Моя ненаглядная дочка. Часть — 2

На этот раз всё прошло получше — я сидел на кровати, дочурка стояла на коленях передо мной, приятно было невероятно — и теперь я так быстро не кончил, и Танечка получше постаралась, я был на седьмом небе от удовольствия. Да ещё я сунул руки в вырез её ночнушки и стал ласкать её упругую горячую грудь, которая так чудесно пружинила в моих жадных руках, заодно доставляя удовольствие и дочке, как она потом рассказала. Кончил я, чуть не потеряв сознание — получше даже, чем с её мамочкой получилось! И вот так, до приезда Игоря после каникул, она «тренировалась» на мне, готовясь сделать приятный сюрприз своему парню. Как ни смешно и грустно — тренировалась на мне для удовольствия своего бой-френда. Почти анекдот получился!

Потом, после их свиданий, как Танечка мне по секрету расказала, её парень был в «полном отпаде», довольный как слон, ходит только с ней за ручку и на других девчонок совсем не смотрит. Даже мне на выходных иногда на «сладкое» удается получить — так дочка была довольна моими советами бывалого, ну и «тренировками»! Получал я море удовольствия, да и «стояк» у меня потом был — жена была очень довольна! Но вот прошло пару месяцев и опять новость — её одногруппница Света, такая просто девушка-оторва, как её их куратор охарактеризовала, как-то выдала на их студенческой вечеринке, сильно подвыпив, что она своему «папику» в попку даёт и тот в полном восторге.

И не залетишь, и мужчине приятно, он теперь Светку завалил подарками. Вот теперь и Игорь, развесив тогда уши, стал Танечке весьма прозрачно намекать насчёт анальчика — он тоже мечтает получить подобное удовольствие от своей девушки. А это ведь вроде и больно, заодно и не гигиенично, и страшновато немного, да и вроде не приспособлена эта тугая дырочка для секса, хотя и часто в данном аспекте и используется.

Так что в один прекрасный день, точнее в одну чудесную ночь Танюшка наша вновь оказалась в папочкиной постели — мы с женой спим отдельно уже пару лет, да так и лучше выспишься. А если жене или мне «это» надо, тут идёт разговор прямым текстом — уже столько лет женаты. Но наша хитруля дождалась мамочкиной командировки с отчётами и теперь лежит рядом со мной — просит подготовить её к такому виду секса, как ни чудно мне это слышать.

Пришлось мне проводить с ней сексуальный ликбез анальчика, правда, с большим удовольствием, чего уж тут скрывать от себя. Правда, у меня был в душе оправдательный вариант — уж очень в полутьме комнаты наша красотка напоминала мне свою мамочку, когда мы с ней предавались совсем юными утехам страсти, получая невероятное удовольствие. Ну и ладно, приступим!

Мы выпили с ней по рюмочке кагора и я долго целовал её сладкие губки, пахнущие вином и свежестью молодости. Главное, чтобы она перестала дрожать и волноваться. Затем поласкал её тугие крупные бугорки грудей руками, затем стал целовать их, нежно покусывая и лаская язычком набухающие соски этих нежных «мячиков», пахнущие земляникой. А когда волнительные стоны удовольствия Танюши стали совсем громкими и очень сладкими — хорошо, что наша мамуля в командировке, я аккуратно перевернул мою красотку-дочурку на животик и стал медленно и очень нежно поднимать подол её короткой шёлковой ночнушки. Это было невероятное блаженство — медленно открываются её длинные стройные ножки во всей чудесной красе совершенства её фигурки, затем её круглая упругая попка, туго обтянутая неким подобием этих современных трусиков. Зрелище передо мной было невероятное, чудесно-волнующее, только тот из отцов, которому любимая дочурка разрешает такое, может меня понять — я был в нирване!

И вот её символические трусики медленно сползли с неё, аккуратно стягиваемые моими немного дрожащими руками — ах, какая у неё совершенная форма попочки! И сейчас, получив такое интимное разрешение, я стал ласкать язычком её тугую дырочку, ласково раздвинув её упругие нежные «булочки» — это было просто невероятно и томительно-сладко! Под ласками моего язычка колечко сфинктера немного надулось, а дочурку стало бить, как разрядами тока — какая у неё чувствительная попочка! Как мне рассказал знакомый врач, только одна из тысячи женщин может получать удовольствие от анального секса и от ласк её попки, даже может получать анальный оргазм. Похоже, что Танечка именно та одна из тысячи!

