ты у меня всё таки очень даже симпатичная, да ещё и вчера утром… душ, ну… помнишь, я зашёл случайно… ну, в общем…» — лепетал я, понимая, что сестра будет ещё ооочень долго припоминать мне этот поцелуй.

— «Да ты ещё и в душе за мной подглядываешь, скотина!!» — и она отвесила мне звонкую оплеуху.

Весь оставшийся день сестра со мной не разговаривала, даже родители за ужином заподозрили что-то не ладное и поинтересовались, но я отмазался проблемами в универе, а сестра обосновала плохое настроение ссорой с подругой.

Время клонилось к полночи, родители уже спали, я закончил со штудированием лекций и тоже решил лечь, но проходя после душа мимо спальни сестры я всё-таки решил зайти и извиниться. Зайдя в комнату сестры, я обнаружил следующую картину: Римка, абсолютно голая, стоя перед зеркалом намазывала тело каким-то кремом. Увидев всё это я смутился, прикрыл глаза ладонью и уже было попятился назад, но услышал голос сестры:

— «Ладно, заходи, всё равно ты уже всё видел!»

Я принял приглашение, но глаза не открывал.

— «Ой, ну что ты как маленький?! Иди лучше спину мне намажь!»

Я просто не верил своим ушам и глазам, только сегодня утром, моя сестра подняла панику из-за того, что я поцеловал её, а сейчас она стоит передо мной абсолютно голая… Не верю!

— «Ну, ты что, окаменел что ли? Что ты там стоишь?!» — протягивая мне банку с кремом прикрикнула на меня сестра.

— «Рим, я чего-то не понимаю… Мне кажеться или ты действительно ещё несколько часов назад утверждала, что инцест — штука не приличная?!» — говорил я, набирая в ладони по больше крема и нанося его на спину сестры массажными движениями.

— «О… вот так, хорошо… чуть правее, ага… слушай, давай я лучше лягу, а ты мне массаж сделаешь, а?» — будто и не слыша моего вопроса, как ни в чём не бывало сказала сестра и динулась к кровати, легла на живот, а я сел ей на поясницу и стал делать массаж, а сестра, в свою очередь начала делать мне комплименты что-то по поводу того, какие у меня сильные руки и какой я вообще у неё раскрасавец, при этом слегка постанывая от удовольствия.

— «Римма, прекрати! Ты, что меня соблазняешь?» — зашипел я на неё.

— Что ты, какие глупости! Я тебя? А кто сегодня утром ко мне целоваться лез, а?

— Это была ошибка и вообще-то я зашёл извиниться!

— «Ах ошибка… ну, ладно… Извинился? Свободен!!!» — обиженным тоном сказала Римма, и перевернувшись подо мной на спину, лукаво улыбнулас

ь и добавила: «Но второй такой возможности у тебя не будет!» — с этими словами она взглядом указала на то, что я всё ещё сижу на ней, а за одно и на стояк, который не хило выделялся на намотанном на бёдрах полотенце.

— Рим… ты что, мы же брат и сестра, да и потом… ты же девственница! А я совсем

не хочу быть твоим первым мужчиной!

— А ты им и не будешь! Кто тебе сказал, что я целка?

И с этими словами она наклонила моё лицо к себе и очень нежно поцеловала меня в губы, я сначала пытался сопротивляться, но желание взяло верх и я ответил на её поцелуй, но всё-таки неуверенность в своих действиях я ощущал и по этому спросил:

— «Римма, ты действительно этого хочешь? Подумай, как мы потом будем друг другу в глаза смотреть, да меня же совесть заест… !»

— «Ради Бога, помолчи!» — ответила мне сестра и заткунла мне рот очередным поцелуем.

И тут я решил действовать, тем более — я был сверху! Аккуратно раздвинув милые ножки своей сестры, я расположился между ними, но входить в неё ещё не решался, но видя, что сестра смотрит на меня таким манящим и томным взглядом, передумал и уже было вошёл в неё и почувствовал её тёплое, гостеприимное лоно, так приятно обвалакивающее мой член, который уже давно жаждал удовлетворения, но тут меня осенило: «Рома, если ты не хочешь обрюхатить свою собственную сестру, то вставай и пулей за гандоном, пока не поздно!!» и с этой мыслью, ни слова не говоря, я выбрался из объятий сестрички и рванул в свою комнату:

«Так… так… где, где он должен быть? В ящике стола… ящик-ящик… нет! Нету! Чёрт… мммм… где, где ещё? В рюкзаке — точно! Нашёл!! Ура! Целую пачку… ммм… ночка будет жаркой!» Вернувшись в комнату, я буквально набросился на сестру, которая лежала на кровати, со всё ещё раздвинутыми ногами и смотрела на меня недоумевающим взглядом.

— «Презервативы… знаешь, что это такое?!» — шутливо кинул я ей, открывая пачку и извлекая резиновое изделее.

— «Хм… юморист! Давай быстрее уже!» — недовольно буркнула Римка.

— «Вот, готово!» — сказал я, весьма довольный собой и потянулся к сестре, устремляя между её раздвинутых ног свой стоящий член, облачённый в презерватив розового цвета.

— «Ну давай же… войди в меня… !» — томно сказала сестра и притянула меня по ближе. И я, не в силах больше терпеть, со всего маху вогнал в неё свой член, по самую мошонку.

