Настоящий полковник и жена мэра

Спазм стискивает моё горло – FM-радио крутит оркестровый марш «Прощание славянки». Для штатских это ни о чём, а для строевых офицеров это ДЕМБЕЛЬ. Много лет весной и осенью я провожал на дембель своих солдат и сержантов. Сейчас май и на дембель еду я. Автобус везёт меня из аэропорта в город моего детства. Я вышел в отставку, мне пятьдесят лет, я настоящий полковник. Много лет, там, в гарнизонах и на полигонах, меня преследовала мечта – уйти в отставку и ловить карася на городских прудах моего провинциального городка. За год до дембеля (это термин для солдат, но мне он больше нравится, чем «отставка», или «пенсия») я нашёл через интернет друга детства Серёгу Зубу (ник такой) и соскайпился. Мы вспоминали детство, говорили за жизнь, я вспомнил, как ходили на рыбалку, я делился своими планами на жизнь. Неожиданно в кадр заглянула Серёгина жена. Как-то внимательно меня оглядела и сделала предложение – три летних месяца пожить на их даче. Они с Серёгой в туристическом бизнесе и на всё лето уезжают в Европу, работать с нашими туристами. Предложение взаимовыгодное – я живу на даче, присматриваю, поливаю розарий и сад, рыбачу, без спешки покупаю себе квартиру. Я согласился.
Приехал, встретились, посидели с коньячком, съездили на объект, я получил ключи. Дача расположена удобно – пять минут до воды, в город ходят рейсовые автобусы, если припечёт – час пешком. Живу, как в раю – рыбалка, своя рыбка на уху и жарёху, поливаю, прорываю розарий согласно инструкции.
В конце июля, в субботу возвращаюсь с вечерней зорьки с небольшим уловом карасиков. Чищу рыбу. Иду в летний душ и собираюсь сделать ужин из улова. Жара спала. Краем глаза вижу, что на мой участок заходит компания из двух дам и мужика.
— Тук-тук, ау, хозяева!
Им на глаз около сорока, явно не огородники – холёные. Мужик красавец – брюнет, громкий голос, широкие жесты, улыбка мартовского кота. Дамы роскошные – мой вкус. Мне полтос и я не люблю нимфеток. А тут категория – «вся в соку», приятные объёмы спереди и сзади. Одна короткостриженная блонда с художественным торчком волос в стиле пикси. Вторая тёмная шатенка с длинным каре. Мужик первым выходит из гляделок:
— А где Серёга, где Валя?
Я коротко объясняю, что я не воришка, а хозяева в Европах.
— А мы ваши соседи через дачу, приехали за лето первый раз, решили по коньячку. Мужик показывает пузырь. Мне нужен режим добрососедства, и я предлагаю:
— Если моя компания устроит, проходите, я под коньяк рыбки пожарю.
Блондинка хлопает в ладоши и тянет остальных прямиком в беседку. Мы знакомимся. Мужик – Серж, блонда – Агнесса, шатенка – Юлия, ну а я Паша. Просто Паша, ну я же дембель, зачем сложности с соседями. Мы готовим сообща ужин – жарёха, овощи с огорода (соседка огородница меня подкармливает). Я вдруг чувствую, что Агнесса как-то близко от меня, иногда касается, локтями, и, похоже, строит глазки.
Садимся за длинный стол – Серж и Агнесса с одной стороны, мы с Юлей напротив. Наливаем, пьём, едим сладеньких карасиков. Я замечаю, что Серж и Агнесса закидываются хорошо. Я и Юлия совсем по чуть-чуть. Застольем рулят Серж и Агнесса, соревнуясь в активности, друг с другом. Мы переходим на «ты». Анекдоты и шутки становятся всё более неприличными – Агнесса громко смеётся и открыто начинает со мной флиртовать. Вот только мой выбор – спокойная в каком-то своём достоинстве Юлия. Мы с ней иногда переглядываемся и слегка общаемся. Агнесса начинает смотреть на меня, как анаконда на кролика. Постепенно её лёгкая фаза опьянения переваливает в пьяное варнякание. Она загрызается с Сержем. Он её сгребает в охапку. Приносит извинения и, пожелав приятных сновидений, уводит. Она брыкается, но он настойчив.
Мы остаёмся с Юлией:
— Я помогу тебе убрать и помыть посуду.
— Хорошо.
Я ношу тарелки, Юля моет. Мне очень приятно её общество, её голос, её карие глаза, спокойная улыбка – просто достойная женщина. Агнеска конечно красотка редкая, но уж очень напористая. А Юлия совсем другая.
