Остров. Часть — 3

— Пошли червей накопаем и на реку сходим. Дело идёт к вечеру и в это время клёв должен быть хороший. Да и заодно верши проверим, если в них рыба попалась, заменим сухари и закинем по новой на ночь. — предложил мне отец, когда мы с ним выкурили по папиросе и отдохнули в доме с часок, он на диване, а я на кровати.

Время было уже шесть часов вечера, солнце ☀️ светило не так сильно и дневная жара сошла на нет.

— Я с собой остатки водки возьму и по паре карасей. Тут как раз по стопке осталось, на реке выпьем и закусим. — Толян положил в боковой карман пиджака одетого на нём, недопитую бутылку водки и завернул в лист лопуха несколько жаренных гибридов.

Уходя из дома отец закрыл входную дверь на замок, а ключ положил в карман. Хотя у нас в доме и брать было нечего, кроме одежды и стоявшего на подоконнике радиоприемника, но Толян переживал за два ящика водки спрятанных в подвале, и то, что их в его отсутствие могут украсть. А без водки жизнь в этой глуши стала бы тоскливой. Крепкий алкоголь здорово расслаблял и заставлял забыть о тех невзгодах которые на нас с отцом обрушились по воле злой матери и сестры.

— А тут черви совсем другие, жирные и красные. — крикнул я отцу, копая лопатой чуть подальше от того места где у бабки была свалка бытовых отходов и где я первоначально искал червей.

В саду за баней земля была чёрной и червяки в ней попадались красного цвета.

— Тут огород раньше был, а в него навоз вносили. Вот и черви совсем другие. Но на навозных не похожи. Хотя всё же лучше чем те которые ты днём накопал Костя. — сказал подошедший ко мне Толян, рассматривая накопанных мной червей в банке.

В одной руке у отца был топор, а в другой он держал пустое ведро под рыбу и сумку с сухарями для верши. Я тоже с собой взял топор на всякий случай. Так как человек оставивший след от кованного сапога у колодца, мог быть где-то по близости и его стоило нам опасаться.

Если бы это был охотник, то он наверняка зашёл бы к нам в гости домой. А вдруг это беглый зек или маньяк? В этих глухих лесах мог скрываться кто угодно.

— Верши проверим как домой будем уходить, а сейчас давай на удочки половим. Чует мое сердце, что мы опять с тобой без улова не останемся. — сказал мне Толян, когда мы с ними пришли на то место на берегу реки, где днём ловили рыбу.

Отец сам насадил на крючки обоих удочек червей и закинул их в реку, а сами удилища положил на торчащие из воды рогатулины .

— Я стакан с собой не стал брать, давай так из горла сынок. Мы в молодости только так и пили. Обычно перед танцами в доме культуры пускали с парнями по кругу несколько бутылок вина и пили его из горлышка, а закуска сигарета. — отец снял с бутылки бумажную пробку, которую он скрутил из газеты и запрокинув голову, в несколько глотков выпил ровно половину содержимого в бутылке.

— Глаз, алмаз, я у себя в бригаде на заводе был делильщиком. Постоянно разливал и себя и других не обделял. — довольный Толян крякнул после выпитой водки и занюхал её жаренным карасём.

Я взял бутылку у него из рук и застыл в нерешительности, из горлышка я пил только пиво, а вот крепкий алкоголь ни разу.

— Да не бзди ты Костя. Выдохни из себя и пей. — сказал мне отец и я следуя его совету, выдохнул из себя воздух и запрокинув голову как он, в несколько глотков выдул содержимое бутылки.

— На вот карася занюхай, не закусывай, а нюхай. — Толян забрал у меня бутылку из рук и сунул под нос жаренного гибрида.

И действительно, занюхав выпитую водку жаренной рыбой, мне сразу полегчало, а по телу и в желудке разлилось приятное тепло.

— Закусывай, закусывай сынок, а то разберёт без закуски. — учил меня отец, сидя рядом со мной на берегу реки с жареным карасём в руке.

Толян бросил пустую бутылку к тем бутылкам валявшимся в траве ещё с советских времён, а сам вовсю уплетал жирного речного гибрида.

