Месть жены. Часть — 3

Ресторан «Якорная бухта» был расположен в конце причала Санта-Барбары… Его большая часть нависала над водой, как передняя палуба авианосца. Отсюда открывается вид на яхт-клуб и выход к волнорезу.

Если метрдотель считал, что вы выглядите достаточно дорого и важно, и вы готовы немного подождать после чаевых, то вы получите столик у окна с видом на океан.

Вечер пятницы худшее время для посещения ресторана, слишком много желающих… Войти в один из таких вечеров без предварительного бронирования равносильно неожиданному приходу, чтобы поболтать и выпить чаю с Папой Римским.

Шелтон и Сильвия прибыли без предварительного бронирования. Один взгляд на дорогой костюм Тода и явно оригинальное мини из шелкового крепа от Эмилио Пуччи Сильвии и десять долларов, которые тут же исчезли в кармане метрдотеля, позволили оказаться им за одним из столиков у окна… Вскоре Танкерей стоял перед ними в матовых стаканах.

— Будет ли что-нибудь еще в данный момент, сэр? Спросил, приветливо улыбаясь, официант.

— Спасибо… Пока нет…

Когда официант ушел, Тод посмотрел на свою спутницу.

Она выглядит очень женственно… И очень красиво…

Затем он сказал ей об этом. Она мягко улыбнулась в ответ. Ее волосы были похожи на золотой водопад, застывший в полете. Ее лицо казалось мягче, губы полнее… Глаза были слегка затуманены… На каждой из ее прекрасных скул был лишь слабый намек на румянец.

Тод был почти уверен, что это произошло из-за его щетины во время их второго раунда занятий любовью после того, как Сильвия проснулась.

Внутренняя поверхность ее бедер была такого же цвета… По той же причине…

Сильвия, наблюдая, как отблески свечей пляшут на его лице, подумала, что он самый красивый мужчина, которого она когда-либо знала. И она тоже сказала ему об этом… Он усмехнулся в ответ. Она действительно считала так. И чувствовала себя, такой уверенной и довольной рядом с ним. Она подняла свой бокал…

— За что мы будем пить?

— За тебя… — Тод улыбнулся ей.

— Нет, глупенький… Чтобы… Чтобы… — она закрыла глаза, не в силах заставить себя произнести это.

За нас! — хотела сказать она.

Но это прозвучало бы, как собственничество… Тод спас ее.

— За прекрасные выходные… Пусть они продолжаться так же хорошо, как и начались…

Сильвия кивнула, коснулась его стакана своим и затем выпила. Она откинулась на спинку стула, полностью расслабившись, и позволила ощущениям захлестнуть ее. Каждая клеточка ее тела была живой и поющей.

Боже! Я чувствую себя такой… Счастливой… И свободной… Это невероятное ощущение…

Она могла бы провести остаток своей жизни, просто сидя здесь и чувствуя себя так. В какой-то степени это было связано с сексом, а в какой-то с тем, что она была с Шелтоном…

Он невероятен… Он принес в мою жизнь новые краски… Почему я раньше не повстречала кого-нибудь… Похожего на него?

Ей так хотелось, чтобы они были неразлучны…

Я никогда и близко не подходила к тому… Чтобы чувствовать что-то подобное… С Брюсом. Ни разу… Никогда!

— Что-то случилось? — спросил Тод, прервав ее размышления.

— Что?

— Твои мысли… — сказал он, — Ты выглядел слишком серьезно…

— Если бы я сказал тебе, я бы… — она замолчала.

— Смелее… Я умею слушать…

— Хорошо, — немного подумав, сказала она, — Зажги мне сигарету… И возьми мне еще выпить… И я расскажу тебе историю своей жизни… Немного грустной… Как фортепианная музыка… — она усмехнулась собственной шутке.

Сильвия посмотрела в сторону окна, изучая свое отражение в стекле. Затем указала на него:

— Видишь эту женщину? Иногда я думаю, что это и есть настоящая я… Что-то смутно видимое… — она прищурилась, и выпустила дым в свое отражение, — Иногда я не вижу ее месяцами… Иногда она не уходит, как сейчас… Посмотри на нее, она смотрит на меня… Она… Она обвиняет меня…

— О? Ты сделала что-то, чего не должна была делать?

Сильвия затушила свою наполовину выкуренную сигарету.

