Один день отпуска на Каспийском море

— Юсик, — промурлыкала Лиза.

— У моего имени нет уменьшительной формы.

— А как же тебя звали в детстве?

— Так и звали. Чему ты удивляешься? У нас много таких имён. Ислам, Мухаммад, Искандер…

— Пойдём, искупаемся.

Он быстро скинул начищенные туфли, стянул носки и брюки и остался в одних плавках. Не скрывая интереса, Лиза следила за его движениями. Юсуф гордо протянул руку и она поднялась с песка. Он не выдержал до конца свою роль гостеприимного князя и едва девушка коснулась его пальцев своими – резко и импульсивно привлёк её к себе, словно схватил. Она засмеялась, потом вырвалась и, словно девчонка, побежала к воде.

Прогретое августовское море приняло их тела в свои объятия. Солёная мутноватая вода хорошо держала на поверхности, но волна чувствовалась. Здесь не было долгих отмелей, сразу от берега дно уходило вниз. Лиза хорошо плавала, но оказалось, что Юсуф ещё лучше. Уверенными взмахами он рассекал волны и не отставал. Понималось даже, что легко смог бы обогнать, если б захотел. Они развернулись и поплыли обратно. Потом Лиза нырнула. Пытаясь обмануть парня, уже под водой изменила направление и поплыла было вбок, но почти сразу почувствовала, как кто-то схватил её за лодыжку крепкими пальцами. Пришлось всплывать. Юсуф вынырнул вместе с ней. Лиза отфыркалась и рассмеялась.

— Ты хорошо плаваешь.

— Просто не хотел тебя отпускать. Ты теперь мой трофей.

Он погладил под водой женские бёдра. Потом глядя Лизе прямо в глаза провёл руками снизу вверх. Девушка не протестовала.

— Ай, бомба, — прошептал Юсуф.

Она опять рассмеялась. Неожиданно сильным движением оттолкнулась от мужской груди и неспешно поплыла к берегу. Ему не составило труда в пару взмахов догнать её и, уравняв темп, поплыть рядом.

Они вместе вышли на берег и Юсуф сразу же присел на песок. Было жарко, но ветрено. Колючие песчинки, поднимаясь в воздух, щекотали влажную кожу. Лиза поёживалась. Народу вокруг было немного. Метров в тридцати компания парней играли в волейбол. Они постоянно вскрикивали одни радостно, другие с досадой, шумно радовались или огорчались каждой подаче мяча через сетку. В стороне от всех устроились несколько одетых женщин с маленькими детьми. Да ещё вдоль кромки воды время от времени через пляж пробегали спортсмены.

Лиза натянула летнее платье. Встала. Неуклюже переступая ногами и стараясь не окунуть в песок, стянула плавки. Потом накинула полотенце на плечи и тихо попросила Юзефа:

— Развяжи, пожалуйста, сзади.

Парень вскочил. Шагнул почти вплотную. Провёл пальцем по обнажённой женской спине, забрался немного под платье. Высвободил узелок купальника и потянул за свободный конец.

— Спасибо, — также тихо произнесла Лиза. Прижимая спереди платье к груди, аккуратно выдернула верх от купальника. Взяла вместе с трусиками и выжала. Убрала в пакет. Потом озорно взглянула на своего спутника. Юзеф, не отрываясь, следил за ней горящими глазами, и, казалось, что-то шептал губами.

— Пойдём?

Он вздохнул и, загребая песок босыми ногами, не спеша зашагал в сторону выхода. Не доходя до волейболистов, остановился и оглянулся, поджидая, когда Лиза его догонит.

— Давайте к нам, поиграем, — крикнул им кто-то по-русски.

— Мы не умеем, — весело откликнулась Лиза.

— Ай, тут никто не умеет, — с готовностью ответил тот же парень. В этот момент мяч, пущенный чей-то мощной рукой, ударился в площадку и отскочил далеко за её пределы. Все засмеялись, даже те, кто его пропустил.

Когда они дошли до выхода, Лиза наклонилась к Юзефу и спросила:

— Разве у вас могут женщины играть с мужчинами вместе?

Тот медленно ответил:

— Местные девушки почти никогда не играют, но все же видят, что ты приезжая. А гостям можно почти всё. Мы – гостеприимная республика.

Он опять гордо задрал подбородок.

— Да, я вижу.

