Незнайка в мире обыденного секса. Часть — 2

Коротышки в гостиной продолжали спорить, но их запал явно проходил. Через некоторое время Знайка, держась за подбородок и пошатываясь, вернулся и объявил, что лекция, несмотря ни на что, состоится. Пилюлькин вспомнил, что Искорка нарушила правила приличия и ее необходимо наказать. Искорка вновь разрыдалась, теперь уже не из-за признания Знайки, а из-за возможного наказания. И пока Пилюлькин думал, как лучше провести суд над Искоркой, коротышка в очках занес трибуну в гостиную и встал за нее, перебирая листочки с лекцией. Малыши перестали гудеть, расставили стулья рядами и приготовились слушать. Большинство из них были отходчивыми и считали, что Знайка получил свое, а значит, злиться на него причин больше нет.

Знайка оперся на трибуну и откашлялся, сложив листочки с лекцией в стопку и приготовившись вещать. Искорка тем временем вспомнила, что она до сих пор в неприличном виде, поэтому вскочила и побежала в свою комнату, чтобы переодеться. Кнопочка решила доделать начатое Искоркой, поэтому подошла к Знайке, прошептала ему «Какой же ты дурак!» и поцеловала. Знайка неожиданно покраснел, но не растерялся, ответив на поцелуй, а потом поднял руки и положил их на аппетитную попочку кудрявой светловолосой Кнопочки. Малышка принялась расстегивать рубашку Знайки, покрывая его шею поцелуями.

— У меня вообще-то лекция… — попытался вразумить кудрявую малышку Знайка.

— Ну и читай свою лекцию, зануда! — Кнопочка пожала плечами и опустилась перед малышом на колени, расстегивая ему ширинку.

Публика в зале заметно оживилась. Сосулька внезапно села на колени к Пончику и, хихикая, принялась елозить попкой на его члене. Толстенький коротышка выпучил глаза и облапал Сосулькины сисечки, а потом высунул язык и принялся облизывать личико малышки, будто леденец. Ловко извернувшись, блондиночка стянула трусики и повесила их на специальную вешалку, которая как раз для таких случаев стояла в гостиной. Пока Сосуля расправлялась с нижним бельем, Пончик вжикнул молнией и извлек на свет свой внушительный агрегат. Вновь плюхнувшись на колени к партнеру, Сосуля задрала платьице и принялась тереться о член своей писечкой — несмотря на то, что ее любимый видом секса был минет, малышка не чуралась и классики.

Тем временем и другие зрители приступили к столь важным для здоровья коротышек сексуальным утехам. Пилюлькина из раздумий вывела Кренделек. Она злилась на доктора, но не могла придумать, что сказать ему в оправдание своей подруги Искорки. Поэтому рыженькая малышка решила пока просто сделать Пилюлькину минет, надеясь, что в процессе ей что-нибудь придет в голову. Ну, помимо спермы. Несмотря на злость, Кренделек не смогла сдержать радостной улыбки при виде крупненького докторского члена, который выскочил прямо перед ее личиком, когда малышка стянула с Пилюлькина штаны. Раскрыв ротик пошире, Кренделек с влажным причавкиванием насадилась на пенис, заставляя доктора восторженно охать и гладить ее по головке, разумеется, соблюдая все правила приличия.

Ворчун и Торопыжка уселись по обе стороны от Ягодки, один гладил ее коленки и промежность, а второй — задрал футболочку и целовал крупные сиси с розовыми ареолами. Рядом с ними Незнайка встал на колени перед Ромашкой и прямо сквозь трусики ласкал пальцами ее сокровенное местечко, целуя животик малышки, задирая маечку так высоко, что ее упругие груди вот-вот готовы были показаться наружу. Щечки Ромашки покрылись стыдливым румянцем, она то и дело одергивала Незнайкину ладонь, когда он порывался поддеть резинку ее трусиков.

Ромашка понимала, что если трусики покинут их законное место, то у нее не останется выбора, кроме как пустить член Незнайки в свою писю, что заставит их уйти с лекции, поскольку Ромашка, в отличие от многих других малышек, никогда не позволяла себе заниматься классическим или анальным сексом сидя на стуле — только лежа, в крайнем случае на четвереньках, как сегодня с Ворчуном и Торопыжкой. А Ромашка уходить из гостиной не хотела, ей было интересно, что расскажет Знайка.