— Нет. Все наоборот… Я не сделала многого из того, что должна был сделать. Когда я была маленькой… Я всегда знала, что хочу… Я хотела быть врачом и помогать людям… Потом мой отец… Умер… Мы были с ним очень близки… И врачи не смогли ему помочь. Тогда я… Возненавидела врачей… Потом, я была уверена, что стану знаменитой киноактрисой… Это продолжалось до тех пор, пока мне не исполнилось четырнадцать… Потом я решила, что лучше стану олимпийской чемпионкой… Это продолжалось четыре дня… Тренер только бросил на меня один взгляд и… Тогда я подумала, что стану знаменитым писателем или художником… Никакого таланта… Когда я закончил школу, я подумывал о вступлении в Корпус мира или что-то в этом роде… Но потом я поняла, что просто не могу проводить время в какой-то лачуге с грязным полом, пытаясь заставить кого-то делать то, что он не хотел делать… Или держать на руках чужого больного ребенка… Я училась на третьем курсе колледжа Скриппса и за эти три года шесть раз меняла специальность… А потом я вдруг поняла, что мне вовсе наплевать на учебу… И я вернулась домой… У меня была апатия ко всему… Я просто ничего не делала… Несколько лет…

— Хммм… Чтобы просто ничего не делать… Нужны… Эээ… Средства…

— Моя семья богата…- фыркнула Сильвия, — Ты не знал?

— Нет… — тихо сказал Шелтон.

— О, боже! Да… Моя девичья фамилия… Мэйфейр…

Тод приподнял бровь и невольно был впечатлен…

— Стивен Мэйфейр? Самолет «Мейфэра»? Лодки «Мейфэра»?”

Она улыбнулась и кивнула… В этот момент официант принес новую порцию напитков. Когда он ушел, она снова подняла свой бокал. На этот раз она сделала паузу всего на секунду, прежде чем сказать:

— За нас!

Шелтон одобрительно кивнул и чокнулся с ней стаканами.

— На чем я остановилась? — спросила Сильвия, а затем ответила на свой собственный вопрос, — Ах, да… Мама взяла меня с собой в кругосветное путешествие, она надеялась, что я встречу какого-нибудь симпатичного подходящего мужчину с приемлемым социальным положением… Восемьдесят прекрасных дней, сорок экзотических портов, восемьдесят романтических ночей!!! — она знала, что ее горечь и сарказм будут заметны, но ей сейчас было все равно, — Я не смогла заинтересоваться ни одним из мужчин… Они мне быстро наскучили… Мама же… Все время подталкивала меня к Брюсу…

Она усмехнулась, увидев улыбку Тода.

Сильвия поднесла свой бокал к свече и смотрела на него, раздумывая, продолжать или нет.

— Я… Начала думать, что со мной что-то не так… Мне было уже почти тридцать… И я все еще была девственницей! И меня ни в малейшей степени не интересовал ни один мужчина, которого я когда-либо встречала… Кроме одного… Которого я встретил, когда мне было пятнадцать… Ему тоже было пятнадцать… И я бы уступила ему… Если бы он знал, что делать… К сожалению… Он был высоким, светловолосым и худым и собирался стать поэтом. Он читал мне свои стихи… И некоторые из них были такими грустными и прекрасными… Я плакала… — она сделала паузу, сделала глоток из стакана и уставилась в окно, — Я видел его пару лет назад. Он теперь лысый… Работает помощником менеджера в сетевом обувном магазине, женат, пять детей… И больше не пишет стихов…

Она подняла глаза, и поморщившись.

— Господи, это начинает угнетать… Ты уверен, что хочешь услышать остальное?

— Мне интересно, — сказал Шелтон.

— Тогда ладно… Мама подталкивала и Брюса… Брюс был социально приемлем. Он болтается в Гарварде и в какой-то элитной частной школе для выпускников на Восточном побережье. Он на старше меня… Разведен… Он продолжал наступать… Я же не могла видеть ни его… Ни тяжело дышащего третьего помощника, ни палубного юнгу, который выглядел так, словно я был мороженым с горячей помадкой, а он не ел целый месяц… Так что… Я начала думать, что со мной, должно быть, что-то не так. Что, может быть, я лесбиянка… На борту была одна девушка, шведка, которая определенно была лесбиянкой. Я имею в виду, она не скрывала этого… Она просто встала и сказала мне, что она лесби и хочет знать, натуралка я или… И так или иначе, буду ли я заинтересован в том, чтобы позволить ей заняться со мной любовью. Я думаю, что это произошло между Гибралтаром и Египтом… Однажды ночью я пошла с ней в ее каюту и позволил ей делать то, что она хотела. Я чувствовал, что должна знать. Она сделала все для меня… И ничего… После того, как все закончилось, а я никак не отреагировала. Я ощущала себя грязной и больной… А потом… Через пару дней… Я подумала… Почему бы и нет. И легла с Брюсом… Было немного больно… Он сказал мне, что будет безопасно, но он солгал. Он забрал мою девственную плеву и… Только позже я понял, что этот сукин сын сделал это нарочно…

Шелтон наблюдал, как она сердито нащупывает сигарету… У него не было возможности дать ей прикурить… Официант опередил его.

Сильвия выдохнула кипящее облако дыма.

