Подруга мамы — тетя Маша

Антон никогда не понимал желания большинства парней иметь большой член. Конечно, в порнофильмах это смотрится круто — сексапильная красотка со стонами извивается, насаживаясь на здоровенный половой орган партнера. Но в жизни, как оказывается, далеко не все девушки даже просто согласятся на секс, увидев перед собой мужское достоинство, больше похожее на палку колбасы.

А уж в обычной жизни сколько неприятностей это может доставить. В бытность молодняком, когда для эрекции достаточно одной шальной мысли, Антон часто испытывал неудобства на улице и в общественном транспорте. Даже тогда размер его половых органов превышал девятнадцать сантиметров в длину, и четыре в диаметре, и скрыть его от посторонних взглядов было проблематично. В автобусе приходилось постоянно прикрываться рюкзаком, неловко проталкиваясь через стоящих пассажиров, на улице же часто единственным выходом было заскочить в какой-нибудь подъезд, и дождаться, пока организм угомонится. Дома, конечно, тоже бывали неловкие моменты, но мать с сестрой привыкли к этому, а отец все понимал, и стесняться его не приходилось.

Многие из тех девушек, у которых с Антоном получалось довести дело до постели, испытывали восторг от его размеров. Большинству было просто больно, и приходилось сдерживать себя, вводя не полностью. Конечно, были и те, кто приходил в восторг, но самому парню они не сильно нравились — в основном, это были шлюховатые девушки, влагалище которых уже повидало не один десяток посетителей. А на тусовках, где алкоголь делал свое дело, соблазн оттрахать кого-то достигал своего предела, но по понятным причинам получалось это далеко не всегда. И в университете, где он учился уже на втором курсе, обилие красивых девушек приводило парня в состояние одновременного возбуждения и уныния — ведь желаемого, скорее всего, он так и не получит. Антона больше всего заводил жесткий секс. В моменты, когда он смотрел порно, желание насадить девушку на член по самые яйца, и широкими, мощными толчками отыметь ее, не обращая внимания на стоны и протесты, брало верх. Представляя себя на месте актера, трахающего миниатюрную красотку, он доводил себя до оргазма, после чего возвращался в реальный мир, где все это оставалось лишь фантазиями.

Именно поэтому, сейчас, двадцать третьего февраля, он сидит дома с родственниками и друзьями семьи, а не веселится с сокурсниками. Лучше уж остаться дома, чем в очередной раз обломаться. Выслушав однотипные пожелания стать защитником страны и опорой для всех, Антон быстренько спер со стола початую бутылку мартини, и закрылся у себя в комнате. Осталась еще пара недосмотренных эпизодов сериала, и вечер обещал пройти спокойно и уютно. Запустив серию, он улегся на свою кровать, налил себе выпить, и погрузился в сюжет.

В это же время в другой комнате веселье набирало обороты. Взрослые изрядно набрались, голоса звучали все громче, вскоре к ним добавилась и музыка. Кажется, они решили устроить дискотеку. Антон взглянул на время и недовольно поморщился — еще не было одиннадцати, и призывать их к порядку причины не было, а слушать громкую музыку времен родительской молодости вперемешку с топотом удовольствие было ниже среднего. Раздался настойчивый стук в дверь. Поворчав, парень открыл и впустил пьяненькую подругу матери.

— Что-то случилось, теть Маш?

— Да какая я тебе тетя, Антошка. — женщина захихикала, придерживаясь стены. — Подышать на балкон хочу. А то голова кружится. Постоишь со мной?

Пожав плечами, парень захватил с кровати плед. Все же не май месяц, а Маша была одета только в тонкие брючки и блузку с глубоким декольте. Облокотившись на перила, женщина провокационно выставила попку и закурила.

— Как учеба? Нравится?

— Нормально, Маша. — называть ее просто по имени было некомфортно, но парню почему-то хотелось показать, что он с ней на равных, тем более она сама на этом настаивала. — Непривычно, что никто не следит за домашками, но интересно.

— Да ладно, в твоем-то возрасте небось все пары на девок смотришь. — женщина поежилась, и Антон накинул на нее плед. — Спасибо.

— Ну, как без этого. Смотрю.

— Эх, годы молодые. Не упускай шанс, веселись. Я вот еще в университете выскочила замуж. А теперь одна.

— Разве вы не замужем? — в подробности личной жизни подруг матери он никогда не вникал, но всегда считал, что Маша замужем за богатым бизнесменом.