Мой язык спускался и к тёмно-розовым губкам её вульвы, которые так возбудительно выглядывали между немного раздвинутых ножек моей красавицы-дочки. Танечка так сладко стала стонать, выклячив свою аппетитную круглую попку, сильно возбуждая и меня — какая она сладкая и вкусная! Но вот мой умелый палец наносит смазку на тёмное пятно ануса моей прелести, тугая дырочка сразу сжимается, но ласковые поглаживания и нежные поцелуи попки и горячей спины помогают ей расслабиться. И тут же мой хитрый средний палец, весь в густой смазке, легко скользнул в тугую дырочку её чудесной попки и тут же обратно. Танюша тихо ахнула, вся сжалась, а в попке уже никого и ничего нет и она вновь расслабилась. А как только она успокоилась, мой настойчивый палец легко проник в её попку, побыл там чуть-чуть и вновь обратно.

Так продолжалось довольно долго, но вот Танечка перестала постоянно напрягаться, а вот её сфинктер стал легко пропускать мой коварный палец и теперь я свободно двигаю им в тугом канале, фактически трахая в попочку пальцем мою любимую дочурку. Проходит немного времени, вот она похоже стала получать некоторое удовольствие от этого, вот она прогибается в талии и уже просто с видимым удовольствием отдаётся ласкам и движению моего среднего пальца, став тихонько и очень сладко стонать — ей стало нравится! А я, улёгшись на боку, просунул свободную руку и стал ласкать отзывчивую грудь моей прелести, а она повернула свою красивую головку, обрамлённую гривкой пушистых волос и наши губы встретились. А как только наши губы разомкнулись, Танечка вновь стала сладко стонать — похоже ей нравится и ей приятно.

Тогда я стал делать круговые движения пальцем, немного раздвигая тугое колечко сфинктера, на что моя прелесть отозвалась новыми сладкими стонами удовольствия. А я, нежно поцеловав её в шею, громко прошептал в её розовое ушко:

— Танюша моя сладкая, сейчас я войду в тебя. Ты не боишься? Если тебе будет больно, скажи мне, хорошо, моя прелесть…

— Папусик, всё хорошо, я с тобой ничего не боюсь, ты мой самый любимый папочка, самый классный, — и опять её чудесный сладкий поцелуй и её нежный язычок скользнул мне в рот и обратно. Ну что — сейчас или никогда! Приподнявшись, я подсунул небольшую подушечку под её животик, отчего она прогнулась в талии и её попка раскрылась мне навстречу. Я окольцевал своими ногами её восхитительные бёдра и вот мой каменный от возбуждения член, смазанный для лучшего трения кремом, медленно вошёл в её тугую дырочку, вызвал у моей прелести лёгкий стон и оханье — я, так сказать, ломаю целку в её попке, лишая эту сладкую нежную попочку её девственности и приучаю её к сексу.

А раз она так охает, я вынул член и вновь вставил его, и вот так несколько раз — пока эта чудесная попочка не стала легко его принимать и, самое главное, дочурка сумела расслабиться. И вот уже вся головка и узловатые змеи вен на стволе члена скрылись полностью в её заманчивой дырочке. Я немного раздвинул её упругие ягодицы и вошёл ещё глубже, а шелковистая кожа её попочки стала обжигать меня. Немного полежав не шевелясь, чтобы попка Танечки привыкла к нахождению в ней этого горячего «друга», я стал медленно двигаться в её восхитительно-заманчивой дырочке, сминая её нежные, упруго-уступчивые ягодицы, которые так восхитительно пружинили подо мной.

Это было так сладко, так томительно-невероятно — я имею в попку мою красотку-дочурку, да ещё и по её просьбе, да ещё и для того, чтобы она потом угодила своему крутому бой-френду и соответственно осталась на верхней ступеньке градации в их колледже! Ну и времена, ну и нравы! Хотя я и сам хорош, но ведь по просьбе моей дочурки, а не для её совращения! Почти анекдот, но вот сейчас я был в полном удовольствии и невероятной сладости от упругой чудесной попки Танечки. Только тот, кому его дочка дала в попку, поймёт меня — сейчас между нами была самая высокая степень доверия между отцом и дочерью, как ни дико это звучит для любого моралиста и ханжи! А как нам сейчас хорошо!