— У нас… Мы должны были пожениться. Мама была просто в восторге, несмотря на обстоятельства. Через два дня после того, как начался наш медовый месяц, я потеряла ребенка. Ты знаешь… Это было первое настоящее желание, которое я хотела за долгое время… Я хотела стать матерью. И даже в этом мне было отказано. С тех пор Брюс неоднократно заявлял, что не хочет ребенка… — она вздохнула, — У него даже перевязаны трубки или что-то в этом роде, чтобы он не мог…

Она молчала так долго, что Шелтон подумал, что она решила на этом закончить вечер воспоминаний… Но заговорила снова.

— Мы устраивали вечеринки, попадали на страницы светской хроники в газетах, посещали все социально значимые мероприятия… Я присоединилась к всевозможным организациям… Мне все это до смерти наскучило. Я начал понемногу умирать. Вокруг меня росла толстая оболочка безразличия, закрывая доступ свежему воздуху и солнечному свету. К тому времени, когда мне исполнилось тридцать пять, эта оболочка казалась мне непроницаемой…

Она сделала паузу, склонила голову набок и попросила:

— Закажи мне еще…

Шелтон показал указательным пальцем, что хочет повторить заказ на напитки… Сильвия сделала глоток…

— Та толстая оболочка безразличия, о которой я тебе говорила… Ты прорвалась сквозь нее, как будто ее там вообще не было. Ты просто разбил ее вдребезги… Это было яйцо, и из него вышел гадкий утенок…

— Нет… Вышел лебедь… Длинная тонкая шея, изящная, царственная… И у тебя хорошие сиськи…

Она хихикнула, затем быстро поднесла стакан ко рту.

— Упссс… Скажи… Ты пытаешься меня напоить?

Ее глаза злобно сузились, и затем она усмехнулась, прикусив нижнюю губу.

— Эээ… Не совсем… Эээ… После нашей небольшой тренировки сегодня днем… Может быть, нам надо немного перекусить? Как насчет красного мяса? — он просмотрел огромное меню, — Например… Шатобриан для нас двоих?

— Отлично… — с энтузиазмом ответила она.

— Как тебе нравится мясо?”

— А тебе?

— Прожаренное с кровью, — сказал Тод.

— Обугленное и с кровью? — игриво проворчала она и многозначительно подняла брови, — Меня вполне устроит… Я всегда чувствую себя варваром, когда ем сырое мясо… Нет… Это ложь. Я никогда ничего не чувствую. Но сейчас…

Сильвия многозначительно посмотрела на Тода.

Они с удовольствием поужинали, выпили еще кофе и напоследок еще и бренди.

Шелтон взглянул на часы.

— Боже, милостивый! Полночь!

— Я не могу в это поверить… — сказала Сильвия, посмотрев на свои наручные часы.

Тод жестом попросил счет…

Они немного прогулялись по набережной и заглянули в коктейль-бар. В углу несколько человек толпились вокруг пиано-бара. Большинство кабинок были пусты и Сильвия и Тод разместились в одной из них у дальней стены. Они сидели близко друг к другу, их ноги и бедра касались друг друга…

Когда их напитки были поданы, Тод спросил:

— Мы все еще планируем продолжить… Наш план?

— Конечно, — ответила она почти возмущенно, — Вот почему мы здесь… Не так ли?

— Просто спрашиваю…

— Как я уже говорила… Я никогда не хотел многого от жизни… Но я действительно хочу отплатить Брюсу Акрону за все, что он сделал и чего не сделал… Со мной… Я ненавижу его! О, Боже! Как я его ненавижу! Я хочу отомстить! И я собираюсь отомстить… Чего бы это мне ни стоило…

— Хорошо… Я просто хотел убедиться, что ты все еще чувствуешь то же самое… — он кивнул головой в сторону пиано-бара, — Вот там твоя добыча…

— Что ты имеешь в виду?

— Наш план… Пора выходить на охоту… Маленькая брюнетка в обтягивающих фиолетовых брюках… Лиз Хант… Курильщик сигар в блейзере цвета лайма… Эд Хант… Пара, с которой они сейчас играют в коленопреклонения… Это те, кто был на палубе их яхты сегодня вечером… Прежде чем они поменялись партнерами…

Сильвия уставилась на мужчин. Она сразу же почувствовала разочарование. Эд Хант был пузат… И если судить по его смеху, он был груб… Другой мужчина был почти не существом… Мысль о том, чтобы позволить этим мужчинам заниматься с ней сексом, была отвратительна…

— О-хо-хо… — она разочаровано сморщила носик.

— Это лучшее, что мы могли сделать за такой короткий срок. Вы бы видели членов двух других клубов…

— С этими двумя женщинами все в порядке, но просто посмотри на этих мужчин…

Тод мысленно согласился с ее оценкой. Две женщины были чрезвычайно хорошо сложены, обе выглядели как хорошо смазанные мощные секс-машины.

— А как насчет двух других пар в этой группе?

Тод пожал плечами.

— Немного лучше. Один из мужчин похож на профессионального футболиста. Большой мужчина. Другой мужчина ниже меня ростом. Он похож на актера Джека Леммона.