— Ну, только формально. — она затянулась и выпустила на мороз густую струю дыма. — Уже давно друг другу надоели, но разводиться он не рискует. Боится, что я у него половину бизнеса заберу. Так что живем отдельно, он мне разве что деньги каждый месяц передает. Скажи, я что, страшная?

Антон посмотрел на женщину, которую некрасивой мог назвать разве что конченный идиот. Среднего роста, с большой грудью размера эдак пятого, и точеной фигуркой. Наверняка целыми днями в фитнесс-залах пропадает.

— Нет, Маша, вы шикарно выглядите.

— Вот и другие мужики тоже так считают. А ему надоела. Козел. — заметив, что парень начал дрожать от холода, она приподняла край одеяла. — Залезай ко мне, чего мерзнешь.

Прижавшись к женщине боком, Антон почувствовал, что проклятое либидо дало о себе знать, и у него снова встает. Чертыхнувшись про себя, он сделал вид, что ничего не происходит, и продолжил беседу. Маша жаловалась, что лучшие годы прошли в скуке семейной жизни, и даже отпуска на заграничных курортах она преподносила как что-то обыденное и неинтересное. Парень подумал, что она просто зажралась.

— А сейчас уже время ушло. Все женаты, а те, что свободны, себя запустили давно. Пивные животы, сиськи, как у бабы, фу. Хоть на молодых вешайся, но они неопытные. Женщину удовлетворить не могут. А ты чего такой покрасневший? От мороза, что ли?

Антон кивнул, делая вид, что возбуждение тут совсем не при чем, и предложил вернуться в тепло. Ловко прикрывшись пледом, он скользнул к себе в комнату, и сел на кровать, закинув ногу на ногу. Маша прошла следом, порадовав парня торчащими сосками, которые было видно даже сквозь кружевной лифчик. Она прошла мимо и улеглась рядом на кровати.

— Встречаешься сейчас с кем-нибудь?

— Нет, давно уже расстался с девушкой, и новой пока не завел.

— Почему, ты же такой симпатичный парень. Девки проходу должны не давать.

Поморщившись от фразы, которую он слышал слишком часто от родственников и знакомых родителей, он наплел стандартную историю про отсутствия чувств и романтики, занятость учебой, и прочие мало убедительные причины. Маша только фыркала, слушая его оправдания.

— Это у тебя мартини, хитрюга? Налей мне.

Парень потянулся за бутылкой, и в этот момент женщина ахнула, прижав руки ко рту. Он взглянул на себя и увидел, что бугор на джинсах стал виден во всей красе.

— Ничего себе штуковина! Сколько у тебя там?

— Эм… Я… — парень не мог найти себе места от смущения.

— Да не смущайся ты, я тебя с пеленок же знаю. Правда, в то время у тебя была обычная мелкая пипка, а теперь… Так сколько? Давай, скажи, мне правда очень интересно.

— Ну… Двадцать два.

— Обалдеть. — подруга матери не отрываясь смотрела на его член, заливаясь краской.

— Угу. — Антон взглянул в горящие жадностью глаза Маши, и возбуждение захлестнуло его. Фантазии, где он трахает эту шикарную женщину во все отверстия, мнет ее грудь, тискает за подтянутую попку, и заливает ее лицо спермой, прочно встали у него перед глазами.

— У тебя уже был секс?

— Да, был. Но девушка не выдержала меня долго, и мы расстались.

— Бедный. — Маша внезапно положила руку прямо на член парня, поглаживая его. — Тяжело тебе, наверное.

— Эм… Что вы делаете?

— А на что это похоже? — она пьяно хихикнула. Кажется, алкоголь окончательно сорвал все нормы приличия.

— Сюда же могут войти.

— Я сейчас. — женщина вышла, покачиваясь, и вернулась, спустя минуту, закрыв за собой дверь. — Все. Сказала, что чувствую себя плохо и прилягу у тебя Антон молчал, пытаясь унять сердцебиение. Сейчас произойдет нечто невероятное, то, что раньше он видел только в порно, и он никак не мог в это поверить. Маша же, пьяно пошатываясь, откинула парня на кровать и залезла сверху.

— Тебе они нравится, милый? — она достала из лифчика свои груди, вытащив их прямо поверх блузки. — Поцелуй их.

