Объект № 423. Часть — 1

Тихий шелест мелкой мороси вызывал сонливость. Зеленые кроны деревьев практически не шевелились, казалось, весь лес погрузился в предосеннее оцепенение. Дейна лежала на мягкой кровати, расслабленно развалившись и сквозь полуприкрытые веки наблюдая за происходящим. Внимание привлекла легкая вибрация и мигание браслета-коммуникатора. Дейна поднесла его к глазам и увидела входящее сообщение от центральной системы оповещения, и со вздохом открыла его.

— Внимание персоналу биологического отдела! У вас произошла смена расписания. Прошу всех ознакомиться в течение ближайших двух часов. За подробностями обращайтесь к вашему непосредственному руководителю. — Негромко оповестил мелодичный женский голос.

Дейна понадеялась, что ей не влепят подряд неделю работы без выходных, как в прошлый раз, когда ее коллега Анна простудилась и решила пару-тройку дней поваляться в каюте. Ходили слухи, что валялась она там совсем не одна, а как раз с врачом, который ей выписал постельный режим. Нет, работа Дейне нравилась, и не зря. У нее была невысокая квалификация, так как родители не могли позволить оплатить ей очень престижный университет, поэтому девушка выучилась на обычного биолога-лаборанта. А с такой профессией на Земле не светила большая зарплата и карьерный рост, пришлось бы прозябать в каком-нибудь захудалом исследовательском институте, мыть склянки и писать простецкие статейки за начальника, чтобы с него не сняли категорию. Очень крупно повезло, что после выпуска объявляли набор разношерстных специалистов на новую миссию.

Дейна не сильно вдавалась в астофизические подробности, но примерно в 100 световых годах от Земли обнаружили новую планету с зачаточной жизнью, туда отправили исследователей, благополучно организовали научную базу, и вот теперь захотели расширяться. Лететь к черту на кулички никто особо не рвался, тем более, что полно более привлекательных мест в системе Содружества, и более близких. Зато им требовались даже самые простые работники в разных сферах, от банальных строителей с правами на экзоскелет, до медсестер. И зарплата была неплохая. Командировка в итоге получалась пятилетняя, но это не страшно, с современными технологиями прыжковых двигателей, весь путь туда занимал около года. Затем три года работы — и вуаля, Дейна свободна с хорошей суммой на счету, а может, ей там очень понравится, можно и переехать… А пока год подготовки, обучения и переквалификации на базе на Земле. Научный городок прекрасно оснащен, жилье вполне комфортное, зарплату платят уже сейчас, правда, тратить все равно некуда, выходить-то никуда нельзя, да и все разговоры с родными прослушиваются.

Дейна взмахнула рукой, и проекция дождливого леса погасла, оставив за собой глухую стену серого цвета. Она немного колебалась, позвонить ли своему начальнику Артуру, или лучше просто сходить на рабочее место, в итоге решила, что лучше сразу прийти и расписаться в журнале, нежели потом бегать несколько раз. Заодно можно будет зайти в столовую и взять чего-нибудь вкусненького и скоротать вечер за просмотром фильма.

— Привет! — кивнул ей Артур, когда она через 20 минут зашла в кабинет. Там уже собралась половина коллег. Администраторша блондинка Кейт сидела за столом, обложившись экранами журналов. Оставшаяся часть висела в прямом эфире конференц-связи. — Ребята, у нас небольшая замена. С Присоша прибыл очередной челнок с образчиками тамошней флоры и фауны, нашли наконец-то нечто интересненькое, поэтому мы берем усиление на ближайший месяц. Работу основной лаборатории никто не отменял, поэтому нам придется раскидать по 5—6 смен каждому в нагрузку. Кто в усиление, а кто на допсмены. Туда нам нужно три лаборантки-помощницы, ничего особенного и сложного, все то же самое. Беру Джесс, Дейну и Руну. Вы — за мной, остальные — разбирайтесь с дополнительными сменами, Кейт к вашим услугам.

Девушки вышли вслед за Артуром, оставив за спиной гудящий рой лаборанток. Они прошли в кабинет начальника, куда он их пригласил широким жестом, затем зашел вслед за ними. Кивком указал девушкам садиться за стол для посетителей, бросил туда экран журнала, а сам разместился во главе стола в достаточно неформальной позе и закурил электронку. Никто не удивился, Артур был довольно молод и раскован, в отличие от многих других ученых.

