Развлечения и чудачества

Утром, Аня наконец то решила заняться делом, о котором с удовольствием думала все неделю, пересмотром вещей. Несколько крупных пакетов, набитых одеждой, лежали в прихожей и зале квартиры. Так получилось, что эти вещи стали не особо нужны. Там была ее одежда, одежда родственников, родителей и знакомых, одежда от бабушек и дедушек, которую либо не носили совсем, либо носили несколько раз, а затем она навеки переместилась в шкаф. Одежда подруг, которую те купили, но решили, что она им не идет, убрав куда подальше, но теперь она оказалась тут. Одним словом, чего тут только не было. Эти пакеты перемещались от человека к человеку, каждый находил, то что ему по душе, добавлял свое, то, что ему не нужно и отдавал по цепочке дальше, от чего количество и объем пакетов рос и увеличивался, для того, чтобы в итоге эта оказаться там, где эта одежда пригодится. К примеру, пострадавшим от наводнения, пожаров, помощь бездомным итд.

Аня уже пересмотрела часть вещей, примеряя и крутясь у зеркала. Милой девушке, с средней грудью и упругой попкой, подходило все.

— Это идет? – Спрашивала она, примерив новый образ и собрав каштановые волосы, с рыжевато красными локонами в хвост.

— Конечно, отличная вещь. Прическу из восьмидесятых, и ты королева танцпола. – Отвечал ее муж Климент, расхаживающий в трусах по квартире. Сегодня, его веселое настроение, брало верх хоть над чем. А это всегда приводило к чему ни будь интересному, для Ани. – Плин, надо марсианина сегодня пересмотреть. – добавил он и устремился к ноутбуку, вспомнив песню из фильма.

— Клима, я серьезно. – Ответила, Аня. Но он уже увлекся другим и не ответил, шурша где-то в комнате.

Аня продолжила поиски и пересмотр шмоток. Пиджаки, юбки, блузки, сарафаны, кардиганы, свитера, вечерние платья, тяжелые дубленки. Все из разных эпох и времен. Что-то снова пришло в моду, что-то уже снова прошло.

Сняв прошлый наряд, она примерила однотонную, темно серую, широкую юбку и тонко вязанную кофточку.

— Клим, а это. Как тебе эта юбка? Сейчас, вполне тематично выглядит. – Спросила она, говоря в сторону прихожей.

— Херня, — послышался ответ. – Моя лучше. – Климент, в легкой расписной летней юбке вошел в комнату. Никакого верха не было. Голый мужик в юбке. – Цени, какая вещь.

— Ну ниче так. – Весело ответила Аня.

— Удобно. – Он расставлял ноги в бока и поднимал в воздух. Попрыгал. Присел. Отставил одну ногу в на диван. – Шотлашки, знают толк в одежде. Почему юбка не мужской вид одежды.

— Ну вообще есть мужские юбки.

— Но они не такие красивые полюбому. – Указал она на полу индийский орнамент.

— Я не знаю.

— Плин, так удобно. Ничего не мешает. И летом все проветривается.

— Ну да, — понимающе ответила Анна.

— Смотри и так удобно. – Он подошел к шкафу и задрал перед юбки, напевая что-то под нос. – Захотел пописать, поднял перед и все. А то в ширинке низ давит не приятно, приходится штаны приспускать. А тут раз и все по-быстрому сделал, все что нужно.

— Ага. – ответила Аня.

Клим, в хорошем настроении, это фонтан мыслей и глупостей. Но Ане это очень нравилось.

— Ну что подружка, — Другим, манерным голосом произнес он приобняв ее и прижав в своему голому торсу. – Теперь я Климентина.

— Агаушки.

— Ты, что не сделаешь комплимент своей подружке?

— Ну, жопка у тебя зачетная, — Аня сильно сдавила ягодицу мужа, и поняла, что трусов, которые были раньше, под юбкой нет.

— Ой, — Получила она тонкий стеснительный ответ – Ну не надо так. – Рука Ани ухватила зад по центру, направляя пальчики промеж булочек, через ткань.

