Поздние визиты. Встреча

Алкогольные возлияния тянулись уже несколько часов. Кажется, пора было собираться домой, тем более, что время перевалило заполночь и в гостях сидеть в такое время было просто неприлично. Поэтому я попросил Андрея вызвать мне такси. Он пошел за телефоном в другую комнату и вернувшись предложил мне взять небольшую коробочку — как из-под спичек, но с иероглифами.

— Смотри, мне тут Виталий презентовал. Это китайская виагра. Мне, вроде как, не надо, может ты возьмешь?

— То есть ты не пробовал?

— Нет. Виталий сказал, что это из китайской медицины, из корешков и травок. Но работает ого-го.

— Да у меня проблем пока нет, рано мне еще виагру принимать, хоть и китайскую.

— Ну я просто предложил. Тут в коробке три шарика, нужно принимать по одному. Как оно действует я не знаю. Бери, может пригодится. — И подмигнул, зараза, потом открыл коробку и достал небольшой листок: — Смотри какая тут смешная инструкция: «почка мужа будет расти». Хы. То есть не просто сможешь, а еще и вырастет… Ну китайцы, — хмыкнул Андрей.

— Ладно, уговорил. Если вырастет, это лишним не будет! — Я понял, что пьяные разговоры надо прекращать, иначе это не закончится до утра. — Вызывай такси, я твой адрес не помню.

Андрей отдал мне коробочку с китайским снадобьем и набрал номер такси. А я засунул коробок в карман, где он почти не ощущался и пошел в прихожую одеваться.

— Хорошо посидели, но пора уже и честь знать. Ночь на дворе, до утра сидеть не очень-то вежливо. Пока.

Мы попрощались, зазвонил телефон: такси подъехало, и я спустился вниз. Сел в невзрачную машину, сразу же открыл окно, и мы поехали.

Ночью по городу ездить хорошо: машин мало, а осенний влажный воздух кажется более чистым. Все дорога заняла минут десять-пятнадцать. Было даже немного жаль, что так быстро закончилась ночная свежесть, которая, как мне кажется, меня совсем отрезвила.

Попав домой, я в первую очередь включил компьютер и открыл самый популярный сайт для знакомств. А что еще делать, после ночной поездки по пустому городу? Не спать же, в самом деле. Сначала я написал пару приветов всем знакомым девочкам, среди которых была и Наташа. С ней мы переписывались уже несколько дней, но ничего интересного пока не намечалось. Я начал так:

— Привет. Ты тут?

Наташа ответила через полминуты:

— Да. Привет.

— А ты почему не спишь? — я задал самый тупой вопрос, на который сейчас был способен. — Тебе разве завтра не на работу?

— На работу. Ты чем занимаешься?

— Я только что домой приехал. Пили пиво. Много. А ты что не спишь?

Она меня удивила, выпалив с восторгом:

— Не поверишь!!! Пиво пью.

— А с кем?

— С инетом. Ты можешь мне позвонить на городской?

Вот и интересный неожиданный поворот.

— Могу конечно. Какой номер?

— 12-00-57.

На часах было 00:33, я набрал номер, слегка смущаясь звонить в столь позднее время.

— Привет. Как мы удачно совпали, пиво пьем. Правда по отдельности, но это тоже неплохо. — Кажется, что у меня опять начался легкий алкогольный коллапс.

— Если неплохо, то ладно, — кажется, что Наталья слегка обиделась.

— А что такое? Что ты хотела?

— Да ничего такого. Хотела предложить выпить вместе, — снова удивила она меня.

— Это как, в каком смысле?

— Я говорю, если ты хочешь, то приезжай, вместе пива попьем, — сказала Наталья, очевидно делая вид, что тут важно только мое желание, а она как бы не причем.

— Хорошо. — Неожиданно для самого себя я легко согласился. — Говори адрес.

— Набережная, 201. Когда приедешь, позвони снова на этот номер, я выйду и тебя встречу.

— Договорились. Ждите!

И положил трубку. Не знаю, что на меня нашло, обычно я посреди ночи не выезжаю к незнакомым девушкам. Похоже, что тут свою роль сыграл алкоголь. Я второй раз за полчаса вызвал такси.

Ехать было совсем недалеко, минут пять-семь. Это меня немного успокаивало, попасть в переделку в центре все-таки не так плохо, как где-нибудь на окраине.

Когда мы подъехали, оказалось, что это здание бывшего детского сада, а вокруг него располагалась стоянка. Я снова набрал Наталье, расплатился с таксистом, и выйдя из машины сразу увидел ее. На улице было довольно темно, а уличное освещение сюда не проникало, поэтому понять, что это именно Наталья можно было только по голосу. Кажется, что она стояла наготове перед выходом, поэтому так быстро оказалась на улице, и сразу же потащила меня внутрь. Мне показалось, что она не хотела, чтобы меня кто-то видел, а видеть было кому: стоянка работала круглосуточно, и когда мы заехали на территорию, то к нам сразу вышел сторож. Хорошо, что меня сразу перехватили и не пришлось объяснятся, кто я и зачем здесь.

