Представление для отличника

На третьем курсе у меня были небольшие проблемы с информатикой и учитель порекомендовал мне одного первокурсника из другого университета, который подрабатывал тем, что давал уроки и подтягивал тех кто отстал. Так как у меня этот предмет был не профильным особых сложностей в темах не было, но из-за того, что я пропустила несколько пар в начале, из-за совпадения подработки и учёбы, мне было сложно понять текущий материал.

Я съездила в другой институт на первое занятие к моему юному преподавателю, это оказался мальчишка 18 лет, но как и любой ботаник, выглядел он максимум, как школьник старших классов — рыжий, в странных очках и довольно смешной в своей робости.

Я видела, что я ему понравилась и мне это было приятно. Как когда ловишь завороженные взгляды мальчишек во дворе, с которыми ты не общаешься, но при этом, их внимание, оставляет приятный след.

На второй раз, когда на улице валил снег и из дома выходить никуда не хотелось, я решила позвать его к себе. Я знала, что он не откажет и самой никуда ехать не придётся, поэтому я позвонила и сказала, что можно провести занятия у меня, так как потом мне нужно съездить по делам, а от университета слишком далеко и я боюсь не успеть. Как и предполагалось, его это не обременило и я стала готовиться к приходу этого забавного гостя.

Покрутившись перед зеркалом, я остановилась на коротких джинсовых шортах, которые были чуть малы и поэтому туго и красиво обтягивали зад, и свободной домашней майке. Промелькнула мысль: а что, если он приходит, а я ему открываю в полотенце, как будто принимала душ и думала, что он приедет попозже и не успела и так далее. Но, как на зло у нас не было холодной воды и шёл один кипяток. С другой стороны, подумала я, может это и к лучшему, ведь возможно это было бы совсем через чур и я уселась, представляя, как он будет рассматривать меня в моих коротких шортах, когда я буду тянуться за книгой или карандашом.

Наконец раздался звонок, гость прошёл в комнату, неуклюже сняв помятые тяжёлые ботинки и заваленный снегом пуховик. Я налила нам чай и занятие началось. Всё было так как я и предполагала, садясь и вставая я иногда мельком замечала его взгляд украдкой и это очень веселило. Периодически, я наклонялась поближе, чувствуя как левая грудь под тонкой майкой упруго мнётся о его плечо. Он тоже это чувствовал.

Минут через двадцать таких занятий, я начала жалеть, что не сделала так как хотела, с полотенцем и душем. Но теперь было поздно, срываться в ванную, ведь выглядело бы это совсем нарочно. Минуты шли, и я уже чувствовала, что я уже готова выпроводить его быстрее, чтобы дать себе расслабиться, так как внутри начинало всё кружиться и обдавать приятными волнами всё тело изнутри.

Иногда я терялась в своих мыслях и мне приходилось переспрашивать по два раза один и тот же материал. Он тоже был смущён, его движения были не совсем точны и это чувствовалось и только добавляло приятного напряжения.

В один момент оказалось, что для продолжения, нам нужно что-то скачать и установить, я пошла поставить ещё чаю, в комнате зазвучал телефон. Это была мама, она лишь коротко спросила осталась ли лазанья и нужен ли хлеб. Положив трубку, я вышла из комнаты и поняла, что это неплохой шанс для моей супер игры.

Я сказала, что это звонили по поводу работы, а раз нам ещё минут двадцать ждать пока всё скачается, раз уж так надо торопиться, я сэкономлю время и сбегаю помою голову. Моя причёска была довольно растрёпанная, поэтому выглядело всё довольно похожим на правду.

Я начала быстро собираться, имитируя то, как тороплюсь. Забежав в душ, я включила напор и он обдал струёй горячей воды холодную ванную. Я набрала в небольшой таз часть воды и подождав, когда она чуть остынет намочила волосы и растёрла тело. По телу пробегала дрожь. Коленки начинали чувствовать слабость, а руки слегка трястись. «Спокойно, спокойно, всё будет хорошо», — повторяла я себе. Примерив несколько полотенец, я выбрала одно, красивое жёлтое, с какими-то висючками по бокам, довольно короткое и что самое главное, оно было не очень большое в ширину, поэтому когда оборачиваешься, при ходьбе открывалось бедро, а если наклониться вперёд, то переднюю часть начинало тянуть к полу и открывалось то самое место. «Нет, держи себя в руках, мы ему ничего не покажем, того что я совсем без всего под полотенцем достаточно», — повторила я себе, словно упрашивая не переходить черту, так как знаю, что потом будет очень стыдно.

Я намылила голову и тело шампунем, накинула полотенце и вышла в зал.