Задница мужа, всегда была для нее чем-то манящим и возбуждающим. Назвать этого крепкого мужчину худышом было нельзя, но зад был мышечный и крепкий.

— Ну, что та делаешь. – Снова тонкий писк, который после покашливания перешел в басовитый мужской – Я ж стесняюсь, нахрен. – Он засмеялся, как и Аня.

— Мдя, я та еще бабенка. – В зеркале отразился мужчина, сжавший свой живот в пирожок с дырочкой пупком по центру. Он потряс его в вверх и вниз. – Но знаешь, настоящая женщина, берет не телом, а характером. Понимаешь, о чем я.

— Нет.

— Я тоже нет. – Снова поставив ногу на диван, сказал Клим, при этом наблюдая как это выглядит в зеркале. А затем начал раскачивать вперед и назад бедами.

— Ты чего делаешь?

— Тебе, девочке не понять.

Но Аня поняла и хлопнула ладошкой по лбу. Теперь от сильных движений из-под юбки начали разноситься шлепки. Характерные шлепки мягкого члена о кожу.

– Мне нужна твоя майка. – Начав поиск вещи в шкафу сказал он.

— Чего нет, растянешь. Возьми оттуда, вот тут в мешке есть.

— Не, я хочу твою. Там пахнут, бабками, а твоя тобой.

— Вот тут, есть майки размера побольше. Викины и Варины. – Сказала она, назвав имена своих подруг.

— Они их стирали? – Сделав воодушевленную интонацию, произнес Клим.

— Ясно все с тобой, бери мою. – Ответила Аня, закатив глаза.

— Трусов там нет? – Продолжал муж.

— В следующий раз попрошу положить.

— Было бы неплохо.

Остановить этого медведя, все равно было невозможно, поэтому Аня смирилась с растянутой майкой.

Через несколько минут. В зеркале красовался мужчина, в юбке и топике, топике, потому как майка оказалась ему мала и пупок торчал наружу и назвать его кроме как топиком, было невозможно. Ткань плотно обтянула кожу, выпячивая ее по бокам

— Заебумба. Натуральный шотландец. – Внешний вид мужчины с рыжей короткой бородой, действительно мог напомнить шотландца. Но конечно, не в женской полу-индийской юбке и белой майке для девушек.

— Вылитый.

— Ну не красотка ли. А? – Перешел он снова в женскую роль, меняя позу.

— Мне нравится. – Ответила Аня, которая к тому времени уже сняла верх, оставшись в бюстгальтере.

— Смотри, можно и так. – Клим натянул юбку в район подмышек. Внизу, из-под ткани колыхался причиндал, когда мужчина делал длинные шаги. – А вот так, как в палатке зимней. – Сказал он, присев на корточки. Крутая вещь.

— Ага. Супер полезно.

– Ох, что-то тут упало. – Наклонившись, он выпятил мышцастые ягодицы, так, чтобы Аня это видела. Сам он наблюдал за ее реакцией, подглядывая сбоку. – Как думаешь, девушки поведутся на такое?

Аня стукнула ладошкой по лбу, но тем не менее, одним глазом внимательно смотрела. Ей захотелось впиться ногтями в твердые мышцы и впихнуть пальчик в углубление по центру. Клим всегда отшучивался, когда она пыталась делать ему далеко не двусмысленные намеки, по поводу желание его задницы. Но вопрос, так и оставался открытым. Мысли об этом, вновь, начали распалять ее тело и мозг. Проснувшись с утра и видя радостное настроение мужа, она была уверена в том, что секс сегодня будет интересным. Собственно, один раз, за сегодня, Клим уже довел жену, до оргазма. Аня проснулась от того, что между ее ножек кто, то есть. И этот кто-то делал приятные, ритмичные движения. Ей оставалось, только лежать и наслаждаться. Сходить, пописать он бы все равно не отпустил, хоть, она и хотела. Но оргазм, так был даже ярче.

— Ну что, отправилась бы с такой красивой девочкой в кроватку, исполнять свой супружеский долг. – Снова, начал дурачится Клим.