Антон впился губами в сосок, оказавшийся довольно большим, целый сантиметр длиной. Тот мгновенно затвердел, и парень принялся с удовольствием посасывать его, лаская языком. Маша тихонько постанывала, ерзая промежностью по груди парня.

— Жестче. Покусай их.

Парень пустил в дело зубы, несильно прикусывая сосок, но после еще одной просьбы усилил нажим, удивляясь, как ей не больно. Женщина положила его руку на вторую грудь, и с силой сжала, показывая, как с ней надо обращаться. Антон положил вторую руку на попку, с удовольствием ощущая ее упругость, за что заслужил одобрительный кивок.

Маша сопела все сильнее, сжимая покрывало руками. Кажется, она возбудилась просто до предела. Не выдержав, она слезла с парня, и дрожащими руками расстегнула его джинсы. Стащив их до середины бедер вместе с трусами, она с благоговением уставилась на внушительный член парня.

— Боже, какой красавец. — она взяла его в руку, ощупывая. — Тебе делали минет?

— Да, но больше языком ласкали.

— Ну-ка, попробуем. — женщина подрочила член некоторое время, после чего наделась на него ротиком. Головка прошла, слегка задев зубы, и уперлась в небо. Антон не выдержал приятных ощущений, и подался вперед, вгоняя член еще глубже. Маша сразу поперхнулась и поспешила вынуть член. — Не надо, дай я сама.

Вернувшись к минету, она снова ввела головку себе в рот, лаская ее язычком. Парень лежал, глядя на красивую мамину подругу, нежно посасывающую его член, и не мог поверить своим глазам. Такого просто не бывает. Маше в этот момент начала насаживаться на достоинство парня все глубже, с каждым движением головы погружая его чуть дальше. Вот головка уперлась в горло, и женщина остановилась, после чего вдохнула, и с гортанным звуком пропустила ее внутрь. Подержав так некоторое время, она выпустила член изо рта, глубоко дыша.

— Твои девушки наверняка на такое не способны. — гордо сказала она, после чего снова взяла в ротик, на этот раз насадившись еще глубже.

— Нет. — парень выдохнул от особо острых ощущений в тесном горле женщины. — Это шикарно.

Маша лишь стрельнула глазками, показывая, что довольна комплиментом, и постаралась насадиться до самого корня. Наконец, спустя еще две передышки, ей это удалось, и язычком она задела яички парня, заставив того содрогнуться от удовольствия.

— Выеби меня в ротик. Кончи прямо туда. — она отошла от кровати и встала на колени, призывно высунув язык и выкручивая себе соски.

Антон быстро оказался прямо перед ней, и, взяв за волосы, насадил ее на член. Впервые наслаждаясь таким минетом, он был просто невероятно возбужден. Но выпитый алкоголь добавил немного выносливости, позволяя продержаться еще немного. Женщина уже приспособилась к размерам парня, и почти свободно пропускала его в горло, лишь издавая странные, но весьма сексуальные звуки при проглатывании. Неспешно двигая бедрами, парень наслаждался ситуацией. Потрясающие ощущения, красивая женщина, осознание того, что это подруга матери, и что за стеной целая толпа народу, делала ситуацию просто невероятной. Вдруг Маша закатила глаза, принялась остервенело выкручивать себе соски, и по ее телу пробежала дрожь. Антон слегка испугался, что она задыхается, и вынул член.

— Не беспокойся, я просто кончила. Ох, это охренительно. Никогда раньше у меня не было оргазма просто от того, что я сосу мужчине. — сказала она, слегка отдышавшись, и вытерев набежавшую слюну с груди. — Продолжим? Я хочу твоей спермы.

Она сама взяла в рот головку, и, взяв парня за ягодицы, принялась насаживаться на его достоинство. В крайней точке она задерживалась и ласкала его яички высунутым язычком, делая при этом глотательные движения. Антон же просто стоял, положив руки на голову своей любовницы, наслаждаясь происходящим. Спустя пару минут он почувствовал, что оргазм подходит, о чем предупредил женщину. Она моргнула в знак понимания, после чего оставила во рту лишь головку, и принялась дрочить ствол по всей длине, другой рукой перекатывая мошонку парня, а язычком лаская уздечку. Антон держался как мог, но оргазм был неотвратим. Пульсируя, член выплескивал сперму прямо на язык Маши, которая снова кончала, даже не прикасаясь к себе.