— В любом случае, это уже что…

Сильвия продолжала наблюдать, а затем толкнула Тода локтем

— Твой шанс рассмотреть ее поближе… Она идет сюда…

Лиз Хант прошла мимо их столика, и ее голодный взгляд остановился на лице Шелтона. Выражение ее лица было непостижимым, но от нее исходила мощная аура чувственности, которая витала в воздухе даже после того, как она исчезла.

Сильвия встала.

— Я пошла… Она зашла в дамскую комнату… Я думаю, что смогу завязать знакомство…

Шелтон заказал себе еще выпивку, немного спустя, он закурил сигарету. Не успел он сделать и двух затяжек, когда Сильвия довольно громко сказала:

— Тод, дорогой… Я хочу тебя кое с кем познакомить… Лиз, это мой муж Тод. Тод, познакомься с миссис Лиз Хант.

Лиз протянула руку, и Тод обнаружил, что у нее довольно сильная хватка для женщины.

— Мистер Шелтон… Тод, — промурлыкал ее голос, — Я рада познакомиться с вами. Мы с вашей женой, только что разговаривались в дамской комнате. Она сказала, что вы двое никого не знаете в Санта-Барбаре… В этом городе не стоит оставаться одним… Я хочу, чтобы вы познакомились с Эдом, моим мужем… И с нашими друзьями…

Тод заставил себя выглядеть неуверенным.

— Эээ… Я не знаю… Миссис Хант. Я… Мы… Не хотим мешать… Мы…

— Ох, чепуха! Пошли… — она схватила его за руку, и Тод слишком остро почувствовал, как ее грудь намеренно упираются в его бицепсы.

Она повела их в пиано-бар. Эд Хант, в середине рассказываемой им непристойной истории, просто замолчал, когда увидел свою жену в сопровождении женщины и мужчины… Его глаза, пожирающее, смотрели на Сильвию… Его рот оставался открытым, и сигара выскользнула у него изо рта. Он выглядел так, словно в этот момент хотел упасть на колени и спрятать свое лицо между бедер Сильвии. Яркий цвет лица Сильвии свидетельствовал о том, что она прочитала это его сообщение…

Лиз держала Тода за руку все время знакомства.

— Познакомьтесь… Это мистер и миссис Рим… Сэм и Салли… Это… Мистер и миссис Шелтон… Тод и Сильвия… А это… Мой муж… Эд…

— Тебе не нужно так чертовски гордиться этим… — игриво прорычал Эд Хант, а затем снова обратил все свое внимание на Сильвию, — Боже, мой! Вы нечто…

Он галантно поцеловал руку Сильвии.

Тод, наблюдая за выражением его лица, почувствовал укол ревности и, возможно, гнева. Он знал, что если бы Сильвия на самом деле была его женой, он бы, не раздумывая, ударил Ханта за такой взгляд.

Глаза Салли расширились от восхищения, когда она посмотрела на Тода. Она заговорила, и ее голос был почти рычанием…

— Вы, сэр, красивый дьявол. Где ты прятался от нас?

Ее муж не обратил на это никакого внимания. Он мысленно раздевал Сильвию… И ему очень нравилось то, что он увидел…

Сильвия обнаружила, что рассталась с Тодом. Его сразу же в оборот взяли Лиз и Салли… Эд Хант уступил ей свой табурет… Теперь он стоял рядом с ней, украдкой потирая тазом ее правую ногу, обтянутую нейлоном. Слева от нее член Сэма Рима ожил, прижавшись к ее другому бедру. Она чувствовала, как он растет сквозь его брюки. Она заставила себя подумать о мести Брюсу, когда Хант небрежно положил свою похожую на окорок руку ей на бедро… Его пальцы медленно двинулись вверх… Сильвия глянула в его похотливые глаза, улыбнулась, и слегка развела ноги, дразня его… Еще мгновение и она почувствовала, как его толстый указательный палец коснулся ее лобка, обтянутого трусиками.

Она виновато посмотрела на Тода. Две женщины встали по бокам от него, и, держа его под руки, что-то, улыбаясь, говорили ему. И прямо на глазах у Сильвии, Салли слегка наклонилась над стойкой бара, чтобы взять сигарету. Глубокое вырез платья Салли позволяло увидеть полную округлость ее груди… Тод ухмыльнулся и что-то ей сказал…

— Ох… Какой мужчина! — рассмеялась Салли.

Лиз Хант тоже громко рассмеялась…

Сильвия осознала, что Эд Хант, на самом деле, готов трахнуть ее пальцем прямо здесь, в открытую. Она не спеша сняла его руку со своей ноги… И улыбнулась ему, как она надеялась, соблазнительно, чтобы показать ему, что она не против, но не сейчас… Он похотливо улыбнулся ей в ответ… Слева от нее, эрекция Сэма была уже полной… Он выглядел так, как будто это действительно причиняло ему боль.

