Новый Год в Калиновке. Часть 3

Костя ты за отцом смотрел? Он костюм не одел случайно выходной… .?

спросила у меня мама, нося закуски с кухни на стол.

Да нет мам не одел он костюм. Толян полувер в шкафу взял как ты ему приказывала… . .

ответил я матери и та успокоилась. Ведь нести в химчистку костюм мужа ей крайне не хотелось, да и денег было жалко. Мы с Виктором, так звали вертлявого мужика с козлиной бородкой, стояли посреди зала и не знали что делать. Столы и стулья были расставлены а на улицу идти обратно на мороз из тепла, нам не хотелось. Толстая колхозница с носом » картошкой» родня тёти Зины, видя что мужики стоят без дела, дала нам в руки открывалки и мы стали открывать всевозможные консервы и заодно подтачивать женщинам столовые ножи, которыми они резали хлеб. Под шумок Виктор налил из бутылки на столе стопку водки, махнул её и закусил котлетой. За что немедленно получил от моей матери нагоняй.

На кухне же есть открытая бутылка водки, зачем же на столе её открывать? Всё не терпится нажратся алкаш… . .

гневно сказала вертлявому выпивохе мама Нина и велела ему заменить открытую бутылку, непочатой из ящика на кухне.

Сынок, я не хочу чтобы ты выпивал. Можешь конечно выпить немного вина и покушай. Смотри сколько всего наготовленно… . .

сказала мне мать, показывая рукой на накрытые столы в зале. А там чего только не было, начиная от жаренных котлет и кончая красной икрой, бутерброды с которой лежали возле каждой тарелки для гостей. Жареное и варёное мясо, отбивные, курятина и гусятина, селедка, сыры нескольких сортов и колбасы, варёные и сырокопченые, различные консервы, магазинные и домашние, холодец и уйма салатов от оливье до селедки » под шубой». И это только малая часть того что было на кухне, где томились в русской печи пироги, расстегаи и много, много вкусных вещей. Самогонки на этом » царском» столе не было, стояла только водка, причём не дешёвая » русская» которая делалась из картошки.

На столе у тёти Зины, строго была одна » пшеничная» водка, вино и жутко дефицитное по тем временам бутылочное пиво. В общем накрытый свадебно — новогодний стол у простой советской доярки, был большим камнем в » огород» тех кто сейчас поливает грязью советское время. Что в СССР люди голодали и не было продуктов. Это все бред, такое пишут малолетки никогда не жившие в то время. Во всяком случае при Брежневе не было ни какого голода, был конечно дефицит некоторых вещей, к примеру банальной туалетной бумаги не было. Но и без неё можно было обойтись вытираясь газетой, получая сразу два удовольствия, пока сидишь на толчке, почитаешь новости и подкуешся политинформацией.

Молодые, молодые едут… .

раздался на улице истошный крик и все ринулись на крыльцо встречать молодоженов из ЗАГСа. Они въехали во двор дома на трёх машинах, разукрашенных шарами и свадебными лентами. Первой заехала во двор белая » Волга» в которой сидели молодожены, второй бежевые » Жигули» с подругами невесты и третьей машиной в свадебном кортеже был красный » Запорожец» где сидели друзья жениха.

Не пустим, не пустим без выкупа… .

заорали алкаши из Слободки во главе с Коляном и бросились чуть ли не под колёса » Волги » с молодожёнами. Слободские мужики ждали этого момента с утра, стоя возле дома невесты на морозе. И сейчас справедливо хотели получить » выкуп» с «молодых» по старинному русскому обычаю. И они его получили после недолгих пререканий с хозяйкой дома тётей Зиной и друзьями жениха и невесты. Которые ни как не хотели давать мужикам водку за право проезда к дому и шутя пытались прорваться через натянутый красный пояс. Толстая колхозница родня тёти Зины, вышла на крыльцо с трехлитровой банкой самогонки в одной руке и с большим подносом на котором была навалена гора жареных котлет, колбасы и чёрного хлеба в другой руке.

И потребовала у слободских мужиков пропустить «молодых» к дому, в обмен на выпивку закуску. А те только этого и ждали, отпустили свой красный пояс на снег а трехлитровая банка крепчайшего пятидесяти градусного домашнего самогона и поднос с закуской, перекочевали в их замершие на морозе руки. Неотъемлемая часть свадебного обряда была пройдена, молодожены и приглашенные на свадьбу гости пошли в дом, а правнуки слободских пролетариев когда-то громивших Калиновку, мирно сели во дворе на скамейку и прямо на морозе пустили по кругу трехлитровую банку с самогоном. Выпивая за здоровье молодых и закусывая крепчайший первач, ароматными котлетами с чёрным хлебом.

Горько, горько… . .

заорал Толян, которому не терпелось выпить, но без поцелуя «молодых» друг с другом, нельзя было начинать застолье и мой папаша, смотрел на уставленный стол с бутылками » пшеничной». водки и изобилием вкуснейшей закуски, как смотрит голодный кот на мышь. Но вот наконец под общие крики, горько, горько, жених и невеста поцеловались в засос и в комнате зазвенели стаканы и вилки по тарелкам.

Закусывай, закусывай сынок… .

говорила мама, подкладывая мне в тарелку, горячую толченную картошку, котлеты и селедку. Я не хотел пить водку и было потянулся к пиву, но толстая тётка колхозница, севшая возле меня с другого бока от матери, сама налила мне водки в стопку и проследила чтобы я выпил за здоровье » молодых»

Для аппетита немного можно Нина. Парень у тебя взрослый и сто грамм ему не повредит… .