А вспомнив ещё, я подсунул руку под животик дочурки и стал нежно ласкать её сочащуюся соком страсти щёлочку вагины и пуговку клитора. И вот она стонет ещё громче и так сладко, что у меня просто сердце замирает — я сумел доставить удовольствие своей любимой сладкой дочурке!

— Папуля, мне так необычайно хорошо, я такого ещё не испытывала! Мне совсем не больно, папуля, давай ещё и кончай в меня. Я тебя обожаю, папулечка! Ты самый классный, папуля! А-а-а, как мне хорошо, мне так классно, папуля, кончай в меня! И не выходи из меня, побудь во мне, полежи на мне ещё! А-а, как мне чудесно, папуляяяя…

Это было так невероятно-сладко и очень приятно — кататься на упруго-уступчивой попке моей прелести, доставляя ей и себе море удовольстия. И вот оргазм просто пробил меня, как разрядом тока — я взвыл и с большим удовольствием стал изливаться внутрь попки моей прелести. Полежав на ней ещё немного, я потом отнёс мою уже такую тяжёлую взрослую дочурку — всё же восемнадцать лет девчонке, в душ, чтобы смыть пот и грехи наши, а мы были потные и скользкие от пота и груза грехов, правда очень приятных.

Потом мы ещё немного полежали, засыпая, а Танечка всё рассказывала мне на ухо, хотя дома мы были одни, про свои ощущения и необычное удовольствие от нового для неё вида секса. А потом она неожиданное выдала такое:

— Папуля, а у Игорька его «штучка» побольше твоей будет, так что ты постарайся, разработай мне попку, чтобы я могла дать ему спокойно. Ну чтобы мне было комфортно с ним, понимаешь, — она неожиданно покраснела, даже видно было это и в полутьме, потом добавила, нежно целуя меня:

— Папусик, а мне было так хорошо с тобой. Необычно, немного больно вначале, а потом стало так хорошо, особенно когда ты стал ласкать мою «пипочку». Папусик, а я ещё такого хочу, но чуть попозже, хорошо? И я теперь всегда буду тебе давать в попку.

Обалдеть, а я почти месяц, до приезда Игоря из спортлагеря, где он выступал за свой колледж, готовил для него чудесную упругую попку моей дочурки. И теперь она гордо ходит по колледжу — она королева своего курса! Игорь с неё просто глаз не сводит, а физиономия у него — как у кота возле миски со сметаной! Да и Танечка наша стала весьма напыщенной особой. Теперь она точно в универ поступит! И на следующем новогоднем балу корона королевы новогоднего вечера будет на её красивой головке. А сейчас на ней незримая корона в градации первой леди колледжа!

Ну а сделать ей дефлорацию я категорически отказался! А именно вот «это» должен делать или её муж или её любимый мужчина, вот тогда у них не будет претензий к ней по этому поводу! Тут я полностью в этом уверен — пора и им самим разобраться и с собой и со своей градацией! И с их поведением!

Замолчал наш Ник-Ник, а я, быстренько налив нашего универсального успокоительного, заодно снимающего стресс и предложил тост «За сбычу мечт», а когда он оживился, рассказал, что подобные тосты слышал в Ростове. Неправильно по правилам языкознания, но правильно по сути!

Потом подбодрил его, сказав, что он всё сделал правильно, он же никого не бил, не унижал, он ведь не насиловал, всё было хорошо и местами даже очень и очень приятно. Оживился мой гость, поговорили мы ещё о «приятном», выпили ещё по рюмочке — всё же праздник! Ушёл он весьма успокоенный и даже что-то тихо напевал, какую-то знакомую мелодию. Ну и слава Богу, успокоил я его, а полностью мне поисповедовавшись, Ник-Ник сбросил свой «груз» и теперь спокоен. Ну а что было, что его так волновало, так ничего страшного! «Какие времена — такие и нравы!» (Марк Туллий Цицерон).