Кончал он долго и бурно. Секунд тридцать семя выплескивалось в жадный ротик женщины, после чего она аккуратно вытащила головку и продемонстрировала, как много он в нее спустил. Спермы набралось полный рот, даже язык скрывался под ней. Маша с усилием проглотила все, и принялась обсасывать член, собирая остатки. Нежная ласка после оргазма была особенно приятной, заставляя парня разомлеть.

— У тебя просто волшебный член, сладкий. Я дважды кончила, пока сосала, это невероятно. Надеюсь, ты не будешь этим хвастаться маме?

— С ума сошла? Нет!

— Ну я так, на всякий случай. — Маша заправляла груди обратно в лифчик, приводя себя в порядок. — Дай мне салфеток, чтоли.

Взяв из ящика стола упаковку влажных салфеток, он протянул ее женщине, после чего понял, что хочет ее еще раз. Подойдя сзади, он запустил руку под блузку, нежно поглаживая пальцами упругий животик.

— Не сейчас. еще раз сосать я не выдержу, а просто трахаться опасно, не успеем одеться, если вдруг что. — Маша повернулась к нему, обняв его за шею и чмокнув в щеку. — Приходи ко мне завтра, я оставлю тебе адрес, и тогда развлечемся по полной., а сейчас я в ванну, и обратно к веселью за столом. Не скучай!

она многообещающе подмигнула, и вышла из комнаты. Антон вытер член салфеткой, сменил джинсы на домашние шорты, и распластался на кровати, витая в фантазиях о завтрашнем дне.

С утра все произошедшее казалось нереальным. И тем слаще было на душе от того, что все случившееся не просто очередная его фантазия. Лежа в кровати и прокручивая вчерашний минет в голове, он быстро возбудился снова. Собираясь уже сбросить напряжение, чтобы не смущать домашних парусом трусов, Антон вспомнил, что Маша пригласила его для продолжения, и убрал руки. Глупо было бы тратить свою сексуальную энергию на простой онанизм, когда тебя ожидает такая потрясающая красотка.

Проскользнув в ванну для прохладного душа, который помог сбросить возбуждение, парень быстро позавтракал, и попытался чем-то занять себя. Но мысли постоянно возвращались к Маше и случившемуся на празднике. Поняв, что с этим можно справиться только одним способом, он оделся, и вышел из дома, прихватив с собой адрес, оставленный подругой матери.

Жила она в центре города, и дорога заняла почти час. Несмотря на промозглую погоду и давку в транспорте, настроение было просто отличным. Нужный дом оказался элитной новостройкой с консьержкой на входе, которая долго допытывалась, к кому это он приперся рано утром выходного дня. С трудом отбившись от надоедливой бабульки, Антон добрался до квартиры с нужным номером. Маша открыла далеко не сразу. Заспанная, в одном шелковом пеньюаре, она удивленно смотрела на парня, поправляя всклокоченную прическу.

— Не ожидала тебя так рано. — женщина зевнула, проходя вглубь квартиры. — Не терпится?

— Угу. — Антону оставалось только смущенно кивнуть.

— Ох, я вчера перебрала. Голова гудит… Я пока схожу в душ, а ты сделай кофе.

Показав, где кухня, Маша скрылась в ванной, оставив парня одного. Запустив кофе-машину, он сел за стол, разглядывая убранство квартиры. Единое жилое помещение без привычных стен между комнатами, свежий ремонт, минималистичная обстановка. Единственными отдельными комнатами можно было назвать туалет и ванну. Раньше Антону такие квартиры-студии приходилось видеть только на фотографиях и в фильмах. Было в них что-то непривычное, но больше всего парня сейчас интересовала огромная кровать с балдахином, стоящая у противоположной стены.

Кофе был готов ровно к тому моменту, как стих шум воды, и Маша вышла с мокрыми волосами, завернутая в полотенце. Проводив взглядом стройные ноги, нетронутые целлюлитом, Антон сглотнул и засуетился с чашками. Женщина достала пару таблеток от головы, и села, ожидая, когда парень закончит.

— Да уж, вчера был безумный денек. Мне даже стыдно, что я тебя соблазнила. Ты еще такой молодой.

— Ну и ты тоже не старая, знаешь ли. Сто очков вперед дашь многим моим ровесницам.

— Ты умеешь порадовать женщину. — Маша улыбнулась, беря предложенную чашку. — И все же я чувствую себя неловко. Если кто-то узнает об этом, то будет куча проблем.