Хант начал рассказывать ей грязный анекдот о посетителе борделя в Монтане. Сильвия рассмеялась, но не так громко, как Хант. Сэм совсем не смеялся, он просто стоял и смотрел ей в лицо, чтобы увидеть, как она это воспринимает.

— Эд, почему бы тебе, черт возьми, не проявить немного гостеприимства и не пригласить даму посмотреть на твою Яхту? — предложим Сэм.

Хант, как по команде, повернулся, как будто ему эта идея раньше не приходила в голову.

— Сэм… Ты прав! — он схватил Сильвию за руку, — Давай… Я покажу вам ее… Небольшая экскурсия… Мы выбежим на минутку… Эээ… На лодке у меня там… Отменный алкоголь… Не то что здесь…

Сильвия, немного выждав, делая вид, что она обдумывает сделанное ей приглашение… Она хотела получить это приглашение… И добилась его, довольно легко… И уже была готова принять его, но… Немного подумав, сказала:

— Эээ… Спасибо… Но только не сегодня… Надеюсь, я могу рассчитывать на приглашение в другой раз?

— Конечно! Но почему не сегодня вечером? Черт возьми, еще слишком рано… — Хант стал настаивать.

— Конечно… Еще даже не час дня… — поддержал его Сэм.

— Нет!

Это было окончательно, тон Сильвии был решительным. Она встала, и в этот момент ее юбка задралась до самых трусиков… Она сделала это нарочно… Это произвело желаемый эффект.

— Господи, — простонал Хант, уставившись на прозрачные трусики, сквозь ткань которых просвечивались золотистые лобковые волосики.

Рука Сэма была быстрой… Он провел одним движением вверх по ее бедру и обхватил ее ягодицу… Сильвия улыбнулась, и, слегка помедлив, убрала его руку.

— Пойдем, дорогой… — громко сказала она Тоду.

Тут же раздался громкий протест со стороны Лиз и Салли, Лиз даже озвучила его:

— Сильвия! Не будь занудой на вечеринке!

Хант, быстро принял решение.

— Эээ… Сильвия… Послушай, — сказал он в своей самой обаятельной манере, скользя рукой по ее спине и положа руку ей на ягодицу, — Завтра вечером мы собираемся устроить небольшую вечеринку на борту моей лодки «Веселый охотник». Почему бы вам с мужем не присоединиться? Там будут еще две пары… Я думаю, они тебе понравятся…

— Я… Я не знаю… — Сильвия скромно опустила глаза, стараясь казаться неуверенной.

Она посмотрела на Тода так, словно хотела, чтобы он принял решение… Зная, что он будет подыгрывать ей, изображая нежелание.

— Ребята… Давайте… Повеселимся! – поддержала мужа Лиз, — Вечеринка завтра обещает быть веселой… Тебе она понравится, Сильвия. Я обещаю…

— Конечно! Будет весело… — вступила в уговоры Салли.

— Вы уверены, что мы не помешаем? — спросил Тод.

Хант хлопнул в ладоши и потер ладони…

— Черт возьми… Конечно же, нет… Мы все будем рады видеть вас… Эээ… Решено! В шесть я буду ждать вас… Не одевайтесь… Все будет очень… Эээ… Не неформально…

— Да, да… Не одевайтесь… Никто не одевается ни на одну из вечеринок Эда… — добавила Салли.

Она хихикнула и была вознаграждена тем, что локоть Лиз яростно ткнул ее в ребра в знак предупреждения.

— Хорошо, — сказала Сильвия, как будто она была в восторге от всего этого, — В шесть…

Сильвия и Тод поспешно вышли из бара.

Они поднимались в лифте к себе в номер… Когда Тод задал вопрос, который его беспокоил некоторое время.

— Почему ты не захотела идти туда сегодня вечером? Старина Эд, бэби, был бы в восторге от этого… А Салли и Лиз собирались лезть на стену… Они тоже так сильно этого хотели…

Сильвия, которая сама того не желая, очень возбудилась от прикосновения чужих рук к себе, ухмыльнулась и сказала:

— И малыш Сэм тоже был немного взволнован… Он чуть не проделал дырку в моей ноге, ткнув меня своей… Эээ… Эрекцией… — она посмотрела на Тода, а затем ответила на его вопрос, — Я не хотел идти туда, чтобы не портить сегодняшний вечер… Он был очень хорош… Глупо с моей стороны, наверное. Но я чувствовала, что это может быть наш последний шанс побыть вместе… Наедине… Я хочу тебя сегодня вечером… Я хочу, чтобы ты медленно раздевал меня. А потом…

— Да!

Она стиснула зубы и промурлыкала:

— А потом… Я хочу, чтобы ты трахнул меня!

Дверь лифта тихо открылась, и улыбка исчезла с ее лица, когда ее поразила внезапная мысль.