Мы поднялись на второй этаж и оказались в каком-то большом полутемном помещении. Это было что-то среднее между жилой комнатой и конференц-залом: компьютер в углу и диван рядом с ним говорили за кабинет, а длинный стол с рядами стульев чуть поотдаль сообщал, что это рабочее помещение, где проводятся встречи. Из освещения в комнате был только экран монитора и редкие окна соседних домов, которые находились довольно далеко.

— Садись на диван, я сейчас тут закончу, — предложила Наталья, и села за компьютер.

— Ладно, спасибо. А что там у тебя?

— Да, по мелочи, подружке надо написать, мы с ней сейчас общались.

Я решил, что сидеть на диване мне не очень интересно и подошел к Наталье, уставившейся в довольно большой монитор.

— Так значит ты тут просто сидишь, общаешься?

— И еще пиво пью, — показала она мне бутылку, которая стояла на столе.

— А ты не устала так сидеть полночи, — спросил я и слегка прикоснулся к ее плечам. —Может тебе нужен массаж?

— Спасибо… нужен, — проворковала она.

Я начал массировать ее плечи, приговаривая, что они очень напряжены и ей нужно расслабиться. Это продолжалось пару минут, и я вдруг понял, что ее напряжение ушло. До этого момента, оказывается, она была собрана и сосредоточена, что выглядело как напряженность, да и было ею. Но ведь это правильно: она впервые меня видела, мы только полчаса назад поговорили по телефону, мы переписывались всего пару дней, и ожидать можно было чего угодно. Но сейчас Наталья ощутила, что все будет хорошо, она поверила в этом и приняла мою нехитрую игру. Она наклонила голову, чтобы коснуться моей руки, начала ласкаться как кошка.

— Это так приятно, ты разве массажист? — промурлыкала Наташа.

— Нет, но я умело делаю вид, что это так, — попытался пошутить я.

Я не мог видеть ее лица, поскольку стоял у нее за спиной, но мне показалось, что она улыбнулась и окончательно решилась:

— Подожди, я сейчас принесу пива, а ты садись на диван.

— Жду с нетерпением, — сказал я и, перестав массировать ее плечи, отодвинулся.

Она встала и вышла из комнаты. Я пошел к дивану, сел в него и просто утонул — он был очень низкий, глубокий и мягкий. Рассмотреть что-либо в комнате было непросто, света было мало, а хмель из меня еще не выветрился, и это тоже мешало. Натальи не было довольно долго. Кажется, что не меньше десяти минут. Слишком много времени, чтобы найти пиво в холодильнике. А, кстати, где тут вообще холодильник? Не пошла же она в магазин, в самом деле?

Хм, а ведь у меня в кармане китайское зелье. Когда я сел, я почувствовал маленькую коробочку. Может быть стоит его принять? Хуже ведь не будет?

За этими размышлениями она меня и застала: сразу подошла ко мне и села на диван. В руке у нее была пара банок пива, одну она передала мне, а вторую, кажется, поставила на низкий столик, стоявший с другого края дивана, и который я даже не заметил.

— Ты знаешь, я первый раз в жизни вот так еду к кому-то в гости? А вдруг тут маньяк? — опять моя неудачная попытка пошутить.

— Ну и как тебе? Я похожа на маньяка? — это удивительно, но она обиделась.

— Совсем нет. Мне нравится, кто и как меня встретил. Спасибо за приглашение.

— Пожалуйста, — она отвернулась и стала шарить в темноте пытаясь найти своё пиво.

Когда Наталья нашла банку, она взяла ее и снова отошла к компьютеру. А я тем временем решился достать китайский коробок, вытащил из него небольшой шарик и закинул в банку с пивом. Попытался отпить так, чтобы шарик оказался у меня во рту, но ничего не получилось.

Наташа тем временем что-то сделала в компьютере и снова вернулась ко мне. Она села на диван, отпила хороший глоток из банки для смелости и поставила ее на стол. Видимо, это был ее Рубикон: она повернула ко мне свое лицо, медленно приблизилась и поцеловала сразу в губы.

У нас случилось то, что принято описывать среди подростков словом «сосались». Именно так, и никак иначе. Мы сосались, как не должны сосаться люди, встретившиеся впервые всего пятнадцать минут назад. Ее маленький рот и крепкий язычок настойчиво требовали своего. Она жадно впивалась в меня. А пары алкоголя смешивались с запахом ее духов. Наши языковые ласки продолжались настолько долго, насколько хватало дыхания. Потом нам пришлось прерваться, чтобы отдышаться и промочить горло: она пила из своей банки, отвернувшись ненадолго от меня, я тоже слегка отвернулся и попытался вытряхнуть содержимое своей банки. Мне повезло, пива оставалось совсем мало и китайский шарик попал мне в рот. Мне даже удалось его запить жалкими остатками жидкости со дна.