— Итак, девчонки. Как я и сказал, обязанности все те же, что и были до этого — будете подготавливать лабораторию, убирать ее, вести лабораторные журналы, выполнять поручения руководителя, ассистировать, вести наблюдение за объектом. Об этом отдельно. Будете по очереди поступать в ночные дежурства за объектом, на месте вам все расскажут и покажут. Придется переехать в другой корпус, но это временно. Ставим отпечатки и брысь собирать вещички. Вопросы есть?

— А к чему такая спешка? — спросила пухлогубая блондиночка Джесс.

Артур пожал плечами:

— Не могу знать, персик мой. Я человек подневольный, у меня требуют — я даю, — хохотнул он, показав белоснежную обаятельную улыбку, — мне самому не нравится, что приходится отдавать своих девчонок незнамо куда, меня тоже не слишком посвящали, но, — он многозначительно указал пальцем вверх, — ОТТУДА приказ, значит надо. Да и ненадолго это, в конце концов.

Девчонки попрощались и разбрелись по каютам за своими пожитками. Вещей ни у кого много не было, поэтому через час они с рюкзаками снова сидели в кабинете Артура и, позевывая из-за позднего часа, пили кофе в ожидании «конвоя», как метко выразилась Руна.

«Конвой» долго ждать себя не заставил. Без стука в дверь вломилась компания из трех человек — два бугая в военных комбезах, и пренеприятнейшая женщина лет сорока, с властным стервозным лицом.

— Добрый вечер, доктор Мальц, — сдержанно кивнул Артур. — Пожалуйста, Ваши подопечные.

— Спасибо, доктор Кембрик, — высоким надменным голосом ответила женщина, и более не обращала на него внимания. — Лаборанты, шагом за мной. Все вопросы — потом.

Девушки поежились от такого «теплого» приема, попрощались с Артуром и вышли. На удивление, другой корпус оказался в другой части городка, поэтому им пришлось выйти, сесть в электромобиль, и через четверть часа оказаться у дверей небольшого здания на задворках.

— Риц, Эвери, Тембер, на выход, — отчеканила доктор Мальц. Девушки от неожиданности вздрогнули, и быстро выскочили из авто. — Идете за мной, сегодня уже поздно, покажу вам ваши каюты. Ложитесь спать, завтра в 8:00 сбор в медотсеке, карту блока я уже отправила вам на коммуникаторы, не опаздывать.

Девушки молча разошлись по своим каютам в безмолвной тоске. Дейна про себя чертыхнулась, вот же блин, явно выбрали ее за то, что вечно сама напрашивалась в другие корпуса, и вообше показывала всем своим видом, как хочет тут работать и быть полезной! Сидела бы молча, осталась бы в привычной лабораторией, в приветливом и знакомом коллективе, а не в этой казарме… С этими мыслями она быстренько раскидала вещи в шкаф и зашла в душевую кабину, а затем брякнулась на кровать и моментально отрубилась.

Наутро все собрались в медицинском отсеке. Кроме Джесс, Дейны и Руты еще присутствовало около десятка девушек из разных корпусов — это было видно по форменным комбинезонам. Стояли несколько медсестер в белых комбезах с красным крестом на груди, парочка химиков в синих с схематичным изображением атома, несколько военных в песчаных с логотипом в виде щита. У Дейны и ее коллег комбез был темно-зеленый с пиктограммой листка на груди. Она заметила, что среди новобранцев были исключительно молодые девушки примерно ее возраста, от 20 до 25 лет.

В медотсеке не было жутковатой доктора Мальц, вместо нее девушек встретил немолодой полноватый мужчина в медицинском халате.

— Я — доктор Куралли, — представился он. — Прежде чем вы приступите к дальнейшему изучению инструктажа, вам необходимо пройти медицинский осмотр. Те, кто будет отсеян по различным причинам, покинут наш корпус, остальных вызовет доктор Мальц. Присаживайтесь и приходите по очереди, когда вас вызовут. — доктор развернулся и скрылся в кабинете, а девушки стали рассаживаться в ожидании, потихоньку знакомясь между собой.

— Дейна Эвери, биологический отдел, — прозвучало из динамиков. Дейна поежилась, переглянулась с Джесс и шагнула в кабинет. Кроме доктора Куралли, в кабинете сидела медсестра за столом, больше никого не было.

— Здравствуйте, — пролепетала Дейна.

— Добрый день еще раз. Итак. Дейна Эвери, 22 года. Хронических заболеваний нет, аллергий нет, беременностей и родов не было, половую жизнь ведете с 19 лет, последний половой контакт был около полугода назад. Все верно? — прочитал доктор, держа в руках плоский экран.