— Это… Если сможешь. Я имею в виду… Можете ли мы снова… После того, как сделали это уже сегодня…

Тод рассмеялся.

— Я смогу… Я смогу, и я сделаю это.

Он смог… И сделал это… Снова и снова…

Раскаленное смогом солнце уже поднялось над Сантой-Барбарой, когда они, наконец, уснули, лежа на боку, лицом к лицу.

Около двух часов дня пожарный катер вылетел из гавани с сиреной и клаксоном, эхом разносившимися по стальным и бетонным каньонам набережной. Тод проснулся и обнаружил, что Сильвии рядом нет. Он вяло потянулся и почувствовал, как на его ногах и ягодицах появились наросты спермы. У него было смутное желание закурить, но пачка лежала на столе у окна…

— К черту все это!

Он лежал, глядя в потолок и довольно улыбаясь.

Боже! Какая Сильвия потрясающая!

Она быстро постигала искусство любви, и большая часть ее новообретенных знаний, казалось, вытекала из глубоких скрытых источников внутри нее. Она использовала свои вагинально-маточные мышцы так, как будто всю свою жизнь проработала в борделе. И это несмотря на то, что до прошлой недели она, очевидно, даже не подозревала, что у нее такие мышцы! И ей нравилось экспериментировать с позами в попытке найти новые, которые принесли бы ей еще больше удовольствия. Эксперименты не ограничились только позициями.

В четыре утра она внезапно перевернулась и прошептала:

— Тод… Ты спишь?

— Да!

— Давай вместе примем душ…

— Сейчас?

— Конечно… Давай, ленивец… Я тебя помою… Ты помоешь меня…

Не прошло и минуты, как Сильвия намылила его тело, прежде чем Тод снова рванулся вперед. Она покраснела и спросила. И в тот момент она действительно удивила его.

— Когда моряки говорят об игре… Брось мыло… Означает ли это то, что я думаю?

Тод рассмеялся в ответ. Но она была настойчива.

— Они занимаются любовью… Эээ… Друг с другом?

Тод, внезапно уловив ход ее разговора, весело кивнул головой и почувствовал, как у него внезапно сжалось в паху.

— А мужчины занимаются любовью с женщинами таким образом?

— Некоторые делают это часто.

— Дает ли это что-нибудь для женщины? Я имею в виду… Получает ли она от этого какое-нибудь удовольствие?”

— Многие так и делают… Почему ты спрашиваешь?

Она протянула намыленную руку к его члену и начала скользить пальцами вверх и вниз по стволу.

— Тогда я хочу, чтобы ты занялся со мной любовью именно так. Что мне делать?

Она повернулась так, чтобы вся округлость ее обнаженных ягодиц была открыта ему.

Тод почувствовал, как в его чреслах заколотилось новое возбуждение. С каждым ударом пульса его член подпрыгивал вверх, как будто ему не терпелось поиграть в эту новую игру. В его сознании было одно маленькое зернышко сомнения. Он знал, что его член был… И он также знал, что он поместится в анусе опытной женщины… Но в девственной заднице?

— Сначала это может быть… Неудобно… — предупредил он.

— Мне все равно. Трахни меня там… — она наклонилась еще ниже.

Тод намылил руки, затем провел ладонями по округлым округлостям ее гладких влажных ягодиц. Когда он добрался до анального кольца, он осторожно опустил средний палец в плотно сморщенное отверстие.

— Мммммм… — сказала Сильвия, и на ее лице появилась гримаса.

Он немного помассировал вход… А затем… Палец проскользнул до первого сустава… Сильвия почувствовала, как волна извращенного удовольствия пронзила ее тело.

— Наклонись и положи руки на стену… И раздвинь ноги еще немного шире… — приказал Тод, начиная делать внутри маленькие круговые движения пальцем.

Сильвия послушно сделала, как ей было сказано. Теперь палец Тода начал медленно проникать внутрь и возвращаться наружу, входя все глубже и глубже с каждым новым толчком. Наконец, она почувствовала, как костяшки его кулака упираются ей в ягодицы. Его палец, смазанный мылом, легко скользил внутрь и наружу, и она не чувствовала боли… Просто растущее возбуждение…

Тод почувствовал, что она расслабляется, и почувствовал, что пришло время еще больше расширить отверстие. Он добавил указательный палец в ее задний проход.

— Ооооо… — простонала Сильвия, и Тод почувствовал, как мышцы ее сфинктера внезапно напряглись в тревоге.

— Расслабься… — успокаивал он, — Надави мне на палец в ответ… И расслабиться…

— Мммммм… — Сильвия промычала, когда его второй палец присоединился к первому в теплом отверстии ее задницы.

Она очень гордилась собой. Что ей действительно совсем не было больно. И ей это нравилось! Ее растягивали там и это было приятное растяжение. Она обнаружила, что покачивает бедрами под его пальцами, сжимая и разжимая ягодицы в такт каждому его толчку внутрь. Ее рот приоткрылся, и она начала стонать, чувствуя непреодолимую потребность быть полностью подчиненной.

