Неудачница

— Люса, не вредничай, ты мне обещала сегодня дать своё платье!… Да, то самое изумрудное с кружевами… Всё будет в порядке, вредина, мне же всего на один вечер оно и нужно будет… да, я тоже тебя обожаю, — Настя положила телефонную трубку и улыбнулась, подруга не подвела, и на вечере встреч выпускников у неё будет замечательное платье.

— Миша, ну я пойду, мне ещё к Люське заскочить надо за платьем и в парикмахерскую, постараюсь долго не засиживаться. Не забудь покормить Леночку и сказку ей почитать перед сном, а я часиков в девять уже домой приду.

— Много там не пейте, — улыбаясь, ответил супруг и поцеловал любимую Настеньку в щечку, когда та была уже в дверном проёме.

С той самой золотой школьной поры прошло уже пятнадцать лет. Одноклассники были очень дружны в школе. Они вместе ходили на природу, вместе устраивали сценки КВН, вместе саботировали уроки ненавистной литературы, вместе потом стояли в кабинете директора. Казалось, что их крепкая дружба затянется на века, и в каждую минуту любой из них может прийти на помощь товарищу, попавшему в неприятности. Всё это только тогда им казалось…

Окончив школу, кто-то перебрался в Москву, кто-то уже жил за границей, но даже те бывшие одноклассники, которые остались в городе, со временем всё реже и реже стали общаться. Нечастые встречи сменились на телефонные звонки, а те в своё время превратились в СМС.

В последние годы одноклассники лишь поздравляли друг друга с праздниками, зная об их жизни лишь то, что у них «всё хорошо», когда те отвечали на вопрос «как дела?». Поглощенные новыми делами, заботами и проблемами, им попросту уже некогда было оглядываться назад и вспоминать школьную дружбу.

Несмотря на всю занятость и ежедневную суету, в этот год они просто не могли не собраться, ведь в родной город приехала их бывшая классная руководительница. Уже заметно постаревшая, но не потерявшая прежней хватки, она обзвонила пару бывших школьных активистов, для общего сбора на выходных в кафе.

Естественно, отказ ни от кого не принимался. И пусть у бывших школьников самих уже давно были дети, а в волосах уже слегка закрадывалась седина, но старая закалка или, скорее, муштра, не позволяли возразить учительнице. Да нет, конечно же, я шучу, и никакой муштры не было. Было лишь неподдельное и искреннее уважение к человеку, который их когда-то учил уму-разуму.

Сегодня Настя выглядела по-настоящему прекрасно! Это нежное жемчужное платье с широким подолом, так и развивающемся на ветру, безумно шло к её чуть смугловатой коже, а накрученные у парикмахера кудри, спадали на милые плечики. И всё же некое чувство дискомфорта не покидало молодую женщину.

Пятнадцать лет — довольно большой срок. Наверное, это период, когда можно подвести первую черту своей жизни и немного оглянуться назад, радуясь или огорчаясь за свои прежние шаги. Ещё есть шанс свернуть с выбранного пути и, если не кардинально всё поменять, то хотя бы сделать шаг в сторону светлого будущего.

Насте нечем было особо хвалиться перед одноклассниками. Она была простой воспитательницей в детском садике, муж, которого Настя безумно любила, работал водителем автобуса. Да, у них была небольшая двухкомнатная квартира в панельном доме на краю города, которая явно не изобиловала богатым убранством.

Настоящим счастьем для Насти была её маленькая доченька — Леночка. В остальном же это была обычная скромная среднестатистическая семья, которая жила от зарплаты до зарплаты, копя целый год на двухнедельную поездку куда-нибудь в Анапу или Адлер. Похвастаться тут особо не чем…

Кафе оказалось очень уютным и приветливым. Настя немного задержалась у того самого парикмахера, поэтому к моменту её прихода, почти все однокашники, которые смогли вырваться на эту встречу, уже пришли и уже обменялись приветствиями и звонов стопок и бокалов.
Добрые улыбки и дружеские приветственные объятия встретили Настю, после чего она была посажена за стол, где ей тут же налили штрафную, а так же заставили говорить тост. И пусть Настя и являлась педагогом, но не была сильна в корпоративных речах, сказав лишь несколько фраз о том, как она рада всех видеть, а так же счастлива возвращению любимой учительницы.

