Моя начальница

— Саш! — послышался голос напарника и я оторвал воспалённый взгляд от компьютера, чтобы посмотреть на него.

Серёга был взбудоражен, на бледных щеках расцвело два ярких красных пятна, а губы кривились от едва сдерживаемого шипения.

— Тебя гидра вызывает! — выплюнул Серый и сжал кулаки.

А я понял, почему напарник в таком состоянии. Гидрой называли нашу молодую начальницу, зарекомендовавшую себя жёсткой стервой и мстительной сучкой.

И не сказать, что Екатерина Александровна была такой уж гадиной. Откровенно говоря, отдел раздолбаев программистов можно было держать только так, как делала она. «Методом кнута и пряника», — подкинул мозг формулировку. А память вытащила из недр своих гигабайтов воспоминание о приличной премии от начальницы. Правда, за неделю до этого пряника, мне попало и «в хвост и в гриву», причём без мыла и с особой жестокостью.

— Иди уже! — отвлек меня от воспоминаний Серёга и ядовито добавил, — Я свою часть честно получил.

Пришлось вставать с насиженного места и выключать компьютер, чтобы ненароком кто не подглядел и не залез. У нас зазеваешься, так твою наработку честно свистнут или ненароком в шуточку какой-нибудь вредный вирус подсадят, а то и переход на порно сайт с БДСМ организуют.

Некстати мелькнувшая мысль про порно сайт напомнила, что секса у меня не было давненько. Подружка однажды слилась, а я был слишком занят своей новой программой, чтобы искать постельные увлечения с новой дамочкой.

Несколько коридоров, потом к лифту и я выхожу из родного отдела. Двенадцатый этаж огромного офисного здания занимала администрация, и мне нужно было подняться туда. «Большой босс» занимала средний кабинет в хитросплетении больших и маленьких начальников.

Около двери с золотой табличкой «Косачева Екатерина Александровна», я чуть помялся. Нагоняя получать не хотелось, а то что это будет именно он, сомнений не было. А вообще, откровенно говоря, не хотелось получать нагоняя именно от неё.

Если бы меня за работу «дрючил» мужик-начальник, или на крайний случай, тётка бальзаковского возраста, можно было бы смириться. Но как назло, Екатерина Александровна была привлекательной женщиной чуть старше тридцати. Высокая, стройная брюнетка с короткой стрижкой и просто шикарной задницей. Наши все облизывались на её формы, подчёркнутые строгими классическими костюмами.

Вздохнув, всё же постучал и мгновенно получил разрешение войти. Просторный кабинет казался пустым, лишь большой стол с креслом, пару стульев для посетителей и несколько шкафов — всё.

— У нас что, сломался лифт? — послышался ироничный вопрос, стоило мне закрыть дверь за собой.

Началось!

— Нет, Екатерина Александровна. — Послушно ответил я, стараясь слишком не фыркать.

— Может тогда у вас травма?! — преувеличенно побеспокоилась женщина и вышла из-за своего стола, чтобы встать напротив меня и оперлась пятой точкой на столешницу.

— С чего вы взяли? — удивился я, больше увлеченный рассматриванием начальницы, чем самим разговором.

Вынужденный целибат плохо сказывался на моей мозговой деятельности, передавая кровь нижнему собрату. Екатерина Александровна была сегодня в костюме (кто бы сомневался) стального цвета со слегка просвечивающей блузой. Юбка чуть выше колена обтягивала бёдра, заставляя гадать, что под ней: колготки или чулки.

— Ну должно быть у вас травма ног, раз вы добирались до моего кабинета целых тридцать минут! — Ядовито ответила она, демонстративно глядя на изящные часы на своём запястье.

А я выругался про себя, потому как от её невинного движения, грудь Екатерины Александровны поднялась, и я смог углядеть кусочек блестящего бюстгальтера в вырезе блузы.