Дейна немного смутилась от такого напора и молча кивнула.

— Не переживай, детка, — неожиданно мягко сказала медсестра. — Это стандартная процедура. Раздевайся и вешай комбинезончик вот здесь, и становись.

Дейна разделась. Доктор Куралли подошел, осмотрел ее, провел руками по ее длинным, светлым волосам, собранным в хвост, пощупал грудь, оставил пару пометок в журнале, затем велел залезть на кресло, провел гинекологический осмотр, и, вроде бы, остался доволен.

— Сейчас я сделаю тебе пару инъекций, это вакцины. Так как здесь вы будете контактировать с объектом, нам не нужно, чтобы кто-то принес грипп. И все, ты свободна, можешь возвращаться в каюту и ждать дальнейших сообщений, — сказал доктор, и ловко, пока Дейна не успела задать ни одного вопроса, всадил ей укол в плечо. Дейна хотела было возмутиться, но потом решила, что уже назад дороги нет, да и вряд ли ей навредят, поэтому покорно кивнула, попрощалась и вышла в другую дверь, чтобы не сталкиваться с очередью в медотсеке. Вернулась к себе в каюту, прилегла на диванчик, и, внезапно для себя, задремала.

Дейна проснулась, по ощущениям, через три-четыре часа. Открыла глаза и не могла понять, что ее так резко разбудило. Потом дошло — на нее почему-то накатило возбуждение. Дейна не сильно удивилась, так как действительно, как доктор и сказал, последний раз она занималась сексом около полугода назад, перед поступлением на новую работу, а девушкой она была достаточно темпераментной, поэтому периодически мастурбировала в душе. Последний раз она уединялась с собой несколько дней назад, а тут такой стресс, немудрено и перевозбудиться. Дейна лежала и раздумывала, есть ли у нее время на то, чтобы поразвлечься, или лучше потерпеть до вечера. Желание усиливалось, а еще у нее возникло странное ощущение зуда в районе груди.

«Что они мне там такое вкололи?» — испуганно подумала Дейна, но тут накатила новая волна возбуждения. Не в силах сопротивляться, Дейна стянула свой комбез, и обнаружила, что на трусиках расползлось пятнышко влаги. Она сняла трусики, провела по нежным губкам пальцем и чуть не застонала в голос. Дейна откинулась назад и начала нежно себя ласкать, проводя пальчиками по скользкому податливому клитору, и когда уже приближался оргазм, запищал браслет-коммуникатор.

Дейна чертыхнулась, и нажала на прием звонка.

— Через 3 минуты общий сбор в кабинете один-один-три, — механически сказал мужской голос, и затем отключился.

Дейна вскочила как ошпаренная, натянула комбез и побежала в кабинет. Неудовлетворенная киска продолжала сочиться влагой и тереться о ткань трусиков. С каждым шагом Дейне все больше хотелось остаться прямо здесь и довести дело до конца. Превзмогая вожделение, она дошла до нужного кабинета и открыла дверь, вслед за ней сразу же проскочила еще парочка девушек. Коллег среди них не было. Дейна оглянулась — всего в кабинете было около пяти девушек, уже знакомых по медотсеку. Все они выглядели немного смущенными и растрепанными, и у Дейны возникло ощущение, что всех оторвали примерно от одинакового занятия.

В кабинете их ждала улыбающаяся ехидной ухмылочкой доктор Мальц.

— Ну что, кобылки мои? — неожиданно фривольно воскликнула она. — Можете не смущаться, я в курсе, что сейчас происходит у вас в трусах. И не надо возникать! — подняла она руку в ответ на пару возгласов, — Это нормальная реакция на введенный препарат. Дело в том, что мы искали добровольцев на испытания репродуктивной программы с использованием нового Объекта №423 с планеты Присош. Испытания строго засекречены, поэтому вас отбирали под видом работников и ассистентов. Не беспокойтесь, ваш труд оплатится в достойном размере, но добровольно никто бы не согласился, поэтому мы пошли на небольшую хитрость. Наука — дело грязное, знаете ли, — ухмыльнулась она.

Девушки наперебой закричали, но она властно прикрикнула:

— Цыц! Да вы хоть понимаете, идиотки, как вам повезло? Мы специально отбирали вас, неудачниц, туповатых работниц, которым ничего хорошего все равно бы не светило! А вы обладаете кое-чем ценным, о чем сами не знаете. Ваш организм идеально подходит для совмещения ДНК Объекта и человека. Зачем нам это нужно — вам знать не требуется. Все, что от вас требуется — выполнять наши указания, и через некоторое время вы отсюда выйдете с крупной суммой в кармане и подпиской о хранении секретности. А может, еще понравится, и останетесь работать насовсем.