— Женщина, ты шутишь со мной?!

Лиза примирительно погладила его по руке.

— Нет, что ты. Я серьёзно.

Юзеф сразу остыл.

— Ты просто не вполне всё понимаешь. Но гостю это простительно. Если бы ты пожила здесь подольше или приезжала чаще – тебе было бы всё привычней. И понравилось.

— Мне и так всё нравится. Природа, море, люди. Старый Дербент потрясающий город! А привыкать? К чему? Отличия обычаев небольшие, я отношусь к ним с уважением. Разве не достаточно?

Юзефу, казалось, наскучил этот разговор. Он вдруг порывисто сгрёб Лизу в охапку и горячо зашептал прямо в ухо:

— Я только подумаю, что сейчас на тебе под платьем ничего нет, прямо голову готов потерять.

Он напористо зашарил руками по женскому телу, в конце концов, крепко прижав ладонь через платье к лобку.

— Ух, какая, — продолжали шептать его губы, а рука мелко двигалась, словно что-то втирая в кожу.

Лиза опасливо оглянулась, но поблизости никого не было видно.

— Ну, перестань, — вяло сопротивлялась она.

— Почему это?

Парень, казалось, удивился всерьёз.

— Я — мужчина, а ты моя женщина.

Однако нехотя разжал руки, не преминув напоследок шлёпнуть по обтянутому тканью заду.

— Какой ты волосатый, — проговорила Лиза, поправляя одежду. Она дышала чуть сбивчевее, чем всегда – такой резкий натиск был ей в новинку.

— Волосы – это признак мужского гормона, знаешь об этом?

— Конечно, знаю.

— Так не задавай глупых вопросов. Где самые мужественные люди? На Кавказе. Откуда лучшие борцы? Наши. Кто лучший в смешанных боях? Опять наши. Мужчина – горец, это в первую очередь воин. Завоеватель. И сейчас я завоевал тебя.

— Угу. Борцы тут самые лучшие, потому что это почти национальный вид спорта. И притом закупить для тренировок несколько матов явно проще, чем построить биатлонную трассу при плюс десять зимой. Это всё от климата.

— Пусть так. Но когда на Олимпиаде поднимают Российский флаг, разве ты не гордишься, что на свете есть Дагестан, Чечня, Ингушетия? И парень из нашего аула победил гордого британца или америкоса?

— Конечно, горжусь.

— То-то же.

Они прошли через ворота, мимо небольшого фонтанчика. Не доходя до парковки Юзеф натянул футболку.

— Садись!

— Мужчина-воин мог бы и открыть мне дверь.

Юзеф пожал плечами и сел за руль.

— Ты так годишься своей нацией, что я думала у тебя тонированная «Приора», — не удержалась кольнуть Лиза.

Юзеф опять пожал плечами. Он успокоился так же быстро, как до этого впыхнул.

— Это стереотип. Даже скорее мем. Мы гордые, но не сказать, чтобы сильно богатые. А «Приора» за свои деньги неплохая машина. Или ты думаешь, предложи любому пацану миллион, он не купит «Мерседес»?

Они ехали через город по полупустым дорогам. Было рано. Двор у обычной пятиэтажки, советской постройки. Прохладный подъезд… Опасливо заглянув в квартиру, Лиза вошла. Большая студия сделана, видимо из маленькой двушки. Хороший ремонт, приятная обстановка. Девушка остановилась возле огромного аквариума, рассматривая рыбок. Юзеф подошёл сзади, обнял. Потом развернул Лизу за плечи к себе и впился поцелуем в её губы. Целовал недолго, но горячо, напористо и опять зашарил руками по женскому телу. С тихим шорохом платье упало на пол и Лиза непроизвольно поёжилась, хотя, разумеется, холодно ей не было. Парень подхватил её на руки и почти грубо опрокинул спиной на диван — Лизе нравилось подобное бесцеремонное обращение. Считанные секунды понадобились Юзефу, чтобы избавиться от одежды. Без всяких ненужных прелюдий он сразу накинулся на девушку. При первом проникновении она выдохнула так громко, что это можно было принять за стон, но дальше старалась сдерживаться. Получалось не всегда. Изголодавшееся по мужчине тело не хотело подчиняться условностям. Лиза чувствовала, что предательски течёт, что твёрдые соски торчат так, словно готовы лопнуть, что когда мужская рука крепко сжимает ягодицу, по коже проходит ощутимая дрожь, что, не смотря на попытки контролировать себя, периодически изо рта вырываются недвусмысленные возгласы и протяжные стоны наслаждения. Она расцарапала ногтями Юзефу всю спину, но, опомнившись принялась гладить мускулистый торс, чтобы через пару минут опять впиться в его кожу. Юзеф не обращал внимания на подобные мелочи. Ему хотелось овладеть этой женщиной и сейчас он достиг этого. Не балуясь переменой поз, парень постоянно менял темп. Видя, что партнёрша близка к пику, на несколько секунд останавливался, чтобы продолжить сначала медленно, постепенно увеличивая скорость. Никто не говорил ни слова, это был просто животные секс, но секс очень качественный и громкий.