— Никто не узнает, если мы не скажем. Да и что может быть? Я совершеннолетний.

— Осуждение общественное. Многим это не понравится. Твоей матери, например. Да и всем этим затрапезным теткам, на которых внимание уже никто не обращает. Они будут кудахтать, проклиная меня, на чем свет стоит, хотя в тайне будут завидовать.

— Черт с ними. Я постараюсь, чтобы о нашей связи никто не узнал. — Антона очень беспокоило, что она может пойти на попятный, и решить, что секс с ним слишком многого будет стоить.

— Ну смотри. — женщина хитро стрельнула глазками, поправляя полотенце. — Надеюсь на твое благоразумие, и что ты не станешь трепаться даже своим друзьям.

Допив кофе и поболтав о всякой ерунде, Маша снова скрылась за дверью ванной, после чего явилась в новом наряде. На ней были черные кружевные чулки, черный лифчик, поддерживающий грудь, но оставляющий открытыми соски, и трусики с разрезом между ног. Упершись в стену руками и прогнувшись, демонстрируя парню свои дырочки, женщина подмигнула ему, и направилась к кровати.

— Ну, как я тебе?

— Сногсшибательно. — Антон сглотнул, пытаясь справиться с накатившим возбуждением. Это было самое сексуальное, что он видел за свою жизнь.

— Знаешь, сладкий, я открою тебе тайну. — Маша встала на кровати на колени, поглаживая пальцами соски. — Я люблю жесткий, грубый секс. Когда мужчина берет меня, как хочет, использует, словно игрушку для удовлетворения своей похоти.

— Мне тоже это нравится. — парень не мог поверить в свою удачу. Все складывалось слишком хорошо.

— Тогда иди сюда и сделай меня своей шлюшкой.

Дважды просить не пришлось. Антон залез на кровать, взял Машу за волосы, и впился жадным поцелуем в пухлые губки. Женщина отвечала, играя с его язычком, и в тоже время расстегивая ремень на его джинсах. Отстранившись и быстро скинув с себя всю одежду, он поцеловал ее в шею, вызвав стон. Не задерживаясь, парень опустился ниже, и сильно прикусил сосок. Ласкать ее соски было отдельным удовольствием — большие и твердые, они словно были созданы для того, чтобы их сосали. Решив не отказывать себе в этом, Антон играл с ним языком, сжимая вторую грудь рукой. Маша извивалась, попискивая и постанывая.

Повалив женщину на кровать, парень впервые смог рассмотреть ее киску вблизи. Гладко выбритая, с мясистыми губками, она вызывала желание немедленно войти в нее, и трахать, пока ее хозяйка не запросит пощады. Но это еще успеется, сейчас Антону хотелось доминировать над этой сексуальной сучкой.

— Соси. — он придвинул член к ее губам, нависнув над ней.

— Хорошо, Хозяин. — Маша хитро улыбнулась, глядя в глаза парню, и взяла головку губами.

Кажется, она не торопилась, нежно лаская член, но Антона это не устраивало. Он взял дело в свои руки, принявшись двигать тазом, загоняя член все глубже. Его любовница, играющая роль рабыни, покорно расслабилась, принимая его орган. Снова зазвучали те самые гортанные звуки, так заводившие парня.

— Нравится мой член, шлюха? Любишь быть хуесоской? — в ответ Маша лишь промычала, выражая согласие. — Скажи, если я слишком разыграюсь, не хочу переходить черту.

Снова промычав в ответ, Маша опустила руку к киске, лаская клитор и усиленно сопя, пока член прокладывал дорогу у нее в горле. Спустя всего минуту ее тело содрогнулось в оргазме, и она чуть не прикусила Антона. Парень вынул свой орган, давая ей отдышаться.

— Все хорошо, Хозяин. Я ваша шлюшка, можете оскорблять меня, как хотите, я не обижусь. — и снова улыбнулась, вытирая слюну с лица.

— Тогда я думаю, пришло время выебать тебя. — пошлости, которые он говорил, невероятно его заводили.

Раздвинув ей ноги, Антон пристроился членом ко входу во влагалище, и принялся проталкивать свое естество. Киска, истекающая соками после оргазма, к удивлению парня, легко приняла его, позволяя провалиться в свои влажные глубины чуть ли не полностью. Упершись головкой в стенку влагалища, он проталкивал свой член все глубже, вызывая стоны женщины.

— А ты разработана, я смотрю.