— До чего же вкусная рыба этот карась пап. В жизни ни ел ничего вкуснее. — говорил я отцу, общипывая мясо с ребёр карася и отправляя его в рот.

На свежем воздухе и после выпитой водки, жаренный карась показался мне очень вкусным.

— Эх Костя, не ел ещё ты вкусной рыбы сынок. В реке самая вкусная рыба это не карась, а карп. Ещё сом тоже вкусный, лещ тот больше на таранку идёт, как и плотва. Интересно водятся в этой реке карпы? Не плохо бы поймать одного на закусь. — произнёс Толян, доставая из кармана пачку Беломора.

После водки, покурить было особенно по кайфу.

— Да хоть бы опять таких карасей наловить, каких мы днём поймали. И то будет хорошо. — ответил я отцу, смотря на тёмные воды небольшой реки.

Вокруг стояла тишина, прерываемая кваканьем лягушек и всплесками крупной рыбы под кустами на противоположной стороне.

— Толян, смотри на поплавок! Он у тебя исчез. — крикнул я отцу, видя что красно-белый поплавок на его удочке, камнем ушёл под воду.

Отец в это время отвлёкся, пересчитывая оставшиеся папиросы в пачке и не видел что творится у него под носом.

— Пиздец, сомяра сто процентов попался. — воскликнул Толян хватая удочку и забыв что рыбу нужно аккуратно подсекать как он сам меня учил, вместо этого, отец рванул удилище вверх но ничего не произошло.

Конец бамбуковой удочки у Толяна согнулся дугой, леска натянулась струной, но рыба из воды не показывалась. И глядя на то как отец усиленно двумя руками поднимает вверх удилище, но не может вытащить рыбу на берег, у меня создалось впечатление что он зацепил корягу в реке.

— Да это зацеп пап. Придётся мне в воду лезть, у нас нет запасных крючков и нужно его отцеплять. — было сказал я отцу, как у меня у самого заклевало и поплавок ушёл под воду.

— Бросай её в траву и давай мне помогай. Это не коряга сынок, а реальный крупняк, карп, или сом и без подсака его не вытащить, порвет леску и уйдёт. — Толян стал то отпускать, то подматывать катушку на удочке, давая крупной рыбе сидящей у него на крючке немного отходить от берега и вновь приближаться к нему.

Я вытащил из воды небольшую плотвичку и как мне сказал отец, бросил удочку в траву вместе с пойманой рыбой.

— На держи удилище и не тяни сильно, но и не отпускай. Я попробую его сумкой поймать вместо подсака. — сказал отец, давая мне в руки конец своей удочки.

Я взял её у него из рук и тут же ощутил на конце сильную вибрацию. Там в глубине на крючке сидела большая рыба и она не давала вытащить себя на берег.

— Как скажу тяни, значит тяни. — Толян разделся до трусов и держа большую тряпочную сумку из под сухарей в руках, осторожно зашёл в воду.

Река оказалась довольно глубокой и уже недалеко от берега отец оказался в воде по грудь.

— Тяни давай Костя, потихоньку тяни его на меня, а я его постараюсь сумкой как подсаком поймать. — сказал хриплым голосом Толян, смотря на то место в реке из которого тянулась натянутая леска, возбужденным взглядом.

Я как мог осторожно стал подтягивать рыбу к берегу, потихоньку наматывая леску на катушку и вскоре из воды показалась здоровенная рыбья голова с небольшими усами. Я не особо разбирался в рыбах и по этому не сразу распознал в усатой рыбине карпа. Зато Толян когда я подвёл к нему карпа, умело подцепил рыбу в воде сумкой не дав ей уйти в глубину, но при этом отец оборвал на удочке леску.

— Карпяра какой огромный. Килограмм десять точно будет. Я то по началу думал сом на крючок попался, а оказалось что это карп. Такого красавца можно дорого продать в городе на рынке. — радостно приговаривал Толян, лёжа на берегу в траве прижав животом огромную рыбину которая била хвостом по земле, норовя прыгнуть обратно в воду.

Но у пойманного нами карпа, не было ни каких шансов уйти обратно в реку, Толян его крепко держал и чтобы карп успокоился, отец долбанул его несильно кулаком по его тупой башке.