Кончили они почти одновременно. Полностью расслабленное тело Лизы внезапно напряглось и несколько раз выгнулось дугой, даже слегка приподняв Юзефа. В комнате раздался громкий вопль, сразу сменившийся хрипами. Девушка закатила глаза и ещё некоторое время дёргалась, не ощущая в своей сладкой истоме, как Юзеф резко выйдя, начал разряжаться ей на живот.

Пауза не была длинной. Лиза дышала ещё шумно, запыхавшись, словно после марафонского забега, но уже приподнялась на локте и погладила парня по волосатой груди. Он лениво повернул голову.

— Сходи в душ, — то-ли попросил, то-ли приказал.

Словно пятнадцатилетняя девчонка Лиза соскочила и, подарив напоследок парню быстрый поцелуй, упорхнула в коридор. Почти сразу послышался звук льющейся воды. Вернулась она быстро. Появилась в проёме, наклонила голову и попыталась убрать намокшие волосы назад. Получилось не очень. Юзеф с тахты в упор следил за обнажённой женщиной. А та совершенно не стесняясь, шагнула, наконец, в комнату, позволяя рассмотреть себя, повернулась боком.

— Ползи сюда.

Она лукаво улыбнулась. Дурачась, опустилась на пол и пошла, переставляя руки и ноги и выпятив зад, словно кошка. Упёрлась ручками в тахту между ног Юзефа.

— Мяу.

И сразу взяла в рот его поникшее достоинство. Она сделала это мягко и нежно и лишь внутри, язычком пощекотала головку. Юзеф лежал, не шевелясь и не произнося ни слова, словно решал в голове сложную задачу. Некоторое время в комнате было тихо, лишь слышались неясные шорохи. Спустя пару минут по квартире стало раздаваться ритмичное чмоканье, сначала негромкое, но постепенно усиливающееся. Наконец и у Юзефа участилось дыхание, воздух втягивался в лёгкие резко, громко, иногда даже с каким-то присвистом, потом парень на мгновение словно замирал и медленно выдыхал. Он с видимым наслаждением откинул голову назад, выпятив кадык в потолок. Дотянулся руками до женской головки, немного погладил пальцами по волосам и импульсивно надавил на затылок. Но почти сразу отпустил, попытался отстраниться и сам.

— Хватит. Хватит! Хочу тебя. Хочу твою задницу.

Почувствовав, что мужские ладони больше не прижимают её голову, Лиза выпустила напрягшийся член изо рта и чуточку лукаво глянула на парня.

— Я думала вам запрещено.

— Что ты понимаешь в этом! Совершу таубу намаз.

— Что это? – она опять облизала кончиком язычка красную головку.

— Покаюсь в грехе. Иди же сюда, женщина! – хрипло прошептал Юзеф.

Лиза поднялась.

— Мне проще, — промурлыкала она. – Я приехала сюда грешить. И именно этим и планирую с тобой заниматься.

Юзеф нервно облизнул губы и жадными глазами смотрел на Лизу, медленно опускающуюся на него верхом. Она коснулась его тела своими ягодицами, легко надевшись на торчащий ствол и задвигалась, уже сама контролируя темп.

— Продержись минут пятнадцать, и, возможно, получишь, что хочешь, — прошептала она.

Парень покровительственно улыбнулся.

— Ты меня плохо знаешь.

