От монастыря до групповухи

Маринка пришла сюда из монастыря. Огромный двухэтажный дом, с широкой, опоясывающей весь первый этаж верандой, стоящий посреди густого кедрового леса показался ей после ее маленькой кельи просто дворцом.

Добродушные и чуть ироничные соседи отдали ее в монастырский приют после смерти родителей, когда Маринке было всего три года. С тех пор она воспитывалась там, в закрытой от посторонних глаз обители, только матерьми-настоятельницами, да несколькими пожилыми священниками. Вероятно, она так бы и осталась там, взрослея и зрея в четырех стенах, посвятила бы всю свою затворническую жизнь служению, тем более что нрав у нее был спокойный и послушный, не требовавший ничего, кроме того, что она имела.

Но судьба решила иначе. Однажды к ней приехал немолодой, в годах уже веселый бородатый мужчина и представился братом ее покойного отца.

В душе Марина удивилась. Ей было 15 лет, но до сих пор она ни слова не слышала о своих родственниках. Не сказать, чтобы она интересовалась ими. Скорее, ей даже легче было поверить, что она одна на всем белом свете, чем в то, что у нее, оказывается, много родственников с отцовской стороны.

Дядя Олег выразил желание забрать ее из монастыря. Едва он узнал только о сиротке, как его сердце рвалось забрать ее оттуда и воспитывать, как родную, дочь своего горячо любимого брата. Никто не был против. В последние года монастырь жил скудными подаяниями прихожан; избываться от голодного рта означало прибавить еды другим.

Так Маринка попала в дом Свиридовых.

Дядя Олег оказался геологом. Он снимал этот дом, а не был его хозяином. Отсутствовал иногда месяцами, а его семья жила здесь только летом. Семья же была большая. У Олега была жена, славная и разговорчивая тетя Женя, полная, румяная. Он брал ее с собой в свои экспедиции, как самое нужное, необходимое. Вскоре, через несколько дней, их экспедиция направлялась в горы, где должна была провести несколько дней.

Кроме этих двоих в семье были четверо детей. Старшему, Володе, было под тридцать. Он тоже, как и отец, стал геологом, но работал далеко, на востоке, под Владивостоком. Но летом, как и все остальные члены семьи, приезжал сюда погостить вместе со своей женой Машей.

Второй брат, Миша, был физиком-ядерщиком. Ему было 27, вскоре должна была состояться и его свадьба тоже. Однако через несколько дней после приезда сюда Маринки он вынужден был срочно уехать по своим делам — уже надолго, так как Свиридовы, как говорилось уже выше, собирались вместе только летом, получив отпуска.

Младшие же, Саша и Таня, были близнецы. «Душа дома» говорили о них. Оба молодые (по 18 лет), красивые, задорные, они и впрямь вносили нечто удивительно светлое в без того уже крепкую семью. Саша, высокий, подтянутый, закончил колледж где-то в Европе и приехал теперь в Россию, на Север, к родителям, не зная, чем заниматься дальше. Впрочем, он мечтал поступить в морское училище на следующий год, а пока решил как следует отдохнуть и выспаться после заграницы, подучить необходимые предметы для поступления. Таня, его сестра-близнец, тоже собиралась остаться тут. Училище дало ей профессию швеи, но она не надеялась на больной заработок, а пока хотела остаться с Сашей в пустом доме, когда все уедут. Об этом она говорила с матерью и та посоветовала ей остаться, чтобы дом, оставшийся на одного Сашу, «не пришел в негодность», как они шутили.