Юля заканчивает мыть посуду под летним рукомойником и вытирает руки о полотенце. Я стою рядом и понимаю, что не могу её отпустить. Легко запускаю пальцы в волосы. Не касаясь головы.
— Паш, я замужем.
Я не отдёргиваю руку, пауза – смотрим в глаза друг другу.
— Давай присядем.
Мы садимся на веранде на лавочку.
— Ты в нашем городе недавно и нас, судя по всему, не знаешь. Мой муж Серж и он мэр города.
Я в оторопи, Юлия улыбается, видимо довольная полученным эффектом.
— Агнесса в городе главная пожарница, подполковник МЧС. Она увела у меня мужа. Сейчас он с ней, а мы подруги. Я жена по паспорту – избираемому мэру нельзя разводиться. Агнесса гражданская жена.
— А ты наверное заведуешь культурой в городе?
— Я заведую городским филиалом сберегательного банка. У меня есть любовница – работа. Я трудоголик.
Ну, ни фига себе у меня соседи!
— У вас есть дети?
— Сын. Мы отправили его учиться в штаты. Серж настоял, что за университет платит он. Паш, у тебя военная выправка, ты служил?
— Да, я кадровый военный, полковник. Сейчас в отставке.
Мы молчим.
— Паш, ты хочешь, что бы я осталась?
— Да, ты мне нравишься. Но я хочу, что бы ты знала – я не просто полковник, я строевой офицер, у меня в подчинении всегда был полный штат солдат и я за них отвечал по уставу. Я не тот мужчина, для, которого женщина на разок.
— Ты был женат?
— Был, наш сын поступил в столичный ВУЗ, жена поехала за ним, нашла себе другого, попросила развод. Я согласился, теперь свободен.
— Пойдём в дом?
Заходим, я зажигаю свет, Юлия осматривается. Я беру её за руку и притягиваю к себе. Наши лица в сантиметрах друг от друга. Я не спешу набрасываться, засасывать, валить в постель. Это не по моему уставу. Просто смотрю в глаза, вдыхаю аромат волос, чувствую её дыхание.
— Паш, давай выключим свет.
— Ты стесняешься?
— У меня не девичье тело, груди и попа.
Я хочу, но не могу ей сказать, что просто хуею от тела зрелой бабы в моих объятиях. От мягких, начавших обвисать бабьих сисек, от бабьей жопы, и от пизды рожавшей бабы. Поэтому говорю только часть правды:
— Я хочу видеть твои глаза, взгляд, реакцию. Давай включим настольную лампу и уберём её в дальний угол.
— Хорошо.
Я делаю интимный свет. Лучше бы конечно свечи. Они на даче должны быть, но я сейчас не хочу рыться по шкафам и тумбочкам.
Я сажусь на кровать и раздеваюсь.
— Паш, отвернись, я разденусь.
— Покажи мне это, я хочу видеть.
— На мне повседневное бельё, а это не сексуально. Мужчины любят кружевное.
— Я не хочу стриптиз фотомодельки, мне интересна ты такая, как есть.
Юлия не решается делать это анфас, отворачивается и снимает своё дачное, светлое платье через голову. На ней действительно обычное бельё – высокие белые трусики, и лифчик с широкой полоской сзади. Не поворачиваясь, она снимает и лифчик, и трусики. Закрывая руками свои верх и низ ныряет на кровать. Ложится на живот. Ну, хорошо, вид попки, тоже окей. И какая попка – вау!
Я ложусь сбоку и начинаю легко, только кончиками пальцев гладить её спину и тыльную область шеи. Двумя пальцами по позвоночнику от шеи до попы и останавливаюсь у начала расщелины между её прелестями – пока не время идти глубже. Её лицо повёрнуто ко мне — улыбка, глаза закрыты. Я начинаю целовать шею, затылочную область, кончиком языка провожу по краю ушка. Потом языком по спине, и теперь целую округлости попки.
Начинаю мять её прелести, проникая медленно глубже. Видимо Юлию смущает «угроза сзади» и она переворачивается на спину. Блин, какая прелесть – бабьи сиськи с большими, чашечкой сосками. Я зарываюсь между ними лицом. Юлия, видимо, к этому ещё не готова и тянет мою голову вверх. Мы начинаем сосаться ртами, прижимаясь телами. Я не спешу – девочка должна быть готова идти дальше.