говорила моей матери толстая колхозница, отправляя в свой большегубый рот, куски тушенной утятины. И действительно, после выпитой водки у меня разгорелся прямо волчий аппетит и мама Нина, только успевала мне подкладывать закуску в тарелку, а я сметал с неё всё. Домашний холодец с хреном, котлеты и жаренное мясо, телятину, утятину, гусятину, всё улетало в меня как в крупорушку. Да и сидящие за столом гости, замерзшие на морозе, набросились на выпивку и еду и в комнате минут двадцать раздавался стук стаканов, ложек и вилок. Ну а после столы стали пустеть, кто выходил покурить на улицу, кто в туалет или просто поболтать на свежем воздухе, а молодежь, друзья жениха и подруги невесты и приглашенные на свадьбу гости их ровесники. Устроили в соседней комнате танцы, включили магнитофон, погасили свет и зажгли мигающую красную лампочку, сделав подобие светомузыки.

Пошли что ли потанцуем с тобой сынок… .?

спросила у меня мама, когда мы с ней вернулись с перекура на улице. Я стоял курил с мужиками возле крыльца а мама Нина и ещё две женщины, курили в стороне около сарая. В то время курящие дамы не были так популярны как сейчас и они старались на людях курить скрытно.

Пошли Кость, ещё успешь за столом посидеть. Я хочу с тобой танцевать а не с этим придурком… . .

сказала мне мать, кивая головой на вертлявого мужика с козлиной бородкой. Этот Виктор весь вечер крутился возле мамы Нины и сейчас звал её на танец.

С удовольствием мамуль. Я с тобой никогда ещё не танцевал… .

ответил я матери и повёл её в комнату из которой доносилась песня группы » АББА», мани, мани, мани… Краем глаза за столом я увидел Толяна, он уже основательно закосел и что-то доказывал сидящему с ним рядом мужику, жестикулируя руками.

Хоть бы медленный танец включили. Я стара уже прыгать как коза… .

засмеялась мама, танцуя быстрый молодёжный танец, под песни группы » Бони М». И как по заказу, кто-то из парней желающих потанцевать медленный танец со своей девушкой, перемотал плёнку на магнитофоне и включил тихую и спокойную песню группы » Синяя птица «. Я обнял мать за плечи и мы с ней стали танцевать медленный танец. Член у меня встал колом и им я упирался через одежду маме в живот. Я было хотел от неё отстраниться, но мать сама прижалась ко мне сопя в темноте носом. И я понял что поддатой маме Нине, приятно чувствовать стояк её взрослого сына. Так же как мне приятно было ощущать давление её грудей и горячее тепло тела родной матери.

Там где клен шумел, над речной волной, говорили мы о любви с тобой… .

Звучала, лилась песня в небольшой полутемной комнате. Танцуя с матерью медленный танец, я заметил что некоторые парни, положили ладони на попы своих девушек и так танцуют. Не долго думая, опьяненный выпитой водкой, теплом материнского тела и запахом её духов. Я тоже положил ладони на выпуклую попку мамы Нины и слегка помял ей ягодицы через юбку. Но ни какой ответной реакции с её стороны как я по началу боялся не последовало. Мать лишь удивлённо глянула на меня и ещё сильнее прижалась ко мне животом, давя им мой стояк в штанах. На нас никто не обращал внимание, в комнате было темно и подвыпившие парни уже откровенно лапали и целовали своих девушек и им было не до нас с мамой.

За стол, за стол садитесь, Новый Год думаете встречать… .?

прокричала тётя Зина, включив свет в комнате где молодежь устроила танцы. Я быстро убрал руки с материнской жопы отстранился от неё и как оказалось вовремя, мамина подруга, ходила по комнате и разгоняла особо пьяных парней, которые ни как не хотели выпускать из своих объятий девчонок.

Нин и ты тут с молодыми танцуешь? А твой Толик уже в отключке, пришлось в комнату для гостей его оттащить и спать уложить… .

сказала смеясь глядя на мою мать, её деревенская подруга и от внимательных наглых глаз тёти Зины не ускользнул тот факт, что у сына Нины, выпирал в штанах здоровенный бугор на ширинке.

А я не считаю себя старой и хочу с молодежью под магнитофон танцевать чем под гармошку… .

ответила подруге мама Нина и взяв меня за руку повела за собой в зал на своё место за столом. На улице играла гармонь и слышались песни но они тут же стихли, когда хозяйка дома позвала всех гостей со двора за стол встречать Новый Год.

Тётя Зина сняла с телевизора стоявшего на тумбочке в углу зала, традиционный белый тюль и включила первую программу. К слову сказать программ у тогдашнего телевидения было всего три, это первая, вторая и третья. В основном смотрели только первую и вторую программы а третья была полностью посвященна культуре, где шли бесконечные оперы, » Лебединое озеро» и фильмы об искусстве. Но к слову сказать и на оставшихся двух каналах советского телевидения, тоже особо не было ничего интересного. Там шли постоянные военные фильмы, где немцы были представлены полными идиотами а советские бойцы, умники и молодцы. Может быть по этому в СССР рождаемость была на высоте? По телевизору нечего было смотреть и советские труженники, » трудились » у себя в койках.

Дорогие соотечественники! Дорогие товарищи и друзья! Идут последние минуты уходящего тысяча девятьсот семьдесят седьмого года… . .

начал свою поздравительную речь Брежнев. Генеральный секретарь ЦК КПСС, традиционно поздрявлял многонациональный советский народ, с наступающим Новым Годом и перечислял заслуги советских людей в уходящем году. Правда речь у генсека была несвязной, он с трудом говорил и подбирал нужные слова. Это был уже тяжело больной человек, которому до смерти оставалось неполных три года.