Озеро любви. Окончание

После легкого ужина мы с отцом пошли в лес за червями для утренней рыбалки. Это оказалось не таким простым делом, как я себе представлял. К тому же нас стали одолевать комары, а так как мы были совершенно голыми, терпеть их атаки стало невыносимо, то решили возвращаться не лесом, а по берегу озера – там продувал ветерок, и комаров не было.

Мы с удовольствием искупались, смыв с себя лесную паутину и пот. Немного обсохнув, уселись на бревно, валявшееся на берегу и закурили.

  • Послушай, Митяй. А ты со своим приятелем ничем предосудительным не занимаетесь на нудистском пляже? – спросил отец.

— Что ты имеешь в виду, папа?

— Ну, — отец замялся, — сексом, например, с парнями?

— Там невозможно этим заниматься, папа. Слишком много людей. В лучшем случае, только отсос. А для секса есть другие места. Только я не считаю это предосудительным.

— Ты хочешь сказать, что все- таки занимался сексом с парнями?

— Конечно, папа. В жизни надо все попробовать. Разве не так? – Я выжидающе посмотрел на отца. Он глубоко затянулся сигаретой.

— Ну и как тебе, понравилось? – после непродолжительного молчания спросил он.

— Безусловно, папа. В однополом сексе есть определенный шарм.

— И в какой же роли ты участвуешь в нем?

— Я универсал: и актив, и пассив. Правда, активом быть мне нравится больше, папа.

Отец прикурил новую сигарету и на несколько минут о чем- то задумался. Потом вздохнул и сказал:

— Прямо как я в молодости. – Я был несколько удивлен этим высказыванием.
— А ты что, тоже увлекался однополым сексом?
— Было дело, пока не встретил твою маму.
— Ты об этом не рассказывал.
— Я еще много чего тебе не рассказывал, сынок.
— И когда в последний раз, ну … это … у тебя было, папа?

— Последний раз? – переспросил он. Я кивнул. – Этой весной, когда по делам фирмы я ездил в Прагу.

— И кто был твоим партнером? Извини за любопытство, папа.

— Молодой чех по имени Франтишек. – Отец слегка улыбнулся. Видимо, воспоминания о чехе ему были приятны. Мы помолчали, думая каждый о своем.

— Да, жаль, что ты не сказал мне об этом раньше, папа, — я первым нарушил затянувшееся молчание. – Мы бы смогли доставлять друг другу удовольствие, а не искать его на стороне.

— Ты думаешь? – спросил отец.

— Уверен, папа.
— А мой член не велик для твоей попки, парень?

— Прости, папа, но моя попка принимала 20-ти сантиметровый член. А твой, насколько мне известно, 18. – От таких разговоров мой член стал напрягаться, а низ живота обдало жаром.

— Хорошо, — после некоторого раздумья сказал отец. – Как-нибудь попробуем. Только будь осторожен, не зарази чем-нибудь нас с мамой.

— Что ты, папа. Семья для меня святое. На стороне я всегда предохраняюсь. Я очень благодарен тебе с мамой, за то, что вы для меня сделали и допустили в свой мир секса.

— Скажи, Митя, а с девчонками ты пробовал?

— Конечно, несколько раз. Но ни с одной мне не было так хорошо, как с мамой. Она у нас – супер!

Утром мы на надувной лодке сходили на рыбалку и за пару часов наловили всякой мелочи, но отец был и этому рад, сказав, что на уху хватит. Мы причалили к берегу, отдали маме рыбу, а сами позавтракали. Мама, ругая нас за такую мелкую рыбу, принялась ее чистить. А я намекнул отцу, что можно попробовать заняться тем, о чем мы вчера говорили. Все равно мама занята.

Сказав ей, что мы съедим на разведку и осмотрим окрестности, мы запрыгнули в машину и дали газу.
Проехав вдоль озера на юг, примерно километров пять, мы поставили машину в тени деревьев и спустились к воде. Место было подходящим – небольшой песчаный пляж, а вокруг росли кусты ивняка. Увидеть нас можно было только с противоположного берега и то в бинокль. Я принес из машины подстилку и свой рюкзачок, в котором были презервативы и тюбик со смазкой.