— у нас воду холодную отключили, я там поставила остужаться, но она прям кипяток, если хочешь, продолжим в другой раз, а то я даже шампунь смыть не могу. — Сказала я, непринуждённо улыбнувшись и стараясь выглядеть естественно.

— А… ну хорошо, тогда можно в пятницу — Сказал мой «наставник» бегая глазами по всей комнате, чтобы случайно не выдать свой интерес к моему полотенцу.

Во мне что-то разочарованно упало. «Он сейчас встанет и уйдёт? И вся игра закончится? Как же хочется скинуть полотенце и сказать: можно я посижу тут голышом, а?» Но ведь нельзя и я понимала, что это тупик. Но вдруг я сказала:

— В пятницу у нас занятия до самого вечера почти (всё равно ведь не знает расписание) потом ещё практика, а в понедельник мне уже нужно хоть что-то принести из сделанного с тобой. Там долго ещё?

— Да нет, всё скачалось. (Фууух, кажется получилось!!!)

Он неловко начал мотать мышкой по всему столу.

Я села рядом.

Прошла минута, открывания и закрывания папок.

Я чувствовала приятный запах шампуня и распаренного чистого тела.

— Телефон садиться. — Я не могла не запечатлеть, то как он краснеет и со скоростью света бросает украдкой взгляды на разрез полотенца, поэтому встала и, предварительно включив видео, поставила телефон на зарядник, устроив его на подставку. (Отлично, теперь, когда ты уйдёшь, у меня будет прекрасный невинный фильм о тебе и мне). Я вернулась и села шевельнув бедром так, чтобы бок остался совсем открытым, и только самое интимное место закрывало полотенце. Мне кажется это так волнительно, когда ты видишь, что на мне нет трусиков, но полотенце всё ещё скрывает от тебя самое тёплое место.

Я начала чувствовать уверенность. Такое бывает, когда играешь с младшими. Мой голос звучал ровно: «а это что?» или «а как это сохранить?» Я уже чувствовала себя словно родители перед милюзгой, моё поведение как бы говорило: «мне не до этого, я даже не задумываюсь о таком, что кто-то может подглядывать». Но сама получала наслаждение от его быстрых взглядов такое, что иногда голос начинал подрагивать и я деловито прочищала голос, как будто слегка закашлялась (зима, можно и простыть).

Он показал, как пользоваться програмкой, которую он поставил, и начал вбивать туда условия моей домашки, а я пошла ещё за чаем. Попутно остановившись и потянувшись на цыпочках, я поправила неаккуратно торчавшую книжку на полке. Чувствуя как полотенце чуть-чуть, на пару сантиметров приоткрыло ягодицы.

Я прошла на кухню, налила чай и выдохнув и собравшись с силами вошла обратно в зал. Я уверенно прошла к месту.

— Вот чай.

Инстинктивно подавшись вперёд я поставила чашки. Полотенце метнулось чуть в сторону оголив, на долю секунды, сжатые бёдра и гладкую кожу моего неприкрытого интимного места. Ух! Я как бы не замечая этого села на прежнее место, где полотенце снова прикрыла меня, оставив на обозрение лишь бедро.

(Он точно видел)

Его руки забегали ещё быстрее, он стал еле заметно запинаться, а щёки покрыл румянец. Я же обрела ещё больше уверенности и уже чувствовала, что владею ситуацией полностью.

Я встала и уверенно прошла в свою комнату.

— Возьму блокнот на всякий случай, а то я всё не запомню.

Я зашла за угол выискивая в шкафу записную книжку. Я знала, что за мною находится зеркало в пол, в отражении которого

видно меня из другой комнаты. Я это знала, потому что как-то раз, увидела сумку которую искала на полке шкафа, как раз с места где стоял стол.

Словно ничего не подозревая, так как я всё же находилась в другой комнате, я отвязала полотенце оголив зеркалу свою пухлую, розовую от шершавой обивки стула, попу и вытерла полотенцем шею, руки и живот, будто убирая остатки не смытого геля для душа. Я чувствовала его взгляд, свой стыд и разливающееся по телу тепло. (Он видит меня голышом, прямо сейчас!!!) Как же хотелось взглянуть в зеркало. Я повернула голову.

В отражении я увидела, как он быстро метнул взгляд обратно на компьютер, но ещё я заметила, что он… представьте себе, трогал себя через свои шерстяные штаны. Что? Это так классно! Он так испугался, что я его могла увидеть, как он весь покраснел.

Словно решив не тратить время на формальности, прижимая полотенце лишь спереди от груди до ног, я вышла к нему.

— Антон, ты что делаешь? — Строго спросила я, при этом не забыв, также строго, улыбнуться.

— Ничего, — Словно не понимая о чем речь, но с плохой актёрской игрой, чуть дрогнув голосом, ответил Антон.