— Завтра воскресенье и в городе должен быть работать рынок. Отнесём карпа и другую рыбу которую мы с тобой поймаем на рынок и попробуем её продать. А на вырученные деньги купим продуктов, в первую очередь самые необходимые, 🍞 хлеб, муку, сахар и растительное масло. А то рыбу как-то не очень на жиру жарить, он больше для картошки подходит. Да и кстати купим на рынке ведро семенного картофеля для посадки и различных семян, лука, укропа, петрушки, морковки 🥕, чтобы зелень и овощи были свои. Земля тут почти чернозём, а нам с тобой свои овощи не помешают. Одной рыбой сыт не будешь, да и без картошки голодно будет. — сказал мне отец закуривая папиросу трясущимися от возбуждения руками.

И я с ним вполне согласился. По всему раскладу нам с ним теперь предстояло жить в этой деревне не только летом, но и зимой, а когда река замёрзнет, то и рыбы особо хер поймаешь. Вот тогда и пригодится картошка 🥔 и другие овощи, которые вырастут у нас на огороде за лето, и их можно будет хранить в подвале всю зиму. Да и без картошки будет реальный голод.

— Хорошо пап, придётся нам завтра с тобой пораньше встать часа в три ночи и идти в город с утра по холодку до жары. Заодно место получше на рынке займём. — ответил я отцу и он со мной согласился.

— Да нам двадцать километров до Гдова топать, часа три не меньше, тем более гружёными с рыбой. Если в пять утра выйдем, то к восьми, или к половине девятого придём. — сказал мне отец и принялся связывать порванную леску морским узлом.

Больше здоровых рыб наподобие пойманного карпа нам не попадалось, в основном клевали плотвички и голавлики но довольно крупные по триста и пятьсот грамм. И через час с небольшим мы с отцом наловили ведро рыбы. А когда перед уходом домой достали из воды верши, то оказалось что в них рыбы было не меньше чем мы поймали на удочки.

— Они мало стояли, а если на ночь их поставить, то в них гораздо больше попадется. — сказал довольный Толян вытряхивая из сетчатых верш рыбу на берег.

А в них попалась не только плотва, но и жирные карпята и красноперки с лещами.

— Речка тут » хлебная » сынок. У нас в городе есть река, но в ней мало рыбы, бывало целый день с удочкой просидишь, а поймаешь одного сопливого ерша, или вовсе домой с реки пустой идёшь. А тут столько рыбы всего за пару часов. Да ещё мы с тобой на ночь верши поставим, а утром перед тем как идти в город их проверим. Но нам уже хватит того, что мы поймали. В одном карпе килограмм десять и тут два ведра плотно будет. Нам и для себя пожарить останется, и на продажу самых крупных рыб отберём. — сказал мне Толян смотря довольным взглядом на прыгающую в траве пойманную рыбу.

Отец зарядил по новой обе верши сухарями и поставил их обратно в реку, там где они стояли. Одну под кусты ивняка нависшего над водой, а другую поближе к омуту.

— Ты неси карпа, а я понесу ведро и сумку. — предложил мне Толян, как более сильный.

На заводе Толян таскал тяжёлые стальные болванки для вагонов которые они делали, и был сильнее меня физически.

— Да тут с одного карпа можно хороших денег получить. Смотри какой он здоровенный и тяжёлый пап? — сказал я отцу, поднимая рыбину за жабры с земли.

Карп уже уснул и не трепыхался, а выглядел он внушительно и был тяжёлый.

— А мы его возможно и не понесём в город, посмотрим сколько рыбы утром в верши попадётся? Нам по любому не получится тащить на себе двадцать километров карпа весом в десять кило и остальную рыбу. Оставим его для себя, разделаем, часть засолим, а часть пожарим. Давно я жаренной карпятины не ел. Это гораздо вкуснее карася. — Толян облизнул усы в предвкушении полакомиться вкусной рыбой и не на сухую, а под водочку.

— Нет пап, обойдёмся мы без карпа. Наоборот нужно самую вкусную и хорошую рыбу нести в город на продажу. А сами будем есть костлявых голавлей. Нам нужно купить картошку на посадку и другие семена. Лето быстро пройдёт, а что мы зимой будем есть? — сказал я отцу, не разделяя его расточительности.