Она первой оторвалась от моих губ, и её ротик двинулся к моей шее. Я перехватил инициативу и стал целовать её шею, потом всё ниже и ниже. Плечи, и вот сосок уже у меня во рту. Она меня не прерывает, теперь руками глажу и мну эти две красотки, сосу соски. За сосочки подаю сиськи вверх и лижу под ними. Широко, оставляя след слюны. Юля тихонько мурлычет. Затем животик, он у неё не плоский – ну, нормальная женщина. Я уже почти у самой цели – шикарная шубка, лезвие и воск там не отметились. И вот этот миг услады для глаз – я развожу её ноги в стороны – писец! Но это только миг – Юля рывком закрывает прекрасный вид своей прелести подушкой.
— Паша, не надо, я не хочу так дальше! Давай ты меня просто трахнешь!
Облом, однако. Хотя, я же выбирал её, как приличную женщину. Агнеска скорее всего уже сидела бы на мне в 69-ть.
— Хорошо, если я буду сзади, для тебя это приемлемо?
— Это рачком?
Я киваю. Она становится на колени, опираясь на локти. Её попа восхитительно выпячена. Я пристраиваюсь и вхожу, а там уже влажно и широко.
Почему я люблю вагину рожавшей бабы? Была у меня в юности неприятная история. В девятом классе, меня соблазнила соседка по дому. Девочка симпотная, рано созрела и познала мужчин. Она нас коллекционировала. Ей было в кайф соблазнить и дать пацану. Попал и я на эту мину. Вагинка у неё узкая, контакт плотный. Я вошёл, несколько раз туда-сюда и кончил, получив прозвище скорострел. Естественно она всем раззвонила. Я окончил шкoлу и удрал в военное училище. Следующей моей женщиной уже в училище стала опытная дама. У неё была дочь, муж где-то на вахте. Я вошёл в неё, и оказалось, что я могу драть бабу долго. Всё у меня нормально, и у баб оргазмы. Моя фея.
Сейчас тоже всё путём – догнал Юлю до оргазма. Плотного контакта нет, да не беда – вынул, помог немного рукой и излился на её попу. Так приятно выстрелить, прижавшись к расщелине.
Мы заснули в объятиях. Утром меня разбудил тихий стук в дверь, Юля меня опередила и выпорхнула. Я сделал вид, что сплю. По голосу это была Агнесса. Они быстро и тихо переговорили, Юля на цыпочках, зашла, забрала одежду, и я услышал звук притворяемой за ней двери. Всё – финита-ля. Роман полковника и банкирши закончился. Мы не обменялись мобильными номерами. Конечно, можно зайти в офис банка, записаться на приём. Интересно, как она выглядит там, рулить банком надо в ежовых рукавицах. Там денюжка.
Мне с Юлей было очень хорошо, и я не был в претензии. Мой дачный рай остался при мне – утром рыбалка, днём сон в гамаке под яблонями. Как там пел Юра Хой – «Жизнь начнётся без авралов, сундуков и генералов. Демобилизация». Лирика, блин…
В четверг у нас вода, поливаю розарий и краем глаза вижу, останавливающуюся у моего забора шикарную чёрную бибику. И из него выходит Юля. Я не знаю, какой там для банкирш дресскод, но в моём представлении они одеты, как она сейчас. Волосы замотаны в подобие ракушки, уши открыты, на шее тонкая нить бус из натурального жемчуга. Белая рубашка с длинным рукавом, расстёгнута только верхняя пуговка, не смотря на июльскую жару. Чёрная в обтяжку, длинная юбка. Лицо собранное, серьёзное. Это только мгновение. Она заходит через калитку и приятно улыбается:
— Привет, Паша. – Так мягко…
— Здравия желаю, товарищ банкир!
— Ты так официально, прикалываешься?
— Ты при исполнении…
— Паш, давай поговорим.
Оказывается всё нормально, и даже более чем… Утром смоталась потому, что у Агнески какое-то ЧП, за ней пригнали машину. Серж не захотел оставаться на даче один, сказав, что Юлия будет у Павла, и засобирался с Агнессой. Выбор Юлии мэр одобрил, ну, в смысле меня. На работе три дня запарка – сидела до ночи. Вырваться смогла только сейчас.
Финальный диалог:
— Паш, я скучала, а давай ты ко мне переедешь?!
Мне надо подумать, я молчу. Видимо моя пауза ей рвёт мозг:
— Паш, я хочу трахнуться, я уже вся извелась! – Я просто смотрю в её глаза. – Паш, мы сделаем, как тебе нравится…
— Поехали к тебе, буду лечить тебя от трудоголизма.
Она счастливо улыбается. А в каком кайфе я?!