— А ты случайно выпить не прихватил? – спросил отец.

— Обижаешь. Есть коньяк и несколько конфет, только вот стаканчик один.

Я скинул свои трусы и открыл бутылку. Отец уже сидел голым на песке. Мы выпили по 50 граммов и закурили. Потом искупались в озере, обсохли и улеглись на подстилку. Я сразу же начал ласкать отца: целовал грудь, соски, живот, приближаясь к главному – его члену. Поиграв его яичками, пройдясь вдоль ствола, который начал понемногу твердеть, я открыл головку и начал ее сосать и облизывать. Но вскоре отец остановил меня.

— Давай еще выпьем, а то я так кончу.
— А ты, что не хочешь этого? – спросил я у него.

— Конечно, хочу. Но не так быстро. Меня сильно возбуждает не сам минет, а тот факт, что его мне делает мой сын.

— Надеюсь на взаимность. – Я выпил свои 50 граммов. – Ну и кончил бы. Я потом тебе все равно его поднял бы.

— Поднять бы ты смог, да я потом долго бы не смог кончить и дольше терзал бы твою попку. Давай, ложись. Теперь я тебе пососу. – Я улегся на спину, и отец принялся за мой член, который и так стоял, как кол. – Если хочешь, можешь кончить, — сказал он, прерываясь на доли секунды.

— Как скажешь, — ответил я в надежде продержаться еще несколько минут, так как мне нравилось, как он это делал.

И вот этот миг настал. Я двумя руками надавил на его голову и выпустил в его рот добрый заряд своего сока. Отец выпил все до капли и улегся рядом отдохнуть.

— Ну как? — спросил я его. – Сок вкусный или у твоего чеха получше моего?

— Не разобрал, — честно ответил отец. – Его сок всегда пах пивом, ведь они употребляют его в больших количествах. Плесни мне коньячку. – Я подал ему стаканчик, и он залпом выпил его содержимое.

— А правда, папа, что мужчины делают минет лучше любой женщины? – спросил я его.

— Правда, сынок. Сколько мне сосали женщины и мужчины, я всегда на стороне мужчин. Мужчина делает минет своему партнеру, как себе. Он знает все сильные и слабые стороны партнера, потому что сравнивает с собой. Это игра на флейте. А женщина считает это трубой и делает так, чтобы мужчина скорее кончил. – Он помолчал, а потом добавил: — Один раз мне даже парень сосал в самолете, когда я летал в Канаду по делам. Летели ночью и каждому дали легкое одеяло. Мы сидели с ним вдвоем в ряду, и он забрался под мое одеяло и отсосал по полной программе. Метис арабский какой-то был.

— Еще я думаю, что повезло тем, кто сам себе может отсосать. Это ведь здорово, что можешь себя удовлетворить и вручную, и орально.

— А ты пробовал? – спросил он.

— Пробовал, но, к сожалению, чуть-чуть не достаю. Когда мастурбирую и ноги поднимаю и загибаю так, что член находится надо ртом, сперма в рот еще попадает. А так, чтобы головку лизнуть, сантиметров пять не хватает.

— Понятно. Может, надо гимнастикой заниматься и растягивать свое тело, чтобы получилось. Но, смотри, не переусердствуй, а то еще повредишь себе позвонки или ребра. Ну, ты как? Может, продолжим. Давай смазку и становись на четвереньки, я тебе анус немного разработаю.

После того, как мой анус был смазан и принял три пальца отца, он надел презерватив и осторожно проник в меня. Честно говоря, было больновато и некомфортно от присутствия в моей попе постороннего предмета, я давно не был в роли пассива. Но постепенно боль ушла, и когда стержень отца стал массировать мою простату, я стал получать удовольствие. Трудился отец минут десять. Перед тем как кончить, он вышел из меня, содрал презерватив и, помогая себе рукой, кончил мне на спину и ягодицы, растирая головкой члена свою сперму по моему телу.

Мы опять искупались в озере, причем отец лично рукой тер мою спину, смывая следы своего сока.
Закурив и выпив опять, мы прилегли отдохнуть.

— Ну, как тебе мой стерженек в твоей попке, не больно было? Я лично отлично кончил. Спасибо.