Настя сделала глоток шампанского и просто наблюдала за присутствующими. Это в детстве мы могли болтать друг с другом без умолка, обсуждая всё и вся подряд. Сейчас же эти годы разлуки стеной стояли между одноклассниками, не давая общих тем для бесед. В основном говорила учительница, а так же Борька с Андрюхой, сидевшие на другом краю стола, о чём-то перешёптывались.

Эти двое ещё в школе были «не разлей вода», поговаривали, что после института они организовали какой-то небольшой бизнес, который пару лет приносил им неплохой доход. Затем, по непонятным причинам, тот самый бизнес прогорел, а Борька получил по суду «условку». Настя не знала, чем занимались ребята, да и не вникала особо, а те и не распространялись.

Несмотря на длительную разлуку, алкоголь способен развязывать даже самые скромные языки, а в их скромной компании потихоньку стала восстанавливаться какая-то идиллия. И вот уже нет того пятнадцатилетнего забора между ними, все друг друга радуют улыбками и приятными словами.

— Ой, девочки, а я неделю назад прилетела с Милана, — сказала Алёна, когда настал тот период вечера, когда общая компания разбивается по интересам: мальчики обсуждают одно, девочки — другое, только вот их учительница немножко ругала непутёвого Борьку за его прежнюю судимость.

— Вы даже не представляете, как я устала, — продолжила Алёна. Эти шопинги, они так выматывают — так выматывают. Но, если честно, я просто влюблена в бренды. Кстати, то платье, которое на мне, из последней коллекции.

Остальные девчонки немного завидовали успешной бывшей однокласснице. Даже прелестное переливающееся на свету изумрудное платье на Насте, довольно скромно смотрелось на фоне этого безумно красивого наряда Алёны, так и кричащего последним писком моды.

— А месяц назад мы с моим Коленькой были в Париже. Вы даже не представляете, как там безумно красиво! Не то, что наш серый сибирский город. Правда Коленька всё по бизнесу отлучался, но я не особо расстраивалась, ведь в Париже столько замечательных мест! Неспроста писатель Илья Эренбург сказал: «Увидеть Париж и умереть!».

Алёнка ещё в старших классах была первой красавицей в школе. Казалось, за ней бегали почти все мальчишки, желая получить её расположение. Та лишь мило задирала маленький красивый носик, всегда искренне полагая, что заслуживает большего! То большее в её жизни и произошло — судьба подарила ей очень преуспевающего бизнесмена с огромным банковским счётом. Не отказывая себе ни в чём, Алёна, из маленькой принцессы, превратилась в настоящую королеву, а постоянные салоны смело списывали 5-7 лет с её внешнего вида и нежной бархатистой кожи. Казалось, что когда-то Алёнка смогла ухватить жар-птицу за хвост.

Рядом с ней сидела Людочка, а по её слегка округлому животику можно было безошибочно определить, что девушка в положении.

— Ой, девочки, а мы третьего сынишку ждём. Муж компьютерными технологиями занимается, он у меня инженер. Когда первый сын родился, запретил мне работать. Говорит, что сам способен обеспечить семью. Ой, девочки, ни в чём себе не отказываю. Вы даже не представляете, как это здорово — посвятить себя всю воспитанию своих крошек!

Мускул на красивом личике Алёнки при этих словах слегка дёрнулся. Казалось, у неё было всё, но не было только детей. К слову, Люда об этом прекрасно знала, поэтому специально вставила последнюю фразу, произнеся её с восклицанием. Ещё со школьной скамьи эти красавицы постоянно соперничали. При этом делали это не явно, пряча свои истинные помыслы за доброжелательными улыбками. Однако любую ситуацию, каждая из них пыталась вырулить в собственных интересах, пытаясь «укусить соперницу».