— Я… Люблю играть с большим дилдо… Хозяин. — Маша задыхалась от каждого толчка, сминая простыни руками.

— Тогда я не буду сдерживать себя, и выебу тебя, как последнюю сучку.

Женщина в ответ лишь закусила губу и начала подмахивать парню. Антон сразу взял высокий темп, загоняя на всю длину, и чувствуя, как каждый раз он ударяется о стенку влагалища. Маша была близка к очередному оргазму, и исступленно шептала, как она любит его большой член, какая она шлюха, и что ее нужно трахать, пока она не потеряет сознание.

— Куда можно кончить?

— Вы уже? Прямо в меня… Хозяин… Я на таблетках… — женщина заскулила и забилась в экстазе.

Антон потерял голову от возбуждения. Киска, пульсируя, словно доила его член, а тот факт, что сексуальная подруга его матери называет его хозяином, просто сносил крышу. Впившись поцелуем, он ускорил темп, готовясь кончить. Маша только пищала, принимая его толчки, заведя руки за голову, и сжимая подушку. Наконец, парень не выдержал, и сперма толчками потекла прямо во влагалище. К его удивлению, женщина словила еще один оргазм, чем довела его ощущения просто до невероятных.

Тяжело дыша, он лежал на Маше, не вынимая из нее член.

— Ну как, шлюшка, понравилось?

— Очень. А вам, Хозяин? — она покрывала его шею нежными поцелуями, гладя руками спину парня.

— Лучший оргазм в жизни. Тебе нравится БДСМ, как я погляжу?

— Да. — Маша смутилась, мило покраснев. — очень заводит быть униженной, игрушкой, вещью для удовлетворения.

— Круто. Всегда хотел себе такую. Ты вчера говорила, что мужиков нет. Зачем же тогда пьешь противозачаточные?

— Ну… Их не то чтобы совсем нет. Есть любовники, но они все женаты, и встречаться могут не так часто. Ну и всякие случайные связи тоже присутствуют. — женщина виновато посмотрела в глаза Антону, словно прося прощение за свое поведение. — Но это все не то. Они приходят и уходят, меняются, а хочется постоянства.

— Понял. Ну, надеюсь, теперь ты перестанешь с ними встречаться?

— Ревнуешь? — ее хитрые улыбки стали словно непременным атрибутом их бесед. — Не волнуйся, после тебя с ними уже будет неинтересно. И если ты не будешь забывать заходить в гости…

— Договорились. — Антон подвигал увядающим членом в мокром влагалище, вызвав забавное хлюпание и вздох женщины.

Маша вылезла из-под парня, и направилась в душ. Проводив взглядом аппетитную попку, он направился на кухню, сполоснуться в раковине, раз уж ванна занята. Дожидаясь свою любовницу, Антон закурил сигарету из пачки, лежащей на столе. Обычно он не курил, но после такого секса это было то, что нужно для полного кайфа. Женщина вышла, снова одетая в свое сексуальное белье, и села напротив, взяв себе сигарету.

— Что еще тебе нравится, кроме БДСМ?

— Многое. Игрушки, фистинг, анал, секс в публичных местах, связывание. — она затянулась, поглядывая на парня. — Групповой секс.

— Неплохо. — Антон задумался. Делить Машу с кем-то еще он был пока не готов, как и к сексу в общественных местах. Остальное же звучало довольно заманчиво. — Покажешь свою коллекцию дилдо?

Она улыбнулась, и направилась к кровати, достав из-под нее большую коробку. Чего в ней только не было. Фаллоимитаторы самых разных размеров, от стандартных, до монструозных, наручники, кляпы, целая россыпь вибраторов разной формы, плетки и девятихвостки, анальные пробки, и много другой мелочи.

— Ну как?

— Вижу, ты тут одна не скучала. — парень улыбнулся, перебирая содержимое коробки. — Что из этого у тебя в попке побывало?

Маша, слегка смутившись, достала несколько больших дилдо, которые были даже больше члена Антона. Тот только присвистнул, смотря на заливающуюся краской женщину. Наклонив ее над кроватью, он внимательно рассмотрел дырочку ее попки. Выглядело оно вполне обычно, так и не скажешь, что в нем побывали такие гиганты.

— Хочу отыметь тебя в задницу.

— Все, что пожелаете, Хозяин. Только подготовьте меня, пожалуйста.