— Немного, а потом головка массировала мою простату, и было хорошо. – Какое-то время мы лежали молча и, наверное, отец мысленно прокручивал только что имевший место секс со мной. Потом он как бы очнулся и сказал:

— Митя, время дорого. Мама, наверное, уже волнуется. Сходи и возьми в машине подушечку на заднем сидении. Я подложу ее под задницу, чтобы тебе удобней было входить в меня.

Я сбегал за подушкой. Отец лег на спину, а подушку подложили под его попку. Мой боец от предвкушения секса с родным отцом сразу принял боевое положение. Я смазал анус, запустив туда сразу два пальца, натянул презерватив, нанес и на него смазку и поднес головку к сморщенной дырочке. Отец поднял ноги и развел их в стороны, а я стал вводить член в него. Когда он вошел полностью и мои яйца уперлись в его промежность, я, поддерживая его ноги, стал работать своим поршнем. Потом правой рукой стал массировать его дремлющий член и вскоре он приобрел достаточную твердость, и я стал мастурбировать его в полную силу.

Отец кончил раньше меня и забрызгал грудь своим нектаром. Я же последовал его примеру: когда оргазм подступил совсем близко, я вышел из него, сорвал презерватив и, помогая рукой, кончил на него. Я лег рядом, пытаясь выровнять дыхание, и рукой размазал нашу сперму по его груди и животу.

— Интересный круговорот жизни. Из твоей спермы получился я, а теперь моя смешана с твоей и получился некий коктейль. – Я языком слизал несколько капель. – А, ничего, вкусно. А как тебе папа, понравилось?

— Неплохо, я бы сказал, для первого раза. Ты действительно прав, мы могли бы давно доставлять друг другу обоюдное удовольствие. Несмотря на то, что я люблю твою маму, однополый секс для меня тоже важен.

Мы опять искупались в озере. Обсыхая, выпили коньяку и покурили. Не надевая трусов, сев в машину, я спросил у отца, расскажем ли мы маме про наши начинания в сексе.

— Я думаю, что пока не стоит. Это надо преподнести, как само собой разумеющее. Хотя в свое время я говорил ей, что люблю иногда провести время с мужчинами. Да и она иногда рук

ой, а иногда имитатором массирует мне простату.

— И как она отнеслась к тому, что ты являешься бисексуалом?

— Нормально, как мне кажется. Главное, что мы любим друг друга.

— А что, в тебя входит ее рука? — спросил я, когда мы уже ехали обратно. – Вот кайф, наверное?

— Конечно, входит. Только аккуратно. Если все удачно получается, я даже кончаю, не прикасаясь к своему члену.

— Здорово. Хотел бы я тоже попробовать.

— Попросим как-нибудь маму в профилактических целях сделать это. Только перед этим надо очистить кишечник, поставить клизму. – От этих разговоров я возбудился, и мой член торчал между ногами.

Отец остановил машину.
— За тем поворотом наша стоянка, а у тебя торчит, как кол в заборе. Давай, выйдем и покурим. Тебе надо успокоиться. И давай наденем трусы.

Мама лежала на двухместном матраце и загорала. Услышав шум двигателя, она приподняла голову и посмотрела в нашу сторону.
— Ну, где вы так долго были? Уха, наверное, уже остыла.

— Проехались, осмотрели окрестности и искупались. А уху сейчас подогреем. Митя, подкинь хвороста в костер. – По нашей просьбе, уху мама варила на костре, чтоб была с дымком.

Пообедав, мы решили немного отдохнуть. Скинув трусы, я улегся на свой матрац, а папа устроился рядом с мамой.

Не знаю, сколько времени я проспал, но проснулся я от стонов мамы. Она стояла на четвереньках, а отец входил в нее сзади. Не желая пропускать такое мероприятие, я подскочил к маме и сунул свой член ей в рот. Минут через пять я предложил отцу поменяться местами. Теперь я долбил маму сзади, а она делала отцу минет.