Когда дошла очередь до Жени — хвастать своими достижениями в жизни, та немного засмущалась. Ещё в школе она была серой мышкой, которая глядела на доску через нелепые очки. Она никогда не хватала звёзд с неба, не была красавицей, мальчишки не бегали за ней табунами, как за Алёнкой или Людочкой.

После школы, окончив училище по курсу — швея, она так и занималась пошивом одежды, организовав маленькое ИП. Мужа не было, зато был сыночек, которого Женя безумно обожала. Её продукция расходилась не особо весело, однако на жизнь хватало. Возможно, Женя и была где-то счастлива, а где-то плакала в подушку.

Конечно, более успешные Алёнка с Людой виду старались не подавать, но, по их слегка сморщенным носикам, было понятно, что они видели в Жене лишь неудачницу.

Настя безумно боялась того момента, когда и ей придётся хвастать своими «достижениями», однако случайность избавила её от этого процесса, ведь в кафе зашёл Артём!

Ещё в школе остальные ученики чуть ли не делали ставки, с кем он будет встречаться: с красоткой Алёной или обворожительной Людой. К слову, школьный мачо оказывал знаки внимания и той, и другой, а так же ещё пару-тройке симпатичных девчонок. Поговаривали, что лет десять назад он переехал в Москву, дальше его след терялся.

Казалось, какая-то лучезарная аура окружала возмужавшего Артёма, а его белоснежная улыбка, безупречный костюм и дорогие «котлы» добавляли плюс тысячу баллов к его внешнему виду.

После добрых объятий с учительницей, он сел за стол. Алёнка тут же позабыла школьных подруг и практически приклеилась к красавцу. А ещё, краем глаза, она победно поглядывала на Люду, которая, со своим округлым животиком, постеснялась так откровенно льнуть к школьному красавчику. Люда немного злилась, ведь это была их с Алёнкой старая школьная завуалированная вражда по поводу Артёма.

Встреча выпускников шла своим чередом, а слегка затуманенный алкоголем взгляд учеников пятнадцатилетней давности, уже не особо замечал происходящее вокруг. Даже старенькая учительница, слегка приняв лишнего на грудь, сейчас расплылась в приятной улыбке.

Более-менее трезвыми оставались Настя и Люда — последней нельзя было пить по причине той самой беременности, а Настя просто не особо любила этот процесс. Ещё была трезва Женя, но она ушла, ведь её один дома ждал любимый сынишка.

Насте скорее было интересно наблюдать со стороны за происходящим. А понаблюдать действительно было за чем. Борька с Андрюхой о чём-то ругались, обвиняя друг друга в каких-то, ведомых лишь им косяках. Люда сидела, насыпившись, наблюдая, как Алёнка уже в наглую льнёт и пристаёт к Артёму. Остальные были менее интересны, ведя пьяные беседы.

В какой-то момент начался танец. Настю пригласил довольно выпивший Петька. Простой улыбчивый парень, он никогда не был первым, но и в конце колоны не стоял. Они с Настей даже немножко дружили в школе — в хорошем смысле этого слова, и даже помогали друг другу на занятиях. Просто Настя была больше гуманитарием, а Петя неплохо разбирался в точных науках. В любом случае он был одним из тех не многих, с кем на самом деле можно было по-настоящему и по-доброму поговорить.

— Настя, а можно я тебе признаюсь? — почти шепча в ухо, признался парень во время танца.

— Признавайся, заигрывающее, ответила девушка.

— Честно, ты мне безумно нравилась в школе, — улыбаясь, ответил Петя.

— Поздно, надо было в школе приставать, — ответила Настя.