Когда я развернулся, Наталья стояла на коленях на диване, повернувшись в сторону столика она держала пиво в руках. Я принял это за приглашение и начал гладить ее небольшой крепкий зад, обтянутый черными джинсами. Она подалась назад, как бы делая приглашение, отставила пиво, наклонившись еще ниже, чтобы достать до стола. А я обхватил ее и стал шарить рукой в поисках молнии на штанах. Но Наташа отодвинула мою руку и сама расстегнула джинсы. Она уже нашла точку опоры и одной рукой держалась на спинку дивана, а другой пыталась снять штаны. Мне нужно было ей помочь, ведь одной рукой это делать неудобно. Поэтому я взялся с двух сторон и стянул с нее джинсы вместе с трусами.

В тусклом свете этой большой комнаты я с трудом различал ее белые ноги и влажную щелку, которая открылась мне навстречу. Я еще толком не видел ее лица, а ее милые нижние губки уже были открыты, приглашая меня в манящую тьму ее желания. Я приблизил свое лицо к ее дырочке, чтобы хоть что-то рассмотреть в этой полутьме. Ее лепестки и правда уже были раскрыты, благодаря призывно выставленной попе, а на их краях поблескивала влага. Хозяйка наклонилась настолько низко, что ее голова уже лежала на диване, а меня звал ее сочный вход. Я впился губами в эту влажную мякоть и попытался войти в нее языком. Я огибал ее вход, играясь с губками, скользил ниже, стараясь задеть малюсенькую горошинку, иногда переносил внимание на небольшое углубление ануса. В ответ я слышал только тихие стоны и ощущал движения в свою сторону. Наталья пригибалась ниже и подавалсь назад, желая насадить себя на мой язык, я стал помогать себе пальцами, я гладил и теребил, но ей этого было мало. Все ее движения говорили о том, что она уже наигралась и ей хочется почувствовать в себе что-то более сильное и большое.

Не отрывая губ от ее призывно открытой дырочки, я освободил ремень и снял свои джинсы. Мой член уже давно был готов вырваться наружу, поэтому я быстро натянул презерватив, который давно был наготове, и через мгновение оказался у Наташиного входа. Я медленно ввел член через небольшое тугое отверстие, которое было обильно смазано соками ее долгого томления. Неожиданно оказалось, что сразу после тесного входа в ее лоно открывалось более свободное пространство, и мой член, как космонавт, зажатый в выходном люке, основной своей частью парил в невесомости. Я медленно двинулся дальше и почти сразу уперся в дно этого колодца желаний. Хотя, такую маленькую норку нельзя было назвать колодцем. Маленькие бедра Наташи таили в себе скромную нежную писечку, которая туго обхватывала член и заканчивалась почти слишком быстро. Поэтому мне пришлось двигаться назад, хотя Наташа сразу последовала за мной, выпячивая зад и не желая отпускать свою добычу. Я поддался ей, и снова двинулся вперед, всего на один-два сантиметра, пока опять не уперся в тесную ложбинку. Такими небольшими и очень осторожными движениями мы медленно старались достичь удовольствия. Она держала меня своими тугими мышцами не давая вырваться из этого маленького плена.

Не знаю, как долго мне удавалось удерживаться внутри, но это требовало стараний. Кажется она кончила чуть раньше меня, сделав особенно сильное движение в мою сторону, после которого последовал мой черед на порцию удовольствия. Наталья выпустила меня из своих сладких объятий, когда почувствовала окончание моих пульсаций. Она медленно села на диване и принялась натягивать штаны. Оказывается, они все еще были на ней, и поэтому она могла двигаться только вперед и назад, она все это время стояла на коленях и была ограничена в движениях. Но, в ее голосе чувствовалось удовлетворение, когда она снова начала говорить:

— Как хорошо, что ты пришел. Пойдем спать.

Это было сказано так просто и так легко, что мне ничего не оставалось, кроме как согласится. Я нашел свои штаны, и мы вышли из комнаты. Нам пришлось спустится на первый этаж, пройти пару коридоров и комнат и мы оказались возле постели. Она нигде не включала свет, и когда мы дошли она тоже не стала этого делать. Весь свет, который помогал перемещаться, поступал снаружи здания от соседних окон и уличных фонарей.

В этой комнате она просто разделась, сбросив оковы плотной неудобно ткани, а потом спокойно раздела раздела меня. Почему-то она предложила лечь мне у стены, а сама легла на краю, придвинувшись ко мне спиной и касаясь своей голой кожей моего еще разгоряченного, но уставшего члена. Я слегка приобнял ее, и мы быстро уснули, утомленные соитием и парами алкоголя.