Здоровенный карп имел товарный вид и наверняка привлекёт к себе внимание покупателей. А вместе с ним хорошо пойдёт в продажу и другая рыба.

— Ты блядь, как мать стал Костя. Та сука каждую копейку считает и норовит всё продать подороже, и ты в неё видно пошёл. А я не люблю торговать, не лежит у меня душа к этому. — незлобно ругнулся Толян, поднимая с земли ведро и сумку с рыбой.

А я не стал с ним спорить, так как отец был прав. У меня была склонность к торговле и предпринимательствуочевидно перешедшая по наследству от матери торгашки.

— Давай всю рыбу переложим крапивой и опустим на ночь в подвал, а то она к утру испортится. — предложил мне отец, когда мы с ним пришли во двор нашего дома и выложили рыбу на стол во дворе.

— Только сразу давай её отсортируем. Более мелкую отложим себе на еду, а крупную, голавлей, плотву, красноперку, лещей и карпов, потрошить не будем и положим в подвал. — ответил я папаше справедливо полагая, что в город нужно нести самую лучшую рыбу, а мелочь можно и самим съесть.

— Ну я же говорю ты торгаш Костя, весь в эту блядь Нелли пошёл. Тогда торговля за тобой, а за мной быт и рыбалка. — засмеялся отец, принимаясь сортировать рыбу, откидывая более мелкую в ведро, а крупную в таз.

Отсортированную для продажи рыбу, мы переложили стеблями и листами крапивы, которой в заброшенной деревне росло много и за ней далеко не нужно было ходить. А более мелкую почистили и распотрошили от кишок. Соли у бабки в доме было полно и часть отобранной на еду рыбы Толян засолил, а часть пожарил на костре, по быстрому разжёг берёзовые поленья между двумя кирпичами во дворе.

— Нет, это не дело, завтра же займёмся с тобой печью. Нужно тут возле дома поставить печь с трубой и плитой. Чтобы было удобнее готовить еду, а на этих кирпичах одно мучение. — сказал мне отец, переворачивая мелкую плотву на сковородке вилкой.

И Толян был прав, на печи было гораздо удобнее готовить чем на костре. Но в доме не будешь каждый раз топить печь чтобы приготовить еду, тем более в летнее время. Гораздо удобнее это делать на улице в небольшой печи, которую можно сделать разобрав аналогичную печь в доме где мы нашли удочки и водку.

— Печь, печью пап, но в дальнейшем когда мы тут обживёмся. Нам нужно будет купить примус и готовить на нём. В дождливую погоду печь на улице особо не потопишь, да и потом чтобы к примеру разогреть чай или еду, нужно затапливать печь, а это долгая волокита. Гораздо удобнее включить примус и на нём разогреть, или пожарить ту же рыбу. — предложил я отцу справедливо полагая, что каждый раз растапливать печь из за того, что нужно подогреть еду не очень приятное занятие.

— Да ну их к хуям эти примуса сынок. У нас в доме когда я был маленьким, на кухне стояла керогазка, так она несколько раз взрывалась. Так же и примус, он на бензине работает, а это опасная вещь сынок. Уж лучше я печь не поленюсь растоплю и буду жив здоров, чем получить ожог от примуса и стать инвалидом. — Толян категорически отвёрг моё предложение о покупке примуса снимая сковородку с жареной рыбой с кирпичей.

А я немного подумав с ним согласился. Опыта использования примуса у меня не было, я видел как ими пользовались туристы в фильмах, а то что они могут быть взрывоопасные не знал.

— А мы с тобой ослы Костя. Баба Вера жила одна и пользовалась электроплиткой. Старушке много не надо было, она себе и на плите готовила. А вот людям семейным плитка маловата будет, им нужен источник приготовления пищи помощнее. По моему я видел где-то в домах в деревне газовые плиты. Пошли сходим посмотрим, а потом поедим. — Толян хлопнул себя по лбу за забывчивость и мы с ним взяв с собой топоры на всякий случай, пошли обратно вдоль деревни по улице, по новой заглядывая в открытые двери домов.

Вечерело, солнце уже садилось за лесом и брошенная деревня выглядела пугающе, смотря на нас пустыми окнами в домах.