Со стороны всё это общение могло быть похоже на флирт, но, на самом деле, это как раз был не тот случай. Петька был давно и счастливо женат, у него было две доченьки. И пусть звёзд с неба он не ловил, но у него была неплохая работа, прекрасная семья, и по-своему он был очень счастлив. Просто он был действительно рад встретить свою одноклассницу.

Не всё на той встрече одноклассников протекало так же целомудренно, и вот уже в танце Алёнка буквально растекается по мускулистому телу Артёма. К слову, тот нисколько не возражал, и вот они уже, в полутьме танца, страстно целуются…
• • •
Они всё ещё сидели некоторое время за столом, обмениваясь фразами. Лишь трезвые взгляды Насти и беременной Люды заметили, как через полчаса отсутствия, к ним вернулись Артём и Алёнка. К слову, у одноклассницы была чуть размазана губная помада.

Выпив ещё фужер шампанского и вызвав такси, Настя собралась домой. Если честно, ей уже стало откровенно скучно и грустно.

По дороге домой, Настя вспоминала всё то, что увидела за последние часы. Алёнка была успешной девочкой, которая может себе позволить поездки и во Францию, и в Италию, Люда счастлива, ведь муж окружил её заботой, а Артём стал вообще большим человеком в Москве, ведь лишь его часы стоили несколько её годовых зарплат. Женя, хоть и не была особо счастлива в жизни, но всё же, являлась предпринимателем, да и Петька неплохо поднялся. А кто она? Что она достигла? Воспитательница в садике? Это безумно популярно или высокооплачиваемо?…
• • •
К обещанным девяти часам вечера Настя вернулась домой. Открыв дверь, она почувствовала вкус её любимой горячей яичницы с луком, помидорами и сыром. На встречу к маме вышел супруг, а так же маленькая Лена.

— Мама, папа совершенно не умеет укладывать меня спать, и сказки он не умеет читать, а ещё он выпил бутылку пива, — вредничал маленький стукач.

Настя перевела взгляд на мужа, а тот лишь мило улыбнулся.

— Как же я вас люблю! — ответила Настя и обняла супруга с маленькой дочкой…

Счастье — это вопрос абстрактный! Тут нет стопроцентных мерил и стандартов! Миллиардер, прожигающий жизнь в достатке, не заметит очередной миллион, и уж тем более, никогда не поймёт путника в пустыне, который будет безумно рад простому глотку воды. Счастье — это то, что делает тебя радостными!

Они уложили спать малышку, перед тем, как лечь в постель.

— Ты — самый лучший из мужчин! — сказала Настя и поцеловала своего супруга. Ей не надо было в те минуты ни Парижа, ни инженера IT-технологий, она любила своего суженного такого, каким он был, и не надо было другого…
• • •
Люда вернулась домой с того вечера слегка недовольная. Её встретила комната в коммунальной квартире, пару бегающих кричащих детей и тот самый «типа» инженер IT-шник, который уже несколько лет зарабатывал на хлеб лишь тем, что ремонтировал мобильные телефоны. Рядом с ним стоял початый литровый бутыль с водкой, а слегка трясущиеся руки не были помощниками в починке нового мобильного телефона — именно ремонтом гаджетов он зарабатывал последние несколько лет…

Артём тоже вернулся, только не к себе домой. Он отпросился у начальника, у которого работал охранником. Те самые золотые котлы он тайно, на время, позаимствовал у хозяина, который, волею судеб, приехал в этот сибирский город по рабочим вопросам.

Не обманула только Алёнка. Она на самом деле была и в Париже, и в Милане, только даже в самом сладком пироге, порой, бывает невкусная поджаренная корка. Она прекрасно знала, что у её супруга давно появилась молоденькая двадцатилетняя любовница. Безумно красивая девочка с упругой грудью и шикарной попой всё чаще делила постель с её мужем. Даже тогда, когда они были вместе в Париже, она была где-то рядом. Алёнка терпела это, ловя запах чужих духов на вороте супруга, а что ей оставалось делать? Уйти или терпеть…

Встреча выпускников удалась!…