Он тем временем дождался, когда все слушатели в той или иной мере займутся друг дружкой, еще раз откашлялся и начал. Опасения некоторых малышей по поводу возможного возвращения к теме любви не оправдались — Знайка принялся говорить о правилах приличия, что у большинства присутствующих вызвало одобрение. Не доволен был лишь Пилюлькин, но сейчас слова Знайки доносились до него как сквозь пелену — он растворялся в теплом нежном ротике Кренделек, старательно придавливая ее затылок так, чтобы пенис входил почти по самые яйца. Восхитительные ощущения дополнялись мычанием малышки и стонами самого Пилюлькина, иногда до того громкими, что им делали замечания коротышки по соседству.

— Как вы все знаете, правила приличия в Цветочном городе нерушимы и незыблемы вечность. Запыленные тома с их перечислением и подробной тра-ааах!-ктовкой стоят в каждом доме нашего города. Но в последнее время, в связи с участившимися контактами с жителями Со-ооо!-лнечного, Зеленого и других городов — не пора ли пересмотреть их некоторые положения? — Знайка иногда прерывался, когда Кнопочка особенно глубоко заглатывала его член или наоборот полностью вынимала его из ротика и легонько ласкала язычком.

Коротышки захлопали (у кого были свободны руки), одобрительно загудели (у кого были не заняты губы и язык) и замычали (все остальные). Незнайка тем временем оставил попытки пробраться Ромашке под трусики, снял с нее туфельки и принялся облизывать пальчики — один за другим. Малышка прикрыла лицо и затряслась от удовольствия — она никогда не признавалась партнерам, что любит ласки ступней, и была очень рада, что Незнайка решился на такой шаг. Знайка, воодушевившись реакцией слушателей, продолжил:

— Вот возьмем например правило ношения трусиков! Как вы все знаете, малышка не может быть без трусиков больше минуты, если не собирается прямо сейчас заниматься вагинальным или анальным сексом! Разве это справедливо?! Особенно если учесть, что малышам носить трусы вообще не обязательно — достаточно штанов! Где равноправие? — Знайка неожиданно для себя стукнул по столу. Зал притих, а потом Кнопочка в почти полной тишине убрала одну руку от яиц Знайки, положила ее себе под юбочку, а потом вновь явила на свет общественности, уже с зажатыми в ней трусиками. После этого Кнопочка обвела зал затуманенным взором, подбросила трусики вверх и… вновь припала к дрожащему члену Знайки своим пухлым маленьким ротиком! А трусики красиво упали прямо на голову Знайке. Тот не стал их убирать, а лишь глупо улыбнулся от счастья.

Зал будто взорвался — столь вопиющее нарушение правил привело всех в восторг. Некоторые опасливо посматривали на Пилюлькина, но тот, хоть и слышал заявление Знайки и видел, что провернула Кнопочка, не собирался срываться с места, не закончив наслаждаться минетом от Кренделек. Доктор привстал на стуле и яростно впечатывал член в ротик рыженькой малышки, разбрызгивая ее слюнки в радиусе метра вокруг. Одна его рука прижимала кудрявую головку, а другая — сжимала груди партнерши. Кренделек хоть и ненавидела Пилюлькина за то, что он указал на ошибку Искорки, тем не менее также получала фантастическое удовольствие — она уже едва могла пищать. Так здорово раньше ей было только с Незнайкой.

— Что ж, если возражений нет… — Знайка еще раз посмотрел на балдеющего Пилюлькина. — Предлагаю принять это изменение на общем собрании дома и предложить его другим коротышкам нашего города!

Пилюлькин и рад был бы возразить, но не мог и слова сказать — все его тело будто оцепенело, а потом взорвалось — потоки спермы хлынули в горлышко Кренделек, доктор лишь хрипел и осоловело глядел на других коротышек. На щеках малышки образовались ямочки, она благодарно сглатывала, пытаясь вспомнить, за что ненавидит Пилюлькина…

— Следующий вопрос… — Знайка весь сжался и также кончил в ротик восторженно мычащей Кнопочке. Малышка напоследок вдавилась носиком в Знайкин пах, а потом с чавкающим звуком снялась с пениса, демонстрируя всем сперму у нее на язычке. Подразнив малышей, Кнопочка проглотила нектар и облизнула губки, а затем стянула также юбку, после чего и футболку. В результате малышка оказалась полностью голенькой, если не считать туфелек.

Некоторые коротышки вновь затаили дыхание, ожидая, что Кнопочка пойдет еще дальше и примется делать Знайке второй минет, теперь уже голышом, но малышка не готова была разрушать вообще все каноны. Она поднялась на ножки и, покачиваясь, побрела к Ворчуну, который с улыбкой взял ее за бедра и усадил на свой массивный пульсирующий член спиной к Знайке и лицом к публике. Кнопочка размеренно начала скачку, подбрасывая свои крупные груди вверх-вниз. Некоторых малышей буквально гипнотизировали эти движения.

