Проба

Бросив сумку на диван, я повернулся к стоящему в дверях мужику.
— Ну что, берешь? — спросил он, переминаясь с ноги на ногу. Уж очень ему хотелось чтоб я дал согласие, по нему видно что деньги в доме не залеживаются. Бухает.
— Ну, беру. Дешевле же не нати… — вздохнув, сказал я. Все равно завтра начинаются пары, а мне, вовосемнадцатилетнему первокурснику ВУЗа необходимо жилье.

— Ну, по рукам. Плату вперед — довольно произнес мужичок, и торопливо забрал протянутые деньги. «Даже не пересчитал» удивился я. Но ему видимо было не до этого, он тут же испарился с проема, и уже через секунду хлопнула входная дверь. С улицы послышались веселые возгласы, оповещающие синяков о том, что они сегодня бухают. Я рисковал, снимая комнатку у алкаша, но мои скудные деньги позволяли только этот вариант. Жаль…
На парах было весело, но из всей группы я зазнакомился только с нашей старостой. Но по ней видно, что она милая, и общается со всеми одинаково. Из-за моей внешности, и кучи анимэшных значков поглядывали с неодобрением. Ну, худенький паренек, ну затюканный и угловатый. К таким взглядам не привыкать. Комфортно мне только дома… потому что там я могу быть самим собой. Там я остаюсь один со своими необычными фетишами.

На экране ноутбука какой-то неизвестный мужик с Краснодара яростно надрачивал свой член, наблюдая за мной. Веб-камера игриво подмигивая светодиодом показывала ему все мельчайшие подробности моих интересов. Резиновый анальный шарик растягивал мою попку, а я сладко постанывал, высоко задрав ножки в белых гетрах. Взору мужичка открывался мой животик, маленький, перевязанный бантиком членик, и розовый шарик, нежно обжимаемый моим колечком ануса. Волосы паричка закрывали мое лицо, и узнанным я быть не боялся. Сквозь локоны я только наблюдал за дрожащим членом моего партнера, который приблизил его чуть ли не в плотную к камере. Я немного приоткрыл личико, и прикусил губки, желая чтоб он уже кончил.
Хлопнула входная дверь, но я даже не заметил. Все мое внимание было сосредоточенно на ощущениях в попке, и теребящим мохнатый хуй мужике.

— Эй, бахнуть со мной не желаешь? — открывается дверь в мою комнату. Одновременно с этим я звонко вскрикнув, кончаю, и членик выпускает мне струю спермы прямо в лицо на глазах опешившего алконавта. Мужик на экране смачно кончает, и даже не поблагодарив, отключает экран, оставляя меня с соседом-алкашом наедине.
— Это… Чё? — выдыхает слова пополам с сивушными парами алкаш — Ты, типа, девка что ли? —
Я в полнейшем шоке сижу, и не знаю что сказать. «Это… Я… Вы… Блин… « крутятся мысли, и я даже не знаю что бы мне сейчас помогло в этой ситуации. Тишину нарушил шарик, с громким «чмок!» выйдя из моей уставшей работать попки.
— Вот те на… Не знал что ты того, в попку балуешься… — протянул сосед, и закрыл дверь. Потом входная. Он видимо ушел. Быстро приведя себя в порядок, и убрав ноут, я прошмыгнул в душ, затем лег спать, боясь представить себе нашу следующую встречу. Что ему сказать?

Говорить особо не пришлось ничего. Вечером следующего дня он пригласил меня бахнуть с ним, и за стопкой вывалил всю свою «подноготную». Что пятнадцать лет просидел в местах не столь отдаленных, был «бабочником, который неосторожно взял лопатник из скулы с росписью у одного бобра, был замечен, и дернул его вглухую». Перспектива делить жилье с зэком, бывшим но все же, меня не особо радовала.
— А ты барсуком был, или уже поже петушком стал? Или вафлист? — внезапно спросил он, закончив вываливать фрагменты своей биографии.

— А… Чего? — похлопал глазками я. Разъяснив мне мысль и термины вопроса, он вновь поинтересовался насчет моего баловства.
— Ну… Меня старший брат заставлял сосать, давно это было. В попу не давал никому, просто развлекаюсь игрушко — скромно произнес я.
Не знаю, почему потянуло на откровения, но мужик этот, Александрыч вел себя довольно непринужденно и весело.
— Ясненько. Герлы тоже не заимел? —
— Нет, да и кто на меня посмотрит — вздохнул я.
— Не загоняйся, забавный ты паря. Даже очень… — задумчиво произнес Александрыч. Мне нужно было на пары завтра, и я решил уже идти спать. Я привстал, собираясь идти, но сосед взял меня за плечо.
— Это, платить за хату не хочешь? —
Я уже знал что будет дальше, и уже хотел сказать нет, но он уже встал из за стола полностью, и я увидел торчащий член, выглядывающий из плохо запахнутого халата.