Когда наступило время разрядиться, я спросил маму, куда ей кончить. Ей было все равно, и я выстрелил ей во влагалище. Отец тоже был на подходе, а я еще продолжал двигать своим поршнем, ожидав, когда он опадет. После того, как отец слил в рот мамы свой сок, она легла на спину, а я пальцами стал массировать ее клитор. Я знаю, что ей это нравится и в подтверждение моих слов, она еще раз испытала оргазм, на этот раз клиторальный.

— Ой, мальчики, совсем замучили меня. Надо бы сходить, подмыться.

Мы помогли ей встать и все направились к воде. Мы с отцом сплавали, чуть ли ни на середину озера, а мама только окунулась, подмыла у себя между ног и вышла на берег.

Отец предложил немного выпить, и я разлил по стаканам коньяк. У всех поднялось настроение и потянуло на шутки. Отец спросил у меня, умею ли я стоять на руках. Да, умею, ответил я. Тогда он велел мне стать на руки на бревно, которое валялось невдалеке.

Когда я это выполнил, он подошел и стал страховать меня за ноги, а маму попросил нас сфотографировать. Когда она готова была это сделать, отец взял мой член в рот, а мне велел взять его. Мама даже удивилась и сказала, что такого еще не видела, но сделала несколько фото. Конечно, при ней мы не стали заниматься минетом, а все превратили в шутку. Затем я сфотографировал отца с мамой, потом он нас с мамой, а под конец, поставив аппарат на капот машины, я включил автомат, и мы сфотографировались все вместе. Естественно, все были в обнаженном виде.

Близился вечер, и мы с отцом пошли собирать дрова для костра. В ближайшей округе мы все подобрали, поэтому зашли в лес подальше.

Я спросил у отца, зачем ему понадобилось брать в рот друг у друга на виду у мамы, и он ответил, чтобы она привыкла к этому.

— А давай, папа, сегодня, когда будет развлекаться, ты войдешь в маму, а я в тебя или наоборот.

— Посмотрим, главное – не торопить события. Все должно быть постепенно.

Представляя эту картину, у меня опять возникла эрекция, на что отец заметил, что молодость есть молодость, встает, когда, нужно и не нужно.Насобирав дров, мы вернулись в лагерь. Эрекция у меня прошла при ходьбе.

Пока мама готовила ужин, мы сидели с отцом и, попивая коньяк, беседовали за жизнь.

— Скажи, Митяй, а вы со своим приятелем тупо трахаетесь и все?

— Как раз наоборот, папа. Это для нас не главное. Это мы оставляем под конец. Мы наслаждаемся ласками, петингом и не стараемся быстрее кончить. А стараемся как раз дольше не кончить. Правда, случаются иногда накладки, то я кончу, то он раньше времени. Потом приходится повторять все сначала. Это так приятно долгое время иметь эрекцию и не кончать.

— А это не вредно для здоровья?

— Не знаю. Не думаю, что это может нанести какой-то вред. Ведь чем грешат такие молодые, как я.

Скорее всунуть, кончить и вынуть. Мы же стараемся оттянуть этот момент, насколько возможно. Быстро и дурак кончит, не так ли.

— О чем это вы секретничаете, а? – спросила мама, ставя перед нами тарелки с бутербродами.

— Да так, мама, ни о чем, просто о жизни, — ответил я.

Слегка перекусив, мы искупались и приступили к нашему любимому занятию. Я улегся рядом с мамой и начал ее ласкать. Обычно я начинаю с грудей и заканчиваю клитором, она очень любит, когда я или отец ласкаем его языком. Потом я пытаюсь просунуть язык, как можно глубже во влагалище. Отец в это присел над ее головой и дал свой член ей сосать.

Через некоторое время мама слегка оттолкнула мою голову, следовательно, она просит прекратить кунилинг. Я уселся на коленки и ввел в нее свой стержень в нее. Минут через пять мама захотела поменять позу и встала на четвереньки, а я продолжил начатое. Я кивнул отцу, чтобы он вошел в меня. Он недолго раздумывал, натянул презерватив, смазал его и мое очко смазкой и легко вошел в меня.

Вот это был кайф! Со мной такое впервые – я трахаю женщину, а мужчина, в данном случае – отец, трахает меня. Но мама почувствовала двойные удары тазом и поинтересовалась, все ли в порядке. Я ее успокоил.

