Перед отпуском

Когда я ещё был совсем молодой и кудрявый, со мной и случилась эта незабываемая история. Скопив за год на хороший отпуск, я выпросил его летом и мечтал о том, куда бы рвануть. В последний день шеф попросил глянуть участок, который фирме предлагали за копейки. Мне объяснили дорогу — километров сто от города, но уже в глуши.

Я серьёзно подготовился, как к турпоходу, и выехал. Хорошенько поплутав, я всё же нашёл этот участок. Кроме большого котлована и леса вокруг ничего не было.Котлован был заполнен довольно чистой водой, а его берега покрывали щебень и песок. Неплохой бассейн, подумал я, можно и искупнуться. Скинув шлёпанцы и штаны, я поплавал в тёплой чистой воде.

Выехав из этого леса, по полевой дороге я увидел знакомую деревеньку. Я намеренно поехал не обратно, а продолжая крюк, чтобы найти дорогу получше. В этой деревне когда то жила моя тётка с семьёй. Я вспомнил, что они переехали в посёлок побольше километров за пятьдесят от старого места, и я не был у них лет пять. Сориентировавшись, через час я уже пил чай, выслушивая поток новостей.

Дядя жил на работе, а тётя вела хозяйство. Их дочь Тоня, моя двоюродная сестра, которую я помнил ещё мелкой, стала настоящей красавицей, студенткой 18 лет. После чая я вышел во двор и упал на топчан, чтобы немного отдохнуть. Тоня сидела напротив и расспрашивала о городе, а я глазел на неё, будто первый раз видел женщину. На ней было полупрозрачное платьишко выше колен, и белые трусики, которые просвечивали через него, заставляя меня отвечать невпопад на её вопросы. Но кошмар начался, когда пришла её подруга.

Они переоделись в купальники и улеглись позагорать, расстелив покрывало на травке. Я забыл обо всём, глядя на их шикарные тела, прикрытые маленькими тряпочками. Лена, подруга Тони, молча слушала наш разговор и лежала на животе, демонстрируя мне свою шикарную попу. Я переводил взгляд с её попки на пышную грудь Тони и в голове щёлкнуло.

— Девочки, а почему вы не на озере? Там же классный пляж.

— Был классный, пока там один урод гусей не развёл. Теперь там грязелечебница.

— По дороге сюда я нашёл такое местечко! Белый песок, пальмы, дельфины — рай! Час туда, час обратно. Едем?

Тонька подскочила и унеслась. Прибежав, она заверещала: Быстрей, пока мамка не передумала! Ленка, ты с нами! Мы приехали немного быстрей. Девчата, как были в купальниках, прямо из машины кинулись ловить дельфинов. Я разбил небольшой лагерь и смотрел, как они резвятся. Тоня вышла из воды и я охнул — трусики сместились немного в бок и стало видно темные короткие волосы.

— Пойдем с нами поплавай, не съедим.

— Съедите, я ведь не взял купальных плавок. Как сниму штанишки, сразу от вас бежать кинусь. — меня несло.

— Раздевайся, я уже все видела у парней. А Ленке полезно будет посмотреть.

— Так не честно. Ты тоже разденься, а то мне будет неудобно перед Леной. Мы синхронно разделись и Тоня потащила меня в воду. Мы с ней резвились, как дети, а Лена плавала рядом и не смотрела в нашу сторону. Мы накинулись на неё и стали резвиться втроём, но она опять отстранилась. Тоня принялась за меня. Она прижималась ко мне своей грудью и старалась почаще задевать мой торчащий ствол, смеясь и брызгаясь водой, а я нырял и хватал её за бёдра или за попу. Набесившись вдоволь, мы вышли из воды и разлеглись на одеялах.

Тоня намеренно легла так, чтобы я видел её волосатую промежность. Лена тоже расположилась рядом и могла видеть меня во всех подробностях. Мы с Тоней болтали ни о чём и я не отрываясь смотрел на её письку. Она, будто чувствуя мой жадный взгляд, развела ножки как можно шире. На Лене купальник уже почти весь высох, осталось только мокрое пятно на трусиках, там, где её мощные бёдра оставляли треугольный просвет. Лена не таясь смотрела, как от моей головки к одеялу протянулась прозрачная нить.

— Тоня, а твой пар

ень не открутит мне голову?

— Нет, ему некогда. У него есть другая женщина. А твоя подруга тебе?