— Ну, не хочешь? — повторил он, притянув меня к себе, и развернув задом.
— Не, не надо… — завырывался я, но он прошептал мне в ухо
— Харе ломаться. Я же видел что ты балдеешь от болта в гудке —
Моя дырочка сладко вздрогнула от его слов. Попробовать настоящий член? Страшно, но отказать бывшему уголовнику еще страшнее. Тем более после баловства с игрушкой принять его член не составит труда.
— Пойдемте… — выдыхаю я.
— Только это, нарядись во вчерашнее. Уж больно хороша — усмехнулся соседушка.
Лежа на диване между его ног я заглатываю его член. Подумать только! Мой первый минет! Чмокая и хлюпая, я покорно позволяю ему насаживать свой ротик на его болт, слушая довольные стоны.

— Ой хороша… Ой молодца… Головку, головку… — мычит Александрыч, вынимая член до самой головки, и трахая ротик только ей.
— Угу… М-м-ф-ф-ф… — послушно мычу я, язычком и губками лаская его напряженную, солоноватую от смазки головку. Она скользит меж губами все быстрее, сосед начинает всхлипывать и кряхтеть. Он уже готов… Я начинаю работать язычком усерднее, член хлюпает во рту, слюни стекают на подбородок, кончай, кончай быстрее!
— На живот, на живот бля! — взвыл сосед, с хлюпом вынимая из моего рта член. Не дождавшись пока я перевернусь, он с силой разворачивает меня на диванчике за плечи, что я впечатываюсь лицом в продавленную подушку, резко поднимает таз, и с громким «Ах, малая!» входит в мою попку. От внезапного вторжения в мою дырочку я дергаюсь, но он вжимает меня за плечи в подушку, и начинает дергать тазом, вгоня свой болт в мою задницу.

— Терпи, терпи, коза! Сейчас я тебя… Ух… Хорошо очко! Сладенькое! — в голос стонет соседушка, насилуя, по другому и не сказать, мой зад. ватку он немного осабил, позволив мне взглянуть вниз и увидеть интересное зрелище. Сползшая до живота маечка, качающийся в такт движениям членик, и две пары волосатых ног, двигающихся между моих худеньких ножек в розовых гетрах. Колечко ануса сжимает член моего партнера, его член скользит в попке, заставляя низ живота содрогаться от удовольствия… Массирует приятную точку в попке… Стоны рвутся с моих губ, что еще больше подстегивает соседа.
— Нравится? Нравится шлюшка? — уже хрипит Александрыч, одной рукой хватая меня за шею, и притягивая меня вплотную к своему лицу. Мне пришлось выгнуть спинку дугой, отчего его член с чавком вылетел из дырочки.

— Очень… Ебите меня, пожалуйста… — выдыхаю я, елозя попкой.
С довольным «Ща-а-а-а, погоди!» он берет свой слегка опустившийся член, и немного порочив его, вновь вгоняет в мой зад. Он не такой твердый, и входит приятнее. Изгибаясь, он повторяет все изгибы моей задницы, заставляя ножки дрожать от удовольствия. Из моего членика сочится смазка, которую он собирает пальцами, и затем заталкивает их мне в рот.
— Лижи, лижи сучка! — его член вздргивает в моей попке — Хороша девка! Работай дырочкой! —
Я послушно сжимаю колечко своей попы. отчего он хрипит от удовольствия.

Внезапно на столике рядом с нашем диваном раздается звонок. Мой телефон… Наверное староста звонит уточнить насчет моего посещения собрания студсовета. Я же записался сегодня… Забыл… не удивительно, с членом в заднице не сложно забыть о подобном.
— Ответь бля, или сбрось! Заебал он! — мычит Александрыч, крепко держа меня за талию, с шлепками и чмоками расширяя членом мою дырочку.
С трудом нашарив его на столике, я отвечаю на звонок.
— Женя это ты? — слышен в трубке тонкий голос старосты.
— Угу… М-м-м-м… Я… Что хотела, Лена? — с трудом произношу я.
— Женя, ты же подойдешь завтра после пар на собрание? Нужно ввести тебя в курс дела, показать бумаги, назначить в совет группы — произносит она.
— Да, да, подойду… Хорошо… — сдерживая стоны я. Знала бы наша милая, худенькая, улыбчивая, носящая вязаную кофту и круглые очки староста о том что сейчас вытворяю я с соседом дома… Какие бы были у нее большие глаза? Что бы она сказала, увидев что меня долбят в зад? Что я сейчас девочка? Ах…
— Женя, тебя плохо слышно! Что за шум, ты там бегаешь что ли? Дышишь тяжело! — мягким голосом, и чуть обеспокоенно произносит она.

— Кончаю, сука! — взвыл сосед, и моя попка наполняется спермой. Телефон падает из моей руки прямо на диван. Сосед рывком поднимает меня на коленки, и с силой делает еще несколько движений членом. Сперма обволакивает его писюн, и его движения заставили меня кончить своей попкой… Я тоненько вскрикнул, и кончил прямо на фото старосты, которое заставкой висело на экране звонка. Она все слышала… Сперма густым потоком капала на ее фото, на ее улыбку, на ее очки… На ее лицо… Попка сама сжалась, выжимая остатки молочка из члена соседа.
— Женя! Женя, я не понимаю! Что там происходит! — староста с тревогой чуть не кричит в трубку. А ничего необычного не происходит, Лена. Я стала девочкой.
Что мне сказать ей? Я в полной заднице… Моя задница тоже полнее некуда… Полна спермы… Мне очень стыдно…