— А почему ты спрашиваешь, сучечка. – Аня вновь, ухватила его за зад, и точно так же направила два пальчика в углубление, но без смазки они далеко не прошли. Мышцы крепко стиснули их.

К слову, Клим, прекрасно понимал, что к его жопке, она неравнодушна.

— Кхм, Кхм. Мужик не спрашивает, мужик интересуется. – Изображая жесткое лицо ответил он.

— Ага, я так и поняла.

Сказав, слово сучечка и понимая, что где-то там под пальчиком анус, она почувствовала возбуждение, которое намочило ее.

— Блин, — Снова продолжил муж. – Одни плюсы. Смотри. Идешь ты такой и вдруг захотел потрахаться. Раз и готово. – Задрав юбку, он упер член в живот Ани. Не полностью крепкий, но уже налитый орган, прикоснулся к мягкой коже и оставил там мокрое пятнышко предэякулята, который ниточкой потянулся за головкой. – Никакой возни со сниманием штанов. Круто же. Вообще Заебумба. – Аня, уже по привычке, ухватилась за орган и начала мять, водя вперед и назад.

Но муж вырвался и начал ходит по комнате потирая подбородок.

— Или смотри. – Он взял ее за руку. – Иду я такой по лесу. – Расслабленной походкой он прогуливался по комнате. – И ты тоже гуляй.

— Чего?!

— Ну, гуляй, как я. Ты по грибы пошла.

— А? – Ответила она.

С воображением у нее было хорошо. Но вот с придумыванием разных штук, плоховато. После встречи с Климом, многое в ее жизни изменилось, собственно, как и в его. Он перестал избегать своих странных дурачеств, и понял, что Аня поддержит и не посчитает его дураком, а если и посчитает, то по-доброму. А Аня получила бесконечное разнообразие в своей жизни, которое она не могла в нее добавить сама. Чего только стоила попытка секса в новом двухстворчатом холодильнике, внутри, пока тот пытался охлаждать горячую парочку. К слову, получилось глупо, но воспоминания стали невыскребаемыми из памяти.

Аня начала гулять по комнате.

— Не верю. В руке, должна быть корзинка.

— Где я ее возьму то?

— Вообрази. – Аня выдохнула и вообразила. Теперь она ходила так, как будто бы в ее руке есть корзинка.

— Ходи как красная шапочка. Коленочку вверх поднимай. В припрыжку иди. – руководил он.

— А не перебор?

— Нет, ты же идешь по лесу секса. Ты должная трясти бедрами, задницей, сиськами. Думаешь, зачем девочки так по лесу ходят. – А затем добавил, с удивлением, закатив глаза. – Ой, и как ты меня то смогла покорить, ничего этого не зная.

— Сама не понимаю.

— Видела мем с Ди Кпаприо, вот так надо. – Аня в припрыжку поскакала по комнате, пытаясь трясти задом, бедрами и сиськами.

— Отлично. – Сказал он. Хотя актер из него, тоже так себе. – И вот, значит идем мы такие по лесу. И вижу я девушку впереди. А мой грибок уже перерастает.

— Мухомор?

— Сама ты мухомор, прыгай давай.

Аня посмеялась, повторив про себя фразу «Грибок перерастает, ага».

Но, исходя из опыта, она поняла, к чему все идет, глаза заблестели. А внизу при каждом прыжке, она отчетливо чувствовала свою влагу, которая размазывалась по внутренней стороне бедер.

— А ты, нашла кучу маленьких опять и наклонилась их собрать. – Продолжал Клим. Аня так и изобразила. – Он подошел сзади. Задрал ее юбку, кинув ткань, на спину девушки. Задрал свою, тоже положив на спину девушки. Придвинулся ближе, теплые тела соприкоснулись. Эрегированный член, прошелся по губкам снизу, измазавшись в Аниной смазке. Клим сделал движение тазом вверх и назад, так, чтобы член плотнее вжимался, но не входил.

— Здравствуйте. – Сказал он.