Я шёл рядом с отцом держа топор наготове в руке и оглядывался по сторонам. В вечерних сумерках казалось, что в домах кто-то есть и наблюдает за нами через тёмные стекла окон.

— Вот в этом был газ, видишь газовый ящик? В нём раньше балон с пропаном стоял. А сейчас он пустой, хозяева когда уезжали, забрали баллон с собой. — Толян показал мне на деревянный ящик выкрашенный жёлтой краской и надписью » огнеопасно» возле одного из домов.

Дверцы ящика были распахнуты, а в стене дома торчала труба.

— Плиту с собой гады забрали. Ящик бросили, его можно новый сколотить, а вот плита стоит денег, её нужно покупать в магазине. — ругнулся Толян, когда мы с ним зашли в дом и увидели то место где стояла раньше газовая плита.

Без всякой надежды мы обошли по новой с отцом все дома в поисках газовых плит, и везде нас встречал облом в виде пустых ящиков для газовых баллонов. Очевидно уходя из деревени хозяева домов забрали с собой всё самое ценное и газовые плиты с баллонами были им нужны на новом месте.

— В этот даже не стоит заходить сынок. Тут похоже бомжи жили, окна вон пленкой обиты вместо стёкол. Пошли домой рыбу есть и по сто грамм неплохо бы вмазать. — сказал мне отец, когда мы подошли к одному из домов внешне похожему на хибару бродяг.

Днём мы обошли этот незаказистый домишко с ржавой железной крышей, где вместо привычных стёкол, окна были обиты целлофановой пленкой от мешков. В таких домах обычно жила беспробудная пьянь, алкаши у которых не было денег даже на то чтобы вставить стёкла.

— Да давай зайдём пап. Чисто для успокоения души, чтобы уже не думалось. А то будем гадать, вдруг в этой хибаре есть что ценное, а мы сюда не заходили. — предложил я отцу, дергая на себя обитую чёрным дерматином входную дверь.

И едва мы с ним вошли в полутемные сени, как сразу наткнулись на стоящую у стены газовую плиту . Она была двухконфорочной, старой, ещё хрущевских времён, о чём свидетельствовала надпись на плите, завод » Газоаппарат» Москва. Такие плиты уже давно не выпускали и она чудом сохранилась в деревне» Остров».

— Ты смотри, и не подумаешь что в этом бомжатнике возможно найти целую газовую плиту. Да ещё в отличном состоянии! — воскликнул удивлённый Толян, светя спичками и осматривая найденную плиту.

А она не смотря на устаревшую модель, была как новая без единой царапины и самое главное плита работала.

— Вот везёт так везёт нам с тобой сынок. В одном доме водку и рыболовные снасти нашли, в другом курево, а в этом газовую плиту да ещё с баллоном. И в нём есть газ. — Толян повернул газовый кран расположенный вверху плиты, чиркнул спичкой и зажёг конфорку.

И она на удивление загорелась ярким синим пламенем.

— Пошли баллон проверим, но сразу видно в нём газа полно, смотри как пламя горит и не коптит. А был бы полупустой, огонь бы красноватый шёл. — предложил мне отец, когда мы с ним осмотрели дом на предмет ценных вещей, но кроме груды старого тряпья, в нём больше ничего не было. А единственная ценная вещь, газовая плита, стояла в сенях.

— Да он под завязку газом заполнен. Если особо не жечь, его нам на всё лето хватит. Можно печь на улице топить и готовить еду когда погода хорошая, а на газу только разогревать и использовать его в дождь. — сказал отец, когда мы с ним зашли во двор дома и нашли стоящий в ящике газовый баллон.

Толян деловито его пошатал рукой и на вскидку определил что баллон был полным. У нас в городе раньше в многоквартирных домах тоже был баллонный газ и отец имел большой опыт обращения с газовыми баллонами, которые то и дело приходилось менять.

— Тут ключ как нельзя кстати лежит сынок. Давай отсоединим баллон и заберём его с собой, а за плитой завтра придём. Чтобы сейчас не идти с пустыми руками. — Толян деловито осмотрел редуктор по которому из баллона поступал газ в газовую плиту. И найденным на дне ящика гаечным ключом на двадцать четыре, отвернул баллон от редуктора.

