Псевдонаучный бред. Часть вторая

— Где он был на этот раз?, — озлобленный голос профессора ездил по ушам. — Чуть ли не единственная из оставшихся на Земле мужская особь чудом попавшая именно в Россию, да еще и именно к нам, а вы умудряетесь потерять ее уже в сотый раз! Неужели какая то животинка может быть умнее и хитрее научных работников? Да какие из вас ученые, гелертеры проклятые!
Да, он был жутко зол, но выразить свою злость целиком и полностью не позволяло воспитание. Вообще профессор Обухов неплохой мужик, хоть и ворчливый. На вид лет 35, очень высокий и худой. На голове носил «конский» хвост, кончики волос как раз доставали до попы (кстати, весьма такой аппетитной). Несмотря на свой возраст, Обухов был совершенно седым. У него были слегка раскосые глаза и вечно гладковыбритое лицо. Поговаривали, что в детстве он случайно вылил на себя содержимое какой-то пробирки в подвальной лаборатории отца. Этим злые языки и объясняли седовласость и отсутствие растительности на лице (и не только) у профессора Обухова.

Вот уже битый час сотрудники лаборатории в полном составе выслушивали нагоняи. Мужскую особь анниба уже нашли, а вот люлей в суматохе получить не успели, вот и наверстывают упущенное. Кто-то из толпы отчитывался о том, что анниба схватили всего в 200 км от лаборатории. То, что он не убежал далеко объяснялось и тем, что хватились его сразу, и тем что один из шейных позвонков ему заменили «Ищейкой», недавно разработанным отслеживающим устройством.

Правда «Ищейка» подавала сигнал только если она находилась не дальше 250км от «компьютера слежения», и то сигнал был до ужаса слабым. При том, что если вшить «Ищейку» человеку его можно найти хоть на Северном полюсе. Каким-то образом состояние анниба влияет на всю аппаратуру, которая находится неподалеку от него, а уж тем более если она внутри его. Поэтому и приходилось обоих аннибов держать в подвале, иначе все железо вокруг или начинало врать, или теряло былую мощность. Но это если анниб испытывает негативные эмоции. Най после знакомства с людьми всегда был зол. Поэтому можно было считать, что ученым повезло. Ушел бы чуть дальше — и с концами.

Тут в кабинет буквально ворвалась Тамара Федоровна, пожилая женщина, которая занималась кормежкой и уборкой у подопытных животных. Прическа как после бурного секса, в руках окровавленные миски, на лице застывшая глупая улыбка, взгляд расфокусирован…


Най не ожидал появления человека. Оно его сбило с толку. Ведь никто не должен видеть их спаривание, так уж повелось. Не зря же самки их клана во время течки разбредались по всему лесу по одиночке. И уже оттуда призывали самцов.
Най попытался как можно быстрее достать члены из Шесть-Шесть. Но… они уже стояли в «замке». Основания всех членов Ная на конце имели утолщение (так называемую «луковицу»), которое во время изливания семени проваливается внутрь и набухает до шара невероятных (для человека) размеров. Влагалища Шесть-Шесть слишком плотно охватывали луковицы. Похоже, они были девственны до этого момента.