Малышка и ее мама

После купания Кристина отнесла малышку в спальню. Она посадила ее на кровать, а сама стала собирать нужные ей принадлежности.

Завтра обещала приехать Марина и к ее приходу все должно быть в лучшем виде. Так как она любит. — Думала Кристина.

Укутанная в полотенце с ног до головы, Катя тихонько сидела и следила за мамиными движениями по комнате. В свои… года она не отличалась ростом или весом от своих сверстников. Обычная девочка каких очень много. Миленькое личико, русые волосы до плечиков, зеленые глазки, очаровательная улыбка, совсем еще плоская грудка на которой едва заметно розовели чуть видные соски, по детски округлый животик, аккуратные ручки и ножки с маленькими пальчиками. Все как у любого ребенка ее возраста. То что, отличало ее от других деток было ниже и было незаметно для посторонних.

Сама малышка еще не понимала свою особенность, свое отличие от других детей, но она уже хорошо знала, что об этом нельзя никому говорить. Говорила она еще плохо, но уже понимала большинство слов и могла угадать, что за ними обычно должно было следовать. Вот и сейчас, когда мама позвала ее купаться Катя сперва очень обрадовалась, но когда, во время плескания в наполненной пеной и игрушками ванне, она увидела, что мама снимает с душа лейку Катя непроизвольно начала хныкать.

Ну ну, что ты, глупенькая? Чего испугалась? Сейчас помоемся и будешь чистенькая у меня. Ты же не хочешь быть там грязной? Успокаивала ее мама, сердясь на себя, за то, что не сняла лейку заранее.

Ложись милая. Вот так. — В ванне уже почти не оставалось воды и поэтому ребенку при помощи взрослого не составило труда лечь.

Теперь наши ножки. — Кристина привычным движением одной рукой согнула и прижала к груди ножки девочки. Малышка попыталась закрыть попу ручками, но не успела. Душевой шланг выбрасывающий теплую водяную струю прижался к ее розовому анальному отверстию.

Чего ты? Не надо хныкать. Сейчас уже все. Немножко нужно потерпеть, но зато потом будешь чистенькой и внутри и снаружи. — Кристина ласково улыбнулась начавшей плакать малышке.

Давай досчитаем до 15 вместе и сразу будет «все». — Кристина начала медленно считать не дожидаясь ответа и не обращая внимание на то, что кроха мотала головой и повторяла «Неть, неть»

Вот и все. Ничего же страшного не случилось с нами? — Она быстро отняла шланг от попы девочки и выключила кран.

Нет, мы так не договаривались. — Кристина прижала ладонь к тому месту, где только что был душевой шланг. — Немножко нужно подержать.

Животик наполнился теплым и болел. Очень хотелось на горшок, но мамины руки, одна прижимавшая ножки к груди и другая плотно прильнувшая к попе не отпускали. Катя тужилась, но ничего не получалось. От чувства бессилия, страха и обиды на непонятно за что полученное наказание хотелось плакать сильнее чем от ноющей боли в животике.

Умница. — Наконец услышала она слова мамы. Заботливые руки подхватили ее и подняли из ванны. Усадили на приготовленный заранее детский горшок и стали гладить по головке и спинке. Критсина села рядом на корточки и продолжила успокаивать дочь.

Вот так. Не держи. Расслабь. — Повторяла она гладя вздрагивающую от всхлипов малышку. — Давай я поглажу животик. Умница моя. Совсем как большая. Мама тоже так делает себе и совсем не плачет. Правда. Немножко неприятно, но совсем не больно.

Когда все было кончено Кристина взяла дочь на руки. Заплаканная и с трясущимися губами малышка прижалась к ней. Кристина вытерла ее слезки и поцеловала в носик.

Теперь накупанная с раскрасневшимся личиком она сидела укутанная в пушистое одеяло. Где то внутри был страх, но ее детский разум еще надеялся и верил, что все обойдется и купание закончится обычным вечерним массажем и сказкой на ночь.

Она сказала брать новый. — ни к кому не обращаясь прошептала Кристина.

Катя хотела увидеть, что мама взяла из шкафа, но Кристина спрятала руки за спину.