— Не забыть в городе прокладки на газ купить и подмотку. Временно можно и на старую прокладку поставить, но лучше чтобы она была новой. А то газ начнёт пропускать и мы взлетим на воздух. — отец показал мне белую пластиковую прокладку извлечённую из штуцера на редукторе, и она была расплющенной.

— Завтра за плитой придём пап и днём получше тут поищем. Наверняка в доме они где-то лежат, если был газ, то и должны быть запасные прокладки к нему. — ответил я отцу, берясь за вентиль баллона.

Толян взялся с другой стороны и мы понесли с ним газовый баллон в дом бабы Веры.

Баллон был тяжёлый и эта тяжесть не огорчала, а наоборот радовала. Ведь чем тяжелее газовый баллон, тем больше в нём газа, а это значит что его нам хватит на долго.

— Ничего пап, со временем мы ещё один баллон купим, запасной. И будем без горя готовить на газу, а на печи в зимнее время, да и то изредка. — сказал я отцу, когда мы с ним принесли газовый баллон в дом и поставили его на террасе.

— Ну это само собой, запас газа должен быть обязательно. Но мне больше нравится на печи готовить сынок, или на костре. С дымком то вкуснее. — Толян зажёг керосиновую лампу и полез в подвал.

Отцу не терпелось выпить, да и мне тоже. На улице уже становилось темно и мной стал овладевать страх. Ведь человек оставивший след кованного сапога возле колодца, возможно ходит где-то по близости и выпить водки для храбрости не помешает. К тому же выпитая ранее бутылка на двоих, уже улетучилась и я был трезвым.

— Темно уже, пошли в дом ужинать Костя. Забирай со стола сковородку с рыбой, а я тарелки и стаканы возьму. — сказал мне Толян вылазя из подполья с бутылкой водки в руке светя перед собой керосинкой.

Отец отнёс водку в дом и мы с ним сходили во двор за жареной рыбой и тарелками. Один идти я побоялся, на деревню резко нахлынула ночь и она была тёмной и безлунной. И в этой темноте мне стали мерещиться немцы, чьи голоса я слышал сегодня утром спросонья.

— А ты до Нелли ебал кого нибудь ещё пап? У тебя она первая, или до неё женщины были? — спросил я у отца, после того как мы с ним выпили по стопке » пшеничной» водки и закусили жареной плотвой с карасями.

Поговорив немного об устройстве нашего быта в заброшенной деревне и об предстоящем походе в город на рынок завтрашним утром, как обычно в таких случаях, разговор перешёл на женщин и еблю.

— Я стеснительный был не хуже тебя Костя. До армии только и делал что дрочил. Да и в армии это занятие не бросил. В тайге два года прослужил без женщин. А мужиком меня Нелли сделала. Я с ней на заводе познакомился. Она практику у нас проходила после училища. Вообщем стал за ней ухаживать, в кино пару раз пригласил, в кафе, а потом она меня к себе привела. Нелли с дочкой квартиру у нас в городе снимала. Оля тогда маленькой была, а сейчас блядью из блядей стала. — Толян потянулся к бутылке и налил мне и себе ещё по стопке.

Мы выпили с отцом водки, закусили её рыбой и закурив папиросу Толян продолжил свой рассказ.

— В первый раз у меня облом с твоей матерью Костя вышел. Представляешь, дорогой пока шёл к ней домой, у меня хуй стоял колом, чуть ли не » дымился». А когда до дела дошло, то у меня упал. Всему виной сука одна была, одноклассница. Я с ней перед армией ходил, несколько лет в школе портфель за ней носил, до дома провожал. И перед армией, на проводах, она меня всю ночь промурыжила, всё целку из себя строила. Не давала раздеть, а когда под утро она наконец разделась и легла в кровать раздвинув ноги, то у меня упал на полшестого. От напряжения видно. Одноклассница тогда меня импотентом обозвала, придурком и ушла. А у меня после неё комплекс неполноценности развился. Несколько раз с бабами облом был. Вроде все нормально, стоит аж ломит. А когда до постели доходит, так он падает. — Толян затушил папиросу в пустой банке из под тушёнки и продолжил свой рассказ.