Испуганные лица девушек явно не разделяли взглядов доктора Мальц.

— Всем раздеться, — вмешался доктор Куралли. — Сейчас будет предварительный осмотр.

Девушки, дрожа от страха, стали стягивать одежду. Дейна краем глаза заметила, что практически у всех трусики были мокрые насквозь, соски стояли как кол, и вообще весь вид говорил о крайнем возбуждении. Она стянула с себя трусики, и с ужасом обнаружила, что влаги натекло столько, что она тянется тонкой нитью вслед за ними.

Доктор Куралли подходил и бесцеремонно ощупывал каждую девушку между ног и сдавливал грудь. Когда очередь дошла до Дейны, он радостно воскликнул:

— Ого, Луиза, смотри, какой хороший ответ! — и с силой надавил на сосок. Дейна дернулась от легкой боли, и ошарашенно наблюдала, как на соске выступила маленькая белесая капелька.

— Выработка молока уже начинается, — кивнула Луиза Мальц. — Она, наверное, в самом начале шла, вот и подействовало быстро.

— Что вы сделали? Какое молоко? Вы не имеете права! Не трогайте меня! — отшатываясь, закричала Дейна. Все остальные девушки в немом ужасе смотрели на свои груди, пытаясь понять, что изменилось.

— Детка, не кричи, лучше успокойся. От тебя сейчас ничего не зависит. Поверь, через некоторое время ты умолять еще нас будешь, чтобы мы до тебя дотронулись, — подмигнул доктор Куралли. — господа, проводите ее до каюты.

«Господа», которые выглядели как две гориллы в комбезах, лопающихся на груди, вынырнули откуда-то из-за стены и обступили Дейну. Ничего не оставалось, кроме как последовать за ними.

Когда Дейну сопроводили до каюты, она дрожащими руками заперла дверь и залилась слезами. Что происходит? Зачем она ввязалась в это дело? Лучше бы сидела себе в скучном НИИ и мыла пробирки, чем попасть в явно незаконные испытания на живых людях!

От этих мыслей Дейну стал отвлекать настойчивый зуд в груди и между ногами. Что они с ней сделали? Как можно испытывать сексуальное желание в такой момент? Дейна потрогала свою грудь, обнаружив, что та заметно налилась, соски приобрели темно-багровый цвет. У нее всегда была маленькая аккуратная грудь, под стать худощавой невысокой фигурке, едва дотягивающая до второго размера. Сейчас это был почти третий. Упругая, но в то же время мягкая грудь, безумно чувствительные соски. Девушка не заметила, как опустила руку ниже и снова начала ласкать свою изнывающую киску, надеясь получить облегчение. Но оно так и не наступало, ни через полчаса, ни позже.

Всю ночь Дейна маялась и ворочалась от ощущения жара. Между ног невыносимо зудело, и она то и дело принималась ласкать себя, но так и не могла получить долгожданную разрядку. Грудь ныла, чесалась и увеличивалась с каждым часом. К утру бедная девушка была абсолютно измучена. Киска набухла до безобразия, губки даже не смыкались

и не прятали воинственно торчащий розовый клитор. Грудь приобрела жуткий вид, теперь это были настоящие дойки размера четвертого, не меньше. К ней страшно было прикасаться, она стала каменной и болела. Соски торчали почти на три сантиметра, и когда Дейна попыталась надавить и проверить, пойдет ли молоко, она взвыла от боли, настолько чувствительными они стали.

Дверь внезапно распахнулась без стука, и вошел доктор Куралли. Дейна увидела, что его глаза довольно прищурились.

— Ну как, Дейна? Нам все еще нельзя тебя трогать, или ты передумала?

— Отвалите, — сквозь зубы просипела девушка.

— Ты же понимаешь, что сама не справишься? Мы, конечно, не допустим летального исхода, и когда ты потеряешь сознание от боли, сдоим молоко, — Дейна содрогнулась от этих мерзких слов, но промолчала.

— Ну, как знаешь, — с притворным вздохом сочувствия развел руками доктор Куралли и вышел. Вслед за ним Дейне принесли поднос с едой и напитками и оставили ее одну.