Однако, у Антона были немного другие планы. Он вспомнил одну вещь, которую видел в порно, и которая обещала сделать его первый анал незабываемым. Набрав вибропуль их коробки, он одну за другой засунул их в киску покорно ожидающей своей участи женщины, сходил за пластырем к аптечке, и заклеил вход во влагалище. Руки дрожали от возбуждения, но оно того стоило. Аккуратный белый прямоугольник, скрывающий под собой половые губы, и целый пучок проводов, ведущих к пультам вибраторов.

— Вы очень изобретательны, Хозяин.

— Цыц. — он вставил ей в рот кляп-шарик, застегнув замочек на затылке, и приступил к подготовке попки. Выдавив смазки на пальцы, он начал осторожно проталкивать их, но Маша потужилась, и они проскочили, как по маслу. Потрахивая ее и постепенно добавляя по пальцу, он быстро дошел до того, что уже целая ладонь входила в анал женщины, оставляя снаружи только большой палец. Антон не уставал удивляться способностям своей любовницы в плане разврата. Похоже, что она очень любила играться со своей задницей, и разработала ее на славу.

Включив все вибраторы по очереди, он прислушался к целому хору вибрирующих яиц внутри. Маша стонала, виляя попкой, и мыча сквозь кляп. Игрушки доставляли ей удовольствия, стимулируя все чувствительные точки внутри, и заставляя колечко ануса пульсировать. Решив, что все готово, Антон смазал свой член, и осторожно приставил ко входу в попку. Женщина, не дожидаясь его действий, подалась назад, насадившись на его палку до середины. Из нее вырвался крик, приглушенный резиновым шариком. Сфинктер сильно сжимал ствол члена, постепенно расслабляясь, и позволяя свободно двигаться.

Антон начал неспешно вводить в Машу член, чувствуя, как вибраторы перекатываются во влагалище, лаская через тонкую перегородку его уздечку. Ощущения были не такие, как при классическом сексе. Колечко ануса, по началу плотно обхватывающее, расслабилось, и теперь практически не ощущалось. Внутри было довольно просторно, и прямая кишка скорее нежно ласкала член, чем плотно его обхватывала.

Взяв женщину за бедра и периодически шлепая ее по ягодицам, от чего сфинктер непроизвольно сжимался, он принялся размашисто трахать Машу. Та упала грудью на кровать, закатывая глаза, и трясясь от удовольствия. Антон не мог понять, кончает ли она, или же это из-за вибраторов, но ему было все равно. Он впервые трахал женщину в задницу, и это было потрясающе. Благодаря тому, что он уже недавно кончился, он мог продержаться дольше, что было само по себе непросто, учитывая все те ощущения, что он получал, благодаря вибрации внутри ее влагалища, и самой ситуации.

— Шлюшка, тебе больше нравится, когда тебя трахают в твою ненасытную задницу, чем в пизду?

Маша в ответ закивала, продолжая дрожать и постанывать. Опустив ее на живот, он принялся вколачивать член со всей скоростью, на которую был способен. В такой позе ее попка была куда теснее, заставляя парня просто рычать от удовольствия. В этот момент женщину накрыло оргазмом, и колечко ануса с силой сжалось. Крича сквозь кляп, она прогнулась, насаживаясь до самых яиц. Это стало последней каплей, и Антон, и так будучи на грани, залил ее внутренности горячей спермой, упав сверху и придавив женщину весом своего тела. Маша, слегка отошедшая от оргазма, тихонько двигала попкой, лаская опадающий член парня.

Расстегнув замочек кляпа, Антон устало откинулся в сторону. К облегчению парня, член был заляпан только спермой и смазкой, видимо, женщина подготовилась к аналу заранее.

— Хозяин, можно выключить вибраторы? — она жалобно смотрела, лежа рядом.

— Вынимай их. Вот уж не думал, что твоя попка такая… Вместительная.

— Много практиковалась. — Маша, поморщившись, отклеила пластырь, и вытащила вибро-яйца за хвостики. — Тебе понравилось?

— Очень. Развратно, и это заводит еще сильнее. — он перегнулся, достал из коробки первую попавшуюся пробку, и вкрутил ее в попку женщине. — Ходи с ней, чтобы не вытекало.

Маша кивнула, и закрыла глаза, расслабленно лежа рядом со своим новым любовником. Антон заложил руки за голову, и устало вздохнул. Кто бы мог подумать, с кем именно он воплотит все свои желания.