— «Ай… ! Больно же!» — взвизгнула сестра.

— «Тише ты! Родители услышат! И… извини, я попытаюсь быть осторожнее…» И я продолжил свои телодвижения, на этот раз, более мягче: «Да… вот так… ммммм… девочка моя, какая ты горячая… аааааа» — приговаривал я, наращивая темп.

— Ромик,… мне так не удобно…

— Что такое?

— Я не могу двигаться тебе на встречу, у меня ноги слишком быстро устают… Блин… О! Возьми вон ту подушку и положи под меня.

С горем пополам, не вынимая своего члена из сестры, я дотянулся до подушки и подложил её под попку своей любовницы, а затем продолжил движения, так было действительно гораздо лучше, да и Римме стало удобнее, она начала по немногу подмахивать мне бёдрами, а потом и вовсе закинула ноги мне на поясницу и мы стали покачиваться в такт друг другу…

— «Ммммм… Ромик… ещёооооо… оооооууууу,… аааа, как хорошо, ааааахххххх… ещё, ещё немного… дааааа» — стонала сестра, а я пытался приглушить её поцелуями, но и сам я едва держался от того, чтобы не закричать, влагалище сестры было таким горячим и узким, а то, что Римма была на гране оргазма, а потому её киска содрагалась от каждого моего толчка, придавало ещё больше кайфа: «Ааааа… о Боже мой, я… яаааааа, сейчас кооончу… !» — протяжно застонал я и ещё больше усилил темп. Сестра тоже почти дошла до кондиции и горячо нашёптывала мне в ухо: «Аааа… ахххх, Ромочка, ещё немного, да… быстрее… ещё, ещё… быстрееее… ааааааААаааа!!». И мы оба забились в сладострастных судорогах оргазма, отдаваясь этому всепоглощающему чувству целиком и полностью. Лишь спустя пару минут, после того, как мы кончили, я извлёк свой, заметно уменьшившийся в размерах член из сестры и потихоньку сполз с неё… двигаться не хотелось.

— «Это было здорово…» — сказала сестра, чуть отдышавшись — «Инцест — не такая уж плохая штука!» — повернулась она ко мне лицом и поцеловала — «Можно бы и повторить!»… С этими словами она стянула презерватив с моего члена, я же сел на кровать и пальцем поманил сестричку к своему паху, она покорно опустилась и взяла мой член… в руку, немного поиграла им своми тонкими пальчиками, но в рот брать не решалась. Я понял, что минет до этого Римка не делала и решил немного подбодрить её:

— «Ну, возьми же его в рот… мне будет очень приятно.» — ласково сказал я и пригнул её голову, но сестра отпиралась.

— «Я не могу…» — виновато поглядела она на меня.

— Не можешь или не хочешь?

— Не могу!

— «Ладно, зая, иди сюда…» — и я усадил Римму на своё место, раздвинул её ноги и положил себе на плечи, а сам расположился у самой промежности сестры и принялся её обрабатывать: сначала немного помассировал её киску пальцами, а за тем приступил к оральным ласкам. Раздвинув нежные половые губки я прикоснулся кончиком языка к клитору, сестра ответила протяжным стоном и выгнулась на встречу моему языку, по-видимому ей такого ещё никогда не делали. Я продолжил лизать её и должен признать, что мне это понравилось, так как киска моей сестры была ухожена и аккуратно выбрита. Я забирался языком в горячее и подрагивающее влагалище сестры и одновременно с этим массировал её клитор, а Римма извивалась под моими ласками и с трудом сдерживала стоны.

— «Ахххх… Рома, что ты со мной творишь… ммммм… ооооу… Ааааа… ещё… аааа… пос… пососи мой клитор… ммммм… аааа… мне это так нравиться… аааа…» — шептала сестра с придыханием. И я покорно выполнял её просьбы, но спешить не хотел, а когда сестра была почти на гране оргазма я прекратил свои ласки, с тем, чтобы надеть презервтив, Римка недовольно проворчла: «Ну, зачем ты отсановился… мне было так хорошо… я ведь уже почти кончила!» — капризничала она.

— «Иди сюда и хватит бухтеть!» — позвал я сестру. Затем я нашёл удобное место, а именно: заставил Римку забраться на кресло и, грубо гвоворя, встать «раком», таким образом её промежность находилась на уровне моего члена. Я встал позади Риммы и осторожно ввёл давно уже стоящий член в её влагалище и начал откровенно драть свою сестру, то наращивая, то сбавляя темп, от таких колебаний мы несколько раз находились на гране оргазма, но затем немного остывали и продолжали опять, растягивая таким образом удовольствие, под конец я не выдержал и всё больше ускоряясь, весь в поту с дрожащим от перевозбуждения членом со всего размаху вгонял его в сестру, да так, что мошонка стучала об её попку: «О Боже мой, да! О да!! ААААаааааа… ещё… мммммм, повиляй своими бедрами, сестрёнка… оооо… ооооооуууууу, я коооончаааю, а… аааааахххх» — еле сдерживаясь от стонов, пошло приговаривал я, а Римка послушно выполняла мои просьбы и виляя своей прекрасной попкой закусывала губу, чтобы не закричать.

— «Уууууфффф… как хорошо!» — наконец-то кончив, сказал я.

— «Да, всё-таки инцест — хорошая штука!» — ответила мне сестра и устало опустилась в кресло.