— Вот и с твоей мамой Костя, у меня облом вышел в первый раз. Но Нелли умница, успокоила меня и приласкала. А потом сама ртом подняла мой член и он у меня встал. Тогда я впервые стал мужчиной с самой красивой женщиной на свете. Нелли в то время нормальная была, это сейчас она стала блядью, и дочь к блядству приучила. После неё я несколько раз ходил на лево, но все женщины которые у меня были, даже рядом с Нелли не стояли. Твоя мама зачётная самка сынок, ебать её одно сплошное удовольствие. Да и она сама в постели горит огнём, а ебётся так, словно в последний раз. — закончил свой рассказ отец, закуривая новую папиросу от возбуждения.

По моей просьбе, Толян ещё раз описал мне голую мать, строение её тела и то как страстно она ведёт себя в постели. Рассказал как в молодости Нелли часами с него не слазила, поднимала ртом его конец, заставляя её ебать по несколько раз в течение дня и ночи. И о том как умело моя мать умеет сосать член, получая сама удовольствие от минета.

— Таких женщин которые от того, что член у мужика сосут и при этом ловят кайф, можно по пальцам пересчитать. И твоя мать сынок, одна из них. Нелли обожает минет, а сосет так, что можно сознание потерять от сладости. — Толян закончил свой рассказ, а у него на ширинке, да и у меня тоже, образовались бугры от вставших колом членов.

Отец уже давно не спал с Нелли в одной постели, и вероятно хотел засадить своей жене не меньше чем её дочке Оле.

— Ладно, давай спать сынок. Нам бы не проспать и подняться хотя бы в четыре утра. — папаша затушил керосинку, повернув у неё фитиль, и в доме стало темно хоть глаз коли.

Я слышал как под Толяном заскрипел диван когда он на него ложился. Да я и сам лег на кровать прямо в одежде поверх одеяла, и стал прислушиваться в темноте к посторонним звукам за окном.

Но там шумел ветер в кронах старых лозин росших недалеко в овраге, а за печкой под полом стрекотали сверчки. И хотя после рассказа отца про мать, у меня стоял колом член, дрочить мне не хотелось. Полежав несколько минут я заснул с твердым намерением встать завтра пораньше.

— Сынок, Костя! Проснись, вставай, пиздец, немцы откуда-то тут взялись! Слышишь к дому машина подъезжает и голоса! — отец с бледным лицом стоял на четвереньках возле моей кровати и тормошил меня чтобы я проснулся.

На улице светало и в доме было полутемно, а за окнами во дворе и вправду слышался гул подъезжающей к дому машины и топот десятков ног в сапогах.

— Schneller, schneller. Hans, wir müssen das Haus überprüfen. Vielleicht verstecken sich hier Waldbanden.

(- Быстрее, быстрее. Ганс, нужно этот дом проверить. Возможно тут скрываются лесные бандиты.) — за окнами раздался знакомый мне голос на немецком языке и защёлкали затворы винтовок.

То что это был не сон, а реальные голоса во дворе, свидетельствовало перепуганное и бледное лицо отца и то, что теперь подобное мы слышали с ним вдвоём.

— Не пойму, откуда в наше время могли тут фрицы взяться? Может кино какое снимают? А про нас не знают. Давай в окно глянем, разгоним к хуям этих артистов. — предложив мне Толян поднимаясь с пола в твердой уверенности что в деревне Остров снимают кино про войну.

Да и мне показалось странным, если бы это были настоящие немцы каким-то чудом восставшие из мёртвых и попавшие в наше время. Они бы давно зашли в дом, но за окном только слышались голоса, гул подъезжающей машины и топот сапог. А дальше ничего не происходило.

— Точно кино снимают Толян. Но откуда взялись тут киношники в такую рань? — ответил я отцу, вместе с ним подходя к окну осмелев от того, что на полном серьёзе поверил в то, что в деревне снимают военный фильм.

— Achtung! Partisanen, Partisanen!!!

(- Внимание! Партизаны, партизаны!!!) — раздался истошный голос, за окном стоял фашист в офицерском мундире с автоматом наизготовку и целился прямо в нас.