— Здравствуйте. – Неуверенно ответила Аня.

— Как грибы сегодня?

—… Эм –

— Знаете новое правило в лесу?

— Эм…нет.

— Грибники, должны друг дугу помогать. – Аня промолчала. Мысли ее сейчас было точно, не о грибниках.

Клим встал на колени. Перед ним предстала одна из лучших картин, которые может лицезреть мужчина. Румяные бедра, сочная писька, с большими и малыми губками, истекающие соком. Руки нежно взяли за большие губы и развели их в стороны, открывая путь в пещеру наслаждения. Маленькая капля смазки попыталась стечь из раскрытого узкого отверстия, но Клим не дал этому произойти и сам поймал ее ртом. А затем, язык отправился изучать рельеф внутри и снаружи получая приятную киселеобразную жидкость. Аня легонько постанывала, но продолжала стоять, получая удовольствие от нового дурачества Клима.

Парень выпрямился и приставил член ко входу. Медленно надавил, словно примеряясь и вошел в Аню, которая давно ждала этого. Сделав три движения, он достал пенис, измазанный в блестящей жидкости и сказал.

— Смотри как удобно в юбке. Захотел, подошел к бабенке и потрахался. Всего два движения и входи. Юбкам, зачет.

— Что?! – Огорченно спросила девушка. Она только начала получать удовольствие, но вмиг оно закончилось.

Клим подвел Аню к дивану, сам одной ногой встал на него, и опять вошел в рельефные складки. В этой позе, когда одна нога на полу, а другая выше и направленна в бок, было очень удобно руководить процессом. Задница Ани, шлепалась о пах мужчины. Член, измазанный ее соком, с легкостью влетал внутрь. С самого утра, она ждала, когда член окажется там. Сильные руки сами тянули ее, а главной задачей было только, стараться не упасть.

— Шотландцы. Они настоящие мужики. – Сказал он прекратив.

— Но, может, — Аня желала продолжить начатое. Внизу появилось ноющее чувство не завершенности, которое требовало действий.

— Стой тут. Сними лифчик и надень, какую ни будь кофточку, желательно с пуговицами. – С серьезностью добавил он.

Аня не спорила. Нашла подходящую вещь. Застегнула пуговицы и ждала. Зная его интонации, она ожидала не обычного. На балконе муж, что-то пилил.

Клим вошел в комнату. В руках он держал подпиленный черенок от лопаты, который лежал про запас.

— Настоящий Шотландец должен быть с оружием. – В разных позах он покрасовался перед зеркалом, поигрывая мышцами. Аня, хоть и ничего не понимала, но это ее дико забавляло. Стоит напомнить, что был он в юбке, женском топике и теперь, с деревянной палкой в руках. – Нормально.

— Выглядишь сверхмужественно.

— Согласен. А теперь, англичашка. Я займусь тобой. – Глаза его, блеснули совершенно иначе. С жаждой, с вожделением.

— Я, — Ее глаза забегали, пытаясь найти какой-то ответ. – Стоп слово облепиха. – Спешно сказала она.

— Ну, что английская сучка. – Палка легонько прикоснулась к ее шее, а Аня отстранила голову назад. – Будешь сопротивляться, я снесу тебе голову и найду другую шлюху.

Аня покивала в ответ.

— На колени.

— Да, конечно, только…

— Что только.

— Ничего, ничего.

— Почему твоя кофта еще не расстегнута. – Притворно грубо, сказал он.

— Простите, — трясущиеся руки принялись перебирать пуговки.

— Так то лучше. – Сказал он, когда ее работа окончилась. – Руки, как я погляжу вполне рабочие. — Палка, раздвинула полы кофты и показались груди с напряженными сосками. Палка приподняла одну, затем другую. Кончик, деревяшки потеребил острые горошинки. – Поднимай юбку. Да не свою. А мою. – Девушка в спешке, начала задирать юбку. – Хотя, стой.

— Что?