Пробуждение было мучительным. У меня жутко болела голова. А я знаком с головной болью, и это была одна из самых сильных. Однако, когда я начал шевелиться, то сразу заметил, что Наталья не спит, а смотрит на меня полусонными глазами. Я сразу решил, что утро должно быть не хуже ночи, по крайней мере, нужно попытаться так сделать. Я перегнулся через Наташу и нашарил на полу свои джины, из которых достал последний презерватив. Наталья слегка отстраненно, но одобрительно следила за моими действиями.

Мой член был полностью готов еще до того, как я проснулся. Поэтому я забыл про головную боль, натянул презерватив и просто навалился на Наташу не выбираясь из-под одеяла. Похоже, что это был самый тупой секс в моей жизни. Я даже не уверен, что раньше использовал миссионерскую позицию, но тут получилось именно так: она лежала в кровати чуть раздвинув ноги, а я, навалившись сверху просто медленно вставил свой член. Черт, да я даже не мог держать голову: немного придерживая себя руками, чтобы не раздавить партнершу, я положил голову на ее подушку, полностью накрыв собой. Мне было мучительно тяжело двигаться из-за страшной головной боли, поэтому все получалось очень медленно и исключительно плавно.

Наталья в это время почти не реагировала. Кажется, что она решила про себя, что «лучше дать, чем объяснить почему нет». Никакого сопротивления не было, но и поддержки тоже никакой. А может у нее тоже болела голова и она, как и я, боялась линий раз пошевелиться? Несмотря на это, мои движения привели к логическому финалу и я снова переполз к стене. Наталья деловито поднялась с постели и только тут я понял, что она действительно блондинка.

Встав с постели, она подняла с пола резинку для волос, и не двигаясь с места, делала утреннюю прическу, собирая волосы в хвост. В процессе она немного поворачивалась в стороны за счет интенсивности движений, и я поэтому смог рассмотреть ее сзади, сбоку и немного спереди. Конечно, вечером я обратил внимание на ее волосы. Хоть и было темно, а я был немного пьян, но волосы на голове красят чаще, чем в других местах. Сейчас я увидел крепкую попку, небольшую пропорциональную грудь, капельку лишнего жирка на боках и совершенно натуральный волосатый лобок цвета созревшего пшеничного поля. Снизу ее волосы были светлыми, чуть темнее, чем на голове. Возможно, Наташе и не нужно было избавляться от волос, они были не слишком густыми — через них просвечивала кожа, и они были светлыми, что привносило немного легкой загадочности, слегка скрывая самую интересную деталь, которая в случае брюнетки была бы глубоко запрятана. Здесь все казалось естественным, а блондинистый лобок, который я совершенно не заметил вчера, теперь казался даже чем-то экзотическим.

Наталья снова наклонилась, чтобы собрать одежду. В этот раз у меня было чуть больше времени, а она развернулась так, чтобы мне было лучше видно. Снизу ее розовая дырочка была покрыта редкими светлыми волосками. Я сразу не смог решить, нравится ли мне это.

Натянув одежду, она вышла из комнаты совершенно ничего не сказав. Я решил, что если нет предложения остаться, то нужно собираться и уходить, поэтому быстро оделся, стараясь, однако, не сильно трясти головой. Приведя себя в порядок, я тоже вышел из комнаты, обнаружив большое помещение, которое напоминало что-то среднее между столовой и баром. Сразу возле входа в спальню была дверь в ванную, но в ней никого не было. Я подумал, что остался один в этом помещении и в этот же миг, открылась дверь с противоположной стороны большой комнаты, в нее вошла Наташа и какая-то девушка намного младшее ее.

— Это моя сестра, Света. — Представила мне ее Наталья.

— Очень приятно, — буднично ответил я, не придумав ничего лучше.

Меня она представлять не стала. Возможно, она уже объяснила сестре, кто и что там, так как Света совершенно не удивилась обнаружив меня. А я всем своим жалким видом показывал как мне плохо:

— Может у тебя есть что-нибудь от головы? Страшно болит.

— Кажется цитрамон был, — Наталья подошла к шкафчику и стала там искать.

Эта добрая фея очень быстро нашла какое-то средство, налила воды и подала эту упаковку таблеток.

— Огромное спасибо. Давно так голова не болела. Не понимаю, из-за чего такое может быть.


Очень медленно начало приходить подозрение. Похоже, что китайское снадобье, которое, очевидно, повышает давление, стало причиной моей головной боли. Соображать было очень тяжело, и разговор совершенно не клеился, поэтому я максимально быстро покинул гостеприимную хозяйку, вызвав такси и отправившись отлеживаться в спокойной домашней обстановке.