— Я пришёл сразу, как мне передали. — Ответил, отводя взгляд и стараясь незаметно переместить ногу, чтобы скрыть набухание верного друга.

— Значит, виноват посланник? — саркастично переспросила женщина и пообещала, — Разберёмся.

Я мысленно извинился перед Серым, такая не забудет этого момента и обязательно съязвит при следующей встречи. Екатерина Александровна вдруг повернулась к своему столу и потянулась за какой-то папкой. А я гулко сглотнул, теперь прекрасно зная, что под юбкой начальницы чулки.

Небольшой разрез сзади юбки разошёлся больше чем нужно, посвящая меня в тайну женщины. Непонятно как, но я вдруг сделал несколько шагов вперёд, чуть не упираясь своим большим бугром в круглую попку начальницы. Повернувшись, она столкнулась со мной и папка улетела на пол, а листы из нее разлетелись по всему кабинету. Мы синхронно опустились на корточки, подбирая бумагу. При этом я бормотал какие-то извинения, а Екатерина Александровна молчала, тихо сопя и собирая документы.

Поднялись мы тоже одновременно, и я подал свою кипу женщине, на что она возмущённо фыркнула.

— Вы, Александр Николаевич, криворучка! Что программы ваши, что вот и в жизни…, — она не договорила, тыкая бумагами в меня.

А я разозлился! Программы мои были отличными, и буквально несколько недель назад она это признавала. А папка упала?! Так не хрен нагибаться перед мужиком, отсвечивая своими прелестями.

Бросив бумажки обратно на пол, я обхватил её затылок и впился в пухлые губы поцелуем, другой рукой прижимая к себе и давая понять своё состояние. Екатерина Александровна застыла под моим напором, но ответила на поцелуй. Её часть бумаг тоже упала, когда женщина обняла меня за шею и сама углубила поцелуй, посасывая мой язычок.

А я сделал то, о чём мечтал весь отдел во главе со старым аналитиком Петровичем, поднял её юбку на поясницу и обхватил аппетитные ягодицы руками. Женщина застонала мне в губы и принялась тереться об меня как кошка.

Оторвавшись от сладких губ, прошёлся поцелуями по шее, приятно пахнувшими лёгкими духами и спустился к груди, попутно расстегивая мелкие пуговички. Екатерина откинула голову, тяжело дыша и выгибаясь под моими ласками.

Чтобы было удобнее, подхватил за попку и усадил на стол, прежде чем оторваться на классных сиськах. У начальницы была твердая тройка переходящая в четвёрку, тёмные сосочки призывно торчали сквозь блестящий лиф. Спустив бюстгальтер, принялся ласкать их, то пощипывая, то выкручивая вершинки пальцами, Екатерина Александровна тихонько хныкала. А когда наклонился и втянул в рот сосок, откровенно и громко застонала.

Пока баловался с грудью, думал что кончу прямо в трусы. Стояк был жёсткий, даже яйца стали каменными. Но Катюша имела совсем другие планы на мой член. В один момент отняла такие сладкие сисечки, слезла со стола и быстро опустилась на колени. Вид женщины, смотрящей на меня снизу вверх, при этом снимающей с меня штаны и трусы — чуть не доконал. Пришлось закрыть глаза и сжать кулаки.

Но глаза сами открылись, когда горячие губы обхватили головку и с силой втянули во влажную пещеру рта.

— Твою мать! — прохрипел я, толкаясь членом в ротик начальницы.

Послышался тихий хмык и мой хуй полностью исчез в недрах рта женщины. Почти профессионально она трахала ртом мой член, пропуская в горло и лаская яйца. Зарывшись рукой в её волосы, я сжал кулак и принялся помогать её движениям.

В момент, когда я чуть не брызнул, она отпустила член и жалобно прошептала:

— Сашенька.

— На стол! — рыкнул на неё, желая только одного: кончить как можно скорее.