— Подними свою юбку. – Аня задрала ткань. Клим слегка постукал березовой палкой по промежности. Аня в ответ немного подпрыгивала из сидячего положения. Провел по центру, поводив вперед и назад, вызывая при этом волнительные охи и ахи. Оглядел черенок, который поменял цвет от влаги, вдохнул аромат, оставшийся на палке. – Вижу, шотландцы тебя возбуждают. – Сев на диван, и оставив девушку стоять, он отдал новый приказ. – Соси.

— Что?

— Лезь под юбку и соси. – Аня, быстро залезла под ткань и нанизала свой рот на член. – Молодец. Посмотрим, как англичашки умеют сосать.

Аня умело, так, как нравилось Климу, принялась работать. Не глубоко, довольно быстрыми движениями она ласкала и обсасывала головку. Затем теребя ствол вбирала в себя по отдельности каждое яичко, облизывая и обволакивая их теплой слюной. Переходила к отростку и брала глубоко, при каждом движении вертя голову из одной стороны в другую, а затем повторяла это движение обратно. Язычком она давила на выход уретры, прямо в маленькую дырочку и с силой выталкивала член из себя. Стукала по щеке. Задней, мягкой частью языка быстро теребила уздечку и проходила по кругу вокруг расширения головки.

Клим, млел. Он не видел того, что происходило внутри. Голова, окутанная разноцветной тканью гуляла вверх и вниз, натягивая юбку. Именно, то что он не видел и было по-новому неизвестно. Где-то в глубине своей чудаческой головы он думал, что было бы неплохо юбку побольше и всегда иметь под ней девушку, которая, когда надо, отсосет.

— А ну-ка вставай. – Приказал он. – Так и думал. Англичашки не умеют сосать, — Вжившись в роль сказал он.

Хотя минет был хорош. Возможно, не для кого-то другого. Но для него на десять из десяти. Аня старалась.

— Но я старалась.

— Сейчас я над тобой постараюсь. Повернись. – Он обхватил ее шею локтем и толкая вперед палкой, повел по коридору. – Отведаешь, нормальный хер. Сделаем в твоем животике, нормального шотландца. А не щуплого англичашку.

Клим, толкая привел Аню в ванную.

— Стой тут. – Клим ухватил стиральную машину и как медведь потащил е в другое место. Аня не понимала, что он делает, но честно ждала. – Иди сюда. – Жестко сказал он. – Мне, что нужно объяснять, что нужно сделать.

— Я не…

— Сюда. – Клим толкнул ее на стиральную машину. Аня животом улеглась на нее. Сиськи острыми сосками, уперлись в холодный пластик, а он перекинул ее юбку через спину. – Сейчас попробуем твою писечку. – Он приблизился к ягодицам и громко произнес – Шотландия будет свободной. Свобода. Свобода.

Член мощно и резко вошел в Аню, так, что стиралка сдвинулась с места.

— Айххх…

Подождал. И снова, второй толчок. После третьего толчка, началась долбежка. Клим сильно ухватив за ягодицы входил в горячую пещеру. Так же, как и на диване он поставил одну ногу на край ванной и быстро работал задом.

Аня, которая уже давно ждала этого, открыла рот и как рыба хватала ртом воздух. Ногти впились в пластик на машине, царапая его. От периодических сильных движений, машина сдвигалась пододвигаясь к раковине. И когда, Аня взглянула вперед, она поняла, для чего Клим поставил машину именно тут. Зеркало. В зеркале, она увидела себя, с открытым ртом и раскрасневшимися щеками. Мужской торс, который с силой вбивается в ее голый зад и счастливое лицо самца, берущего свою самочку. Осознание и вид этого распалили новое чувство. Клим всегда говорил ей «Не стесняйся, своих эмоций наслаждения».

«Ну я и сучка, выгляжу, как настоящая самка. И груди, так забавно трясутся» — Подумала она. И как по команде, рука Клима жестко сжала ее сиську, до легкой боли, вобрав всю мякоть в крупную жаркую ладонь. Аня, периодически, очень любила находится в его власти. Она хотела почувствовать себя телом, телом которое просто берут. Женщиной, которая нужна, для удовлетворения.