— Вставь это… Вставь свой пенис в мою… Сейчас… — нетерпеливо требовала она.

Тод вытащил пальцы, к которым прилипли резиновые губы ее ануса. Их удаление привело к легкому сосущему, шипящему звуку, который заставил ее покраснеть от смущения. Затем его руки снова намылили ее анус, а также вспенили его собственный член.

Тод уставился на Сильвию, согнувшейся в талии… Ее задница была поднята в вверх, как ожидающая мишень для стрельбы из лука.

Что ж… У меня есть стрела… Для этого яблочка…

Внезапно, он понял, что не чувствует к ней ни малейшей нежности.

Она хочет, чтобы ее трахнули в попку? Без проблем… Я выполню ее просьбу… И она никогда этого не забудет…

— Раздвинь ягодицы… — хрипло сказал он.

Сильвия, широко раскрыв глаза от внезапной перемены тога его голоса, с опаской оглянулась…

Она вздрогнула, как будто ее ударили кнутом, когда он свирепо повторил:

— Раздвинь щечки… Открой для меня!

Сильвия нерешительно показала ему растянутые округлости своих ягодиц. Она заложила руки за спину и раздвинула мясистые полушария, как он велел. Она почувствовала, как дрожь страха пробежала по ее телу. Затем дрожь предвкушения охватила ее, когда она почувствовала, как огромная, пульсирующая головка его пениса прижимается к маленькому входу в ее анус.

Член Тода безжалостно вжимался внутрь… Он был почти вдвое больше его пальцев, и Сильвия внезапно почувствовала, как в ней растет тревога…

Он разорвет меня на части!

Она начала подниматься, и почувствовала резкий и болезненный хлопок по ягодице.

— Стой, смирно! — прорычал Тод.

— Ой… Ох… Больно… — пожаловалась она, снова наклоняясь.

— Это была твоя идея…

В этом голосе нет милосердия…

Она затаила дыхание, когда его руки сомкнулись на ее бедрах…Теперь она была пленницей, она могла двигаться только в одну сторону… Спиной к этому толстому стержню из затвердевшей от похоти плоти… Она почувствовала, как он начал подталкивать ее, и внезапно поняла, что ее страх был вполне обоснован.

Он собирается причинить мне боль! Он слишком велик!

Член напрягся в ее девственном проходе. Она вскрикнула от боли, когда ее крошечное сморщенное анальное колечко внезапно сдалось, и огромная головка вошла в нее. В отчаянии она попыталась вырваться… Но его руки держали ее со всей силой корабельного троса.

— Нет, Тод… — выдохнула она, — О, Боже! Это больно! Ты слишком большой!

Тод молчал, как будто внезапно потерял слух. Он не обращал на нее абсолютно никакого внимания. Неумолимый член медленно полз внутрь… Медленно, но настойчиво…

— Аааа… Тод! — это был крик агонии.

Там, ее разрывало на части… Это было так больно, как будто он вонзил в нее электрический нож, которым пилил ее.

— Аггхх! — завопила она, — Нет!

Господи! Неужели он никогда не остановится?

Ее руки согнулись в локтях… Она всячески старалась соскочить с члена.

— Встань в позу, сучка! Придвинь свою задницу обратно ко мне!

Это был чужой голос, исходящий из горла грубого варвара, жестоко насилующего беспомощную жительницу завоеванного города…

Что он сказал? Что он сказал мне делать?

Сильвия едва могла думать. Агония была настолько невыносимой, что у нее закоротило мозговые центры. Все, что она чувствовала, это боль… Боль от того раскаленного столба, который вонзался в ее прямую кишку.

— Придвинься ко мне, черт возьми!

Тяжело дыша, она сделала это.

— Ааааггхх! — закричала она, когда охранные врата в ее прямую кишку распахнулись под неумолимым натиском его члена.

Его огромный член вонзился в губчатую, устойчивую плоть… Он безжалостно скользил внутрь, пока она не почувствовала, как его таз расплющил мягкость ее ягодиц.

Тод испустил долгий выдох, который был стоном страсти и удовольствия… Он почувствовал, как ее задница, отданная ей же ему для утехи, задрожала вокруг ствола члена.

Боже! Она такая тугая! Я никогда в жизни не был в такой тугой заднице.

Она была настолько узкой, что тоже причиняла ему боль.

— Не двигай этим… Пожалуйста, не двигай… — умоляла она.

Слезы текли по ее лицу. Она почти сразу поняла тщетность своей просьбы, потому что он начал ритмично проникать пенис все глубже и глубже…

— Ааааггххх! — болезненный протест вырвался из ее горла.

Он был уже так глубоко погружен, что она почувствовала, что он, несомненно, использует ее позвоночник, как ксилофон… А его член, как молоточек, выбивающий ноты дикой извращенной музыки.

