Мама вернулась с работы

Сына, я пришла! — раздался голос мамы из прихожей. — Сыночка, я тебе вкусняшки принесла! — Ой, здорово! Спасибо мама! — Одним «спасибо» не отделаешься! — хихикнула мама. И добавила уже просящим тоном «Сыночка, у меня был трудный день, я очень устала. Порадуй мою писю своим язычком!» — Конечно мама, порадую! — Ох, ты мой золотой! Пойдем подмоемся! А то у меня пися целый день потела. — И мать с сыном направились в ванную комнату. У них уже вошло в обыкновение что сын подмывал маму. Ей нравилось что кто-то обслуживает её как Госпожу. Кроме того она испытывала приятное сексуальное ощущение, когда чувствовала прикосновение руки сына к своей вульве. В свою очередь сыну очень нравилась возможность легально касаться рукой этого тёплого сокровища — маминой писи. Итак они зашли в ванную. Мама сразу взяла с собой халат и чтобы надеть его после подмывания. — Дай-ка я пописсию! — сказала она и села на унитаз. Раздалось журчание тёплой маминой мочи. — Сына, если бы ты знал, как приятно спокойно писсить дома на своем унитазе, а не в городе, стоя в неудобной позе высоко подняв попу над грязными унитазами. Опорожнив мочевой пузырь, она затем встала, раздвинув ноги над детским корытом, а сын поливал её промежность теплой водой из чайника и бережно подмывал её. Наконец процедура была окончена — Всё, спасибо! — сказала мама. Сын заботливо вытер мамину промежность мохнатым полотенцем. — Ой, сыночка, как хорошо что ты у меня есть! Пойдем в спальню родненькии! — Не надевая трусов, мама надела халат и они с сыном пошли в спальню. Там мама легла широко раздвинув ноги перед сыном, явив ему всё великолепие наружных женских гениталии. Раньше киска мамы была пушистой, но потом мама удалила волосы с промежности и лобка по просьбе сына который не переносил когда волосы с маминой промежности попадали ему в рот во время куннилингуса. Сын подполз между ног матери и сказал «Мама, я готов». — Сыночка, сегодня начни снизу вверх. От коричневого пятнышка (так они называли анус) и вверх, до главной кнопочки (так они называли клитор). — Я начал, мама! — И сын начал ласкать кончиком языка «коричневое пятнышко». Мать лежала наслаждаясь лаской. Затем она сказала — Сына, у меня был трудный день, я устала и к концу дня мечтала как приду и ты будешь утешать меня, лаская мне писю. И наконец я дождалась. Помолчав затем она сказала «Теперь давай выше, на большую дырочку (так они называли вход во влагалище). — Сын послушно перевел свой язык на вход во влагалище и малые половые губы. Мать начала постанывать. — Ооох, как хорошо! Ооох, как сладко! Давай сыночка, давай мальчик мой. — При этом она поглаживала голову сына. — Давай теперь на главную кнопочку. Но только кончиком языка! — Язык сына перенесся на клитор и начал ласкать его. Каждое прикосновение кончика языка к клитору рождало у матери импульс сладострастия. Импульсы подогревали сладкое варево оргазма которое постепенно закипало в половых органах мамы. — Жми на кнопочку, сына, жми на кнопочку! приговаривала мама. — Потерпи немножко, скоро я кончу и ты отдохнешь. Ооох, хорошо! — Мать стонала все сильней и сильней. — Сына! Сына! Кровиночка моя! Родной! — сладко стонала мама. Её голос стал напоминать похотливое мяуканье мартовской кошки находящейся на пике течки. — Не останавливайся, умоляю! — Угу! промычал сын, чей язык был занят ублажением маминой кнопочки. Наконец счётчик сладких импульсов переполнился и дал сигнал к началу оргазма. — А-а-а! — хрипло простонала мать — Кончаю-ю-ю! Сука, бл…, как хорошо! — Находясь в оргазме она уже не контролировала свои слова и говорила как в бреду. Она с силой сжала бёдрами голову сына, но тот как ни в чем не бывало продолжал сладкую пытку клитора. Вскоре до сына дошло что мама оргазмирует и уже нет смысла продолжать её стимулировать. Он прекратил лизать материнскую вульву и перевернулся на спину, оставаясь лежать между ног матери. Обоим было хорошо. Маме было хорошо от идущих по всему телу волн оргазма. А сыну было хорошо потому что он отдыхал от куннилингуса. — Бл…, как хорошо! Как будто меня Ален Делон е..ёт! — продолжала сквернословить мать. Тем временем сладкое пламя оргазма начало постепенно угасать в низу её живота. Мама постепенно приходила в себя. Через минуту взаимного молчания мама тихо сказала — Сыночка, я не ругалась? — Чуть-чуть ругалась, мама — Ты прости меня, родной! Мне так хорошо от твоего язычка, что я теряю рассудок. — Что я говорила? — Ты сказала что тебе так хорошо, как будто тебе Ален Делон секс делал. — Правда?! — Ты мой Ален Делон! Не нужен мне этот француз. Мой сыночка лучше любого Делона! Спасибо мой мальчик! Ты отвел меня за руку на экскурсию в Рай. А теперь пойдем пить чай с вкусняшками!