Вскоре отец вышел из меня, но не кончил. Видимо, оставил силы для мамы. Я же, почувствовав приближение оргазма, принялся вгонять свой кол до упора и вскоре разрядился в маму и спустил ей изрядную порцию своего нектара.

Теперь отец улегся на матрац, а мама села на его стержень. Я отошел в сторону, закурил и наблюдал за их скачками.

Утром я предложил отцу съездить на лодке на противоположный берег озера и посмотреть, что там находится. Он согласился и, взяв все необходимое, мы переправились на тот берег.

За прибрежными кустами простирался огромный луг, которому не было конца и края, и только вдали виднелся лес, окромляющий этот луг с трех сторон.

Я расстелил подстилку и предложил отцу прилечь рядом со мной.

— Так вот для чего ты меня сюда привез, шалунишка! Хочешь продолжения?

— Конечно, папа. Нам ведь хорошо от этого.

Ласками и поцелуями мы довели себя до полного возбуждения. Я предложил отцу сначала трахнуть друг друга, а на последок заняться минетом. Он согласился и, как старший, вошел в меня первым. Потом настала мое очередь войти в него, что я и сделал. Когда я кончил, я про себя отметил, что мой жезл трудился в его попке дольше, чем он в моей. И сам отец это подтвердил:

— Ну, слава, Богу, кончил. Что так долго? Устал уже стоять на карачках.

— Это ведь хорошо, когда долго, а не быстро, — оправдывался я.

Мы искупались в озере и прошлись немного по лугу, обсыхая.

— Ну, что, папуля, ты готов? Давай на боку в позе «69». – Мы улеглись в означенной позе и принялись орально ласкать друг друга. Через некоторое время отцу, видимо, потребовался перерыв, чтобы продлить удовольствие. Он отстранил мой жезл и попросил, чтобы я показал, как я пытаюсь достать свой член ртом.

Я лег на спину, медленно приподнял ноги и таз. Точками опоры оставались голова и воротниковая зона спины. Головка члена казалось совсем рядом. Тогда отец взял и немного прессонул мои ноги. И, о чудо, своим языком я лизнул головку члена!

— Вот видишь, просто надо тренироваться в растяжке тела и все получится, — сказал отец. Мы опять улеглись валетом и продолжили орально ласкать друг друга до полной разрядки.

Остаток дня прошел, как обычно. А рано утром нас разбудил ливень. Мы с отцом бегали, в чем мать родила, собирали вещи и складывали их в машину или палатку. Похолодало, когда мы закончили нашу работу, забрались в палатку и надели спортивные костюмы. Мама сделала нам бутерброды и разрешила выпить по сто граммов коньяку, чтобы мы согрелись

Просидев пару часов в палатке, отец принял решение ехать домой. Ливень сменился дождем, который настолько пропитал землю, что она уже не впитывала в себя воду.

Теперь перетащили все вещи из палатки в машину. Кое-как сняв палатку, запихнули ее в багажник.

— В гараже просушим. Митя еще раз обойди место нашей стоянки и посмотри, чтобы ничего не забыли. –

Я обошел все и вспомнил, что забыли надувную лодку. Она стояла, привязанная к берегу и была полна воды. С трудом вытащив ее на берег, мы слили воду и выпустили воздух.

Наконец все было готово к отъезду, и мы тронулись в обратный путь. Бездорожье проехали более или менее благополучно и часа через три выехали на трассу. Я порылся в бардачке машины и, найдя упаковку «антиполицая», протянул пару пластинок отцу. Он благодарно кивнул и положил их в рот.

Так закончилась наша поездка на озеро, которое между собой мы назвали «Озером Любви». Дома мы продолжали заниматься с отцом и, конечно, с мамой любовью. Со временем мы с папой перестали от нее скрывать наши отношения и занимались сексом в ее присутствии. Она тоже принимала участие: когда, например, я стоял на четвереньках и отец входил в меня, я ласкал языком ее клитор и наоборот.

Месяца через три путем настойчивых тренировок, я научился делать себе автофелляцию, причем делаю это и лежа, и сидя. Так что возможности в самоудовлетворении для меня увеличились и я этому очень рад.