Прошло по меньшей мере две или три минуты, прежде чем она смутно осознала, что боль начинает уменьшаться. Была, если бы она признала это, даже определенная стимуляция, начинающаяся в глубине ее тела. Сильвия сделала сознательное усилие, чтобы расслабиться, и обнаружила, что может уменьшить или усилить напряжение в мышцах по своему желанию. Именно тогда она действительно начала ощущать гармонические вибрации, возникающие в результате его непристойных движений в ее прямой кишке.

Тод почувствовал, как она внезапно расслабилась, а затем она использовала какие-то скрытые внутренние мышцы для работы с членом… Это было почти так, как если бы он попал в доильный аппарат. Сильвия оскалила зубы и покачала головой из стороны в сторону, ее волосы колыхались, как золотые морские водоросли на дне теплого и чудесного океана. Он таранил ее снова и снова, и каждый раз слышал и чувствовал резонанс ее нарастающей страсти и наслаждения.

Теперь она свободно двигалась с ним, встречая каждый его толчок своим собственным. Тод почувствовал, что может ослабить свою хватку, не потеряв ее, поэтому он опустил одну руку на ее грудь и в второй начал массировать ее клитор.

Сильвия была поражена, когда почувствовала, как его рука нашла крошечный голодный орган у нее между бедер. Ей хотелось кричать от восторга, когда он начал нежно поглаживать его.

— Замечательно! О, Боже! Это прекрасно! — застонала она.

Она начала извиваться на его члене и вращать тазом так, чтобы сохранялся восхитительный контакт между пальцем и клитором, пенисом и прямой кишкой… Ее переполняла дикая, мазохистская радость.

Боль уже давно была побеждена, сменившись всепобеждающим удовольствием. Она не только повторяла его движения, но и делала свои собственные! Она обнаружила, что извивается всем телом и двигает ягодицами на встречу ему. Она чувствовала, как его наполненная спермой мошонка отскакивает от ее незащищенных вагинальных губ при каждом новом движении, и это тоже возбуждало ее…

Тод был поражен этим чудом. Он наблюдал, как сморщенная коричневатая плоть маленькой круглой задницы отодвигается вместе с его членом… Казалось, она неохотно ослабляла свою крепкую хватку и жадно вцепилась в него, как будто хотела удержать его в своем плену. Он наблюдал, и улыбался в диком восторге, когда его яйца ударялись о ее вагинальные губы каждый раз, когда он погружал свой член в нее до самого конца… И он сыграл мелодию любви на налитом страстью клиторе…Он наигрывал ее, как будто это была арфа. Его член чувствовал себя так, как будто его выдавили из формы. И толчки удовольствия! Но самым удивительным была реакция Сильвии. Он знал и видел, что она приближается к кульминации. Каждый раз, когда он погружался в нее и его белый пульсирующий ствол исчезал в этой вращающейся заднице, ее громкий стон восторга эхом отдавался все громче и громче над шипением воды в душе. Ее красивое лицо раскраснелось… И ее глаза закатились… Она начала тихонько мычать, издавая нечленораздельные звуки вожделения, и он увидел, как она внезапно приподнялась на цыпочки…

— Тод… Тод, дорогой! Я кончаю… Я кончаю… Аааааа…

Он вытащил свой член до такой степени, что внутри осталась только головка, а затем мягко протолкнул его до самого конца. Она заскулила и покачала задницей, как будто была дружелюбным щенком, виляющим хвостом. Он делал это снова… Снова… И снова! Теперь он ускорил темп, почувствовав, как раскаленная добела лава его собственной спермы угрожает извержением в его яйцах.

Она задыхалась так громко, что было почти невозможно разобрать смысл ее слов, но смысл дошел до него…

— Сильнее… Быстрее… — простонала она с открытым ртом, издавая беззвучные крики, когда ее тело внезапно начало биться в неконтролируемых конвульсиях.

И тогда Тод тоже был там. Несмотря на свой собственный оргазм, Сильвия почувствовала, как первые восхитительные потоки горячей белой спермы хлынули в глубины ее прямой кишки. Она получала клизму любви, наполнявшую ее почти до предела! И она почти сразу же погрузилась в дикий и мощный оргазм. Она закричала, когда огромная волна удовольствия пронзила ее тело насквозь. И если бы не его почти сверхчеловеческая сила, она бы упала на мокрый кафельный пол душа.

Позже… Гораздо позже, когда они вернулись в постель, Сильвия надулась, как маленькая девочка.

— У меня там болит… — сказала она, указывая на свой разоренный задний проход.

— Может, мне поцеловать… Чтобы стало лучше? — игриво спросил Тод.

Его единственным ответом было тихое мурлыканье, а затем она подставила ему свои ягодицы. И, конечно же, это заставило их снова окунуться в сладострастные волны невероятных ощущений…