Знайка тем временем застегнул ширинку и продолжил лекцию, которая, похоже, плавно перетекла в общедомовое собрание:

— Следующий вопрос — купание. Как все вы знаете, мы купаемся на речке голышом, что всегда означает оргию. Разумеется, ничего плохого в оргии нет, но что, если какая-нибудь малышка или малыш хочет просто поплавать? Знаете ли вы в чем главная проблема? У нас нет купальных костюмов!

— Но ведь купаться в одежде неприлично! — подала голос присмиревшая Искорка, которая уже успела переодеться — теперь на ней была футболка и белая плиссировання юбочка. От намеков Знайки Искорка покраснела щечками и даже на секунду выпустила член Шпунтика, который так удобно устроился у нее в маленьком ротике.

— В Солнечном городе большинство малышек используют специальную одежду для водных процедур. Она называется бикини! И почему бы жительницам нашего города не поступать также? — спросил Знайка.

Тут уже практически все малышки зашумели, пытаясь переварить эту информацию. Нет, разумеется, все они видели и знали про развратные обычаи солнечногородских малышек, но чтобы вот так…

— Да! И я скажу больше — я взял мерки наших малышек у портного Зестежкина и привез с собой из последней поездки свежие модели бикини! Точно на вас сшиты! Они у меня в комнате! — Знайка решил не откладывать дело в долгий ящик и сразу же сбегать за обновками. Малышки в зале, хоть и продолжали отдавать и принимать ласки, с интересом посматривали на лестницу — когда же коротышка в очках принесет обещанное.

Только один Пилюлькин мог бы быть недоволен, но сейчас он не был в состоянии ничего услышать и сказать, так как его лицо было занято ошеломительно вкусной писечкой Кренделек. Малышка уложила доктора на пол, между рядов, и оседлала его, плотно обнимая бедрами за уши. Она ерзала и пищала, размазывая соки по восторженно мычащему лицу доктора, который одновременно и вылизывал малышку, и мял руками ее сисечки. Его все еще твердый член сиротливо мотылялся — Кренделек мешали устроиться в позе 69 Ромашка с Незнайкой, расположившиеся по соседству.

Пока Знайка ходил за подарками для малышек, оргия постепенно подошла к концу. Малышки торопливо одевались, попутно слизывая следы извержений друг у друга с лиц и тел. Большинство малышей кончили всего по разику и с трудом застегивали ширинки, так как их члены и не думали опадать. Но все понимали, что ради первого в истории Цветочного города дефиле в бикини можно и потерпеть немного. Кренделек уже в третий раз получила экстаз, сидя на лице Пилюлькина — она тоненько взвизгнула и задрожала, поливая губы и нос доктора своим восхитительным нектаром. Хватка ее бедер наконец ослабла, и доктор смог вдохнуть воздух носом. Пилюлькин был полностью красным, влажным и счастливым, с трудом осознавая, что вообще происходит.

Знайка уже вернулся и раздавал наряды малышкам, строго в соответствии с надписями на пакетах. Обитательницы дома заглядывали в свертки и мило краснели, представляя, как покажутся малышам на глаза в таких обновках. В свою очередь, малыши стыдливо отводили глаза, не решаясь признаться, что очень ждут, когда смогут увидеть малышек в купальниках. Полная нагота во время секса не смущала никого, а вот частичная, да еще и без немедленной реализации желаний заставляла коротышек буквально дрожать от возбуждения и стыда.

Малышки не спешили доставать наряды из пакетов, то и дело бросая стеснительные взгляды на малышей. Ромашка и вовсе, казалось, сейчас разрыдается. Ситуация накалялась, и вот наконец Ягодка, запинаясь, предложила:

— Ребята, почему бы вам на время не выйти из гостиной, пока мы.. не переоденемся?

— Переоденемся? А во что это вы собрались переодеваться? — Пилюлькин наконец очнулся и начал интересоваться происходящим.

Коротышки загалдели, пытаясь объяснить Пилюлькину смысл лекции, но он не желал ничего слушать. Когда прозвучало слово «бикини», доктора будто бы перекосило — он в бешенстве тряс кулаком и грозился бежать на улицу и звать на помощь — от счастливого и довольного после куни Кренделек Пилюлькина не осталось и следа.. Все, оторопев, смотрели на него, пока наконец Винтик и Шпунтик не сбегали в мастерскую и не принесли моток веревки. Усилиями четверых малышей Пилюлькина удалось связать, но, поскольку он даже после этого отказывался угомониться, Котенок согласилась пожертвовать своими трусиками, чтобы сделать кляп для доктора.