Хана нам, это не киношники, а самые настоящие немцы. Успел подумать я, увидев прямо перед собой воронённое дуло автомата. А ещё я успел заметить во дворе с десяток солдат в немецкой форме и грузовик с тентом времён ВОВ, точно такой же как в фильмах про войну.

— Не кино это пап, а неизвестно откуда взявшиеся фрицы? А нас сейчас фашист застрелит. — в ужасе крикнул я отцу, смотря на немца в чёрном кожаном плаще, с автоматом в руках.

Но прошла секунда другая, а фашист с автоматом и не думал в нас стрелять. И более того, к нашему удивлению с Толяном. Едва из за тумана который наполз на деревню с реки и с болота, выглянуло солнце ☀️. Как все » немцы» и грузовик стоящий во дворе, разом исчезли, растворились в воздухе вместе с туманом.

— Хрономираж, будь он неладен. В местах былых боёв такое часто бывает. Мне кореш из Брянска рассказывал, что у них в утренние часы из леса вместе с туманом выходят партизаны. Он сам их несколько раз видел на опушке когда шёл на озеро рыбачить. Но едва взойдёт солнце, как хрономираж пропадает. — сказал мне хриплым голосом Толян, напуганный до смерти невесь откуда взявшимся хрономиражом.

На столе стояла недопитая вчера бутылка водки и Толян прямо из горла выдул половину содержимого и передал бутылку мне, а сам вместо закуски закурил папиросу доставая её из пачки трясущимися от страха руками.

— А ты мне не верил отец? Я вчера своими ушами слышал голоса немцев во дворе и шум машины тоже был. И если это хрономираж, то очень реалистичный. Да и потом немец офицер с автоматом нас с тобой увидел в окне и заорал партизаны. Но этого не должно быть в природе. Хрономираж это лишь отражение каких-то событий. — сказал я отцу когда мы вышли с ним во двор покурить и заодно поискать следы от машины и сапог солдат.

Но во дворе на земле ни каких следов не было, а тем более их должна была по идее оставить машина.

— Нужно как-то на досуге в лес сходить посмотреть. В этих местах бои в войну сильные были. Где-то здесь целая армия полегла в болотах. Да и Псковская область в оккупации три года была. Больше чем какая-либо область в СССР. — сказал мне Толян, осматривая двор на предмет обнаружения следов оставленных фашистами.

Но на земле не было видно ни каких следов пребывания утренних гостей. Да и мираж по сути не должен оставлять следов, так как эта субстанция не материальна, а возникает как видение в густом тумане по утрам.

— Вот причина пап почему из деревни ушли местные жители. Их голосовые хрономиражи донимали. Кому приятно слышать и видеть немцев с оружием по утрам. — сказал я отцу отходя от него подальше в заросли сирени поссать.

И поливая ссаками траву у себя под ногами, я вдруг чётко увидел под лопухом, окурок сигареты без фильтра и отпечаток каблука кованного сапога.

— Толян, хрень какая-то. Опять этот окурок сигарет » Oberst» и след от солдатского сапога! — удивлённо воскликнул я, поднимая окурок с земли.

А его конец там где он горел, к моему удивлению был ещё тёплым, словно сигарету только что курили и бросили в траву.

— Вот же блядь, нечисто тут сынок. Мое мнение, что не из за миражей ушли местные жители из деревни. А эти сволочи, каким-то образом умеют материализоваться и воздействовать на людей в определенный период. И я думаю что окурки сигарет и следы сапог остаются на земле после появления хрономиражей. И ни каких реальных людей, бомжей, или охотников поблизости нет. Мы одни в деревне, а утренние » гости» ничего нам не сделают, просто нужно сидеть в доме и не подходить к окнам. Да и туман не всякий раз бывает, а только в жару по утрам. В дождливую погоду и зимой его нет, а стало быть нам нечего опасаться. — сказал мне отец не совсем уверенным голосом.

Толян был сильно напуган, в первые в жизни увидев своими глазами настоящий мираж, да и я тоже испугался не хуже отца. Настолько был этот мираж реален. И ещё мне не давало покоя то обстоятельство, что немец офицер в чёрном кожаном плаще с автоматом, увидел нас с отцом в окне и заорал партизаны. Словно это был не мираж, а живой человек и он мог видеть глазами и обладал осязанием.