Мама попу не бувем мафать? — Не выговаривая все буквы наивно спросила она.

Мафать? — Улыбнулась Критина. — А ты ее не хочешь мафать? Это же не больно и ты сама говорила, что тебе нравится запах клубнички. Ты же любишь клубничку? Правда? Помнишь, как ты кушала ягодки? — Она очень хорошо понимала, что кроху тревожит не смазка, а то для чего она нужна.

Да, фомню. — Радостно закивала дочка.

Вид улыбающейся малышки вселил в Кристину надежду, что все пройдет хорошо. Все-таки она подросла, да и Марина стала чаще бывать у них, да и этот новый всего чуть-чуть больше прошлого. Пыталась она убедить себя, но сердце не переставало тревожиться. С самого утра она ждала наступления вечера и противоречивые чувства терзали ее. Чувство вины, жалости к дочке сменялось желанием угодить любимой, порадовать ее. От одной только мысли об этом внизу живота растекалось тепло, и сладкая истома туманила ее взгляд.

Марина позвонила еще утром и сказала, что завтра сможет навестить их. Она попросила включить громкую связь так, чтобы Катя могла ее слышать. Она спросила, как у Кати дела и соскучилась ли она по ней, но девочка отказалась отвечать. Только когда Марина рассказала о том, какую куклу она купила и пообещала привести ее, девочка проявила интерес. Разговор получился короткий, но Кристина была рада и этому после целой недели молчания и отсутствия вестей. Марина возвращалась из-за границы, обещала чаще их навещать и говорила много-много волнующих и желанных слов.

Из этих размышлений ее вырвал голос дочки настойчиво спрашивавшей.

Мама, павда не бувем мафать?

Немножко только. — Попыталась обмануть ее Кристина.

Неть. Не хочууу. — Жалобно заныла дочка и на ее глазах снова навернулись слезы.

Она схватила полотенце в кулачек и стала сильнее всхлипывать.

Критсина знала, что только разговор и какое-нибудь обещание могли отвлечь девочку хоть на недолго и не дать ей разреветься.

Тетя Марина завтра придет. Подарит тебе куколку красивую, как ты хотела. Ты разве не хочешь тоже порадовать тетю Марину? — Быстро заговорила она, одновременно снимая с малютки полотенце и вытирая ее им.

Неть. — Не унималась Катя.

А куклу хочешь? Ты же хотела такую куклу? Большая, говорящая, в красивом платье. Хочешь ведь? — Продолжала мама.

Хотю. — Неуверенно хмыкнула малышка.

Вот видишь. Тетя Марина специально для тебя ее выбирала и покупала. Разве можно не поблагодарить ее за это? Мы же с тобой любим ее и не хотим ее обижать. — Вытерев дочку Кристина осторожно повернула ее попой к себе и поставила на четвереньки.

Не хочу мафать. — Не унималась девочка.

Мы немножко только, а потом мороженку вкусную съешь и мультики посмотрим, какие ты любишь.

Убедившись, что дочка не видит она достала небольшой продолговатый предмет, который до этого принесла из шкафа. Предмет напоминал очертанием мужской эрегированный член. Являясь уменьшенной реалистичной копией он ничем не отличался от настоящего мужского члена, лишь только своим размером. Немного изогнутый к верху, покрытый змеящимися бугорками вен, его венчала крупная головка. В длину он достигал 13 сантиметров, а диаметром 3, 5. Он был немного больше предыдущего, который так же подарила им Марина.

Он удобно уместился у Крестины в ладони. «Маленький конечно, но уже как у настоящего мужчин. Многие женщины проживают вполне счастливую жизнь с партнером размер полового органа такой же или немногим больше и даже испытывают оргазм» пронеслась в ее голове мысль. «Женщины: половой орган партнера: такой же размер: испытывают оргазм… . Да она же еще совсем ребенок: о чем я думаю????». Зажмурившись она отогнала эти мысли. По опыту она очень хорошо знала, что эти мысли никуда не ведут. Чувство вины, слезы, просьбы простить, поцелуи, объятия, обещание больше никогда не делать этого, а потом звонок Марины и все сначала.