Екатерина Александровна подскочила с колен и мгновенно нагнулась на столешницу, призывно виляя попкой в черных стрингах. Усмехнувшись от такого шикарного зрелища, шлёпнул по ягодицы и отодвинув полоску ткани, с размаху вошёл в пизденку.

Влажная горячая киска приняла, как по маслу, нежно сжимая весь член и доставляя охренительное удовольствие. Катюша громко застонала и напряглась, подаваясь навстречу моему члену. Обхватив попку и зафиксировав её, я принялся долбить дырочку всё быстрее. В ушах всё громче бил пульс, а внизу живота скручивалось напряжение. Яйца влажно шлепали по киске и потянувшись, я обхватил груди, чтобы резкими движениями загонять свой член ещё глубже.

Катюша закричала и забилась в конвульсиях, сжимая и разжимая мой член своей пизденкой. Несколько глубоких движений и я тоже изливаюсь в неё, стон вырывается на выдохе, а в глазах на мгновение темнеет. Яйца сжимаются в последний раз и опускаются вниз пустыми мешочками.

Я потискал сиськи и провел губами по влажной спине начальницы, прежде чем вынуть член из манящей теплоты. Удовольствие растекалось по телу, поднимая настроение и давая общее удовлетворение.

Екатерина Александровна сжала ноги и аккуратно поднялась. Поправив трусики, она закрыла свою дырочку, чтобы не вытекала сперма и снова опустилась на колени. Ласковым движением язычка, она принялась собирать остатки спермы и свои соки с моего члена. А потом нежно пососала, пока он не стал чистым. Я кайфовал, поглаживая женщину по голове.

Когда она закончила, то встала и оправила одежду, будто ничего и не было.

— Можете идти, Александр Николаевич. Все вопросы на сегодня мы решили. — Отпустила она меня и я блаженно улыбаясь, ушёл из кабинета.

Серёга смотрел на меня, как на чудо, когда я в отличном настроении пришёл на рабочее место.

— Хвалила. — Пожал я плечами на молчаливый вопрос и получил свою долю зависти.

А в конце рабочего дня, нам принесли интересную новость из соседнего отдела.

— И зачем ей диван?! — ворчала бухгалтерша Вера Фёдоровна. — Мужики в шестером с трудом его доперли в кабинет. Говорят уже конец рабочего дня, может завтра, а она упёрлась и всё. Нет, говорит, нужно сегодня поставить. Спать там собирается что ли?! Вот ведь гидра и есть!

Серый уже собрался уходить, когда зазвонил стационарный телефон. Кинув взгляд на мое сосредоточенное лицо, он все же взял трубку, развязно проговорив: «Алло». Тон его вдруг резко изменился и он заюлил:

— Да, конечно, Екатерина Александровна. Сидит, работает. Сейчас передам.

Он со вздохом положил трубку и жалостливо посмотрел на меня:

— Гидра вызывает. Похоже, тебе капут! Злая!

Кинув, я выключил компьютер и сохраняя несчастное выражение лица, отправился на двенадцатый этаж. Член почему-то уже оживился и начал потихоньку набухать, а память подкидывала воспоминания о сладкой и влажной киске. «Интересно, а Екатерина Александровна балуется аналом?» — пришла мысль и я вдруг понял, что скоро это узнаю.

Разрешение войти было дано, стоило лишь раз стукнуть. Кабинет утопал в полумраке и больше не был пустым. Часть левого угла теперь занимал черный кожаный диван, на котором расположилась начальница. Юбка Екатерины Александровны была поднята, трусики сняты, а ножки в чулках широко раздвинуты. Даже отсюда я видел, как блестит гладкая киска женщины. Она поманила меня и раздвинула пальчиками нижние губки.

Улыбнувшись, я стянул с себя свитер с футболкой и подошёл к ней, чтобы опуститься на колени перед диваном. Ни с чем несравнимый запах женщины окутал меня, стоило чуть наклониться. Катюша обхватила мой затылок и потянула к киске. Можно подумать я сопротивляюсь?)))