Остаток дня она провела в мучительном состоянии, не имея возможности облегчиться. Грудь увеличилась еще немного и достигла, как ей показалось, своего предела. Она была похожа на два небольших арбуза. Дейна могла лишь полусидеть на кровати, любое другое положение причиняло ей боль, но вместе с тем — сильнейшее возбуждение никуда не делось, она продолжала неистово течь и ласкать себя, периодически обессиленно рыдая. К вечеру страдания стали просто невыносимыми, и она завыла в голос, а после стала терять сознание.

Сквозь пелену она услышала, или даже почувствовала, что ее место нахождения изменилось. Она полусидела-полулежала в каком-то кресле, руки ее были пристегнуты к подлокотникам, ноги немного разведены и также пристегнуты. Дейна пришла в себя окончательно, когда услышала странный хлюпающий звук.

Она открыла глаза и увидела перед собой отвратительное непонятное существо. Больше всего оно было похоже на гигантского фиолетового осьминога, только щупалец было во много раз больше, и все они беспрерывно шевелились и сочились какой-то прозрачной гадостью. Дейна завизжала и забрыкалась в кресле, отчетливо представляя кадры из хентая, который она смотрела на досуге, но боль от переполненной груди заставила ее замереть на месте.

Существо приблизилось к ней, и вытянуло вперед пару щупалец со странными отверстиями на концах. Дейна вжалась в кресло, обреченно закрыв глаза. Внезапно она почувствовала, как существо щупальцами поменьше очень нежно трогает ее за грудь, слегка водит по ней, оставляя скользкие следы, сдавливает. Даже такое легкое сдавливание вызвало у девушки сильную боль, и она застонала. Существо, по всей видимости, это заметило, поэтому быстро присосалось щупальцами с отверстиями к соскам. Дейна ожидала вспышки боли, но это было на удивление приятно — сосок вместе с ореолой как будто утоп в нежном рту, обилие смазки смягчало все это действо, и существо принялось нежно посасывать ее соски, параллельно слегка оглаживая и сдавливая огромные груди.

Дейна снова застонала от смеси боли и наслаждения. Несколько минут ничего не происходило, грудь так и была каменной, как вдруг она почувствовала, как будто что-то прорвалось, и внезапно сама для себя вскрикнула. Щупальца с присосками задвигались чуть активнее, и Дейна заметила небольшое движение внутри них, как будто бы они глотали. Девушка поняла, что наконец-то пошло молоко, но это открытие ее не ужаснуло, а даже обрадовало, в надежде, что ее мучения закончатся.

«Осьминог» продолжал нежно посасывать и массировать грудь Дейны. Она чувствовала невероятное облегчение и наслаждение, и вскоре уже стонала в голос не от боли, а от удовольствия. Между ногами у нее уже натекла целая лужа, и ей казалось, что вот-вот она наконец-то кончит. «Осьминог» это тоже заметил, и Дейна почувствовала, как ее киски касается еще одно щупальце, а потом легко, не встречая сопротивления, входит в нее. Дейна застонала и закрутила тазом, но «осьминог» внезапно зафиксировал ее щупальцами и начал методично трахать, не давая ей шевелиться. Щупальце-член медленно снова и снова входило и выходило из влагалища, соки текли непрерывно, Дейна хрипло постанывала, качаясь на волнах удовольствия. Еще одно щупальце с присосками легло на ее клитор и стало нежно посасывать его в такт с сосками, а затем третье начало нежно тереться об ее анус, потихоньку надавливая. Дейна почувствовала, что дошла до точки невозврата, громко закричала и забилась в судорогах, сдерживаемая щупальцами.

Она чувствовала, как от невероятно мощного оргазма из ее киски брызжут сильные струйки, раз, другой, третий, удовольствие выворачивало ее изнутри и не прекращалось, она закатила глаза, а изо рта бесконтрольно потекла слюна. Вместе с тем она ощутила, как во влагалище стало еще мокрее, и щупальце-член, двигаясь толчками, извергает что-то внутри него. По ощущениям, ей казалось, что прошла целая вечность, прежде чем вспышки оргазма и вездесущие щупальца оставили ее. Последними отлипли от грудей щупальца-присоски, и сдувшиеся, ставшие вялыми и маленькими груди опали, пустив пару тоненьких струек молока из сосков. Из киски медленно вытекало что-то тягучее, что спустил в Дейну «осьминог». Она лежала и смотрела стеклянными глазами в потолок, мелко вздрагивая, ощущая себя абсолютно изможденной и опустошенной, а затем снова потеряла сознание.