Лиза продолжала скачку. Поначалу она ещё сдерживалась, но, быстро поняв, что тело готово ко многому, стала с размаху насаживаться на парня до самого упора. Чувствуя, что из неё просто течёт, не могла остановиться. Ноги стали уставать, ещё не высохшее после душа тело покрылось мелким бисером пота, но с каждым разом приземляясь в нижнюю точку своего движения, Лиза неизменно поднималась вновь. Так она и кончила во второй раз. Дёрнулась, вскрикнула, но поняв, что парень ещё свеж, попыталась продолжить.

— Нет… Не могу больше.

Она в изнеможении скатилась с Юзефа замерла рядом. Он приподнялся, повернул Лизу на бок и задрал ей одну ногу вверх. Потом рукой коснулся совершенно мокрой промежности, немного погладил и легко проник несколькими пальцами внутрь. Лиза лишь обессиленно простонала. Юзеф вытащил пальцы, провёл ими чуть дальше до ещё одной дырочки. Поняв, что сейчас произойдёт, но уже согласная на всё, Лиза смогла лишь прошептать:

— Только будь осторожен. Просто будь осторожен.

Не отвечая, Юзеф смазывал размягший проминающийся под его пальцами анус, женскими соками. Наконец, поняв, что не может больше сдерживаться, резко придвинул Лизу на край тахты, примерился и плавно надавив, оказался внутри. Лиза, казалось даже не поняла разницы, однако, когда Юзеф стал разгоняться, сначала удивлённо раскрыла глаза, а потом и издала какой-то особенно протяжный стон.

— Ох ты ж Боже мой! Ох ты ж, Боже! – зашептали её мгновенно пересохшие губы.

Сначала Юзеф поддерживал её под коленками, опасаясь, что Лиза случайно сдёрнется с его члена. Потом, поняв, что этого не должно произойти, что она уже вовсю приподнимает задницу навстречу его движениям, парень отпустил ноги и ухватился за колышущуюся грудь. Он сразу же крепко стиснул ладонями привлекающую его плоть, ощутив кожей крупные затвердевшие соски, в ответ опять услышав протяжный стон. Был-ли это звук боли? Скорее нет, да и сопротивления он не ощущал. Его член плотно охватывала задница этой женщины, и ощущения были настолько острыми, что он застонал сам, а затем, стиснув зубы, издал какой-то сдержанный рык и навалился изо всех сил. Несколько сильных толчков и ему удалось взять себя в руки. Он отпустил упругие сиськи и резко вышел. Наклонился. Освобождённый анус пару секунд ещё оставался раскрытым, потом медленно сжался. Послышался всхлип. Опять Юзеф перевернул свою пассию, теперь уже на живот, поставив её ноги коленками на пол. Раздвинул руками ягодицы, плюнул на сжатую дырочку и вновь загнал в неё пенис. Теперь он начал долбить её, не прерываясь. Долбить длинными размашистыми толчками, в ответ слыша, лишь усиливающие стоны.

— Ой, ай, ой, ай, — в такт его движениям выкрикивала Лиза по аккомпанемент шлёпающих друг об друга тел. Казалось силы полностью оставили её, и всё, что ей осталось, это просто лежать, безвольно подставляя свои отверстия для любовных утех.

— Ой, ай, — продолжала возглашать Лиза. В какой то момент она дотянулась руками до своей попы и попыталась растянуть её навстречу, но долго лежать так не смогла и, в конце концов, руки упали вдоль тела на тахту, а пальцы — единственные части тела, где ещё оставалось хоть сколько-то сил – судорожно впились в покрывало.


Лиза открыла глаза и, скорчив болезненную гримасу, медленно перевернулась.

— Что это было? – хрипло выдавливая слова, произнесла она.

— Это оргазм, женщина, — Юзеф сидел, поставив одну ногу на тахту. – По-моему ты кончила трижды.

— Не может быть. От анала это невозможно.

Она постаралась выпрямиться, охнула и повалилась обратно. Вяло улыбнулась.

— Я встать не могу. Ты совершенно затрахал меня. Где мои силы?

Она вдруг засмеялась, с какими-то клокочущими звуками. Смех начал отдавать истерическими нотками и она поспешно закрыла рот, даже прижав к нему ладони.

— Юзек, что со мной? У меня никогда такого не было…

— Моё имя не склоняется, — спокойно напомнил он. – А с тобой всё хорошо.

Он дотянулся и потрепал Лизу по груди. А она схватила его руку и благодарно прижалась к ней щекой.