— Ты мало того подглядывал, так ещё и трогал себя там? — спросила я, указав глазами, на торчащие штаны.

— Я нет, — пытаясь имитировать удивление продолжал свою роль мой подглядывающий.

— Ну блин, так не пойдёт. Ну-ка вставай… Давай, а то Андрею Степановичу (наш общий преподаватель) всё расскажу.

Он встал из-за стола.

Его штаны торчали.

Я поняла, чтобы всё не испортить, нужно ослабить тон.

— Ох, извини. Я сама виновата. И о чём я только думала. У тебя нет девушки наверное?

— Нет.

— Вы отличники, так смущаетесь от всего. Ну и что теперь делать? — с улыбкой сказала я?

Он молчал, а я слышала, как сложно ему даётся ровное дыхание.

— Давай, чтобы мне мне не было неудобно, что ты меня голяком видел, снимай штаны, и мы в расчёте. А то Андрею Степановичу расскажу.

Видимо испугавшись обличения. Он стянул почти до колен свои штаны и остался стоять со своей торчащей палкой, которая подрагивала от напряжения, весь красный как рак.

— Мне конечно стыдно, — продолжила я, — но чтобы ты не подглядывал, как маленький, вот, ничего в этом такого нет, это просто тело. — и я убрала полотенце оставшись стоять совсем голой.

Я и сама первый раз видела живого голого парня, поэтому еле сдерживалась, чтобы не подпрыгнуть от радости.

Голова кружилась и мне казалось, что я в самом прекрасном эротическом сне, где ты понимаешь, что это сон и делаешь всё что хочется.

— Ты не видел раньше голую девочку? — продолжила я.

— Нет.

Было видно, что он хотел приврать, но в последний момент передумал и сказал правду.

Мы стояли друг перед другом, смущаясь и чувствуя приятные импульсы.

— Ладно, давай так. Чтобы ты не мучился, я кое что сделаю, но ты никому ни слова. Просто как мне сейчас с тобой сидеть, когда у тебя всё торчком.

Я деловито подошла к нему, и взяла за его палку. Она была твёрдая как камень и пульсировала в руке, а я стояла совсем голая, рассматриваемая им так близко. Это был волшебный момент.

— Раз уж я сама виновата, сама поправлю, только молчок.

Я немного смутилась, что мы так близко и одной рукой все же прикрыла свою писю. Другой чуть сдавила его пенис у основания, почувствовав в конце упругий мягкий мешочек. Он весь трепетал.

— И больше не подгляды…

Из его пениса на меня фонтаном брызнуло, что-то горячее и липкое как слюни. Я словно остолбенела и не могла отпустить его. Второй раз, третий, четвёртый. Брызги летели мне на ноги на живот, а я прикрывала оно рукой свой треугольник, чтобы туда ничего не попало.

— Ну ты чего? — запинаясь проговорила я. — Хотя ладно, вода в душе остыла, я быстренько всё уберу, не расстраивайся. Пока садись доделывай, а я сбегаю и помоюсь.

Я знала, что в душе не стоит давать себе расслабиться, ведь потом станет жутко стыдно. Я вымылась и прикрыв полотенцем спереди, оставив попу открытой, вышла обратно.

— Ты уже всё?

— Да, — было видно, что он ещё смущён.

— Тогда спасибо, может ещё когда пригодиться, я обязательно позову тебя. Но только никому не рассказывай, что я тебя трогала. Я просто не хотела, чтобы ты чувствовал себя стыдно.

— Да, я знаю, я не скажу, — проговорил он тихо, и я знала, что на него можно положиться. Он точно не будет бегать и рассказывать о таком и это было здорово.

Мы попрощались. Когда он стоял на лестничной площадке и ждал лифт, я открыла дверь и окликнула его. Затем сбросив полотенце на пол, вышла к нему на площадку совсем голышом и улыбнувшись сказала на ухо:

— Мне тоже понравилось.

Я говорила ему какие то вещи, вроде — если будут вопросы, я позвоню уточнить и всё в таком духе. Я держала его за руку своими руками, чуть касаясь, будто случайно, его пальцами, моей писи. Стоять голой в подъезде, с одетым парнем, болтать и ждать лифт — я думала, что от головокружения могу просто не выдержать.

Но вот где то сверху щёлкнул замок и я ойкнув прошмыгнула обратно домой (вдруг кто-то решит пойти пешком). В дверях мы помахали друг другу рукой, обменялись шутками, что это было всё очень странно и неожиданно и я закрыла дверь.

После этого я весь день смотрела видео с телефона, на которым был весь этот спектакль. Мне было хорошо с собой и со своими воспоминаниями.

Всем хорошего настроения.