Были у нее и обратные желания, когда она становилась властной.

Но не сейчас. В данный момент, все ее тело это вагина, вагина которая нужная самцу, ее самцу. Самцу, который, знает, что это его самка. Именно такое лицо, она сейчас видела зеркале. Мужика, который имеет ее, заставляя сиськи бесстыдно трястись, а голос срываться на писк, в то низких, то высоких всхлипываниях.

Когда понимание этого, стало нестерпимым, а жар от переизбытка вулканической активности внутри начал искал выход наружу. Когда внутренности превратились в лаву, которая потоками растекается в теле, уходя вниз живота. Горячая, вспотевшая кожа, трется и слипается при соприкосновении, издавая похотливые звуки совокупления. Именно тогда, вид раскрасневшегося лица мужа и ощущение его твердого члена внутри, заставляет дыхание ненадолго остановиться, а вулкан, начинает извержение.

Стенки влагалища, ритмично сжимают член, обхватывая его как тисками. Тело барахтается в истоме. Крепко, судорожно, сжатые руки ухватив стенку машины, сами поволокли тело Ани вперед. И чтобы, жена не упала, Климу пришлось тянуть ее за бедра обратно.

— Ааа…оааа. – Протяжно ныла Анна, под легкие движения члена в сжатой вагине.

— На пол, на колени, англичашка – услышала она, сквозь шум в ушах, не с первого раза поняв, что от нее просят. Но руки сами потянули ее вниз.

Аня села на пол из плитки, уперев руки в край ванной. Сквозь туманный взор, перед ней дергался член, по которому быстро скользила рука. Как в замедленной сьемке, она увидела струю, которая пролетает слева от нее приземляясь на плечо. «Рот», слышит она через шум и открывает. Вторая струя ударяет в язык и разбрызгивается внутри. Третья угодила в румяную, красную щеку. Густая масса, осталась там крупной каплей, а излишки, скатились плюхнувшись на Анин сосок. Дальше, она уже видела только мелкие капли, летящие с боков и чувствовала теплую густую жидкость, которая с шлепающимся звуком льется на ногу. Привычно, она облизывается, проглотив, то что попало внутрь и расслабленно ждет.

Клим наклоняется, руками сдвигает семя, которое попало на щеки и целует ее. Сначала нежно, а потом глубоко проникая языком.

Аня подсознательно всегда хотела именно такого, чтобы ей не брезговали после спермы, и Клим не оставлял ее в этих чувствах, угадывая, что нужно сделать. Да и сам он был не против этого.

Спустя несколько секунд, минут, неизвестно. Время обессмыслилось.

— Не лежи на холодном. Иди сюда – Расслабленно говорит он придвигая к себе так, чтобы попой она оказалась на ковре, а плечами и головой на нем. – Все хорошо?

— Супер. – Одним словом, так же расслабленно, выражает она все мысли.

После оргазма, Аня всегда оказывается бессильной.

— Вот видишь, еще одно применение юбки. Если бы я был без штанов, то сейчас сидел бы на холодной плитке, а так, на юбке. Аня в ответ легонько смеется.

— Это же про Вильяма Уолласа было да. Из Храброго Сердца. С Мэлом Гибсоном.

— Ну да. Согласись, в тему попало.

— Более чем. – Щеки Ани все еще пылали красным румянцем. – Кофту и юбку придется стирать. Испачкал.

— И сперму с волос убирать. Нелегка жизнь шотландца. – Все это время, Клим аккуратно, краем юбки, выковыривал и убирал белые капли из волос Ани.

— Да. Знаешь, я хочу, примерить мужской костюм. – Закинула Аня удочку, совершенно в другом направлении.

— Так, где мои стальные трусы с замком.

— Эх.

— Ты бы испугалась, если бы ночью, увидела такого шотландца на улице.

— В женской юбке, майке и палкой в руке?

— Уж какой есть.

— Не думаю, скорее всего это был бы ты. – Засмеялась Аня.