Ворчун запихал беленькие в цветочек трусики Котенок поглубже в горло Пилюлькину — он продолжал мычать, но шуму от него стало гораздо меньше. Котенок стыдливо прикрыла промежность ладошками — но Пончик помог ей избежать неловкости, наклонив малышку рачком и с размаху впечатав свой аппарат ей в попку. Котенок, которая больше всего обожала камшотики, не слишком часто занималась анальным сексом, поэтому первые несколько секунд ей было непривычно и больно, она даже пустила пару слезинок, которые тут же были подхвачены язычком Искорки, которой наверное больше всех не терпелось примерить купальник, чтобы утереть нос Пилюлькину. Она решила помочь подруге быстрее кончить — устроилась у нее между ножек и принялась пальчиками тереть клиторочек малышке, которая пожертвовала своими трусиками ради благого дела.

Пончик кончил довольно быстро, а Котенок, благодаря помощи Искорки, отстала от него лишь буквально на несколько секунд. Пончик скривил довольную физиономию и с хлюпаньем покинул попку партнерши. Сперма было вытекла из анального колечка малышки, но Искорка тут же подхватила струйку языком. Она проглотила все и улыбнулась, а Ягодка, которая пока суд да дело сбегала за запасными трусиками в комнату подружки, уже стояла рядом и протягивала ей столь важный предмет гардероба. Инцидент был исчерпан.

Малыши поспешно высыпали на улицу, не забыв связанного Пилюлькина — его прислонили к стеночке, где пару часов назад лежал оглушенный Знайка. А малышки остались наедине с обновками — многие из них уже предвкушали, как наконец-то смогут проплыть по реке больше двух метров, не отдаваясь каждому встречному малышу. Но не тут-то было — на улице прогудел сигнал клаксона. Такой громкий был только у паромобиля Копалкина, профессора археологии, в экспедицию с которым уехала Фиалка, соседка по комнате Незнайки, Пончика и Кренделек, а также две стажерки — Абрикосинка и Веточка с помощником профессора кандидатом наук Лопаткиным.

Сигнал не стал бы звучать, если бы все было в порядке, да и экспедиция должна была вернуться только через три дня. Хоть и с сожалением, но малышки тут же побросали бикини и выбежали на улицу. В паромобиле было четверо — профессор, сидя за рулем, наслаждался двойным минетом от стажерок — при этом одной из них пришлось устроиться не на сиденьи, а возле машины, слева от Копалкина — видимо, во время движения они чередовались. Присмотревшись, коротышки заметили, что профессор выглядит ужасно изможденным, а Абрикосинка с Веточкой сосут не в привычном умеренном темпе, а жадно и быстро, будто выдаивая сперму. Фиалка тем временем с трудом выбралась с заднего сиденья и сделала пару неуверенных шагов в сторону малышей. Они бросились к ней и едва успели подхватить, прежде чем малышка упала.

— Что случилось? Где Лопаткин? — неперебой спрашивали ее коротышки.

— Мы наткнулись на племя дикарей… Они схватили нас и… — Фиалка не могла говорить, она задыхалась, а воспоминания о пережитом лишь усугубили ситуацию. — Схватили и… целые сутки держали без секса… Даже не давали мастурбировать… Лопаткин остался у них…

Коротышки ахнули от ужаса. Некоторые малышки заплакали от таких слов Фиалочки, а чересчур впечатлительная Ромашка даже упала в обморок — Котенок и Искорка начали дуть на ее, пытаясь привести в чувство.

— Ей срочно нужен секс! — тут же нашлась Ягодка, пытаясь прощупать пульс на запястье подруги. Фиалка едва дышала, ее роскошная грудь вздымалась лишь чуть-чуть. Ягодка попыталась оказать первую помощь, выкручивая соски, но Фиалка почти не реагировала, у нее лишь немножко порозовели щечки. Коротышки опасливо покосились в сторону Пилюлькина, все же он был доктором, как никак. Да и сам моралист уже мычал скорее не сердито, а отчаянно. Винтик со Шпунтиком бросились к нему и вытащили кляп. Охрипшим голосом Пилюлькин закричал, забыв про все обиды:

— Тройное проникновение! Срочно! У нее тяжелый приступ сексуальной неудовлетворенности! Скорее, кто-нибудь! — малыши осоловело смотрели на Пилюлькина — ни у кого из них в такой ситуации не было эрекции (кроме, разве что, Копалкина, но он уже был занят), а действовать, судя по всему, нужно было быстро…