Я взялся рукой за член и стал медленно двигать кожу, наблюдая как расплывается пятно на трусиках Лены, иногда поглядывая на киску Тони.

— Мы разбежались, я все время опаздывал на работу и её это бесило. Встану утром, яйца поче..поджарю, сосиску подро..ой, почищу, позавтрекаю. Потом почистю зубы и обдеколоном как наобдеколонюсь, и только за дверь…Жену то поцеловать забыл. Вертаюсь я значить, в спальню, а там!- Я замолчал, продолжая медленно подрачивать и посмотрел на пятно влаги, ползущее вниз по трусикам. Лена лежала на боку и смотрела на мой член. Я был на пределе.

— Вот захожу я значить в спальню, а там! Она, значить, лежит, вот как Тоня, а я гляжу-то и незнаю, куда целовать-то. Ну я как поцелую, как поцелую. А она как прижмёт мне уши-то, как прижмёт, да и держит бёдрами. Течёт вся мне прямо в рот и не пускает, а я же на работу опаздываю. -Я выдал мощную струю на одеяло, когда Тонина писька сжалась и смазка потекла ей на сморщенный анус. Лена подрагивала, но не сдавалась. Член не падал.

  • Вот, значить, нацелую я её, нацелую, вырвуся от её и на работу-то бегом. А ей, значить, надоело всё и мы разбеглись. И некого теперь поцеловать-то как следует! -Тоня выдала ещё порцию смазки. Я облизал губы сухим языком и посмотрел на Лену. Она тёрла своё мокрое пятно, запрокинув голову. Тоня спросила хриплым голосом:

— А мне поцелуешь? Ты ведь не опаздываешь?

Когда бы я против был? Я подполз к ней и медленно впился в её текущую письку. Мы поплыли. Тоня сжала мои уши своими широкими бёдрами так, что чуть не лопнула голова, и приподняв попу, слила мне в рот всю свою влагу. Лена рядом издала протяжный страстный стон. Пока они отдыхали, я расстелил газеты и разложил еду, которую взял из дома.

Подружки жадно набросились на неё.

— А что, Леночка, ты не желаешь так же доверить мне своё сокровище?

— Она у нас ещё девочка.

— А от этого мальчиками не становятся. Лена покраснела. Мы ещё раз зашли в тёплую воду. Лена тоже скинула свой купальник и я успел рассмотреть её подробнее — она была красивее Тони и мой член заныл с новой силой. Мы втроём резвлись, Тоня брызгала в нас водой, а Лена, не скромничая, изучала мои отличия.

Я не отставал и, вытащив на берег,повалил девочку на одеяло и начал священнодействовать. Она была мокрая и сладкая. Пососав ей розовые соски и нацеловав всё тело до синяков, я приступил к её пещерке. Раздразнив её как следует, я посмотрел на пульсирующую щель и одним резким движением вошёл в неё. Трудно было сразу не излиться. Я замер, посмотрел в её расширенные глаза и спросил:

— Очень больно?

— Нет, совсем! Продолжай, мне хорошо. Я, с трудом сдерживаясь, начал медленно двигаться вверх-вниз, не вынимая член из этой горячей тесной норки. Когда девочка начала насаживаться на меня сама, пришлось представить, что я ей всё там порвал и ей очень больно. Это отдалило мой финал, и я смог ускориться. Она стонала подо мной и билась, сжимая мой ствол своей пульсирующей нежной вагиной.

Когда Лена сжала меня своими ножками и вдавила в себя, я еле сдерживался — сперма уже обжигала изнутри. Но я дотерпел её бурю и отвалился на спину. Тоня была тут как тут. Я взорвался ей в ротик и отключился от реальности. В чувство меня привёл её же ротик, который реанимировал моего бойца. Боец встал, готовый к новой атаке, и Тоня насадилась на него своей изнывающей мокрой киской. Я посмотрел на Лену — она лежала довольная и смотрела на нас.

— Как ты себя чувствуешь, котёнок? Я тебе ничего не повредил?

— Мне классно.Не переживай, у меня не было этой штучки, на которую ты позарился. Ни крови, ни боли. Тоня упивалась тем, что я не мог финишировать, пока бессильно не обмякла. Её место заняла Лена…

Темнело. Мы вернулись в поселок и тихо улеглись по постелям. Отпуск только начинался